Николай Прохоркин: У меня были бы шансы пробиться в «Лос-Анджелес»

Нападающий ЦСКА Николай Прохоркин рассказал о том, как переживал переговоры по поводу контракта, на что потратит первые большие деньги и объяснил, чем Дмитрий Квартальнов отличается от Джона Торчетти.

— У вас были тяжелые переговоры с ЦСКА, которые закончились каким-то непонятным решением. Вы просили контракт на три года, а вам дали на один сезон. Довольны?

— Доволен. Не скажу, что это был полноценный конфликт с клубом, но действительно сохранялись сложности, но только на первой стадии. Затем все пошло более плавно и, наконец, мы договорились.

— Вы плотно участвовали в этом или все доверяли агентам?

— Все началось в апреле и тогда я действительно занимался этим плотно. Каждый день о чем-то разговаривали, я нервничал. А летом уже уехал в отпуск с семьей и полностью отключился от всех споров. Вернулся и мне сообщили о решении.

— Насколько был вероятен выкуп контракта? И в какую бы сумму это вам обошлось?

— Мой контракт стоил шесть миллионов рублей, я должен был заплатить четыре.

— Не будем говорить цифры, но все знают, что ваши агенты потребовали очень серьезную сумму за каждый год контракта. Скачок резкий.

— Да, сумма действительно возросла, но я не вижу в этом ничего странного. Мы хотим зарабатывать деньги, у нас не так много времени. Я посчитал, что мои требования справедливые. Знаю ведь, сколько получают другие ребята.

— В Северной Америке вы принадлежите"Лос-Анджелесу". Трудно было бы пробиться в состав обладателей Кубка Стэнли.

— Не знаю, трудно сказать. В этом году в команде играли два человека из тех, с кем я выступал в АХЛ. Я смотрел состав команды. У меня были шансы.

— Но ведь вас могли отправить в АХЛ?

— Могли. Я приехал в лагерь новичков, а там бы доказывал, что нужен первой команде.

— Не рассматривали варианты, при которых поехали бы в лагерь новичков, а потом бы вернулись, если бы не пробились в состав «Лос-Анджелеса»?

— Всякие варианты существовали. Но я решил остаться на год в ЦСКА.

— Не боитесь пересидеть в России?

— Да тут сложно предсказать. Кто-то уезжает в 18 лет и не может пробиться в состав, а вот Контиола и Лехтеря уехали в Северную Америку лишь сейчас. Какого-топравила не существует.

— Вы видели чемпионат мира по хоккею?

— Я вообще редко смотрю хоккей по телевизору. Не нравятся мне эти рекламные паузы.

— Просто вы бы могли выиграть турнир.

— Но я не попал в состав и считаю, что все по справедливости было. Меня поставили на край, а я просто не умею играть с краю. Там нужно попадать в волн, вырываться из-под защитника, а у меня это не получается. Я центральный нападающий.

— Первые отличия Дмитрия Квартальнова от Джона Торчетти?

— Тяжело стало. Торчетти считал, что все должны приезжать на сборы готовыми, а сейчас нас готовят.

— Вы не засыпаете на собраниях Квартальнова.

— Слушайте, мне реально тяжело сидеть на собраниях. Через 20 минут я уже клюю носом. Особенно тяжело было при Юлиусе Шуплере. Он говорил минут 30−40, монотонно. И я вырубался.

— Первая новая зарплата уже пришла?

— Еще нет. Но я знаю, на что потрачу деньги.

— На что?

— Машину хочу купить.

— У вас же прав нет.

— В мае получил. Я уже ездил по городу и даже полиция останавливала. Так, обычная проверка документов. Беда только, что документы я забыл дома.

— И что?

— Сотрудник ГИБДД попросил, чтобы я ему подарок подогнал. Привез потом клюшку и шайбу.

Автор: Алексей Шевченко

• источник: news.sportbox.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают