Игорь Колыванов: «Эти парни заражены»

Не так у нашего поколения получилось в сборной, как могло. Теперь будем стараться, чтобы у тех, с кем сейчас доводится работать, все срослось. То было почти чудо, конечно. Футбольная Россия давно успела позабыть, что это такое – вкус большой победы. И вдруг команда, созданная Игорем Колывановым, становится чемпионом Европы среди юношей 1989 года рождения! Именно что вдруг: в фаворитах такого уровня турниров мы лет двадцать уже не числимся. Понятно, что на Колыванова и его парней лавиной обрушилась тогда вполне заслуженная слава. Сам президент России счел нужным принять сборную в своей сочинской резиденции, вы представляете? Но эти самые лучи славы – явление сугубо оптическое, мимолетное. К сожалению или к счастью, но рассеиваются они достаточно быстро. А если кому-то кажется, что жить прошлыми победами можно долго и счастливо, то нужно от этого заблуждения по возможности скорее избавиться.

Год за десять

– В мае 2006-го вы, тренер свежеиспеченных чемпионов Европы, утверждали, что ближайшие полтора года станут для парней определяющими: смогут они шагнуть во взрослый футбол или нет. Смогли?

– Со сроками я, может, и погорячился, но не в этом дело. Когда тебе 17–18 лет, год идет за десять, это ведь понятно. Целая эпоха! За год можно многого достичь и многое растерять.

– Вот и я об этом: на вас, в сущности, лежит сегодня огромная ответственность за чужие футбольные судьбы. И именно за этот деликатный момент мне хотелось бы в нашей беседе зацепиться.
– Процесс действительно проблемный, и я изо всех сил стараюсь его контролировать и направлять, конечно. Смотрите, за год у меня в команде появилось семь новых игроков. Не то чтобы новых, они были в обойме, но именно теперь подросли и попали в команду. А расти получается не у каждого, это правда. Когда ты из юношей попадаешь сразу в мужики, начинается совсем другая жизнь, и только тот, кто эту планку готов взять, получает шансы состояться как футболист. Главный критерий здесь, основной метод – практика. Людей, которые играют за свои клубы раз в месяц, в моей команде практически нет.

– Уровень клуба при этом критичен? Или главное – чтобы играли?
– В принципе, нет большой разницы: в дубле премьер-лиги парень получает практику или во втором дивизионе. Но так получается, что у нас процентов 70 футболистов именно из премьер-лиги. При этом после отборочного турнира к чемпионату Европы, который прошел в сентябре и который мы провели, на мой взгляд, очень успешно, трое попали в ЦСКА, двое – в «Спартак», один – в «Москву».

– Это именно то, чего вы как тренер сборной хотели?
– Конечно. На следующий год, полагаю, у многих есть хорошие шансы твердо заиграть в основных составах. И знаете, что мне в моих парнях больше всего нравится? Они заражены профессионализмом! Им уже не нужно вдалбливать, что если ты пашешь на полную катушку, то твое время придет обязательно. Я все стадии сам в свое время прошел: юношеские сборные, молодежная, олимпийская, национальная. И поэтому, наверное, ребята мне верят. А ведь сколько примеров, когда перспективные, талантливые мальчишки, которые думали, что они на одном коньке могут всех обыграть и красавцами, без усилий, попасть в большой футбол, к 17 годам заканчивали!

Отцы и дети

– Как ни крути, а с вашим и другими именами тех, кто защищал цвета сборной, прочно ассоциируется ярлык «потерянное поколение», притом что все вы были по сегодняшним меркам звездами, все сделали прекрасные клубные карьеры. Но со сборной не достигли ничего...

– Откровенно говоря, я не очень люблю вспоминать прошлое: какой в этом толк? Ну что тут сказать… Наверное, слишком много творилось тогда вокруг сборной странных вещей, в которых никак не получалось разобраться: мы ведь довольно быстро по заграницам разъехались и в нюансы не вникали. Я и до сих пор не понимаю, почему я должен был играть в «Рибоке», а не в «Найке», например. А там ведь целая эпопея была! А почему горячей воды нет на базе? Или по какому праву нас Крондл в Софии «убивает», а мы терпим и молчим? Да, не так у нашего поколения получилось в сборной, как могло. Но уж как есть. Теперь будем стараться, чтобы у тех, с кем сейчас доводится работать, все срослось. Если в чем-то я им помогу – буду счастлив.

– По всему выходит, что нынешнее футбольное поколение – первое, которому довелось расти в хороших, чтобы не сказать больше, условиях. Ни с полями теперь нет проблем, ни с экипировкой, ни с выездами за границу.
– Все правильно.

– Так, может, и спрос с них должен быть другим? Может, нет у них права к 17 заканчивать, как считаете? Да и какой вообще резон заканчивать, если к этому возрасту человек уже вполне серьезные деньги футболом зарабатывает...
– Думаю, уровень спроса в последнее время серьезно повысился. Понимаете ли, нельзя вдруг, ни с того ни с сего взять и наехать на 17-летнего парнишку и потребовать от него результата. Это работа не одного дня и года, это динамика, процесс. В России достаточное количество ребят, которые могут играть в очень хороший футбол. Спросить мы с них успеем, а пока важно, чтобы они учились верить в себя. И не боялись играть с Англией, Францией, Германией.

– Да вроде не похоже, что боятся.
– Это здорово. У нас профессиональный футбол ведь только зарождается, нам лет 6–7 исполнилось в этом смысле. Футболу других стран – 30 как минимум.

Кто хочет стать миллионером?

– Вы говорите, талантов в России хватает. Неужто и такие, как Кркич, Пато, ле Таллек – очевидные вундеркинды, блиставшие на недавнем чемпионате мира для 17-летних, – тоже где-то бегают по огромной, но неосвоенной нашей территории?

– Я бы так сказал: в каждом возрасте попадаются один-два очень одаренных пацаненка. Нужно с ними правильно работать – и будет нам Боян Кркич. Западный футбол существует по своим законам, у тамошних игроков другой менталитет. Они все с детства профессионалы, у них это в крови. Сама жизнь так устроена, что человек с молоком матери впитывает: не будешь пахать – ничего не получишь. И никто лишний раз не станет объяснять, как нужно открываться, для чего нужен длинный пас и почему удар у тебя должен быть поставлен с обеих ног.

– А вот еще одна сторона проблемы, тоже имеющая непосредственное отношение к менталитету: принято думать, что сегодня парень из дубля клуба российской премьер-лиги меньше чем за 100 тысяч в год и шнурки на бутсах завязывать не станет. Что скажете?
– Знаете, в финансовые вопросы, которые не касаются непосредственно моих прав и обязанностей, я никогда не вмешивался и вмешиваться не буду. Не моя работа. Но уверен: хорошие футболисты должны хорошо зарабатывать. Другое дело, что у нас как бывает: подписался человек на 100 тысяч – и на этом сразу успокоился. А когда понял, что успокоился рано, – все, поезд ушел уже. Тот же Кркич мечтает через год не 100 зарабатывать, а 250, а через три года – миллион. И можете быть уверены, все для этого сделает, будет подниматься со ступеньки на ступеньку.

– И все же, Игорь, есть в российском футболе проблема больших денег и неправильного к ним отношения?
– В моей сборной ее нет. Я вижу, как честно и добросовестно ребята относятся к работе – вот главный показатель. У нас не развращенный коллектив, ничем не испорченный. И о футболе мои парни думают больше, чем о вещах, которые ему сопутствуют. Хотя соблазнов у них очень много. Куда больше, чем было когда-то у нас, по 300 дней году сидевших на сборах. Но приходится, конечно, объяснять, что если не жить футболом, футбол очень быстро тебя выбросит. А будешь ему много отдавать – с лихвой долги вернет. И на все про все отпущено лет 15, вряд ли больше. Так всегда было, есть и будет. Думайте головой!

Три в одном

– У вашей сборной впереди еще как бы три этапа существования – второй отборочный раунд чемпионата Европы, сам чемпионат и как финал – первенство мира в 2009-м...

– Все правильно, но сегодня можно с уверенностью говорить только об «отборе» на Европу. Первую квалификацию мы прошли неплохо – обыграли эстонцев, боснийцев и немцев. В апреле 2008 года состоится второй, так называемый элитный раунд: нужно будет занимать первое место из четырех, чтобы попасть в число участников финала, который пройдет в Чехии.

– Соперники когда определятся?
– В декабре пройдет жеребьевка – узнаем и соперников, и место проведения элитного раунда. А для того чтобы отобраться на чемпионат мира, нужно попадать в первую четверку в Европе. Вот такие задачи, никаких подарков. В 2009-м этот возраст из категории «юноши» уже уходит, команда становится молодежной сборной – до 21 года. Но, по моим ощущениям, человек пять-шесть могут и в следующем году к «молодежке» подключиться. А Саша Прудников уже сейчас три матча за нее сыграл.

– Для тренера юношеской сборной стремиться вырасти до тренера «молодежки» – заданное направление с точки зрения развития карьеры?
– Да я бы не сказал. Наверное, все здесь индивидуально. Поступательное движение – да, соглашусь. Но юношеских сборных России по разным возрастам – пять, а молодежная – одна. Каждый год тренера менять?

– Запомнилась фраза из одного вашего интервью: «Когда оказываешься в тренерской шкуре, быстро забываешь о том, что нужно играть в красивый, атакующий футбол»...
– Журналисты немного, пожалуй, исказили мою мысль, но только в самой формулировке. Потому что в целом, конечно же, футбол – игра на результат. От результата отталкивается любой тренер любой команды. Человек, сидящий на трибуне или в ложе прессы, может мечтать о чем угодно, а у тренера всегда только одна мысль: нужен результат. И он обязательно хочет сыграть на ноль. Ну а как по-другому? Если ты будешь выглядеть здорово, но при этом проигрывать – кому такой футбол нужен? Кто скажет, что Италия показала красивый футбол на чемпионате мира? Да язык не повернется так его назвать! Ровный, стабильный и рациональный. Добротный и качественный. Но не яркий в общепринятом понимании термина.

Чужая кухня

– В вашей игровой карьере были как минимум три тренера, чьи характеристики так или иначе выбиваются из общего ряда, – Эдуард Малофеев, Анатолий Бышовец и Зденек Земан. Побросало вас из крайности в крайность, ничего не скажешь. Но не в этом ли многообразии кроется одна из причин сегодняшних успехов, как думаете?

– Во-первых, я бы не сказал, что все у меня по работе безоблачно. Со стороны так, не исключено, и кажется, но можете поверить: проблем и головной боли в избытке. А соль в том, что я всем своим тренерам предельно благодарен, всем без исключения. Каждый дал мне что мог. А я постарался взять. Может, именно поэтому у меня сегодня есть и свои идеи, и свое понимание футбола, и связанные с этим определенные планы на жизнь.

– Хорошо, а трактовка футбола Малофеевым вам сегодня не кажется чудачеством, эпатажем?
– Всему свое время. Эдуард Васильевич – человек очень яркий, эмоциональный, творческий. И футбол у него был такой же – быстрый и яркий. Он давал результат, между прочим, – этот его футбол. Я попал к Малофееву в 18 лет и смотрел на него широко открытыми глазами, впитывал все, что он говорил и требовал. Впечатления от работы с Эдуардом Васильевичем у меня и по сей день очень такие, знаете, выпуклые, отчетливые. Именно Малофеев заставил меня окончательно поверить в то, что если получится пройти через переходный период, выдержать все нагрузки, физические и психологические, то смогу заиграть.

– Эти нагрузки потом вам и в работе по знаменитым методикам Земана помогли.
– Как сказать? Уровень советского клубного футбола был таков, что меня в Италии ничего до глубины души не поразило. В том числе и нагрузки совершенно не испугали.

– Любопытно, а с Анатолием Федоровичем вы нынче на тему качества игры «Локомотива» не общались? Может, вопросы какие-то задавали…
– Нет-нет. Каждый повар – хозяин своей кухни. Я никогда не проявлял повышенного интереса к чужой работе. Это табу.

Прогноз от колыванова

– На финише первенства России нас ждут четыре однозначно «шестиочковых» матча – по одному в туре. Может, попробуем уже сегодня оценить расстановку сил? Вот 27-й тур, «Спартак» – «Москва».

– У «Спартака», на мой взгляд, есть преимущество в подборе исполнителей. О явном фаворите говорить тут не приходится: матч будет, вне всяких сомнений, очень тяжелым. Однако победа «Спартака» вероятнее, чем ничья.

– Через неделю «Спартак» играет в Раменском.
– «Сатурн», конечно, здорово во второй половине сезона прибавил, в УЕФА сыграть мечтает. А «Спартаку» нужно становиться чемпионом. Придется на ничеечку поставить.

– «Зенит» – «Москва» в 29-м туре.
– Питер дома чувствует себя очень уверенно. Не вижу причин, по которым «Зенит» мог бы подарить «Москве» хотя бы очко.

– И наконец, «Сатурн» – «Зенит» в день окончания чемпионата.
– А вот тут – извините. По этой игре если и можно прогноз сделать, то не раньше 10 ноября. Потому что очень многое, если не все, будет зависеть от конкретного расклада.

– В прошлом сезоне вы отмечали, что при всем многообразии легионеров, играющих в России, смотреть можно на одного Жо. Сегодня ваш список расширился?
– На армейское трио смотреть определенно можно – на Вагнера, Жо, Дуду. «Спартак», безусловно, неплохого игрока купил – Веллитона. Одемвинги из «Локомотива» – тоже серьезный футболист, с большим и не раскрытым пока потенциалом. А если про наших говорить, то в первую очередь назову Павлюченко, который обладает даром выжимать голы из любых ситуаций, и Аршавина, безусловно. Счастье, когда в грамотно сделанной команде есть еще и яркий лидер. Только такие клубы становятся чемпионами.

Константин Столбовский

• источник: www.sportsdaily.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают