Тайные истории болельщиков

Тайные истории болельщиков

Автор:

Борис Маркович Саксонов — один из пионеров отечественного телевидения, главный оператор спортивной редакции Первого канала, педагог Института телевидения и радиовещания им. М. А. Литовчина, член Академии российского телевидения.


У нас, операторов, были свои команды, за которые мы страстно болели. Более того, мы чувствовали к себе и уважение со стороны тренеров. Особенно Тарасова. Когда мы решили ставить камеру рядом со скамейкой игроков, Гений воспринял это как должное. Он понимал, что мы тоже в команде! Человек, который всю свою жизнь посвятил хоккею, прекрасно осознавал, что ТВ — это немаловажная часть хоккейного зрелища. Иногда во время таймов мы замечали, что Тарасов подыгрывает на камеру.

Вспоминается случай во время игры. Камера с оператором стояла в двух метрах от Тарасова. А в то время хоккейные тренеры руководили игрой у бортика и стояли спиной к игрокам и камере. Это сейчас все тренеры находятся за скамейкой запасных. За камерой № 4, которая находилась за спиной Тарасова, работал оператор Михаил Савин, хорошо известный игрокам, как один из ярых фанатов ЦСКА. Со всеми он был на короткой ноге. Мог прямо перед поездкой сборной в турне по Канаде и США спокойно подойти, например, к Александру Рагулину и попросить привезти фирменную сумку или что-нибудь из электроники.

Так вот, главной задачей камеры № 4 являлся показ скамейки штрафников, тренера, замены игроков и лиц вратарей крупным планом. А так как Миша был заядлый болельщик, он не только делал свою работу, но и успевал следить за ходом игры. Естественно, игра виделась Мише иначе, чем тренеру. Поэтому он постоянно и как бы невзначай произносил вполголоса свои комментарии. Однажды Миша увлекся: «Анатолий Владимирович! Пора делать замену!» Тогда Тарасов повернулся на камеру и грозно произнес: «Молодой человек, не мешайте работать!»

… Кстати, Миша давал советы не только хоккейным тренерам. Однажды мы работали в Колонном зале Дома Союзов на шахматном турнире. А шахматы в то время были очень популярны, и в турнирах играли такие гроссмейстеры с мировыми именами, как Борис Васильевич Спасский, Михаил Нехемьевич Таль, Виктор Львович Корчной, Тигран Вартанович Петросян. И однажды Миша, стоя за спиной самого Таля и бормоча по своей привычке, начал как бы невзначай подсказывать чемпиону мира следующий ход. Вначале администраторы были в замешательстве от этого шепота, пока не поняли, от кого он исходит. Конечно, Мише сделали замечание.

…Чувства болельщика описать нелегко. Проще их показать. Но я точно знаю, что в душе настоящий фанат испытывает всю палитру переживаний, морально и физически ощущает причастность к игре. А если болельщик — женщина? Вот где буря эмоций и преданная любовь!
Одной из таких яростных болельщиц ЦСКА в мою бытность была Маша. Ее знали и уважали все московские фанаты. Болеть Маша начала еще в то время, когда ее любимая команда называлась ЦДСА (Центральный дом Советской Армии). Выглядела Маша, скажем прямо, не всегда женственно и очень скромно. Игроки ЦСКА иногда покупали ей что-нибудь из одежды. Однако, принимая эти подарки, Маша обладала чувством такта и на частые приглашения присесть за столик в буфете никогда не соглашалась. Маша не пропускала ни одного соревнования с участием любимой команды. Она была ходячим Интернетом: знала все сплетни, трансферы игроков. Она могла запросто подойти к любому спортсмену, и никто не отказывал ей в разговоре. За ней охотились журналисты, чтобы узнать «горячие новости». Но с большим удовольствием Маша делилась ими с коллегами-болельщиками. Представьте себе картину: толпа мужчин всех возрастов жарко спорит о перспективах команд, обсуждая таблицу. И вдруг мимо проходит Маша. Все замолкают и слушают. Она знала многое.

Меня Маша тоже хорошо знала на протяжении многих лет, но мое имя ее явно не интересовало. Обычно она подходила ко мне и говорила: «Слышь, Викул (Викулов. — Б. С.) сегодня на тренировке получил травму. Он играть не будет. Подходила к Тарасу (Тарасову. — Б. С.), спросила: „Кто вместо него?“ Ничего не сказал. Думаю, Ерёма (Еремин. — Б. С.)». И так же внезапно, как появлялась, Маша уходила общаться с другими болельщиками. Ее даже не интересовало мое мнение. Она знала всё лучше меня.

Машу пропускали без билета на все спортивные арены Москвы. Бывали случаи, когда билетерши вредничали или шли на принцип. Тогда Маша спокойно дожидалась у служебного входа игрока или тренера и тихо произносила: «Слышь, мне надо пройти!»

Вот так Маша вошла своей преданной любовью в историю отечественного хоккея и футбола.

Любите спорт, будьте здоровы и болейте за наших!

Журнал «Физкультура и спорт», № 10/2016

• просмотров: 953

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Автор
Сейчас обсуждают