Поражение победителя

Победа ЦСКА унизила Валерия Газзаева. Поражение <Зенита> возвысило Властимила Петржелу.

Что-то подобное под трибунами <Петровского> уже происходило. <Зенит> -- ЦСКА, матч года. Выиграть - дело принципа. Но одна команда вчистую переигрывает другую. А тренер-победитель, вместо того, чтоб возвыситься до <милости к падшим>, унижает сам себя злорадством.

Анатолий Бышовец, как личность, перестал для Петербурга существовать не в 1998-м, когда ради вожделенной сборной бросил после первого круга <Зенит>, претендовавший на <золото>. Все началось, годом раньше, когда изгнанный из Питера за <договорнушки> Павел Садырин привез на <Петровский> свою новую команду -- ЦСКА, и проиграл 0:2 <Зениту>. И вот, сев за стол перед журналистами, Бышовец с улыбкой пастора-мормона начал читать проповедь о нравственной чистоте, о футбольных грехах и о том, что кара небесная не медлит пасть на головы грешников. Садырин, пожав плечами, ответил: <Какой же тренер вам откровенно признается, что работает с судьями или расписывает матчи?>

Добивал Бышовец уже безоружного, склонившего голову противника. Прыгал по крышке гроба, поддавшись соблазну. А через год не устоял перед новым соблазном -- впал в грех тщеславия, но быстро проиграл со сборной России все, что мог, и превратился в <политический> труп. Ни одна из команд, в которые его потом заносила судьба, не подавала больше с Бышовцем признаков жизни. Ни донецкий <Шахтер>, ни португальская <Миритиму>, ни подмосковные <Химки>.

Валерий Газзаев, столь убедительно выиграв у Властимила Петржелы, мог разом покончить и с взаимной неприязнью, и снискать в Питере если не любовь, то уважение тысяч болельщиков. Но тоже предпочел танцевать на гробе врага. <Практически ни одной разумной комбинации соперника мы не увидели>... <Хочу отдельно сказать большое спасибо Властимилу Петржеле, который помог нам сегодня выиграть и настроить игроков>... <Здесь анализировать нечего -- одна команда играла в футбол, хороший футбол>.

Говорил Газзаев, пряча в усы ту же мерзкую улыбку, какой отметился Бышовец пять лет назад. Но у Башовца хоть были причины гордиться командой, им же самим собранной и подготовленной. Тогда как Валерий Георгиевич попросту пожинает плоды с дерева, посаженного, взращенного и подрезанного Артуром Жоржем. И еще имеет наглость гордиться урожаем. Хотя его личная заслуга - всего лишь умение поставить команду на цыпочки, чтобы она дотянулась до самой высокой ветки этого дерева (пусть и с посторонней помощью). Собственно газзаевский ЦСКА, ЦСКА образца прошлого года, проиграл бы нынешнему <Зениту> не 1:4, а 1:7 или 1:10.

Петржела был, в самом деле, превзойден по всем статьям - и тактически, и технически, и физически. Не угадал со стартовым составом и вратарем. Напрасно дал установку Флахбарту ходить вперед - страхуя правый фланг обороны, Шумуликовски то и дело покидал центр полузащиты, создавая в центре поля <дыру>. Но когда наставника <Зенита> спросили, является ли это поражение катастрофой, и станет ли для него катастрофой, если <Зенит> не попадет в призеры, Петржела возмутился. <Я этот вопрос не понял. Какая катастрофа? В футболе для меня нет катастроф, никогда не было и не будет! Команда четыре дня назад праздновала победу над АЕК, а через четыре дня будем плевать на команду? Может, мы будем на четвертой позиции, может на пятой. Вы думаете, что меня выкинут? Так вы хотели сказать?>

Может, его и выкинули бы после крупного поражения на своем поле -- первого за последние три года и третьего за всю российскую историю <Зенита>. Но в последние две недели любители футбола на примере нашей сборной и АЕКа убедились, что крупный счет ничего не доказывает. Может, его бы выкинули, если б задача стояла взять в 2004 году титул, и если б клубное руководство под эту задачу смогло купить Петржеле хотя бы тех российских игроков, которых он просил. Но задача на сезон - место в пятерке и участие в Кубке УЕФА на следующий год. А дающая туда путевку <бронза> пока никуда не уплыла. Наконец, Петржелу могли бы выкинуть, если б после армейской оплеухи он бегал в истерике с веревкой на шее и кричал, что жизнь кончена. А главный тренер <Зенита> пришел к журналистам, улыбаясь (хотя все отлично видели, чего ему стоит эта улыбка), ни разу не повысил голос и ушел с гордо поднятой головой.

ЦСКА в 2004-м больше заслуживает титул, чем <Зенит>. Но с тренером, не способным подняться над собой и своими мелкими обидами, армейцы рискуют через год превратиться в такой же труп, в какой с Газзаевым к Осени 2003-го превратилась сборная России. Не зря говорят, что самую тяжелую болезнь высшие силы посылают тогда, когда человек перестает расти духовно.

Борислав Михайличенко

Зенит
С-Петербург
25 октября,
Санкт_Петербург
ЦСКА
Москва
• источник: kurier.spb.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают