Фёдоров: ЦСКА при Квартальнове — это моя команда

Фёдоров: ЦСКА при Квартальнове — это моя команда

Главный менеджер ЦСКА Сергей Фёдоров накануне юбилея вспомнил свою карьеру, рассказал о работе для школы ЦСКА и планах развития клуба.

Легендарный отечественный хоккеист Сергей Фёдоров, которому принадлежит большинство российских рекордов в НХЛ, являвшийся частью «Красной Машины», 13 декабря отмечает свой 45-й день рождения. В преддверии этой значимой даты мы пообщались с двукратным призёром Олимпийских игр, трёхкратным чемпионом мира, трёхкратным обладателем Кубка Стэнли —поговорили о его карьере, новом вызове, который он принял, придя на должность главного менеджера ЦСКА, не имея руководящего опыта, а также о той системе работы, которую он выстраивает в легендарном клубе, и системе игры, которую прививает хоккеистам «армейской» спортивной школы.

«Был такой крик души…»

— Как вы сами относитесь к такой дате? Не задумываетесь о возрасте?

— Никогда не задумывался. В таких разговорах только начинаешь осознавать, что вроде серьёзная дата. Хотя особо не чувствую этого. Всё-таки хоккей — это тот вид спорта, который никогда не старит в моральном аспекте. Да, физически есть определённые моменты, травмы, но в плане морально-волевого аспекта хоккей молодит. 45, чувствуется, такая серьёзная дата — 5 лет от 50 или 5 лет после 40. Серьёзного груза я не ощущаю. И, кроме того, находясь на данном посту, некогда об этом задумываться. Я много времени общаюсь с молодым поколением, они ещё хотят очень много сделать в этой игре.

— В прошлом сезоне была вероятность того, что вы ещё сыграете за ЦСКА. Это было больше пиар-акцией или у вас действительно имелось желание и потом уже пришлось поставить точку для себя?

— Это было бы пиар-акцией, если бы случилось. Пиара не было. Я реально готовился. Создалась такая ситуация, что многие игроки у нас были в лазарете, а мне действительно хотелось сыграть, потому что я год отдыхал, лечился и работал на своей должности менеджера ЦСКА. Силы были. Я доказал сам себе и своему физруку, что за 12 недель смог набрать определённую физическую форму и неплохо бы смотрелся в команде прошлого года. В связи с очень большим количеством травм нам недоставало качественных игроков. Это был такой крик души и служебная необходимость, но руководство порекомендовало сосредоточиться на менеджерской деятельности. Всего лишь удалось сыграть одну товарищескую игру против «Локомотива» и пару игр на Кубке Шпенглера. На этом всё и закончилось.

На самом деле ход понятен. Но, честно, мне хотелось. Сейчас этот вопрос уже не стоит. Работа затянула глубоко, некогда вообще поддерживать такой физический фон, чтобы играть на этом уровне, да и незачем. Поэтому смело могу сказать, что в плане профессиональной карьеры всё четко закончено, всё пройдено. Надо уже стремиться к другим рубежам не на поле в качестве игрока, а в качестве менеджера на таком поприще, как создание команды, клуба, крепкой детско-юношеской спортивной школы, которая будет давать хороших, качественных, обученных игроков нашей молодёжной команде, а молодёжная будет давать хороших хоккеистов первой команде. Под экономическую составляющую нужно это подвести, чтобы не платить сумасшедшие финансы за игроков из других клубов.

— Для игрока такого высокого уровня тема завершения карьеры обычно очень сложная. У вас были метания? Когда прошло желание играть?

— Метаний не было. Физически после Магнитогорска я уже не смог бы на следующий год переподписать свой контракт. Поэтому чётко понимал, что следующего года мне не видать, как своих ушей. И было принято решение посмотреть, что реально со спиной, что можно подправить. Я рассчитывал через год, если пройду курс лечения и всё сложится хорошо, других задач у меня не было. Я переехал из Магнитогорска в столицу и спокойно обосновался в Москве, хотел продолжить лечение и просто наслаждаться каким-то временем отдыха от хоккейной деятельности вообще. Но и этого не получилось. В течение месяца-двух было принято решение, и я пришёл в ЦСКА. Но, помимо клубных задач, мне удалось переговорить со своим здоровьем, подлечиться и потом появилось желание. Здоровье оказалось на должном уровне и тот 12-недельный марш-бросок, который выдержало моё тело, удался. Были определённые задатки доиграть сезон и плей-офф. Мы теперь знаем, по каким причинам этого не случилось.
А метаний не было. Я поиграл достаточно, почти всё получилось. Недостатка подготовки к играм, тренировкам, переездам не было. Я относился к ситуации очень спокойно, принимал реальность такой, какая она есть.

.
Фото: Фотобанк КХЛ

«Уже подзабыл, что это было со мной»

— Часто вспоминаете свою насыщенную карьеру?

— Признаюсь: уже подзабыл, что реально это было со мной. Я играю за команду «Спортима» нашего уважаемого руководителя, члена набсовета ЦСКА Михаила Мишустина, которого я долгое время знаю — общались как друзья, а сейчас работаем вместе. Мы катаемся два раза в неделю, стараюсь участвовать хоть в таком виде спортивной деятельности для себя. Я играл за эту команду, и как-то у меня не получалось реализовать выходы один на один. На следующий день я приехал на работу в клуб и, когда выдалось 5−10 минут свободного времени, посмотрел свои ролики на «Ютубе» с выходом один на один. Через два-три дня на очередной тренировке руки и голова всё вспомнили, и всё получилось. Эту идею я рассказал ребятам, которые со мной работают, — Саше Харламову, Алексею Трощинскому, Диме Ерофееву. Мы посмеялись и забыли. Я сказал: «Ребята, признаюсь, я смотрел „Ютуб“, как раньше мне удалось выполнять именно выход один на один». Самому стало интересно. После этого момента что-то начинаешь вспоминать и понимаешь, что это было с тобой — всё сделано, всё хорошо, успокойся и работай. Да, в прошлом сезоне было другое понимание, а теперь всё как должно быть. Надо реализовать себя как менеджер великого клуба ЦСКА.

— Глядя со стороны, восхищаетесь тем, как играл Сергей Фёдоров?

— В какой-то момент — да. Но по статистике процентов на 10−15 мог сделать больше. Не получилось в силу разных обстоятельств и хоккейно-политических моментов, в какие-то сезоны меня не совсем правильно использовали. И, тем не менее, всё хорошо. Я очень доволен. Просто при анализе карьеры были такие мысли: а что было бы, если?.. Чёткая статистика нахождения на льду по времени реально отражает голы, очки, плей-офф, победы. И появилась такая мысль, что, наверное, мог бы сделать ещё чуть-чуть больше. И это единственная мысль, которая пока не успокоилась. Но мысль интересная в плане анализа. Не закончив карьеру, некогда думать, у тебя даже мозги повёрнуты не в сторону того, чтобы осмысливать всё. А сейчас иногда выдаётся несколько минут спокойного времени и можно проанализировать эти вещи. И это правда. Это реально так.

Это больше такой ностальгический анализ того, что уже произошло. Это прошло и забыто. Опыт анализа пригодится, надеюсь, и для молодых поколений в клубе ЦСКА — всем этим возрастным категориям и первой команде.

— Вы часто стараетесь своим опытом делиться?

— Хотелось бы чаще. Но не хотелось бы навязывать свои мысли и идеи. Если я реально вижу, что у кого-то на определённом уровне что-то не получается, то есть желание помогать. В данный момент, например, по трём последним возрастам нашей школы ЦСКА я прошу всех бывших ПРО, бывших хоккеистов, которые работают в клубе, и в том числе себя заставляю выходить с ребятами и тренерами этих команд, быть в роли помощников, обращать внимание на детали, подсказывать. Мало одного тренера на команду. И мы по возможности обязательно выходим на лёд. Это Саша Харламов, Алексей Деев, Лёша Трощинский, Дима Ерофеев. Каждый в своём амплуа подсказывает ребятам. Для нас это очень важный процесс. Мы готовим определённые общие конспекты о том, что бы мы хотели видеть от тренеров данных возрастов по результату выпуска детей из школы. То есть обученных хоккеистов.

Мы обратили внимание на последние три возраста, потому что они почти уже совсем взрослые ребята, готовы к восприятию серьёзных задач. Последние два месяца мы очень плотно стали заниматься этими вопросами. Это будет система. Мы её разработаем, немного освежим и адаптируем к нашей школе. Естественно, что год за годом мы сами не будем это делать. Мы найдём такие моменты, где и тренеры адаптируются к нашим требованиям, чтобы дети, которые выпускаются в школе ЦСКА, имели навыки каких-то технико-тактических элементов, которые необходимы при продолжении карьеры в МХЛ и дальше в КХЛ. Ничего нового мы не придумали. Мы просто реально хотим поставить задачи и дать тренеру с его личным подходом и пониманием глобальных общих задач возможность проявить свою изюминку. Важно в этих ребятах воплотить весь опыт и мастерство, чтобы мы потом через матчи видели, что хоккеисты обучены. Игры как лакмусовая бумажка — помогают определить работу наших тренеров.

.
Фото: Фотобанк КХЛ

«Я реально понял, что Квартальнов — мой тренер»

— А тренерскому штабу первой команды ЦСКА, Дмитрию Квартальному вы что-то рекомендуете? Или не вмешиваетесь в его работу?

— Обмен информацией идёт. Будет неправдой сказать, что я включён в повседневную жизнь команды. Нет, это неправда. Наш тренерский штаб достаточно опытный, имеет свои своеобразные взгляды, особенно если мы касаемся повседневной жизни, тренировочного процесса команды и просто деятельности. Есть схожие точки больше по селекционной работе. Возможно, что-то с неиграющим составом, когда выходишь на лёд, присутствуешь, обмениваешься мнением более детально. Но в принципе наш тренерский штаб настолько профессионален, что реально даже и глобальных тем нет. Мне это очень импонирует.

— Сергей Фёдоров в ЦСКА Квартальнова заиграл бы?

— Это моя команда и мой тренер. Как игрок я прекрасно понимаю, какие требования предъявляются, какие задачи, какой стержень нужно иметь игроку, как относиться к делу. Я сам для себя с удовольствием реально понял, что сейчас ЦСКА — моя команда и Квартальнов — тот тренер, у которого бы я заиграл и филигранно оттачивал бы своё мастерство. Тут всё чётко: маленьких деталей не существует, они все хоть и маленькие, но важны, и над ними мы работаем, и из этого слагается большая картина действий.

— В этом сезоне ЦСКА потрясающе выступает, Квартальнова называют лучшим тренером КХЛ. Чем вам лично импонирует работа Квартальнова?

— В профессиональном поле я в первый раз столкнулся с этим человеком, хотя мы и были коллегами, но у нас были разные карьеры. Я знал, что Дмитрий Вячеславович был талантливейшим игроком с очень высоким технико-тактическим исполнением и мастерством, те кубки и победы, которые у него были, — тому подтверждение. Где бы он ни играл, он был в обойме первых двух звеньев. Я обращал внимание на «Сибирь», был очень интересен тот факт, что этот тренерский штаб обыграл «Ак Барс» в плей-офф, на что обратили внимание и наши руководители. Заочно мы знакомы с Квартальновым через команду «Спортима». Благодаря Михаилу Мишустину мы чувствовали плечо друг друга. Сейчас я лично очень доволен и как человек, и как менеджер тем, что этот тренерский штаб реально ежедневно творит. Это высокая рабочая этика, профессионализм, понимание каждого и тактического элемента, и индивидуального для любого игрока нашей команды. Всё разбирается до микроскопических элементов. Это очень тяжёлый кропотливый труд, он незаметен. Никто из людей, не находящихся близко к команде, не понимает, что происходит в наших кулуарах за таким занавесом. Мы ведём этот процесс немножко секретно. В меру возможностей мы стараемся никому не показывать наши задумки. Это нормально для хоккейного бизнеса.

— Это принципы работы в НХЛ?

— Конечно, в НХЛ так же! В своё время в команде «Детройт Ред Уингз» при руководстве Скотти Боумена вплоть до разминки перед самой игрой все работали в разных сочетаниях, чтобы удивить соперника, когда мы выходим на лёд. На открытии игры мы были в совершенно других сочетаниях, и пока соперник реагировал, уже полпериода проходило. Не буду все секреты раскрывать того времени и этого времени (смеётся), но это нормальный процесс. Это понятно и главным тренерам, и менеджерам, у всех есть свои заготовки.

Мы уже с июля работаем вместе. У нас 36 человек. Мы узнали всех на льду, вне льда. И если мы касаемся хоккейной составляющей, то тренеры настолько профессиональны, что несложно создать такой рабочий момент, где можем сыграть сегодня так, а завтра по-другому. От игроков многое зависит. И в этом тоже заслуга Дмитрия Вячеславовича, что он нашёл общий язык с ребятами, дал понять, что требования ко всем абсолютно одинаковые — справедливые и в тоже время, если вы не будете их выполнять, получите по первое число. Хоккей — это командный вид спорта. Одно плохое яблоко делает всю корзину с яблоками плохой. В этом наша сила, и, надеюсь, в дальнейшем нам именно такое восприятие хоккейного мира поможет. Потому что без команды сложно рассчитывать на какой-то результат. Каждый игрок любого звена, вратари, доктора, массажисты создают микроатмосферу в команде. Все очень важны сами по себе. Мы стараемся это оберегать, это наша внутренняя кухня. Я всегда в интервью говорю: «Не могу вам раскрыть внутреннюю кухню, это секрет». К сожалению, это правда. В общении с нашими постоянными болельщиками мы кое-что приоткрываем, со СМИ мы в этом плане аккуратно себя ведём, потому что иначе люди, не потратив энергии, могут залезть в Интернет и прочитать все наши секреты.

— Иногда всё-таки закрытость клубов в России удивляет. Вы долго играли в НХЛ, там с прессой серьёзно работают.

— Думаю, в России тоже все открыты. ЦСКА не закрытый клуб. У всех клубов так, просто мы этого не скрываем и говорим об этом совершенно свободно: да, у нас есть определённые моменты, которые было бы непрофессионально обсуждать в СМИ; у нас есть спортивные моменты, которые соперники могут использовать против нас, если мы дадим слишком много информации. Только в этом плане закрытость. В остальном у нас открытейший клуб (смеётся). Допустим, я готов разговаривать со СМИ хоть каждый день, если это реально стоит того.

.
Фото: Фотобанк КХЛ

«Конечно, я ошибался и буду ошибаться»

— Вы сказали, что тренерский штаб проделывает колоссальную работу и, возможно, со стороны её не видно. Наверное, кто не знает Квартальнова, увидели это, когда ему стало плохо с сердцем…

— Этот показатель — факт. Придя в такой именитый клуб, как ЦСКА, человек просто болеет и горит желанием показать результат. Я надеюсь, что больше такого не повторится, Дмитрий Вячеславович найдёт в себе правильные силы контролировать эти моменты. Мы постараемся оградить его от лишних стрессовых ситуаций, которые не касаются его деятельности. Этот случай?.. Это здоровье. Это не первый сезон Квартальнова. Он много лет выступает в роли тренера. Это нелёгкая работа быть главным тренером команды КХЛ. А такие люди, как Дмитрий Вячеславович, болеют за дело всей душой и всем сердцем. И это проявление уважения к руководителям, которые его назначили, к ребятам, за которых он реально переживает. Изо дня в день идёт обмен информацией, опытом, задачами, которые стоят перед каждым. Стресс не ощущаем, но вот так вдруг он случается. По себе знаю, что это очень сложное состояние.

— Вы так же переживаете?

— У меня таких моментов не было. Но пару лет живу в такой атмосфере постоянного, по-русски говоря, нервяка.

— В своей должности?

— Ну, конечно! А вы думаете, что я пришёл сюда матёрым менеджером и знал регламент лиги? Я вам скажу, что как игрока меня что-то касалось, но как менеджеру мне нужно знать абсолютно все аспекты и моменты по вариантам обменов, переходов, подписанию контрактов. Детско-юношеская спортивная школа, «молодёжка» и первая команда — все в моём подчинении. Поэтому разных уклонов работы было очень много. Как только ты выучил регламент и понимаешь, в каких рамках тебе нужно действовать, становится легче. Опыт приходит сам. И у меня была отличная команда, которая мне помогала, один бы я не справился. Сразу не стать опытным менеджером. Я очень благодарен своей команде просто как человек, потому что уберегли меня от перекосов в моей деятельности, которые бы очень серьёзно могли повлиять на клуб. Эта должность очень серьёзная, объёмная. Сейчас уже всё более-менее понятно и можно говорить о стиле руководства, о стиле работы с детской школой, с МХЛ. Надеюсь, у нас всё-таки получится сделать команду в ВХЛ, потому что переход наших молодых хоккеистов было бы легче осуществить через ВХЛ.

— Сроки решения этого вопроса понятны?

— Сроки не определены. Всё нужно обговаривать, это стоит денег. У нас есть ресурсы — игроки, тренеры. Мы будем искать финансовые возможности, варианты, как это правильно сделать, чтобы всё было чётко, прозрачно и расписано. За два года мы подготовили ресурсы, это факт. У нас есть отличные тренеры и молодёжь, которая переросла МХЛ, но ещё не готова играть во взрослый хоккей в КХЛ. Это будет здоровский проект! Наконец-то будет реально выстроена система, при которой мы больше не будем платить такие большие суммы за приобретение игроков, а сами будем давать в год от трёх до пяти качественных хоккеистов в КХЛ. Это очень много. Во всяком случае это одна из задач. Наша селекционная служба во главе с Лёшей Трощинским очень здорово работает. Нам удалось привлечь хорошие таланты со всех точек нашей необъятной родины.

Интернат ещё нам очень нужен. У нас есть интернат, но хотелось бы создать получше условия — и для родителей, и для детей, чтобы люди чувствовали заботу и важность, когда приезжают из других городов и отдают своё чадо. Чтобы они знали, что у нас всё четко, дети получают не только хоккейное, но и школьное образование. В этом плане я бы хотел вернуться во времена Советского Союза, когда было намного безопаснее отправлять детей в другие города, когда это касалось спортивной деятельности.

— Вы без руководящего опыта пришли на эту должность. В НХЛ такая ситуация наверняка была бы невозможна?

— Совершенно невозможна и бессмысленна. Там, во-первых, есть конкуренция, во-вторых, очень много достойных людей, которые могли бы заняться этой деятельностью. Но без опыта тебя бы не взяли на должность главного менеджера клуба НХЛ. И сам человек был бы там вне атмосферы. Там устоявшиеся правила, очень большой регламент. Это бизнес. И это было бы очень стрессово. Нет смысла брать такого человека.

— Вы за эти годы в ЦСКА совершали ошибки. Какую оценку могли бы дать своей деятельности?

— Я, конечно, ошибался и буду ошибаться. Маленьких ошибок не бывает. Но тут важно понимать, насколько ошибка влияет на общую работу клуба. Задача — нивелировать стоимость клубу от моих ошибок. Это моя личная задача как человека, который ещё трёх лет не проработал в этом бизнесе. Насколько ошибки были летальны для жизни клуба? Меня судить будут наши руководители. Пока я стараюсь понять, что без ошибок не обойдёшься, их сложно, но возможно прогнозировать, и очень важна постоянная связь с руководством, особенно с Игорем Ивановичем Сечиным, который делает абсолютно всё для нашей команды и для победы.

.
Фото: Getty Images

«Фёдоров не говорил, что не хочет выиграть Кубок Гагарина»

— У ЦСКА была задача в плей-офф попасть. Теперь, когда команда уверенно идёт на первом месте, поменялись задачи?

— То, что ЦСКА идёт на первом месте, — результат кропотливой, ежедневной работы, которую мы провели с начала июля. Детальный подход во всём — это и есть успех ЦСКА на данный промежуточный момент. Сейчас только вырабатывается уверенность и у ребят, и у руководителей. Дух победителей. Над этим работать каждый день нужно. Одну смену упустишь, и будут уже другие условия.

А задачи?.. Я получил свою долю критики от наших ветеранов за озвученные задачи: «как так ты сказал о том-то». Принял это нормально. Мы говорили всегда, что задача — чемпионство. ЦСКА всегда будет стремиться к чемпионству. Да, был какой-то шероховатый не совсем адекватный период времени и для клуба, и для нашей родины. Но задачи у ЦСКА всегда оставались одни. Наши ветераны не дают нам спуску. Мы нашли общий язык с ними. Мы поменяли 16 человек — это больше половины команды. Им нужно сыграться. И посмотрим в феврале перед плей-офф, что получится. На данный момент есть определённый промежуточный результат.

— Именно положение в турнирной таблице радует или игра команды?

— Радует, что мы играем каждые 60 минут именно последние несколько матчей. Это будоражит. Это положительно. И не могу не сказать огромное спасибо нашему тренерскому штабу, который нашёл подход к игрокам и вместе выполняет одну программу. Это здорово. Я всем своим друзьям привожу пример, что 9:1 мы выиграли по счёту. Каждые 20 минут мы атаковали с места потери шайбы, играли в давление, выполняли установку тренера. И счёт огромен. И мы заслужили победу. Похвалы. Но после 12 ночи это всё уже история и нужно готовиться к следующему дню. Мы успокоимся только когда поднимем кубок у себя над головой. Но также я считаю, что это было бы успехом — попасть в плей-офф, пройти первый раунд, второй. И если мы будем в финале конференции при задаче выиграть Кубок — это будет отличнейший результат за такой короткий промежуток времени. Вот из этих аспектов я исходил, говоря про задачи, а не потому, что Фёдоров не хочет выиграть Кубок Гагарина или не ставит высоких результатов со всей финансовой поддержкой уважаемой компании «Роснефть». Это не так и никогда так не было. Но в этом плане немного оправдываюсь. (Улыбается).

— Вы с Дмитрием Вячеславовичем по ходу сезона не договорились между собой, что Кубок надо бы поднять в этом сезоне?

— Да мы уже давно договорились! Но у нас ещё есть в КХЛ 27 претендентов или те клубы, которые сумели провести селекционную политику, владея определёнными финансами. Порядка 7−10 клубов претендуют на высокий трофей в профессиональном спорте. Мы не одни. Давайте проснёмся и реально посмотрим на вещи. Вот я просто реально смотрю на вещи, но высоких задач никто не снимал. Задача попадания в плей-офф отошла на задний план. И тем не менее… этот брейк на Евротур в декабре нам помешает, ритм будет потерян. Но мы приложим все усилия, чтобы его восстановить, правильно провести время с командой. Тренерский штаб имеет определённый план, это небольшой секрет, как обычно. (Улыбается). В последние 10−12 туров мы посмотрим, чего наша команда может добиться в плей-офф, потому что мы будем уже играть «от ножа». Очков уже много, 26 побед — это здорово, но это промежуточный результат.

— СКА обходите… Это принципиально?

— Это хорошее правильное соперничество. Оно подогревает общий интерес у профессиональных людей и у болельщиков. Это отличная подоплека, где растут таланты для нашей сборной. Это просто здорово. Когда Александр Иванович Медведев говорил, что из года в год КХЛ прогрессирует — это правда. Спасибо, что он создал эту конкуренцию. Это его детище.

— Задача сохранить первое место у ЦСКА есть?

— Давайте скажу, что есть. Но по-настоящему мой ответ был бы более объёмен: задача сохранить игру, о которой мы уже поговорили, когда мы выигрываем и по счёту, и по работе. Вот эту единую мысль, единый порыв хотелось бы сохранить, пронести это через весь сезон, через плей-офф и достичь той отметки, когда все были бы рады и довольны.

«Третий сезон смотрю на Радулова, ругаюсь с ним…»

— Многие сомневались, что Квартальнов найдёт взаимопонимание с Александром Радуловым, с которым были проблемы у предыдущих наставников. Какие-то моменты в этом плане есть?

— Я вижу Сашу третий сезон, наблюдаю за ним, ругаюсь с ним, общаюсь. Мы доказываем свои приоритеты. У нас реально идёт диалог. Да, когда Сашка на поле, у него монолог. Он горячий, эмоциональный и может послать куда подальше. Это нормально воспринимается, во всяком случае, мной. Всегда есть тихая минута, когда можно оценить то или иное действо. И тренеры с ним сработались, и сам Саша со всеми сработался. Сколько людей — столько и мнений, как работать с Сашей, как ему вести себя. Рабочий процесс полноценный. И никакой там проблемы нет.

— В СМИ писали про недомолвки какие-то…

— Этого не было. Как со стороны тренерского штаба, так и со стороны игрока. Все понимали чёткое взаимодействие между собой. Я этому свидетель и, если надо, — могу доказать. Игрок на льду показывает, есть монолог или диалог между двумя силами, которые ведут команду. Игрок обязан выполнять установки, которые важны для всей команды. Когда Дмитрий Вячеславович пришёл, у него была абсолютно вся информация по Саше. И я, конечно, приложил к этому определённые усилия. Мы разговаривали по всем игрокам, я должен был посвятить тренера во все нюансы нашей жизни.

— Квартальнов был впечатлён?..

— Своим докладом я, возможно, не добавил Дмитрию Вячеславовичу лёгких минут, дней и ночей. Но это должен делать менеджер. Много времени у нас заняло, чтобы всё обсудить и понять. Определённые рабочие моменты после всего сказанного были, но в течение двух месяцев тренировочных лагерей Дмитрий Вячеславович со своим тренерским штабом нашёл определённый подход к этому игроку. Были расставлены рамки поведения. Пока это даёт очень положительный результат. Но всем отношениям большой тест — это плей-офф. То, что ты наработал за год, вылезет у тебя в решающем отрезке сезона. Думаю, что это понятно и Саше, и другим ведущим игрокам нашей молодой команды таким, как Яну, Стефану, Симону и всем остальным. Мы должны быть как один кулак, свои амбиции каждый оставляет дома, приходит в команду, чтобы работать друг на друга, чувствовать плечо друг друга и самоотверженно, а где-то и героически помогать друг другу в плей-офф. Тогда можно спокойно говорить о каких-то результатах. Так глобально выглядит ситуация с Сашей, но с учётом других ведущих игроков, потому что один в поле не воин.

— Всегда считалось, что Радулов основообразующее звено в ЦСКА.

— Не мы это считали. Понимаете, как кропотливо это всё складывается, чтобы поменять какое-то восприятие такого сегмента нашей жизни в ЦСКА, как Радулов и тренерский штаб. Всё было написано с не совсем реальных фактов. Мы уже доказали, что не совсем правильно были освещены эти дорогие нам отношениям между такими двумя людьми, как главный тренер и игрок.

.
Фото: Getty Images

«Низкий поклон Медведеву за создание КХЛ»

— Виктор Васильевич Тихонов ушёл в тот момент, когда ЦСКА на первом месте в чемпионате. Что для вас эта потеря?..

— Всем нам очень прискорбно и тяжело. Лично для меня необозримо потерять такого человека, которого всю жизнь знал. Виктор Васильевич дал огромную базу для тех достижений, которых я достиг, как профессиональный атлет, не говоря уже о человеческих качествах — характере, волевых моментах. Это серьёзная утрата. Даже сейчас ещё рано осмыслить, кого мы потеряли.

Мы с Виктором Васильевичем виделись практически каждый день. Очень светлый ум был. Современный подход к нашим будням в хоккее. Мы все у него учились. Мы это понимаем чуть позже, к сожалению. Но вспоминая все эти моменты, ты осознаёшь, насколько человек был опытный, глубокий, насколько владел предметом. Он фактически всё знал о хоккее. Как Сергей Фёдоров я буду до конца своих дней благодарен этому человеку за науку, опыт и возможность, которую он дал мне и в спорте, и в жизни. Ещё раз хотелось бы выразить глубокие чувства соболезнования родным и близким, поддержать их как-то. Внуку Виктору Тихонову — успехов. Виктор должен знать, что в моём лице он имеет друга. Я и ЦСКА всегда открыты для Виктора, для его семьи. Мы будем заботиться и помогать Татьяне Васильевне.

— В этом сезоне ЦСКА лидирует, и болельщики вернулись на трибуны.

— На льду за нашу команду не стыдно. И во дворце люди видят улучшения. Всё, что можно было сделать по регламенту, по всем нормативам, мы делаем. Будем улучшать инфраструктуру, чтобы всем было удобно — и болельщикам, и команде. Может, это происходит не такими высокими темпами, как хотелось бы, но поверьте, в новой арене проблем вообще бы ни с чем не было. На этой арене есть определённые моменты.

— По новому дворцу есть какая-то определённость?

— На данный момент я понимаю, что дворец будет строиться, но о сроках говорить не могу и не имею на это права. Это всё-таки немножко закрытая информация для СМИ. Не хотелось бы бежать впереди паровоза и за руководителей называть какие-то сроки. Это неправильно. То, что нам ничего пока не объявляли — это правда.

Мы, весь хоккейный клуб ЦСКА, хотели бы жить и работать в новой арене. Думаю, что наши руководители хотели бы того же. К сожалению, есть определённые моменты, из-за которых это задерживается, и мы прекрасно понимаем, о чём идёт речь. Это общее состояние нашего государства, отношение к нам со всех углов зрения других наших партнёров. То есть я говорю уже о политике, Европе, Америке и других моментах. То, что происходит в мире, на нас тоже отражается. На каждого человека, который живёт в России, это имеет влияние. Мы не исключение.

— Вас не огорчает тот факт, что трансляций матчей ЦСКА мало? Может, это связано как раз с дворцом?

— Это не проблема клуба. Это администрирование лиги. Есть несколько моментов, по которым я никак не хотел бы прошлое руководство КХЛ критиковать и новое, потому что мало времени прошло. Но это — администрирование лиги и бизнес-отношения, которые сложилось с нашими телевизионными компаниями. Я знаю одно, что если ты хочешь транслироваться, ты должен заплатить за этот сигнал, который сам и посылаешь. В моём дилетантском понимании это не совсем правильно. Поэтому будем ждать новостей от нового руководства КХЛ, как они подойдут к этому вопросу не только в плане ЦСКА, а в отношении всех клубов.

— Как вы вообще отнеслись к переменам в руководстве КХЛ?

— Александру Ивановичу низкий поклон за то, что он создал КХЛ. И за то, что смог реально протащить лигу, сделать то, что есть сейчас. Это титанический труд. Очень было много сделано хорошего. Но в плане смены руководства было принято такое решение. Как будет дальше? Ясно одно, что всем нам надо опять взяться за определённые задачи и помогать дальше строить эту лигу, которую Александр Иванович успешно создал, которая работает и постепенно улучшается как в плане спортивной борьбы на льду, так и в плане того, что это вообще такое. Впереди ещё очень много работы.

— Дедлайн 25 декабря. Какие-то приобретения у ЦСКА будут?

— Что-то мы планируем. Надеюсь, что мы не просто так провели лето и всю селекционную составляющую до сезона и по ходу. Надеюсь, глобальных перемен у нас не будет, это было бы не совсем правильно. Но точечно пару вещей мы бы хотели сделать, детально говорить преждевременно. Соперничество переносится и на этот фронт работ, поэтому буду молчать.

— В своей работе вам прогресс очевиден?

— Думаю, что с этим анализом, когда мне выпадает минута-две, относительно моей карьеры и менеджерской деятельности — прогресс идёт. Надеюсь, в положительную сторону. Опыта много не бывает. И я стараюсь с каждым днём впитывать опыт общения, анализировать ситуацию так, чтобы потом этот опыт вовремя пригодился. Нет смысла всё запомнить, но анализировать ситуацию важно. Для творчества очень много направлений. Как уже говорил, я очень доволен, поражён, удивлён тем, как работает наш тренерский штаб над деталями. Это стиль работы. В свободные минуты я думаю уже о стиле своей работы, в какую сторону двигаться. Ты матереешь и становишься опытным на данной должности. Надеюсь, мы идём в горочку, постепенно. Лучше один, но хороший шаг, чем два мелких и потом два — назад. Надеюсь, у нас получится добиться того качества, к которому мы стремимся и на которое обращаем большое внимание. Мелочей в жизни не бывает.

— С учётом того, что вы молодой руководитель, победы ещё впереди.

— Не хотел бы так говорить. В России немножко другие устои. Выигрывать надо сейчас, сегодня и всегда. Я этот момент прекрасно понимаю. Это конкуренция. И это правильно. Я этого не боюсь. Конкуренция — двигатель всех наших хороших и плохих дел. Работать нужно на результат.

.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают