Летопись футбольных трагедий

Трагедию на футбольном матче между двумя сицилийскими командами — «Катания» и «Палермо» еще долго останется в центре внимания футбольной общественности мира. Гибель полицейского, сотни раненых, столкновения, прерванные на неопределенный срок соревнования — таков трагический итог очередной стычки болельщиков.
Как утверждают осведомленные источники, все началось несколькими неделями ранее, когда во время сразу нескольких матчей были зафиксированы столкновения с полицией итальянских болельщиков — «тиффози». Руководитель любительской команды «Саммартинезе» погиб, пытаясь разнять дерущихся «фанов». Все игры предполагалось начать с минуты молчания в память о погибшем. Один же поединок, потенциально самый взрывоопасный, перенесли на дневное время пятницы. Это и было сицилийское дерби между «Катанией» и «Палермо».
Сегодня уже трудно однозначно ответить на вопрос, кто в тот день допустил роковую ошибку. Первый тайм прошел более-менее спокойно — правда, болельщики номинальных гостей до перерыва на стадионе не присутствовали. Затем они появились, и «хозяева», и так уже доведенные до отчаяния тем, что «Катания» играла не так уж хорошо, тут же стали забрасывать их петардами. Фанаты «Палермо» ответили — и начался хаос. 38-летнему полицейскому Филиппо Рачити петарда попала прямо в лицо. Страж порядка был доставлен в реанимацию, но спасти его не удалось.
Немедленно после получения трагических вестей с Сицилии комиссионер Итальянской федерации футбола Лука Панкалли заявил, что соревнования во всех профессиональных и любительских лигах страны приостанавливаются на неопределенное время.
Италия — далеко не первая страна, где футбольные матчи завершаются нелепыми трагедиями. И баталии с участием футбольных болельщиков — это уже давно такая же неотьемлемая часть «футбольной хроники», как матчи и дерби, разбор красивых голов и интервью тренеров. И, начистоту говоря, пока еще никто не объяснил, почему именно эта игра — две команды по 11 игроков на поле — вызывает в мире такие страсти.
Кто толкнул мяч?
Претендентов на роль «прародителей» футбола предостаточно, и периодически пресса ошарашивает мир сведениями о какой-то древней игре, которая напоминает современный футбол. В мяч играли, к примеру, в Древнем Китае этак 2–3 тысячи лет назад — правда, несколько сотен человек и на поле длиной в два километра. На Британские острова игру с мячом принесли римские легионеры. Потом это полюбившееся многим развлечение было объявлено «языческой забавой». В 1314 году король Эдуард II своим указом даже запретил «беснование с большим мячом». Запрет этот был отменен только в 1603 году королевой Елизаветой I, после чего футбол приобрел на Британских островах большую популярность. А уже к середине XIX века была предпринята попытка унифицировать игру, которые и привели к рождению двух видов спорта — футбола и регби. 26 октября 1863 года в лондонском пабе «Фримэн таверн» собрались капитаны и руководители футбольных команд ряда колледжей. На встрече была основана «Футбольная ассоциация Англии» и предпринята попытка выработать единые правила игры в большой футбол. Правда, как предупреждают историки спорта, тогдашний футбол сильно отличался от современного, в частности, в нем вполне обычным считалось использование рук. И именно об этом — играть мячом руками или ногами — прийти к единому мнению не удалось. После голосования решительную беду одержали сторонники игры ногами во главе с Э. Морли. Оппозиция не подчинилась решению большинства и в знак протеста покинула таверну, а через несколько лет образовала «Союз регби», дав начало новой спортивной игре. Сторонники Морли тем временем принялись за выработку правил игры, которые и были опубликованы 8 декабря. В 1871 году начался первый футбольный турнир — кубок Англии, завершившийся победой клуба «Уондерер».
Но почему именно эта игра приобрела столь ошеломляющую популярность, сегодня уже никто не может внятно объяснить. Сегодня права на телетрансляцию футбольных матчей — предмет острейшей конкуренции, в том числе и денежно-финансовой, а торговля клубной атрибутикой — весьма и весьма серьезный бизнес. И пока одни удобно устраиваются у телевизора, чтобы посмотреть матч любимой команды, найдется предостаточно тех, кто готов с «кричалками» и речевками следовать за любимой командой на «выездные» матчи, размахивать на трибунах флагами…И, будем откровенны, устраивать бои «не на жизнь, а на смерть» с болельщиками команд-соперников.
Трагедии по недосмотру
Конечно, популярность игры и игроков — дело более чем приятное. Но то, что у этой популярности есть и оборотная сторона, футбол понял уже на ранних стадиях своей истории. Потому как первый чемпионат мира состоялся в 1930 году, а первая трагедия на футбольном матче произошла на четверть века раньше, и сегодня число жертв «эксцессов» во время футбольных матчей превышает 5 тысяч человек.
Впервые о том, что с футбольных матчей возвращаются не все, мир узнал в самом начале ХХ века. 5 апреля 1902 года на стадион «Иброкс Парк» в Глазго, где проходила встреча сборных Шотландии и Англии, имевший 20 тысяч мест, прорвались почти 60 тысяч болельщиков. Основой трибун был деревянный настил, который был расположен в 36 метрах над землей. Именно этот настил не выдержал наплыва зрителей и рухнул. Погибло 25 человек и несколько сотен получило серьезные ранения.
Жуткая трагедия повторилась здесь и в 1971 году. Здесь проходил матч «Рейнджерс» — «Селтик», и все уже знали, что болельщики «Рейнджерса» очень болезненно воспринимают поражения любимого клуба. Так было и в тот вечер. Команда проигрывала, разочарованные болельщики стали покидать стадион. Что бы выйти со стадиона, нужно было пройти по деревянной лестнице. Представляем ситуацию: перегруженная лестница и «Рейнджерс» забивает! Болельщики, естественно, сразу ринулись обратно на трибуны. Лестницы не выдерживает и обваливается. Цена за гол оказалась слишком высокой — 66 погибших, 150 раненых. Это была одна из первых футбольных трагедий в уже современном футболе.
Как потом грустно шутили многие из тех, кто принимал самое непосредственное участие в расследовании трагедий на стадионах, чаще всего роль пускового механизма играли совершенно незначительные, на первый взгляд, факторы: там на стадион прорвались «неучтенные» зрители, здесь не продумали, как выпускать людей после игры. 11 февраля 1974 года на 40-тысячный стадион «Замалек» в Каире набили 80 тысяч болельщиков. Это стало причиной столпотворения, а результат — 48 погибших и 50 раненых. 9 февраля 1981 года на греческом стадионе «Олимпиакос» в Афинах не успели вовремя открыть ворота. В результате погибли более 20 человек. Сработал извечный закон давки: задние напирали, не зная, что передним уже некуда податься, давление «суммировалось», приводя к трагическим результатам… 11 мая 1985 года 52 человека погибли и более 200 были ранены в пожаре на стадионе английского Брэдфорда в ходе матча третьей лиги. Здесь от непогашенной сигареты вспыхнули деревянные сиденья и трибуны. В тот же день один человек погиб и 57 получили ранения в Бирмингеме, когда обрушилась стена стадиона. 11 апреля 2001 года 43 человека погибли на стадионе «Эллис Парк» в Йоханнесбурге в результате давки. Она возникла из-за того, что на матч между командами «Кайфер Чифс» и «Пираты Орландо» было продано в два раза больше билетов, чем способна была вместить арена…
Стенка на стенку
Однако уже очень скоро станет ясно, что самую большую опасность на стадионе представляет не техническое состояние трибун, а эмоциональность и экзальтированность самих болельщиков. 24 мая 1964 года чудовищная трагедия разыгралась на Национальном стадионе Лимы в ходе встречи между Перу и Аргентиной. В Латинской Америке стадионы сравнивают с действующими вулканами, и это действительно так. Когда судья отменил гол, забитый в ворота аргентинцев, перуанские болельщики взбунтовались. Полиция не нашла ничего умнее, чем пустить слезоточивый газ. В ходе давки от удушья погибли более 300 болельщиков. В 1967 году 41 человек погиб в турецком Кайсери во время матча «Кайсери» — «Силвас Спорт» в результате столкновений между фанатами, возмущенными несправедливым судейством. 3 июня 1968 года на матче «Ривер Плейт» — «Бока Хуниорс» в Буэнос-Айресе погибли 73 человека и 150 получили ранения. Группа ультрас бросала петарды в толпу, возник пожар, и в давке десятки человек были раздавлены.
И уже очень скоро газеты, в том числе на европейском континенте, начали с удивлением писать о том, что футбольные болельщики постепенно превращаются в серьезную и реальную угрозу. Автор сенсационной книги «На самом дне» Гюнтер Вальраф, тот самый, который выдавал себя за турка по имени Али, а потом описывал свои злоключения, рассказывал, что в дни футбольных матчей, завидев на улице толпу «подогретых» болельщиков, торопился спрятать свою «турецкую» кепочку в карман и незаметно проскользнуть мимо. Газеты расследовали связи клубов болельщиков с неонацистским подпольем.
Тогда же станет ясно: за клубы болеют порой куда жестче и агрессивнее, чем за сборную. Футбол постепенно превращался в бизнес, здесь присутствовал элемент той самой «раскрутки» со всеми вытекающими отсюда последствиями. И не случайно, что наиболее агрессивными оказались болельщики тех стран, где имелись наиболее раскрученные и известные клубы: Италия, Великобритания, Германия…
Самое удивительное, что в эти же годы футбольная лихорадка захлестывает СССР. В республиках за ведущие клубы болели как за свою национальную необъявленную сборную, и если играл «Нефтчи» с «Араратом», это была игра Азербайджана с Арменией. Но в Москве все было иначе. Болельщики «Спартака» в бело-красных шарфах, их противники — «динамики», приверженцы ЦСКА и «Локомотива» — футбольные страсти кипели в основном в школах московских окраин, застроенных типовыми многоэтажками. Болельщики ЦСКА именовали «спартаковцев» «мясом», те в ответ называли «армейцев» «конями»…"Комсомольские" газеты писали огромные удивленно-разгромные статьи о «фанатах», РОНО и милиция разрабатывали планы мероприятий, а в подворотнях и на пустырях пацаны в бело-красных шарфах тузили своих ровесников в бело-синей экипировке…
И очень скоро выяснится, что меры по предотвращению порой оказываются куда опаснее фанатских разборок. 20 октября 1982 года в московских «Лужниках» разыгралась одна из самых страшных и нелепых трагедий. Матч между «Спартаком» и голландским «Хаарлемом» проходил без большого наплыва зрителей: день был холодным, и продать удалось лишь около 10 тысяч билетов. Администрация «Лужников» решила, что все зрители вполне могут разместиться на одной трибуне — трибуне "С". Приказ был строгим: не допустить беспорядков, устроенных фанатами. И когда кто-то из болельщиков «Спартака» достал красно-белые флаги, их тут же нейтрализовали. Трибуны притихли. К тому же и «Спартак» явно разочаровывал болельщиков: до самой последней минуты ворота голландского клуба, весьма, надо сказать, среднего по классу, были взяты лишь один раз. С этой последней, 90-й минуты матча, и начинается новый отсчет времени — времени трагедии. Многие болельщики уже перестали верить в удачу москвичей и позволили себе на несколько минут сократить время матча — потянулись к выходу. При минус десяти полтора часа на трибуне — испытание не из легких… Продрогшая на ветру милиция весьма активно их к этому приглашала. Как только первые зрители стали спускаться по лестнице, тут же был образован живой коридор из мундиров, куда особенно настойчиво препровождали (другими словами, подталкивали) молодых болельщиков. При выходе с верхних секторов зрители попадают сначала на площадку между первым и вторым этажом, а уж оттуда лестничный марш ведет прямиком на улицу. Маршей этих на стадионе множество. Но 20 октября 1982 года в секторе, где была собрана в основном молодежь, не запертым оказался только один. А милиция тем временем «зачищает» стадион, подталкивая болельщиков в спину в прямом смысле слова. Они «стекают» вниз, скользя по обледенелым ступенькам. И тут в морозном воздухе вдруг родился крик восторга. Швецов не дал-таки «Хаарлему» уехать домой налегке. За двадцать секунд до финального свистка он все же загнал второй мяч в ворота гостей. И на трибунах бурно приветствовали успех любимцев.
В эту минуту те, кто уже выходит на улицу, услышав рев трибун, поворачивает назад — узнать, что произошло. А сверху в тот же узкий проход заталкивают выходящих с трибун болельщиков. В результате на узкой лестнице, где не было ни дежурных, ни телефонов, столкнулись два неуправляемых потока людей.
Число погибших в той давке, по разным источникам, составило от 66 до 340 человек. В основном это были совсем еще молодые люди. Очевидцы говорят, что «мертвые тогда шли вместе с живыми — им не было места упасть». Официальные СМИ по указу Кремля ничего не сообщили об инциденте.
Но уже очень скоро «героями номер один» стали британские футбольные хулиганы. Главными противниками которых были итальянские «тиффози».
Посланцы Альбиона
Сегодня футбольные хулиганы 80-х годов уже пишут и издают свои мемуары, где не только объясняют, как изготовить и пронести на стадион, к примеру, «милуоккский кирпич» — соответствующим образом сложенную, намоченную и высушенную газету, которая превращается в серьезное оружие, или лезвие бритвы, но и делятся рецептами, как справиться с футбольной стихией. И вряд ли кто-то в футбольном мире забудет, как английские клубы были надолго отлучены от еврокубков — именно из-за агрессивности своих болельщиков, которая нередко приводила к чудовищным трагедиям. И вряд ли в мире футбола найдется человек, который бы не знал, что стоит за этими словами: стадион «Эйзель», 29 мая 1985 года. Как считается, именно здесь произошло самое массовое побоище в истории футбола. Тридцать девять человек были убиты, 400 получили ранения.
Как потом отмечали многие аналитики, накануне трагического финала местная полиция допустила несколько непростительных «ляпов». Драки между итальянскими «тиффози» и английскими «фанами» следовало ожидать. «Ливерпуль» хотел сохранить за собой титул чемпиона Лиги Чемпионов, «Ювентус» же хотел пополнить свою коллекцию кубков единственным недостающим «образцом». К тому же после финала 1984 года в Риме, когда болельщики местной «Ромы» закидали ливерпульских фанатов камнями, не надо было быть провидцем, чтобы догадаться, что англичане постараются взять реванш.
Однако, распределяя места, организаторы игры допустили непростительные ошибки. Трибуна "Х" была отведена для болельщиков «Ливерпуля», трибуна "У" — для ювентини. Билеты в сектор "Z" были отданы местным болельщикам, которые должны были бы составить «живой щит». В реальности же местные болельщики продавали билеты состоятельным британцам. Выпивка в окрестностях стадиона продавалась свободно, полицейские — их на матче было всего две тысячи — не проверяли наличие билетов при входе. На стадион удалось пронести камни, ножи и оружие, как зафиксировали потом камеры.
Итальянцы тоже решили подзадорить своих соперников и развесили на своей трибуне баннер «Красные животные». Затем в сторону трибуны "Х" полетели камни, бутылки и файера. В ответ англичане смели все препятствия в виде хиленькой решетки и полиции, которая спаслась бегством, и на стадионе начался кошмар.
Мишель Платини, игравший тогда за «Ювентус», в своей книге «Жизнь как матч» писал: "События, развернувшиеся на буферной трибуне, целиком выявляют легкомыслие организаторов матча. Болельщики «Ливерпуля» спускаются к сетке, разделяющей трибуны "Y" и "Z". Они легко преодолевают ее, и вот начинаются первые стычки с нашими болельщиками в верхней части трибуны. «Красные» совершают нападения на «черно-белых». Они пускают в ход древки своих флагов и железные острые пруты, которые выломали из решетки. Они ими колют и дубасят тифози, наиболее решительные из которых отвечают ударами кулаков. Возникает паника. Чтобы противостоять внезапной волне «красных», которая грозно продвигается сверху, итальянские болельщики с трибуны "Y" устремляются вниз, в надежде найти спасение у бровки футбольного поля. А там, наверху, истеричные, взвинченные болельщики «Ливерпуля» обрушивают палки на всё, что только находится вокруг них. Паника, охватившая тифози, настолько велика, что их спуск к полю превращается в катастрофу." «И вот толпа болельщиков оказывается зажатой между небольшой бетонной стеной и решеткой, которые отделяют трибуну от поля, — продолжает Платини. — Первые ряды падают, и их затаптывают напирающие сверху. Вдруг все приходит в движение. Стена разваливается под давлением этого гигантского людского слепого тарана. В тот же момент ломаются решетки и начинают разрывать тела прижатых к ним людей.» Матч тогда все-таки доиграли, победил «Ювентус». Но именно после трагедии в «Эйзеле», унесшей жизни 39 человек, британские клубы были отлучены от еврокубков.
Следующая трагедия разыгралась в Хиллсборо, и тоже с непосредственным участием игроков «Ливерпуля». И вновь роковую роль сыграют решетки, отделяющие поле от трибун. Здесь 15 апреля 1989 года проходил полуфинальный матч Кубка Англии «Ливерпуль» — «Ноттингем Форест». Матч проводится на нейтральном поле — стадионе клуба «Шеффилд Уэнсдей» «Хиллсборо». Как всегда, билеты есть далеко не у всех. За 15 минут до начала матча полицейские открывают ворота сектора «Леппингс Лэйн» и впускают туда всех желающих, хотя это самая переполненная трибуна. Здесь возникает чудовищная давка. Из-за слишком большого количества людей одна часть болельщиков оказывается в ужасном положении. Впереди — решетка, сзади — толпа. Полиция не открывает ворота, чтобы болельщики не сумели попасть на поле. То, что на трибунах происходит что-то ужасное, поняли лишь на шестой минуте матча. Когда полиция открывает решетку, на поле падают уже тела: 81 человек погиб на стадионе, еще 15 умерли в больнице. Самому младшему из погибших было всего 10 лет. Тела погибших складывали в соседней школе. В Великобритании до сих пор действует сообщество родственников жертв Хиллсборо, в течение всего сезона в Великобритании матчи начинали минутой молчания в память о жертвах на этом стадионе.
А пока свои «футбольные университеты» продолжает проходить Россия. Где СМИ с тревогой пишут о стремительной «фашизации» российских футбольных клубов, и прежде всего «Спартака». Всерьез об этом заговорили после погрома, устроенного в центре Москвы 9 июня 2002 года после проигрыша российской команды японцам 1:0. Тогда разочарованные болельщики вымещали злость на всех «азиатах», выкрикивая «Смерть узкоглазым!» и вымещая злось на случайно попавших в поле зрения «лицах неславянской национальности». А на форумах в Сети «нерусские» москвичи делились советами: если «Спартак» кому-то проигрывает, то встреча с разочарованными болельщиками может закончиться трагически…

Нурани

• источник: www.iamik.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают