Вооруженный на лед. История Александра Радулова

Вооруженный на лед. История Александра Радулова

Алексей Шевченко, Александр Лютиков и Павел Лысенков решили рассказать все, что знают об Александре Радулове, на счету которого 2+1 В сегодняшней игре с Норвегией.

Алексей Шевченко («Держи передачу»): У меня слишком много историй про детство Александра Радулова. И многие из них такие, которые я никогда не рискнул бы писать. Если, конечно, сам Александр не подтвердит правдивость. Но я вот не представляю, чтобы мы с сели с Александром и спокойно поговорили. Последний раз он общался со мной полчаса и за это время четырежды ронял диктофон, так как постоянно двигался. Нет, если мне купят крепкий диктофон — я за.

Александр Лютиков (PROспорт): Когда Александру Радулову было 14, его с треском выгнали из ярославского спортинтерната. Тут, конечно, хочется посмеяться над провидческим даром тренера, который вслед назвал Радулова бесперспективным, но если вы немного знаете Александра, то можете представить, каким он был в детстве и как сложно было тому тренеру. В мире не так много людей, способных тренировать Тома Сойера. Лучше всего это получалось у Патрика Руа и Вяче­слава Быкова.

Алексей Шевченко: Я Руа не знаю, но я знаю Быкова. И он применил единственную формулу, которая может сработать с Александром. Сделать его в каких-то моментах равноправным партнером и не париться по поводу субординации. Например, Джон Торчетти тоже быстро в этом разобрался и не обращает внимания, когда Радулов иногда прикрикивает на него. А Буцаев вот сослал Александра в молодежную команду, стараясь повысить свой авторитет. И где Буцаев, кстати?

Павел Лысенков («Советский спорт»): Я не помню ни одного тренера, которому бы не подходил Радулов. Вот Барри Тротц, похожий на Шалтая-Болтая, однажды посадил Сашку в запас за то, что застукал его с Костицыным, когда они во время плей-офф засиделись в баре. И что? «Нэшвиллу» в том матче вдули, а Тротц поспешил вернуть Радулова обратно.

А как вся столица кантри плевалась четыре года на Александра за то, что тот сбежал в Уфу! Когда же Радулов решил вернуться, там растянули транспаранты «Welcome». Это было гомерически смешно, ведь Раду снова свалил оттуда через пару месяцев, отказавшись продлевать контракт с «Предаторз», — и в Нэшвилле опять начали плеваться, как беззубые старухи. Не могу представить, чтобы кто-то так убивался по супербомбардиру Сергею Мозякину. О нем и в ЦСКА, и в «Атланте» забывали на третий день.

Лютиков: Вот эту тему надо разжевать. Есть в КХЛ Сергей Мозякин, который может забросить 40 шайб в регулярке, — и он не получает вызова в сборную. А Радулова возьмут, даже если у него вдруг будет 0 + 2 В 30 матчах. Его полезность измеряется не голами и передачами (хотя с этим у него порядок), а желанием рубиться, с которым он выходит на лед. Радулов своей агрессией на льду создает нужный тренеру фон — и на этом фоне другим игрокам стыдно быть пассажирами. Своей энергией он заряжает воду, замерзшую воду, партнеров, соперников, трибуны. Он одинаково хорош как с шайбой, так и без нее. И никто и никогда не видел его халтурной игры.

Шевченко: Александр выполняет огромный объем работы на площадке, который кому-то кажется неважным. Он может разозлить игрока чужой коман­ды, поговорить с судьями, вовремя спровоцировать и упасть, поиздеваться над чужими игроками. Всего этого лишен Мозякин. У Сергея просто нет внутренней уверенности в сборной — он там проводит мало времени. Радулов просто в будущем мог бы управлять большой стройкой, если бы понимал в строительстве. Он бы сумел организовать процесс. Мозякин на этой стройке сторожил бы вход у забора.

Лысенков: Только о двух хоккеистах Быков говорил, что это атомная электростанция на льду, — об Овечкине и о Радулове. Но Александр Вашингтонский не позволяет себе таких вспышек гнева. И вообще держит себя в руках, развивается, застолбил за собой титул лучшего снайпера в мире. Радулов при своем таланте тоже мог бы стать мега­звездой.

Лютиков: Я помню, тренер Крикунов говорил, что Радулов талантливый разгильдяй и что Радулов разностороннее Овечкина. Ответ Радулова был: «Я такой, что меня тяжело с кем-то сравнивать. А насчет разгильдяя в чем-то Крикунов прав».

Я хохотал над историей про то, как его позвали сниматься в рекламе газировки, которая конкурент той газировки, которую рекламирует Овечкин. А он не пошел, потому что ему это неинтересно. В итоге в той рекламе сняли отставного хоккеиста Якушева — на выходе, мне показалось, получился довольно странный ролик. Ну, я вот поддерживаю Радулова: реклама денег ему особо не прибавит, а время отнимет. Ему выгоднее поспать вместо съемок. А еще не надо забывать, что Радулов стал первым российским хоккеистом, назвавшим свою зарплату. Он приехал в КХЛ, прочел в газетах, что зарплаты вот-вот будут открыты, и, видимо, поверил. В результате Александр тут же сообщил «Совспорту», что заработает $8 млн за три года, хотя никто особо не просил его это рассказывать.

Лысенков: Это ведь он мне тогда про деньги заявил. Просто его задело, что в интернете жонглировали какими-то нереальными суммами. Радулов мне и сказал: «Напиши, что я всего восемь миллионов за три года получу!» Всего… Это как я купил свою первую машину — «Ниссан-Альмеру», приехал на интервью к Овечкину, а он у меня всерьез спросил: «А что ты „Мерседес“ не взял?» Журналисты и хоккеисты всегда будут жить на разных планетах.

Шевченко: Историй про Радулова так много, что я уже просто теряюсь. Моя любимая — из детства. В ярославском интернате в его комнате никогда не работал замок, так как он его постоянно выбивал, не имея терпения достать ключ или дождаться, когда откроют соседи. А еще в свободное время он мог спокойно поссориться со старшими, получить от них по лбу, зайти в комнату, попереживать пять минут, а затем снова выйти и общаться с теми, с кем только что дрался, совершенно нормально.

Лютиков: И он не изменился. Ты, Алексей, сделал все, чтобы с ним поссориться. Сначала написал: «Радулов разговаривает на русском почти без акцента». Дальше обратился к нему со словами: «Вы один из немногих чеченцев, которые играют в хоккей» (реакция была великолепная: вспыхнув сначала, Радулов затем рассказал, что мама и папа у него русские, а бабушка была по национальности гагаузка). Потом ты пришел на его съемку для PROспорта — и Радулов, увидев тебя на первом этаже, сказал, что не хочет с тобой разговаривать. Заходя в лифт, он уже говорил, что, наверное, ничего страшного в твоем присутствии нет. А на четвертом этаже хлопал тебя по плечу и кричал: «Сфотографируйте меня с Шевой!” Остывает он мгновенно, конечно.

Шевченко: В общении с Радуловым я пользуюсь формулой, которую выработал для себя очень давно. Во-первых, не обижаться. Во-вторых, никогда не задавать вопросов, ответы на которые тебе неинтересны (попадите в любую микст-зону — и там 99 процентов вопросов таких). В-третьих, не тушеваться. Он прикрикнул — ты прикрикни. Мои правила вряд ли универсальны, но мы в последнее время с Радуловым не ссорились. А самый яркий пример правильности методов произошел относительно недавно. Мы зашли в раздевалку после игры, Радулов вспылил, начал кричать мне что-то злое, я ответил — и думал, что больше никогда не услышу его голос. Через три секунды Радулов уже усаживал меня на свое место, предлагал чай (я не шучу) и требовал, чтобы я задавал любые вопросы. Но это все индивидуально.

Лысенков: Первое интервью с Александром вышло 27 ноября 2003 года в «Советском спорте». Радулов сам мне об этом сказал. И почему оно врезалось ему в память? Может, из-за названия — «Юная икона тверского хоккея»? Тогда Радулов рассказывал: «Я уже ездил в Турцию — и еще совсем маленьким был с родителями в Сочи. Нам там с братом черепашку купили. До сих пор жива, только я не помню, как зовут, да ей это безразлично. Машка, что ли. Все хочу в Испанию съездить — ребята говорят, там очень красиво». И уже в 17 лет он сам о себе все сказал: «Мне надо быть чуточку спокойнее. Более дисциплинированным, четче выполнять тренерскую установку. Хотел бы меньше разговаривать с судьями. Люблю поспорить, но это незачем. Я эмоционален. Но был бы я поспокойнее, может, и не играл бы уже в хоккей. Экспрессивность — моя фишка». С тех пор Радулов не изменился вообще.

Лютиков: Года два назад я был уверен в том, что Радулов перерос уровень КХЛ — и обязательно уедет. А теперь не видно, зачем ему уезжать. Ну, дадут ему контракт в 4 миллиона «грязными” — на руки он будет получать столько же, сколько какой-нибудь не очень заметный человек из сегодняшнего ЦСКА. Смысла нет никакого. Да и нам не хочется его отпускать. Так приятно сидеть на «Маяковской» и знать, что в трех станциях метро от тебя в хоккей сейчас играет Радулов. Возможно, даже кричит на кого-то. Значит, все хорошо и стабильно в нашем хоккее.

Шевченко: А я вот сижу на трибуне ЛДС ЦСКА и вижу, как Александр устраивает взбучку судье, а судья с пониманием ему что-то объясняет. Тут он дома. И никакой мотивации уезжать у него нет — ни денежной, ни бытовой. Круг общения в России у него самый подходящий, а без него он быстро заскучает и никому от этого лучше не будет. Мы так вообще заскучаем.

Лысенков: А я в Америке сейчас и точно вам скажу: не надо ему сюда ехать. Третье пришествие Радулова тут просто не переживут. А после контракта в ЦСКА, от которого содрогнулся даже сенатор Починок, вряд ли для Александра вообще актуально слово «деньги». Я не понимаю, куда он их тратит. Когда слышу, что Овечкин купил огромный дом с лифтом в Вирджинии, что Ковальчук живет в Майами и на Рублевке, что Малкин куда-то съехал с Остоженки, — все понимаю. А вот Радулов не ведет гламурный образ жизни и в ЦСКА ездит на одном и том же «Бентли». Он бы хоть машину сменил, что ли. Стыдно за него прямо — вопиющее однообразие.

Лютиков: Теперь серьезно. Радулов очень внимательно читает прессу, знает авторов по именам. И стопроцентно прочтет наш разговор (Саша, привет тебе!). Что он нам скажет? Использует ли он при этом слово «чепушила»?

Лысенков: «Чепушила” в словаре Радулова — это журналист и есть. Так что он просто обозначит нашу профессию. Однажды мы шли от «Хартвалл Арены» до отеля «Сокос», и за эти 15 минут Саша выведал у меня весь штат двух центральных спортивных газет, оклады, план публикаций и даже, кажется, адреса типографий. Я потом понял: он вычислял одного негодяя, который в репортаже назвал его «секс-символом Уфы».

Так вот, этому автору разговаривать с Радуловым я бы не рекомендовал. Лучше сразу бежать до канадской границы.

Шевченко: Не думаю, что Александр обидится, ведь мы все его ценим. И потратили время, чтобы об этом рассказать. Ну вот он такой. В лиге нет никого похожего. Его, конечно, обязательно что-то здесь разозлит, но в этом случае его просто не надо трогать в первые 10−12 секунд. Потом он спокойно обсудит текст.

• источник: prosports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают