«Главное впечатление в команде — мы не делали ничего лишнего»

Сергей Игнашевич был основным игроком сборной России по футболу весь отборочный цикл чемпионата Европы, но в товарищеских матчах перед стартом турнира неожиданно сел на скамейку запасных. Первую игру российской команды на Евро-2008 один из самых надежных и опытных игроков линии обороны пропустил, однако после болезненного поражения от испанцев 4:1 вернулся на поле и до конца чемпионата уже не отдавал никому места в стартовом составе. В своем первом интервью за последнее время Сергей Игнашевич рассказал корреспонденту "Газеты" Николаю Садовскому о том, какие отношения сложились у футболистов с главным тренером сборной Гусом Хиддинком, о поддержке российских болельщиков и о встрече с президентом России Дмитрием Медведевым.

- Весь отборочный цикл вы были основным игроком сборной, а перед финальной частью вдруг сели на скамейку. Тяжело было привыкать к роли запасного?

- Атмосфера, которая царила в сборной, и отношение тренерского штаба к футболистам приводили к тому, что все выкладывались по максимуму, не обращая внимания на то, запасные они или основные игроки. Поэтому по тем же тренировкам игроки, и я в том числе, не ощущали какого-то деления. Благодаря атмосфере и микроклимату в команде удалось все это пережить спокойно, положительные моменты сглаживали негативные эмоции, которые можно было испытать от того, что не играешь.

- Значит, были неприятные ощущения?

- Конечно, если ты привык играть в основном составе, а тебя перед самым чемпионатом сажают на скамейку запасных! Психологически было не очень комфортно. Но, повторюсь, атмосфера была настолько хорошей, что легко удалось это пережить.

- И в итоге добиться лучшего в истории российского футбола результата - бронзовых медалей. Расскажите, где же Хиддинк прячет волшебную палочку? В чем секрет?

- Секрет в простоте. Все гениальное - просто. Хиддинк дал нам карт-бланш. Он поставил условие: я вас готовлю к играм на тренировках, а все остальное время вы проводите на свое усмотрение. Хотите - встречайтесь с семьями, хотите - с друзьями. Мы могли сами выстраивать свой график. И при таком отношении спокойно сосредоточивались на футболе. Все, кто был рядом, помогали нам в этом, мы делали общее дело.

- Получается, помогла та самая свобода, которой не хватало футболистам при работе с российскими тренерами?

- Это, конечно, не ключевой фактор, но один из важных, который способствовал хорошему итоговому результату. Кроме того, безусловно, тренировочный процесс, не очень похожий на то, что мы привыкли видеть в исполнении российских тренеров. Была специальная подготовка к турниру: 20 дней, разбитых на пять блоков. В каждом из них была особая программа, и мы день за днем набирали форму. За несколько дней до начала турнира тренер по физподготовке раздал нам бумаги, где была указана вся наша работа, все было расписано досконально, кто каких результатов добился, кто что сделал, и результаты эти были весьма ощутимы. Ни работа над физикой, ни теория не похожи на то, что мы обычно делаем в клубах. Общее и главное впечатление в команде - мы не делали ничего лишнего. Все было вовремя, все было по делу. Большая часть нагрузок выпала на сбор в Германии - там была ударная часть, в Австрию мы переехали уже под первый матч, и там тренировки носили скорее восстановительный характер и посвящались отработкам определенных моделей игры под конкретного соперника.

- Отыграв всего 11 туров в России, футболисты таким образом вновь оказались фактически на предсезонном сборе. Это же очень тяжело.

- Да, потому что по ощущениям нагрузки были даже сильнее, чем на наших обычных предсезонных сборах. Причина простая: это была очень точечная нагрузка, и было из-за этого очень тяжело. На сборах обычно это бывает в первые дней 10. Но на сборах все монотонно, а тут нет. При этом уровень нагрузок сопоставим.

- Впервые я видел, чтобы все было организовано на высочайшем уровне: лучшие места, лучшие отели, все только лучшее. Это все благодаря Хиддинку?

- Наверное. Мы с Хиддинком живем в лучших отелях Москвы, в лучших отелях Европы. Это тоже о многом говорит. Мы же в свое время и в Бору жили, и в Сочи ездили, но Гус сказал, что это не тот уровень, и мы там больше не появлялись. После этого нас уже селили только туда, куда он говорил. Хиддинк постоянно повторяет, что мы лучшие футболисты России и мы достойны лучшего и готовиться должны в хороших условиях. А это тоже очень важный фактор. Мы видим, как Хиддинк и все остальные относятся к нам, и, естественно, стараемся и делаем все возможное, чтобы отвечать взаимностью.

- Но при этом почти никто не верил, что российская сборная добьется на Евро-2008 таких результатов. Руки не опускались?

- Нет, конечно, рук никто не опускал. Очень обидно, что в нас не верили. Вообще, много в стране у нас над футболистами смеются - по разным причинам, в разных программах, особенно в юмористических. Анекдоты эти... Все это не очень приятно. Осадок остается. В то же время приятно сейчас, что своей игрой мы заставили пересмотреть отношение к команде тех, кто в нее не верил.

- Правда, что случались организационные проколы: не тот матч, например, показали вам при разборе игры соперника?

- Нет, даже не понимаю о чем идет речь.

- Перед встречей со сборной Испании во время группового этапа вам показывали матч чуть ли не годичной давности Испания - Швеция (3:0). Разве нет? Хотя после этого было сыграно немало встреч, в том числе товарищеских, уже перед чемпионатом.

- Мы действительно смотрели матч Испания - Швеция, это так. Однако на то могли быть совершенно понятные причины: испанцы выиграли, в одной встрече - сразу два наших соперника по группе. Поэтому, я думаю, неспроста был выбран именно этот матч.

- Как Гус Хиддинк строил отношения с игроками?

- Помимо тренировок он практически ежедневно общался с кем-то. Иногда во время тренировок останавливал занятия для того, чтобы пошутить, разрядить обстановку. Он ездил от отеля до поля на велосипеде, когда мы тренировались в Германии, и шутил. Мы, например, едем на автобусе, а он раньше выезжает с Корнеевым, автобус их обгоняет. Футболисты сразу в окно стучат, смеются, а он нам - средний палец в ответ. Все смеются, Корнеев смеется так, что у него руль велосипеда ходуном ходит, он чуть из-за этого в кювет не упал. А в Москве был такой случай: мы возвращаемся с вечерней тренировки в отель, пробка жуткая, до гостиницы метров 300, центр города, и Хиддинк выходит из автобуса и выводит за собой всю команду. Идем, идем, перекресток - так Хиддинк выходит на проезжую часть, берет свисток и свистит, регулирует движение. А мы все в костюмах спортивных. И вот так переходили дорогу. А это же центр, все оборачиваются, все смотрят - еще бы, Хиддинк регулирует движение, чтобы футболисты могли дорогу перейти! Он, конечно же, шутил, было смешно, но это тоже очень характерный для него момент.

- Все в порядке с юмором.

- Да, однажды мы теорию в пивнушке рядом с тренировочным полем провели. Ливень был. И он всех туда пригласил. Мы сидим, а он картонки, которые под пиво подкладывают, как крупье, раскидывает нам. Но это была просто шутка, мы в итоге поговорили там и вернулись на поле, работать, как только дождь прошел. Это же нормальное человеческое отношение. Хиддинк показывал нам, что он не выше, не ниже нас, что он с нами на одном уровне, что нет никакой разницы и что все мы работаем ради одного - ради конечного успеха.

- Почему же российские тренеры так себя не ведут? Если очевидно, что именно в таком отношении тренера и футболистов залог успеха.

- Наверное, мы заложники своего прошлого. От наших тренеров всегда требовали результата, серьезного отношения к делу. Не важно, футбол это или любая другая спортивная отрасль. И за отсутствие результата наказывали, расформировывали команды, ссылали. Это все наложило свой отпечаток, у нас абсолютно другой менталитет. Мы заложники этого, и потому наши тренеры твердят нам только, что мы должны думать исключительно о результате, а не о чем-то другом.

- Первый матч на чемпионате Европы, и сразу поражение 4:1. Что случилось? Ведь играли-то, несмотря на счет, очень достойно.

- Разгром, конечно, неожиданный был. Мы были хорошо готовы, и матч показал, что в игре, в тактике и в видении игры было много положительных моментов. А счет - это как обухом по голове.

- Сидя на скамейке запасных, не проецировали на себя: а я бы вот так тут сыграл или вот так?

- Конечно, проецировал. Думаю, каждый футболист, наблюдающий со стороны за футболом, всегда проецирует те или иные моменты на себя. Но что я примерял - это только я знаю, в прессе об этом неэтично рассказывать.

- На Широкова и Колодина обрушился шквал критики после этой игры. Сопоставимый разве что с тем, что было после памятного матча против сборной Украины и гола Шевченко в ворота Филимонова.

- Не знаю. Во время чемпионата прессу не читал, да и сейчас не читаю. Я далек от этой информации, но могу себе представить. Ребятам, конечно, было неприятно. Но опять вернусь к Хиддинку, отмечу еще одну его сильную сторону. Он никогда не высказывает претензий прилюдно, при всех. Если он что-то хочет сказать, то говорит это один на один. И говорит в очень корректной форме, так, что футболисту все ясно. И он знает, что мы сами все понимаем. Мы взрослые люди, профессиональные футболисты, играем на высоком уровне и осознаем, где ошиблись, в какой ситуации. Игроки ощущают себя комфортно: да, ошибся, но тебе не тычут в это пальцем, ты не ощущаешь себя бельмом на глазу во время разбора матча. Потому что даже на разборе, если Хиддинк и скажет что-то, то сделает это аккуратно, не акцентируя внимания на персоналиях. Это не то, что в России, когда одной ошибке одного футболиста могут все занятие посвятить.

- Получается, что даже после неудачного матча против испанцев никто не чувствовал себя отрезанным ломтем сборной?

- Нет, конечно, ни отрезанным ломтем, ни звездой себя никто не чувствовал. И все это благодаря Хиддинку.

- И дальше покатило. Сборные Греции, Швеции, Нидерландов, от матча к матчу прогресс. Это был пик? Или, может быть, это и есть настоящая сборная России, а то, что мы видели в матче с испанцами, случайность?

- Хочется сказать, что в матче с голландцами мы показали нашу истинную силу. В матче с греческой командой нам некуда было отступать, для продолжения борьбы нужно было 4 очка при победе над сборной Швеции. Но мы не выходили на поле с мыслями о ничьей, мы, безусловно, считали очки, просчитывали варианты, но выходили играть только на победу. Хиддинк после игры со сборной Испании был внешне спокоен, он сказал, что у нас как минимум три игры, не надо зацикливаться на результате первого матча, надо думать о матчах со сборными Греции и Швеции. Терять-то нечего было. Так и получилось. С греками была битва, и сложно было предсказать, что случилось бы, забей они первыми. Семшов вынес мяч, потом забили. Выстояли, выиграли. А дальше уже на эмоциях вышли против шведов, и у них было мало шансов на победу. А с голландцами мы уже были в роли аутсайдеров, соперник же выступал в роли фаворита, показывающего красивый футбол.

- Матчи Россия - Нидерланды, Нидерланды - Италия и Нидерланды - Франция - лучшие на турнире.

- Согласен. Да. Мне голландцы очень симпатичны были по игре, после нас. И мы настраивались на них. А голландцы вышли самоуверенными, за что мы их и наказали. Мы были очень мобилизованы. А на полуфинал уже вышли с настроем, как голландцы против нас. Мы знали силу испанцев, знали, как играть. Но тут такой фактор сыграл свою роль: пресса, друзья, родственники - все говорили, что мы уже многого достигли, что уже все хорошо.

- В команде наступила самоуспокоенность?

- Вероятно, да, можно и так сказать. Мы уже получили удовлетворение от того, что сделали. И конечно, играй мы сейчас этот матч, этот полуфинал, все было бы иначе. Мы бы цеплялись зубами. А там не цеплялись. Допускали грубейшие тактические ошибки.

- Разочарование было сильным?

- У меня очень сильным. По той причине, что мы могли сыграть гораздо лучше. Мы сыграли очень вальяжно, много сопернику позволили, а на этом уровне такое не проходит. Нужно быть более серьезными.

- Расскажите про эпизод с Акинфеевым, когда вы друг другу, используя футбольный сленг, "напихали".

- Да такие моменты в каждой игре происходят. Ничего серьезного. Это все в игре осталось. Цена ошибки высока, и бывает такая несдержанность. Но это просто игровой момент, которому не нужно уделять столько внимания.

- Ажиотаж вокруг сборной не мешал?

- Мешал, конечно. Все это и привело к той вальяжности, с которой мы вышли на полуфинал. Это не позволило проявить характер, когда было нужно.

- Болельщики порадовали?

- Вообще, чемпионат Европы ни с чем нельзя сравнивать. То, как болеют здесь, - это что-то фантастическое. И на тренировках они, и в городе, и десятки тысяч на площадях у экранов, и на стадионах. И наши молодцы, здорово поддерживали!

- Жалеете, что большую часть праздника видели из окон автобуса?

- Да нет, не из окон автобуса. Мы, когда в город из деревни на игры приезжали, все это под окнами гостиниц наблюдали. Нам болельщики до первых петухов пели «Катюшу» и «День Победы».

- Почему вы во время исполнения российского гимна лукаво улыбались, когда камера мимо проезжала, и хитро смотрели потом на Жиркова?

- Во время гимнов мы стояли всегда обнявшись, руки друг другу на плечи клали, и когда камера к нам подъезжала, я Жиркова за волосы дергал, чтобы он ожил чуть-чуть, а то он все время такой скованный. (Смеется.) Мне было смешно, а он держался, даже вида не подавал.

- На каждом матче так было?

- Нет, только в плей-офф.

- Вообще, российская команда сейчас очень дружная. Свободное время тоже вместе проводили?

- Когда как. В Германии, например, на сборе, устроили турнир - в хоккей на игровой приставке играли, парами. Я с Быстровым играл. Всего 7 пар было, 14 человек. Мы с Быстровым до финала дошли. И вот у нас был чемпионат мира. В финале мы играли с Сычевым и Павленко и проиграли.

- Россия - Канада?

- Нет, Канада - Швеция у нас получилось, мы с Быстровым за Канаду играли. А в полуфинале мы как раз сборную России хлопнули. За российскую команду Павлюченко и Торбинский играли. Но мы были довольны своей победой. Заработали на ней 200 евро. (Смеется.)

- И где потратили?

- Там же и потратили, когда еще раз играли и вылетели в полуфинале. (Смеется.)

- Ваша семья не приехала на чемпионат, 40 дней вдали от дома. С женой сколько раз в день говорили?

- Вечером долго разговаривали, а днем в основном SMS обменивались, а если созванивались, то говорили коротко.

- Чему сын успел научиться, пока папа играл на Евро? Ведь ему еще и полугода нет.

- Он научился держать предметы в руках, переворачиваться, набрал 2 кг, научился хохотать и лучше людей в лицо стал узнавать. Я очень боялся, что приеду, а он меня не узнает. И я чуть не заплакал, когда приехал, взял его на руки, а он узнал и стал хохотать!

- Не жалеете, что не взяли жену и сына на чемпионат?

- Не жалею, потому что пришлось бы отвлекаться, была бы больше ответственность. Хотя видя, что нам дали больше свободы, видя как общаются остальные с семьями, возникала мысль, что можно было взять с собой их, няню или родителей. Но останавливало еще одно: желтая пресса, которая караулила там каждый наш шаг.

- Ожидали, что в Москве так горячо встретят?

- Нет, это все даже не описать и не объяснить сейчас.

- Устали сильно?

- Два дня потом до 3 часов спал, отсыпался, вообще сил не было никаких. Я не ожидал, что так встретят, мы же не чемпионы. Приятная неожиданность. В Австрии по телевизору видели, как Россия празднует каждую нашу победу, как все обнимаются.

- Короткий отпуск и снова в бой, а перед этим встреча с президентом России. Как она прошла?

- Президент очень общительный и очень приятный человек. Он шутил, молодежные словечки вставлял в разговор, сленг, на английском что-то. Очень приятно все это было. Даже анекдоты друг другу рассказывали. Разбирается в футболе. Это приятно, что он понимает игру, с ним было интересно на футбольные темы разговаривать. Он сказал, что за все время, пока смотрит футбол, наш матч с голландцами - самый сильный футбол, какой он видел в исполнении сборной России. Приятно общаться с человеком такого ранга.

- И в завершение самый популярный вопрос. Кто хочет купить Игнашевича - «Реал», «Милан», «Челси»? Откройте секрет. Сейчас вся сборная нарасхват.

- Я на этот вопрос могу ответить так: у меня существует договоренность с президентом нашего клуба, ЦСКА, что если поступит предложение от одного из ведущих чемпионатов, от сильного клуба, то мы рассмотрим это предложение и меня отпустят. Пока же я буду играть там, где получаю удовольствие от футбола, в той стране, где счастлива моя семья.

03.07.2008 / НИКОЛАЙ САДОВСКИЙ

• источник: gzt.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают