Валерий Газзаев: «Любви к России от иностранцев не требую. Но уважения — обязательно»

Выдающийся голливудский режиссер Стивен Спилберг в начале рабочей недели неизменно оставляет на видном месте съемочной площадки свою бейсболку, в которую актеры ежедневно бросают по нескольку долларов, чтобы накануне выходного устроить лотерею. Тот, кому достанется выигрыш, имеет право потратить его по своему усмотрению, но обычно счастливчики устраивают пикник для всей компании. В непринужденной обстановке, на природе, за бутылочкой ведутся задушевные беседы, рассказываются курьезные истории и льется смех. "Все это сближает актеров из разных стран, и постепенно мы превращаемся в большую семью", - делится Спилберг одним из своих профессиональных секретов.

У "главного режиссера" ЦСКА Валерия Газзаева, конечно, тоже есть секреты, с помощью которых ему удается объединить в одну семью игроков из России и дальнего зарубежья. Между тем тренерскую карьеру он начинал еще тогда, когда перед иностранцами двери советских команд были наглухо закрыты.

- Вероятно, коллективом, состоявшим из соотечественников, управлять было легче, чем нынешним интернационалом? - поинтересовался я у Газзаева.

- Лично мне - нет, - не задумываясь ответил он. - Ведь и в той же "Алании" играли люди с разной культурой, разными взглядами на жизнь и футбол. Я проявлял уважение не только к каждому из них, но и к традициям народа, на которых человек рос и воспитывался. В противном случае "Алания" не стала бы чемпионом России и не демонстрировала бы слаженную, содержательную и зрелищную игру, которую по достоинству оценивали не только во Владикавказе, но и во многих других городах страны. Так что к приезду легионеров я был готов, и их появление по большому счету мою тренерскую деятельность не усложнило. К тому же я давно понял: тренер, выбирающий простой путь, делающий ставку не на одаренных личностей, а на послушных середняков, всю жизнь будет, образно говоря, топтаться у подножия горы, так ее и не покорив.

В футболках ЦСКА выходят на поле люди с различным менталитетом, культурой, мировоззрением, вероисповеданием. Я не призываю их любить Россию так же, как свою родину. "Вы можете не любить ее вообще, - говорю я нашим легионерам. - Но вы должны уважать нашу страну и наш народ, его традиции, как и традиции клуба, где вы играете и получаете деньги". Я не допущу, чтобы иностранцы со своим уставом приходили в наш монастырь: если это произойдет - рухнет вся команда.

- Вы с ними общаетесь, как правило, через переводчика. Все ли нюансы удается до них донести в индивидуальных беседах и на установке?

- Футбольную терминологию наши легионеры осваивают быстро и к тому же чувствуют мою интонацию. Но вот в разговорах, не касающихся футбола, без переводчика не обойтись. Кстати, с иностранцами я чаще встречаюсь один на один, чем с русскими игроками. Они ведь находятся вдали от родины, порой, особенно в дни неудач, тоскуют по ней, по родителям и друзьям. Именно в такие моменты легионер и нуждается в добром слове. И услышать его он должен прежде всего от тренера. Ну а повышенное внимание к зарубежным новобранцам клуба помогает им быстрее адаптироваться и ощутить себя своими в компании людей, со многими из которых они еще вчера не были даже знакомы.

- Наши не ревнуют?

- Нет. Они относятся к подобным вещам с пониманием и тоже стараются сделать так, чтобы любой легионер, пришедший в команду, не чувствовал себя чужаком. На мой взгляд, культурный уровень наших игроков, как и профессиональный, достаточно высок. Это и позволяет им правильно строить свои отношения с иностранцами как на поле, так и за его пределами. Доброжелательная атмосфера играет далеко не последнюю роль в успехах ЦСКА в России и Европе.

- Обязаны ли вы задействовать в игре легионера, за которого клуб выложил несколько миллионов долларов?

- Совершенно не обязан. Сколько бы человек ни стоил, я его не поставлю на игру, если он к ней не готов и если есть более сильный на сегодняшний день российский игрок. Юрий Жирков - тому яркий пример. Заменить его на футболиста, за которого заплачены миллионы, было бы не только неэтично, но и непрофессионально.

- То есть деньги в футбол не играют...

- Вот именно. Роналдо "Реалу" в свое время обошелся в копеечку, но это вовсе не значило, что Капелло обязан обеспечить его участие в игре в любом состоянии. Больше того, стоило авторитетнейшему итальянскому специалисту дать понять руководству клуба, что он больше не нуждается в бразильском нападающем, как Роналдо вскоре был продан. В футбол не играют не только деньги, но и имена - какими бы громкими они ни были.

- Случалось у вас, чтобы легионер пожаловался президенту клуба на несправедливое, по его мнению, решение тренера?

- В моей практике такого не было. Если же произойдет, значит, нам нет смысла друг с другом работать вместе. Тем более что двери тренерского кабинета для любого игрока всегда открыты. Возникло какое-то недопонимание - я готов выслушать футболиста. Но последнее слово останется за тренером.

- В первом прошлогоднем дерби с "Динамо" вы уже минуте на 20-й заменили Дуду, хотя травмирован он не был. Не могло ли ваше решение привести к конфликтной ситуации?

- Благодаря тренерскому и житейскому опыту я бы ее не допустил. Хотя, конечно, игроку обидно, когда он уже в первом тайме вынужден при таких обстоятельствах покинуть поле. Однако любого футболиста, который начал игру ни шатко ни валко, отчего успела пострадать вся команда, я могу заменить уже на 5-й минуте. В конце концов, я себе не враг. И ответственность за результат несу перед руководством клуба и болельщиками в большей степени, чем мои подопечные. Возвращаясь к тому эпизоду, отмечу: это было верное решение, что подтвердили и дальнейший сюжет матча, и его итоговый счет. Что касается Дуду, то он, к счастью, сделал правильные выводы и с тех пор ничего подобного себе не позволял. Сегодня я вполне доволен тем, как бразилец трудится на тренировках и проявляет себя в игре.

- Существуют ли для вас незаменимые игроки из числа легионеров?

- В ЦСКА есть костяк, но незаменимых игроков нет. Я одинаково ровно отношусь как к соотечественникам, так и к иностранцам. Хотя имеются определенные нюансы, которые, правда, озвучивать сейчас не стану. Однако замечу: если тот или иной игрок ощутит предвзятость со стороны тренера, пострадает опять-таки команда, поскольку от прежней доброжелательной обстановки не останется и следа.

- Прежде чем приобрести игрока из-за рубежа, интересуетесь ли вы особенностями его характера вне футбольного поля?

- Конечно. Мы располагаем не только данными, связанными непосредственно с игрой футболиста, но и информацией, характеризующей его человеческие качества. И были случае, когда именно эти качества исключали возможность приобретения того или иного игрока. Кроме того, меня, например, как-то настораживает, если человек проводит сезон в одном клубе, потом полгода в другом и еще полгода - в третьем. Прежде чем приобрести его, необходимо выяснить причины, побудившие его столь часто менять команды.

- Наши тренеры говорят, что больше двух легионеров из одной страны в команде быть не должно - иначе появится группировка, которая осложнит жизнь тренера. Тем не менее ЦСКА в межсезонье приобрел пятого бразильца - Рамона. Вас столь представительная диаспора земляков Пеле не смущает?

- Абсолютно нет. Мы ориентируемся на степень мастерства игрока, а не на страну, где он родился. Дело в том, что у нас очень большая группа российских футболистов, которые в первую очередь определяют микроклимат в команде. И я считаю своим долгом объяснить тем же бразильцам, что они приехали сюда, чтобы играть и жить по законам нашей команды, и любое проявление "солидарности", идущее ей во вред, будет пресекаться на корню и существенно повлияет на их бюджет. Да, некоторые мои коллеги сталкивались с проблемой, которую вы затронули. Они выпускали ситуацию из-под контроля, а когда потом пытались все вернуть на свои места, было уже поздно.

- Прошлой осенью один ваш коллега заявил: иметь дело с бразильцами очень хлопотно - от них не знаешь, чего ожидать. Вот со славянами гораздо проще. Вы согласны?

- Конечно, бразильцы - немножко другие люди, чем мы. И иной раз нам, россиянам, их в силу нашего воспитания не понять. А славяне - наши братья, и с ними действительно проще. Но, во-первых, как я уже сказал, тот, кто выбирает простой путь, и довольствоваться будет малым. А во-вторых, мы, тренеры, в частности, и трудимся для того, чтобы футболистов с харизмой, известных на весь мир, самодостаточных, а значит, в определенной степени независимых обратить в свою веру. Чтобы они придерживались тех же принципов построения игры, которую проповедует человек, стоящий у руля команды. Только при этом условии самобытные, индивидуально сильные игроки станут для нее подспорьем, а не обузой.

- Не кажется ли вам, что с сокращением числа легионеров пропасть между ценой и качеством на российских футболистов приобретет катастрофические размеры?

- Это само собой разумеется. Но меня волнует еще одна проблема. Видите ли, если мы установим противоестественный, кабальный лимит, то на международной клубной арене нас ждут сплошные фиаско. Ну как противостоять командам из объединенной Европы?! Да, определенный лимит на легионеров нужен. Но ежегодно автоматически сокращать его, на мой взгляд, мы не имеем права. Иначе загоним себя в такой угол, из которого долго будем выбираться. Поэтому я бы посоветовал руководителям нашего футбола не принимать в отношении числа легионеров поспешных решений. И прежде чем "отрезать", еще семь раз хорошенько подумать.

- Не секрет, что в ЦСКА легионеры нет-нет да и подвергаются серьезным штрафным санкциям. Как они на это реагируют?

- Те, кто подвергался штрафным санкциям, скажем, за то, что не возвратился в команду в обговоренный заранее день, воспринимали их как неизбежное наказание за нарушение дисциплины. Хотя финансовые потери выглядели достаточно весомыми. Тем не менее было решено увеличить размеры штрафа. И с тех пор, представьте себе, никто никогда даже на сутки не задерживается. В общем, это был удачный "эксперимент".

- Смогли бы вы управлять командой, на три четверти состоящей из иностранцев?

- По моему твердому убеждению, иностранцев в команде не должно быть больше, чем российских игроков. Французы или голландцы воспринимаются англичанами так, словно выросли в их любимом клубе. Но не будем забывать, что эти страны входят в большое европейское содружество и границы между ними носят условный характер. Примерно как у нас когда-то в Советском Союзе.

- Что вы готовы простить иностранцам?

- У каждого из нас есть какие-то слабости, не влияющие на отношения в коллективе. Вот им-то как раз и не стоит придавать значения.

- ...А что - не готовы?

- Неуважение к нашей стране.

- Не жалеете, что самому не довелось годик-другой выходить на поле в роли легионера?

- Нет. Правда, какая-то неудовлетворенность после окончания карьеры от этого осталась.

- И даже мысленно никогда не примеряли форму итальянского или испанского клуба?

- Никогда. Поскольку я всегда жил и живу в реальном, а не виртуальном мире.

...И все-таки реальность порой бывает невероятнее любых фантазий. Помните, как бразилец Бебето на ЧМ-94 в США отпраздновал гол в ворота голландцев знаменитым жестом - качая на руках воображаемого младенца? Кто мог тогда вообразить, что тринадцать лет спустя его соотечественники Жо и Вагнер Лав будут так же поздравлять российского полузащитника Евгения Алдонина с забитыми голами и рождением его дочки Верочки? И как после этих сцен не поверить Газзаеву когда он говорит, что в нынешнем ЦСКА нет деления на "своих" и "чужих" - для каждого из них армейский клуб стал вторым домом...

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают