Игорь Григоренко: был уверен, что вернусь в большой хоккей

Игорь Григоренко: был уверен, что вернусь в большой хоккей

На ваши вопросы ответил лучший нападающий ноября в чемпионате КХЛ, чемпион России и обладатель Кубка Гагарина в составе «Салавата Юлаева», а ныне форвард столичного ЦСКА Игорь Григоренко.

— «Салават Юлаев» вам многое дал, поверил в вас, сделал на вас ставку, благодарны ли вы клубу?

— Я благодарен судьбе, что в свое время оказался в Уфе. Огромное спасибо руководству клуба, тренерскому штабу, партнерам по команде, ну и, конечно же, болельщикам, которые в Уфе очень любят хоккей. В то время, когда я выступал за «Салават», билет на хоккей достать было практически невозможно. Почти на всех матчах были аншлаги, народ семьями ходил на хоккей. При такой аудитории играть очень приятно.

— Игорь, что вам придало сил после аварии, чтобы вернуться в большой хоккей? Не посещали в то время повесить коньки на гвоздь? P. S. Спасибо за сезоны в составе «СЮ»! 

— Мыслей завершать карьеру у меня не было. Верил, что смогу не просто вернуться, а заиграть на высоком уровне.

— Хотели бы вы воссоединить тройку Радулов — Григоренко — Торресон? Чем необычным вам запомнились годы, проведенные в Уфе? 

— Конечно, хотел бы, но для этого нужно, чтобы мы все втроем играли в одной команде, как минимум. С Сашей и Патриком играть было одно удовольствие. Мы понимали друг друга с полуслова. Каждый знал, кто и где окажется на площадке, могли передачи отдавать с закрытыми глазами (смеется).

— Добрый день, Игорь! Какой бы вы вопрос задали самому себе? 

— Я — нормальный человек и не привык разговаривать сам с собой.

— Игорь, каковы ваши приоритеты при выборе клуба: финансы (зарплата), амбиции клуба или географическая составляющая? 

— При выборе клуба важны многие моменты, но самый главный для меня — амбиции команды. Всегда хочется играть в сильной команде, которая ставит перед собой максимальные задачи.

— Игорь, кто является лучшим тренером для тебя? 

— За свою карьеру мне довелось поработать со многими тренерами, у каждого я старался чему-то научиться. Кого-то конкретно называть не вижу смысла, потому как каждый из них сыграл в моей жизни важную роль. А вообще, тренеров не выбирают. Кто есть — с тем и работаем.

— Здравствуйте, Игорь! Хотели ли бы вы вернуться в НХЛ? 

— То время уже ушло. Сейчас об НХЛ не думаю. Мне нравится играть в своей стране, у нас очень сильный чемпионат.

— Здравствуйте, Игорь, с вашего разрешения 2 вопросика: не держите ли вы зла на «Ладу», когда в локаутный сезон из Тольятти последовали в Уфу? Теоретически возможно ли ваше возвращение в «Ладу», насколько вы сами этого хотите? Спасибо, здоровья и успехов вам на льду и не только. 

— Честно скажу, сначала расстроился, ведь понимал, что придется уезжать из родного города. Но, на самом деле, этот переезд мне пошел на пользу, я быстро восстановился, смог заиграть на высоком уровне. За «Ладу» еще сыграл бы с удовольствием. Может быть, на закате карьеры это и будет.

— После той аварии и полученных травм, что больше всего мотивировало вернуться в хоккей и играть через боль? 

— Огромная любовь к хоккею.

— Была ли особая диета в первые месяцы возвращения на лед, в чем секрет такой быстрой реабилитации? 

— Никакой диеты не было. Я усердно тренировался, пытался быстрее восстановиться, набрать форму. И, конечно же, верил в себя.

— Не мечтаете ли когда-нибудь поднять Кубок Гагарина над головой, играя за родную «Ладу»?

 
— Мечтаю. Вообще, поднять кубок над головой — мечта каждого хоккеиста. И это неважно, выступая за какую команду, ты его выигрываешь.

— С «Салаватом Юлаевым» дважды брали Кубок. Какой из них наиболее трудно достался? 

— Легких кубков не бывает. В каждом турнире, матче, периоде, смене полностью выкладываешься и после окончания турнира чувствуешь опустошение. С одной стороны жаль, что турнир закончился, а с другой — хочется отдохнуть.

— В конфликте Сергея Михайловича Михалева с Александром Радуловым на чьей стороне была команда? 

— Не очень понимаю, о чем вы спрашиваете.

— Чем можно объяснить поражение в первом раунде плей-офф в 2009 году? Кто виноват? 

— Виноваты все. Но я стараюсь как можно быстрее забывать о поражениях. Какой смысл их «пережевывать», что-то думать, матч проигран, уже результат не исправить. Смысл тратить нервы?

— Где брали уроки борьбы? Бульин? 

— Я учился хоккейному мастерству, а не борьбе. Я хоккеист, который выходит на лед с целью забросить шайбу, а не кого-то встретить силовым приемом или затеять драку.

— Во сколько лет вы начали играть в хоккей? 

— В шесть лет меня отдали в хоккей к Николаеву Николаю Николаевичу. Он был моим первым тренером, очень признателен ему за то, что он помогал мне делать первые шаги в хоккее. Обучал, рассказывал, порой где-то, может, и мучился со мной. У нас была очень хорошая сильная команда 1983 года рождения. Кстати, этот тренер был первым и у Виктора Козлова.

— Были ли у вас в детстве кумиры? 

— Одного игрока, на кого бы я хотел быть похожим, у меня не было. Смотрел за многими хоккеистами, следил за НХЛ.

— Как вы относитесь к проблеме переписанных игроков в детском хоккее? 

— Чтобы давать какой-то комментарий по этой теме — нужно быть, что называется, в гуще событий и досконально знать тему.

— Игорь, какие впечатления от поездки в Северную Америку? Был ли смысл ехать туда в 2007-м году? 

— Впечатлений особо нет — все время уделял хоккею. С утра до вечера. У меня была мечта туда поехать, посмотреть, попробовать свои силы за океаном.

— Ваши молодежные сборные в 2002-м и 2003-м годах выиграли на МЧМ. За счет чего удалось одержать 2 победы подряд? Согласны вы с тем, что сейчас молодежный хоккей в России стал слабее? 

— Не хочу обижать нынешнюю молодежь, но если раньше молодежь попадала в команды в 16−18 лет, то сейчас молодым является игрок, которому 22−23 года. Раньше в этом возрасте были уже состоявшиеся игроки. Если говорить о той сборной 1983 года рождения, то у нас была действительно очень сильная команда. Главным тренером был Владимир Анатольевич Плющев. Он был для меня как второй отец. Он и хвалил нас, и кричал. Мы его очень сильно уважали. Считаю, что нашей стране нужны катки, необходимо строить хоккейные центры.

— В чем секрет Петра Ильича Воробьева — вашего наставника по «Ладе», который воспитал столько мастеров? 

— Это очень сильный тренер, действительно воспитавший немало мастеров. Мы к нему попали, когда нам было около 18 лет. И это огромная польза и сильные воспоминания были, работая под его руководством.

— Игорь, как вы считаете, что в последние 2 десятилетия мешает создать в рамках одного клуба тройку, которая по уровню игры была бы, если не уровня Петрова-Михайлова-Харламова, Крутова-Ларионова-Макарова, Быкова-Хомутова-Каменского, Буре-Федорова-Могильного, то хотя бы уровня Зиновьева-Зарипова-Морозова? Впрочем, против последних вы играли. Надо отдать должное их уровню игры. На Евротурах они доминировали над соперниками. Прошу прощения у болельщиков за примеры армейских троек. Мне это ближе, я поклонник ЦСКА. 

— Я бы не стал сравнивать то время, когда в ЦСКА был костяк сборной СССР и нынешнее. Тогда в ЦСКА звали лучших со всей страны. И права выбора ни у кого не было — их ставили перед фактом. Сейчас каждый игрок выбирает, где ему играть.

— В ЦСКА впечатляла ваша тройка с Радуловым и Да Костой. Тренерским решением Да Коста переведен в звено легионеров, которое, надо сказать, играет зрелищно и эффективно.

— Это тренерское решение, которое игроки не обсуждают. Если команда побеждает — значит, что решение является правильным.

• источник: allhockey.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают