Игорь Акинфеев: «Пока не почувствую себя полностью здоровым, на поле не выйду»

6 мая этого года в Ростове-на-Дону произошло событие, так или иначе повлиявшее на выступление ЦСКА в этом сезоне. На 66-й минуте матча против «Ростова» Игорь Акинфеев неудачно приземлился на ногу и получил тяжелейшую для футболиста травму — разрыв крестообразной связки. Операция в Германии, костыли, долгое восстановление... Вместо того, чтобы играть в Лиге чемпионов и помогать сборной пробиться на ближайший чемпионат Европы, сейчас Акинфеев крутит педали велотренажеров и совершает легкие пробежки. Так было и во время подготовки ЦСКА к ключевой игре чемпионата против питерского «Зенита». Пока команда тренировалась, Акинфеев наматывал круги вокруг поля, да и то лишь двадцать минут, после чего уныло побрел в раздевалку. Скорее всего, в 2007-м году мы Игоря на поле не увидим.

Часто вспоминаешь тот матч в Ростове?

Сейчас уже нет, много времени прошло. Хотя совсем забыть такое трудно. Я, когда поднялся с земли и увидел свою ногу, сразу понял, что дело труба. Колено вылетело целиком. Странно, что на трибунах его никто не поймал. (Грустно улыбается.)

Ты впервые за карьеру получил возможность пожить жизнью простого человека. Что позволял себе из того, чего не мог позволить раньше?

Ничего особенного. Все думали, что мне сделают операцию и я буду пять месяцев гулять. А у меня фактически с первого дня начались восстановительные процедуры: сначала массажи, потом бассейн, сейчас тренажеры. Если честно, свободного времени стало даже меньше, чем когда я был здоров. Занимаюсь каждый день: приезжаю на базу с утра, а домой возвращаюсь не раньше пяти вечера, уже уставший. Никакого желания ходить по ресторанам или клубам у меня нет. Да и не было никогда! Я с пяти лет, можно сказать, не гуляю. Утром школа, вечером тренировка, после нее — спать. Так было почти каждый день.

А что тебе интересно кроме футбола?

Интересно просто нормально жить, чтобы меня никто не трогал.

«Нормально» — это как? Приехать с базы, лечь на диван и впялиться в телевизор?

Можно и так. А еще можно сходить с друзьями в какой-нибудь парк, посидеть на природе, поболтать, посмеяться. Но без всяких ночных бдений.

Не скучно?

Нет. Я не говорю, что буду жить так до самой старости, но сейчас ничего другого не хочется.

А кто твои друзья?

Братья Березуцкие. И Сергей Павлович (пресс-атташе ЦСКА Сергей Аксенов, в кабинете которого мы и беседуем. — Прим. Е.Л.). Про Палыча напишите отдельно, большими буквами.
Аксенов: Я проверю потом. (Оба смеются.)

В последнее время тебя часто можно увидеть в компании бывшего лидера группы «Руки вверх!» Сергея Жукова…

Акинфеев: Да, мы с ним дружим.

Болельщики других команд глумятся по этому поводу. Ты в курсе?

Мне все равно.

Интересно, а на чем вы с Жуковым сошлись?
Насколько я знаю, футбол он не любит, к тому же неравнодушен к выпивке и вообще к ночному образу жизни…

Кто тебе сказал? Все, он уже не пьет, я отучил его! (Смеется.) Он даже футбол немного полюбил, хотя раньше был совсем далек от этого. Сейчас старается ни одного матча ЦСКА не пропускать. Вот тебе, кстати, пример того, что такое настоящий друг. Улыбаться при встрече может каждый, особенно когда все у тебя хорошо. А вот поддержать в трудный момент… Сразу после операции мне позвонили только двое — Палыч и Жуков.

Я думаю, многие бы позвонили, если бы знали твой телефон.

Да ладно прикидываться — полстраны уже мой номер знает! Кому надо, тот всегда достанет. Тому же Жукову я телефон не давал — мы до этого пару раз всего виделись, когда он выступал на церемониях награждения ЦСКА. Я благодарил его за концерт — вот и все общение. Однако он как-то нашел мой номер и в самый нужный момент позвонил, поддержал. Это поступок. Я, в свою очередь, пригласил его на футбол. Мы с ним вместе смотрели первую игру России с Хорватией, я еще на костылях был. Так потихоньку и подружились. Кто бы что ни говорил, а Сергей очень хороший человек. Кстати, потом уже обнаружилось, что мы на протяжении десяти лет жили практически в соседних домах, но ни разу друг друга не видели…

В общем, я так понимаю, близких людей у тебя совсем немного?

А мне много и не надо. Я очень разборчив в знакомствах. Особенно в тех, что не касаются футбола.

Давай как раз поговорим о футболе. В последние годы ЦСКА выиграл все, что только можно, однако в этом сезоне команда может остаться вообще без медалей. В чем причина такой неудачи?

Почему сразу неудачи? Невозможно все всегда выигрывать! К тому же, сезон еще не закончился, у нас впереди шесть игр в чемпионате и Лига Чемпионов (интервью состоялось до игры с «Зенитом» - прим. Е.Л.) Эти матчи и покажут, каким был для нас 2007-й год.

Ты на самом деле думаешь, что за такой короткий период можно что-то исправить? Или просто бодришься?

Ну, ты задаешь такие вопросы… Как я еще могу ответить? «Нам ничего не светит, и завтра мы бросаем играть»? Конечно, я верю до последнего, что удастся выиграть золото. То же самое тебе скажет любой игрок нашей команды, и тренер, и президент.

Летом был период, когда ЦСКА в пяти матчах не забил ни одного гола, а в лазарете команды находилось 9 человек. Причем большинство травм игроки получали не в борьбе, а на ровном месте. В болельщицких кругах тут же появилась версия о том, что это - итог непомерных нагрузок, которые вы получили в межсезонье…

Передать привет Паулу Пайшау? (Смеется.) Это к нему вопрос, перегрузили нас или нет.

Ну, до своей травмы ты чувствовал мышечную усталость?

Лично я - нет. Я ведь получил травму в мае, в начале сезона. Какая может быть усталость в это время? Была нормальная работа. Конечно, в каждой игре на тебя ложиться колоссальная нагрузка, и даже если моментов у твоих ворот нет, ты все равно находишься в напряжении все 90 минут. И когда в раздевалку после матча приходишь - ноги побаливают. Но потом быстро отходишь. Так что моя травма, скорее всего, – просто несчастный случай. По поводу остальных – не знаю. Могу говорить только за себя.

Согласись, десяток несчастных случаев за сезон – это довольно странно…

Наверное, какая-то общая причина должна быть, но я ее не знаю. А даже если бы знал - все равно не сказал бы тебе правду. Как и любой человек из команды.

Цензура?

Нет, просто такие моменты мы обсуждаем только внутри коллектива, и это правильно. Представь, если я начну высказывать в прессе свое недовольство каким-то игроком или тренером, потом эти люди в ответ обо мне что-то скажут… Ничего хорошо из этого не выйдет. Атмосфера нарушится, и команда просто развалится. Некоторые тренеры на послематчевой пресс-конференции могут в пух и прах разнести того или иного игрока. В ЦСКА такое просто невозможно. Мы никогда не выносим сор из избы. ЦСКА – это коллективный разум, если можно так сказать. Наверное, поэтому мы так успешно выступаем на протяжении последних шести лет.

Тем не менее, ходят слухи, что сейчас с атмосферой в команде не все в порядке. Например, все заметили, что во время матча со «Спартаком» Вагнер, когда уходил с поля, демонстративно не пожал руку Янчику, который его заменял…

Это уж точно ерунда! Чистой воды эмоции – и ничего больше. Бразильцы вообще эмоциональные ребята. Каждому хочется сыграть все 90 минут. Даже если что-то не получается, человек внушает себе, что силы у него есть, что он все равно обязательно забьет. Но тренер со скамейки видит футбол по-другому - на то он и тренер. И он волен делать замены, когда посчитает нужным. А когда тебя меняют, всегда есть небольшая обида. Но она быстро проходит. После игры посмеялись, пошутили – и все забыли. Тем более Янчик забил, а значит Газаев был прав, выпуская его. Кстати, тот матч я смотрел в Германии, и до самой последней секунды не сомневался, что мы отыграемся. Не важно как - хоть «левак» какой-нибудь заковыряем, но три очка не отдадим. И когда Мандрыкин начал последнюю атаку, я понял – вот оно! Не знаю почему, но был уверен на сто процентов.

Помимо ЦСКА тебя на долгое время лишилась и сборная. Скоро ей предстоит один из решающих матчей на пути к чемпионату Европы — против сборной Англии. Ты смотрел первую игру?

Конечно. С Сережей Жуковым, кстати, смотрел — в спорт-баре, на большом экране. Если честно, мне игра наших понравилось. Думаю, забей англичане такой же гол, какой забил Зырянов, его бы засчитали. Просто Россию недолюбливают на Западе, это давно ясно.

Ты серьезно считаешь, что бывает 0:3 не по делу?

Я не ищу оправданий, просто констатирую факт: наш гол был чистым. А в целом, конечно, понятно, что англичане играют в футбол лучше нас. Плюс там было еще 80 тысяч их болельщиков…

Это так важно? Считается, что в современном футболе фактор своего и чужого поля уже не имеет особого значения…

Чушь. С какой стати что-то должно было измениться? На поле по-прежнему выходят люди, а не роботы. И когда все болеют против тебя, это ужасно давит психологически.

Даже если ты сотню раз был в таких ситуациях?

Да хоть тысячу! Привыкнуть к этому невозможно. Игроки, которые говорят, что у них перед игрой на «Уэмбли» или «Ноу камп» нет мандража, просто врут, я уверен. Наоборот, с каждой новой игрой тебя все больше и больше захватывает адреналин. Мурашки по телу такие… Просто не хватит слов, чтобы передать эти чувства.

Говорят, что Гус Хиддинк очень прост в общении и здорово раскрепостил команду. С ним действительно легче работать, чем с нашими наставниками?

Пожалуй, да. Благодаря Хиддинку в команде здоровая атмосфера, тренироваться стало приятно. Никто на тебя не давит, нет этих жутких теоретических занятий по несколько раз в день. Раньше, бывало, на разборе игры мы один момент по полтора часа смотрели. Сидишь и уже не знаешь, куда себя деть! А у Хиддинка все в меру, он ни в чем не перегибает палку. А еще раньше вызывали игроков в сборную - и вдруг выяснялось, что один заболел, у другого семейные обстоятельства, третий еще что-нибудь придумал... Теперь такого нет и в помине: все хотят ехать в национальную команду и играют с большим желанием. И результат не заставил себя ждать. В конце концов, поражение от Англии — первое за все время работы Хиддинка со сборной. Притом что Англия все-таки одна из сильнейших команд мира.

Те изменения в атмосфере, о которых ты говоришь, связаны с личностью Хиддинка или с западным менталитетом в целом?

Думаю, что с западным менталитетом. Он здорово отличается от нашего, чего уж там говорить. В 2004 году в ЦСКА полсезона отработал португалец Жорже, и я могу сказать, что атмосфера в команде была такой же великолепной, как сейчас при Хиддинке в сборной. Ничего лишнего — только футбол.

Почему же у вас с португальцем толком ничего не получилось?

Жорже был совсем уж мягкий. Хиддинк при всей своей открытости все-таки держит нужную дистанцию между собой и игроками. Он любит пошутить, посмеяться на тренировках, но, если ты начинаешь совсем уж дурачиться, может и «прессануть». А Жорже — он вообще не умел наказывать, просто добрейшей души человек. Нашего же игрока иногда надо задеть, завести...

Почему так? Наши себя какими-то особенными, что ли, считают?

За всех отвечать не берусь. Меня-то как раз заводить не надо. Я выкладываюсь на все сто при любом тренере — и при Жорже, и при Газзаеве, и при ком угодно. Потому что я не за тренера лично играю, а за себя, своих родных, болельщиков...

А Газзаев — суровый тренер?

Уже нет.

Что значит «уже»?

Ну, в 2003 году, когда Валерий Георгиевич только начал работать с командой, он был суровым. Например, если ты опаздывал хотя бы на минуту, он сразу тебя штрафовал, без объяснений. Потом, наверное, он сам осознал, что не очень это работает, и нашел более правильный подход к игрокам. Стало все намного спокойнее. И это сыграло большую роль в том, что мы начали выигрывать все подряд.

А ты вообще как относишься к тому, что какой-то человек, пусть и начальник, может повысить на тебя голос?

Нормально отношусь. Хотя всякое бывает. Помню, два года назад мы проиграли «Локомотиву» 2:3, и после этого у нас было теоретическое занятие. На нем Газзаев на меня прикрикнул, а я не сдержался, ответил ему. Но это все эмоции. Позже я зашел к нему в кабинет, извинился, мы сели и спокойно все обсудили. Он старше меня, намного опытнее, так что имеет право и накричать, если надо.

А Гинер суровый? Многие журналисты робеют от одного его взгляда…

И правильно! (Смеется.) Гинер всей душой болеет за команду, и когда кто-то на нее «наезжает» - он реагирует адекватно моменту. Но в общении он абсолютно спокойный, добродушный человек. Даже если он заведен или чем-то расстроен, внутри команды он старается этого не показывать. Наоборот – улыбнется тебе, всегда поддержит. Я сужу по встречам один на один у него в кабинете.

Это правда, что каждый из игроков может зайти туда в любой момент?

Да, конечно. То же самое относится и к Газзаеву.

После травмы у тебя появилась возможность посмотреть на российский футбол со стороны. Ты сказал, что шокирован тем, насколько медленно передвигаются по полю наши футболисты…

Я не отказываюсь от своих слов. В скорости наш чемпионат здорово уступает лучшим европейским образцам. На некоторых играх можно просто заснуть.

Я, как дилетант, думаю: почему нельзя с завтрашнего дня тупо начать бегать быстрее? Допустим, работать над выносливостью специально, на каждой тренировке…

Во-первых, не только в скорости дело. Будь так — мы бы бегом занимались, а не футболом. Зидан, например, не отличался скоростью, но за счет техники, за счет светлой головы он переигрывал всех. Тут очень много важных факторов, нельзя опираться на какой-то один. А во-вторых, взрослого футболиста переделать уже почти невозможно. Если тебя вовремя не научили правильно бежать, принимать мяч, отдавать пас — трудно потом что-то исправить. Все в детстве закладывается. А у нас хороших детских тренеров по пальцам одной руки можно пересчитать. Большинство тренируют как бог на душу положит. Да и условий достойных пока нет. Я был на базах «Барселоны», «Валенсии» — у них только для детей по 12—14 полей с натуральным газоном, и все в идеальном состоянии. А у нас в клубах дай бог два поля, и то искусственных.

Как тогда объяснить феномен африканского футбола? Там у детей вообще никаких условий нет.

А я не считаю, что африканские команды показывают какую-то выдающуюся игру. Они бегают хорошо, но выносливость им дана от природы, недаром они все чемпионаты мира по легкой атлетике выигрывают. При этом если посмотреть, как они бьют по воротам, то лично мне просто смешно становится. Конечно, это не касается таких звезд, как Дрогба из «Челси», но их единицы. В Россию за последнее время приезжало много футболистов из Африки, причем выступающих за свои сборные.
Большинство из них по мячу толком попасть не могут!

Если говорить о молодом поколении наших футболистов, кто из них не совсем потерян для Европы?

Да никто не потерян! Еще раз повторю: я не считаю, что мы плохо играли против тех же англичан. И бежали, и боролись, и моменты были. У нас хорошие футболисты, и хорошая сборная — не великая, но крепкая. И когда про нас говорят: мол, очередное потерянное поколение, — это полный бред! Посмотрите на Сашу Кержакова. Про него чего только ни говорили, а он уехал в Испанию и заиграл в одной из лучших команд Европы. И сразу видно, какое удовольствие доставляет ему футбол.

А ты никогда не устаешь от футбола?

Нет. Даже если в сезоне набирается больше пятидесяти игр, я ловлю кайф от каждой.

И даже на кочковатом поле в Ростове-на-Дону, где вдобавок вместо трибуны жуткого вида бетонный забор?

Да. (Смеется.) Даже этот забор не отбивает желания играть. Мне интересно бывать в разных городах, соперничать с разными командами, чувствовать энергетику стадиона, пусть и болеющего против тебя. Без этих эмоций уже не могу. А заборы просто не замечаю.

А поражения быстро забываешь?

Быстро. Вышел из раздевалки — и все, начинаю готовиться к следующей игре. Если зацикливаться на поражениях, ничего хорошего не выйдет.

Кстати, когда твоя следующая игра?

Пока ничего определенного сказать не могу. Но торопиться точно не буду. До тех пор пока не почувствую себя полностью здоровым, на поле не выйду. С такими травмами не шутят.

До сих пор испытываешь неприятные ощущения в колене?

Нет, в этом плане все нормально. Вообще никакого дискомфорта. Просто я понимаю, что сроки еще не те. После операции прошло фактически четыре месяца, а практика показывает, что на полное лечение разрыва связок уходит не меньше полугода.

Когда мы договаривались об интервью, ты сказал, чтобы я обязательно приехал с симпатичной корреспонденткой. Это ты в шутку?

Да какие шутки?! Не понимаю, почему ты вместо девушки привез фотографа. Я очень расстроен.

Не успеваешь общаться со слабым полом?

Да вот письма читаю по возможности. Кстати, хочу через ваш журнал попросить, чтобы помимо писем все присылали свои фотографии.

Говорят, что чем популярнее становишься, тем сложнее найти достойную девушку…

Если серьезно, сейчас я вообще не задумываюсь о таких вещах. Я не ставлю себе цель завтра с кем-то познакомиться, потом начать вместе жить, расписаться и т. д. Это такие судьбоносные вещи, которые в нужный момент сами происходят. На все воля Божья...

В общем, сейчас ты не влюблен?

Нет. И слава богу!

Почему «слава богу»?

Потому что на данный момент мне бы это только мешало.

Откуда ты это знаешь?

Оттуда. (Показывает наверх.) Рано мне еще. Моя невеста только во второй класс пошла.
Аксенов: Уже в третий. (Оба смеются.)

Это кто?

Акинфеев: Как кто? Дочка Палыча!

Последний вопрос. Мне показалось, что во время съемки ты чувствовал себя неуютно. Не любишь фотографироваться?

Если честно, совсем не люблю. Хотя мне не впервой сниматься для журналов, но привыкнуть к этому все равно не получается. Не то чтобы я стесняюсь — просто не люблю выделяться из толпы. Я хочу оставаться обыкновенным парнем, как все.

© Левый (специально для сайта Пески.ру)

• источник: peski.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают