Игорь Акинфеев: «У меня нежный возраст, и мне рано думать об отъезде за границу»

Игорь Акинфеев в представлении не нуждается уже давно. Несмотря на возраст, вратарь ЦСКА и сборной России успел стать одной из главных звезд российского футбола и выиграть почти все мыслимые клубные трофеи. С 21-летним голкипером беседуют Алексей Андронов и Александр Шмурнов.

- Игорь, почему вы стали футболистом и почему именно вратарем?

- Моему отцу друг посоветовал отдать меня в футбол. Я пришел в группу, в которой занимались мальчишки 84-го года, а я - 86-го года рождения. Тренер Валерий Федорович Ковач предложил побегать мне первую тренировку со всеми вместе, а на второй я встал в ворота, и тренеру, видно, понравилась моя игра.

Так и пошло. Я семь лет играл за 84-й год, а потом еще несколько - за 85-й, со своими сверстниками так и не удалось поиграть. Когда пришел в ЦСКА, опять оказался самым молодым.


- Можно сказать, что вас «сослали» в ворота: мол, иди постой, малыш?

- Нет, выбор я делал осознанно. Я был невысокого росточка.


- Но существует стереотип, что вратарь должен быть гигантом, во всяком случае, самым высоким в команде.

- Мне, кстати, не очень понятно, откуда берутся разговоры о моем относительно небольшом росте. Одна газета тут написала даже, что это мой минус. У меня рост, извините, 185 сантиметров, точно такой же, как у Славы Малафеева из «Зенита», который вовсе не считается невысоким. Если посмотреть на европейских голкиперов: Касильяс, вратарь «Реала», те же 185; Канисарес из «Валенсии», другой знаменитый испанский вратарь, вообще 182. Я вам скажу, многие большие вратари испытывают больше проблем. Иногда смотришь: двухметровый парень, а ничего выловить не может. И не только внизу, где ему по определению неудобно, но и вверху.


- Но все-таки в своей первой команде на фоне партнеров вы были явно невысокого роста. И, возможно, это как раз и помогло развить вратарские качества?

- Пожалуй, это так. Мне необходимо было поглощать разницу в росте, тянуться, развивать прыгучесть. Но, знаете, я в воротах и тогда, когда был метр двадцать ростом, чувствовал себя уверенно и комфортно; что уж говорить, когда вырос до 185.


- К 21 году вы отыграли почти 200 матчей за ЦСКА только в чемпионатах России, вас можно назвать акселератом в каком-то смысле. Насколько тяжело было осваиваться в среде профессионалов? Были проблемы?

- Проблемы обычно возникают в подростковом возрасте, когда можно сбиться с пути, попасть в плохую компанию. Я, слава богу, этого избежал. Еще мне повезло с моментом перехода в основной состав команды. Мой первый матч в Самаре был моим звездным часом, и я его использовал на все сто процентов.


- Какие еще матчи оставили у вас яркие воспоминания?

- Все матчи и не припомнишь. Самый, пожалуй, незабываемый - матч прошлогодней Лиги чемпионов в Лондоне с «Арсеналом».


- Как вы оценивали игру в перерыве, о чем разговаривали в раздевалке?

- Я пришел в раздевалку самым последним и увидел, что ребята реально растеряны и не знают, что делать. До этого играть на таком высоком уровне нам не приходилось. Валерий Георгиевич Газзаев дал команде отдохнуть, ни единого слова не сказал и только перед выходом на поле конкретно рекомендовал, как играть в той или иной ситуации. В том матче нам сильно повезло. Победа в Москве и ничья в Лондоне, на мой взгляд, достойнейший исход борьбы с такой высококлассной командой.


- Насколько для вас значимы игры с великими клубами, даже вне футбольного результата? Из группы ЦСКА не вышел, но условная победа по сумме двух встреч над самим «Арсеналом», судя по всему, оставила неизгладимое впечатление.

- Конечно, такие игры даром не проходят. Мне было интересно играть против «Арсенала», против Анри, других футболистов экстра-класса, а не против «Динамо» (Бухарест). Вообще, Лига чемпионов - это неоценимый опыт прежде всего. Вспомните игру в Гамбурге, где вышли Таранов и Кочубей; для них это был колоссальный опыт и возможность быстро прогрессировать.


- К разговору о молодых футболистах: насколько ощущается преемственность поколений в ЦСКА?

- Когда выпускался мой год, у нас была очень хорошая команда с большими перспективами. К сожалению, сейчас в премьер-лиге играю только я, есть еще в ЦСКА Горелов, который играет за дубль и подключается к основному составу. Остальные как-то растворились кто куда. Да, школа работает не совсем так, как хотелось бы, но игроки наши все же появляются: Таранов, Григорьев. Они уже входят в обойму Газзаева, и им главное - не потеряться, а продолжать работать и прогрессировать.


- Много сейчас говорится о лимите на легионеров и о том, что лимит развращает российских игроков, знающих, что законом им место в составе обеспечено. У вас в команде разговоры подобного рода ведутся?

- Нет. У нас все знают, что для того, чтобы играть в стартовом составе, нужно быть сильнее остальных.


- Как вы находите общий язык с бразильцами? Известно, что они учить русский не хотят, а Газзаев всегда заявляет, что в команде должен быть русскоговорящий каркас.

- В Европе учить язык их бы заставили, а у нас - нет. Но что делать? Мы вынуждены общаться с ними через переводчика.


- Что значит «в Европе заставили бы»?

- Там их вынуждают учить язык, а у нас - нет. Ярошик рассказывал, что, когда он приехал в «Челси», его никто не встретил в аэропорту, гостиницу он искал сам и так далее. То есть учил язык путем полного погружения.


- Бразильцы существуют абсолютно обособленно, или вам удается проникнуть в их компанию?

- Они всегда с удовольствием принимают приглашения на вечеринку, но, опять же, приходят с переводчиком.


- Вагнер, самый, пожалуй, экстравагантный из бразильцев, кажется, остепенился? Последний матч с «Локомотивом» был показательным. Он меньше обычного падал в штрафной и отдавал пасы назад.

- Я думаю, что эти изменения связаны с тем, что его стали вызывать в сборную Бразилии, и он знает, что за ним следят тренеры сборной, и старается показать свой лучший футбол.


- Вам хотелось бы поиграть в Европе?

- Да, конечно. У меня такой характер, что всегда хочется чего-то нового. Но сейчас у меня самый нежный возраст, и нужно пока поиграть дома. Вот когда будет 25-26 лет, можно и об отъезде подумать.


- Что вы думаете о словах тренера «Арсенала» Арсена Венгера, который сказал, что ему нужен такой вратарь?

- Я стараюсь на все эти разговоры внимания не обращать. Ведь точно неизвестно, что именно сказал Венгер. То, что дошло до нас, - это информация через третьи руки. У меня на данный момент контракт с ЦСКА, и я его должен выполнить. А все эти разговоры приятны, но ничего от этого не изменится.


- Вы участвовали в фотосессии, устроенной журналом «Про спорт». Фотограф вас увидел в стилистике вратарской романтики времен Яшина. Насколько вам это время и эти образы близки?

- Ничего особенного. Было любопытно почувствовать себя во вратарской одежде того времени. Но в кепке играть было бы неудобно (смеется).


- У вас есть ощущение исключительности вратарского дела, которое овеяно мифами и легендами 30-50-х годов?

- Нет, у меня ничего такого нет. Я отношусь к своему делу как к работе. После игры хочется быстрее домой - отдохнуть, полежать; а выйти в свет и насладиться своей звездностью - не для меня.


- К 21 году вы выиграли практически все трофеи. Так несложно и утратить мотивацию для того, чтобы двигаться дальше и продолжать играть.

- О какой утрате мотивации может идти речь? Для меня каждая игра имеет свою мотивацию, и я стараюсь поддерживать себя в этом тонусе.


- Есть ли у вас учитель во вратарском деле, вообще в профессии футболиста?

- Я уже говорил о своем первом тренере, которого и считаю учителем. А мой наставник - это тренер вратарей ЦСКА Вячеслав Чанов, с которым я тренируюсь каждый день.


- Рассказывали, что однажды на юношеском турнире вас заметили агенты киевского «Динамо» и хотели купить за любые деньги. Так ли это?

- Да, я слышал об этом. Дело было во время одного из турниров на Кубок Содружества. Наверное, хорошо, что меня тогда не отпустили.


- Расскажите про историю с итальянским судьей Де Сантисом и с удалением в матче против «Спартака». Вы, как известно, вообще-то такие истории пропускаете через себя и на публику не выносите.

- А зачем? Мне достаточно одного дня, чтобы внутри себя с историей разобраться, сделать выводы и больше к ней не возвращаться. Что касается истории с Де Сантисом, то моей вины там не было. Когда мы пришли после игры в раздевалку, Валерий Георгиевич спросил по поводу эпизода, я честно ответил, что рукой не играл и вам это же могу заявить. Наш оператор игру снимал, мы просмотрели эпизод, и всем стало очевидно, что игры рукой не было. Все, конец истории.


- Но в игре с «Лучом» вы рукой за пределами штрафной играли?

- Понятное дело, тогда игра рукой была.


- Почему же удалили Тихоновецкого, а не вас?

- Все в мире происходит по справедливости. То, что сделал со мной Де Сантис в игре со «Спартаком», обернулось в игре с «Лучом» как бумеранг.

А насчет Де Сантиса - в декабре мы с братьями Березуцкими отдыхали на Маврикии, лежим на пляже и видим: идет человек с до боли знакомым лицом. Оказывается, уже три дня рядом с нами отдыхал Де Сантис. Он тоже, видимо, нас узнал и обходил стороной.


- Как вы относитесь к практике приглашения иностранных арбитров. Вам легче играть с судьей, который вас видит первый и последний раз, или с тем, кого вы хорошо знаете и он вас тоже?

- Для меня нет разницы. Иностранцев можно и нужно приглашать, но не так часто, как это делается в последнее время. Мы приглашаем иностранцев, платим им немалые деньги, забывая, что у нас есть первоклассные арбитры, Игорь Егоров например. Своим нужно больше доверять, а иностранцев приглашать три-четыре раза за чемпионат.


- У вас есть предпочтения среди иностранных судей? Кому вы больше доверяете?

- Мне очень нравится, как судят арбитры из Испании и Германии, Медина Канталехо и Флориан Майер например.


- Вам не свойственно после матча разбираться в партнерах, в себе, в судьях?

- Мне это не нужно. Думаю, если серьезно копаться, с футболом вообще можно закончить. Пропущенный мяч, отдельные эпизоды необходимо обдумать. Переварил за два часа после матча и стираешь информацию, как в компьютере, а на следующий день - уже с новыми силами на тренировку, на новую игру, чтобы все было гладко. Своеобразная перезагрузка.


- Насколько изменились атмосфера и ваше отношение к тому, что происходит со сборной с появлением в команде Гуса Хиддинка?

- Атмосфера не то чтобы сильно изменилась, но отличия, безусловно, есть. Главный тренер не устраивает постоянные собрания, существует полное доверие между Хиддинком и игроками. Команда сейчас управляема, она полностью выполняет установки тренера.


- Должно ли быть абсолютным доверие тренера игрокам? В России во многих случаях это доверие ставится под сомнение. На слуху сейчас история с зенитовцами Аршавиным, Анюковым и Денисовым, а ведь это игроки сборной.

- В сборной у нас ситуация немного другая, нежели в клубных командах. Игроки, насколько я знаю, целый день не выходят из гостиницы, только на тренировку.


- Вы говорите, что атмосфера в сборной хорошая, команда управляема, претензий друг к другу нет. Приводит ли это к общей уверенности в своих силах? Вы лично чувствуете, что задачу можно решить?

- У нас еще много сложных матчей, в частности, обе игры с Англией, а кроме того, выезды в Хорватию и Израиль. Но лично я уверен в себе, в партнерах, в тренерах - в общем, уверен, что мы получим путевку на чемпионат Европы.


- Хиддинк действительно, как многие считают, человек из совсем другого мира, который способен нашу сборную научить играть иначе и вообще всех нас научить жить?

- Нет, это обычный человек.


- А зачем же мы тогда пригласили его, откуда такая вера в него как в мессию?

- Хотели что-то изменить, наверное. Но изменилось ли что-нибудь, сейчас пока непонятно. Просто рано об этом говорить. Давайте подождем окончания отборочного цикла.


- Как организована работа с вратарями в сборной?

- Нормально. Когда команда попадает на чемпионат мира или Европы и имеет месячный промежуток для совместных тренировок и игры, тогда просто необходим тренер по вратарям, а когда для отборочных матчей мы собираемся на два-три дня, то мы втроем сами можем поддерживать форму. Тем более ребята сами знают, какие упражнения надо делать, а иногда вносим новые.


- Прозвучало магическое заклинание «чемпионат мира», а чуть раньше мы вспоминали о киевском «Динамо». К слову, вам не было завидно, досадно, что сборная Украины попала на мундиаль, а России там не было?

- Нет, к чему завидовать? Они добились своей цели потом и кровью, мы тоже могли добиться. Надо только радоваться успехам людей.


- Зависть вам вообще не свойственна? Спорт - это все-таки борьба: у соперника надо что-то отобрать, чтобы решить свою задачу.

- Отобрать, переиграть надо в очном споре. Я не тот человек, который будет строить козни и завидовать за кулисами. И хочу, чтобы мне тоже никто не мешал, кроме соперников, с которыми я встречаюсь на поле.


- И не просыпается чувство неприязни к соперникам - к «Спартаку», например?

- Нет, подобных чувств я не испытываю. Понятно, что все мы люди, все играем за разные команды, могут быть разные разговоры, но, главное, мы должны сохранять чувство взаимного уважения.


- Существует единство вратарской бригады в сборной?

- История на чемпионате мира показательна: Кан и Леманн не разговаривали друг с другом, а перед серией пенальти Кан подошел к Леманну, пожал руку, подбодрил. У нас с Сергеем Овчинниковым была огромная разница в возрасте, но мы всегда находили общий язык. Он мне подсказывал, давал полезные советы, и до сих пор мы поддерживаем отношения. Вратари в одной команде обязаны находить общий язык. В сборной мы, как правило, собираемся с Димой Бородиным и Славой Малафеевым, мне с ними очень комфортно, взаимопонимание у нас отличное.


- Вам, к слову, не жалко, что Сергей Овчинников закончил карьеру?

- Мне бы, честно говоря, хотелось, чтобы он поиграл еще пару-тройку лет, потому что видно было, что он может еще играть на высоком уровне.


- А с защитниками какая ситуация? В принципе оборона сборной построена на игроках ЦСКА, и вам, наверное, удобно играть с постоянными партнерами. Но вот получили травмы и Алексей, и Василий Березуцкие, и вдруг выяснилось, что играть-то, по сути, в сборной некому. Есть ли у нас потенциал? Может быть, на кого-то из защитников тренерам сборной стоит обратить внимание?

- На мой взгляд, искать надо, причем не только в премьер-лиге, возможно, и в первом дивизионе. Игроки появляются: например, Ефимов в «Локомотиве». Хорошо, что получил шанс Григорьев у нас в ЦСКА, это поможет ему вырасти.


- Для вас существенно, по какой схеме играет оборона? В ЦСКА Газзаев практикует схему с тремя защитниками, сборная играет в четыре.

- Я лично в тактику не вникаю, мне важно, чтобы у ворот не было неприкрытых нападающих соперника. А у ребят я спрашивал об этом, в частности, задавал вопрос братьям Березуцким и Игнашевичу, легче им в ЦСКА играть или в сборной. Они говорят, что привыкли к схеме с тремя и в другой даже теряются. Но если нужно играть по другой тактике, они пытаются приспособиться.


- Вы иногда выговариваете партнерам за оплошности перед воротами, но чаще всего не защитникам, а игрокам средней линии. Почему?

- Понятно, что Березуцкие и Игнашевич давно играют вместе и все понимают сами. А если кто-то из игроков других линий оказывается в обороне, он может допустить принципиальную ошибку, и тогда ему нужно на нее указать.


- Насколько быстро вам удается находить общий язык с игроками других клубов, с которыми вы вместе выступаете за сборную? С Колодиным, например. Насколько это тонкая и сложная материя?

- Для меня в этом нет никаких проблем. Если человек играет впервые, как, например, Шишкин в матче с Эстонией, просто надо вселять в него уверенность, подсказывать, подбадривать, и это задача тех, кто играет в команде уже давно.


- В свой день рождения после матча с «Химками» вы сразу поехали домой. Это что, единственный способ отдохнуть для вас?

- Нет, мы иногда встречаемся с ребятами, с теми же братьями Березуцкими, гуляем, можем сходить в ресторан, а ночные клубы, дискотеки - это не для меня.


- В последнее время стало модно ходить на баскетбол, на хоккей, даже бразильцы к этому приобщаются.

- Это тоже форма отдыха для нас. Хорошо, что у ЦСКА есть сильные баскетбольная и хоккейная команды, я за них с удовольствием болею и желаю им только побед.


- Игорь, у вас такая чудесная улыбка. Вам еще не предлагали сниматься в кино, в сериалах? Ведь опыт съемки в клипе уже был.

- Подходили, правда, не столько с предложениями, сколько с тем вопросом, который вы задали. Говорили: мол, тебя это ждет в ближайшее время. Но, если честно, я этого не хочу. Пока не хочу. Понятно, что футбол не вечен и какое-то занятие в будущем нужно будет искать. Но сейчас для меня все зациклено на футболе.

• источник: gzt.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают