Не было бы счастья…

Спорт - штука жестокая, кто б спорил. Все эти вечные "пусть неудачник плачет" - они живы, приняты как постулаты и даже воспитали целое племя болельщиков. Болельщиков за удачников. За Шумахера, "Реал" и кого-то еще, побеждающего всех и всенепременно. Болельщиков до той самой поры, когда их кумиры не начнут спотыкаться. Тогда пожар вселенской любви немедленно перекидывается на кого-то другого, успевшего сделаться непобедимым.

Все это к тому, что справедливость в ее человеческом, чуть не христианском, аспекте - для большого спорта вещь редкая, почти невозможная. По мнению многих, даже вредная. Какие сантименты, какие слюни-нюни? Победитель получает все, остальные - прочь с дороги, это ж деньги и слава мирового масштаба, ради идеи можете выступать на первенстве ЖЭКа.

Погожим вечером 29 сентября почти половина из тридцати тысяч зрителей, под завязку набивших трибуны стадиона "Локомотив" на матче Лиги чемпионов ЦСКА - ПСЖ, не покидали своих мест почти полчаса. Празднуя торжество справедливости. И, может быть, при всем своем болельщицком кипении, понимая под этой справедливостью не только победу ЦСКА.

Сергей Богданович Семак для болельщиков ЦСКА - фигура культовая. Ставший уже при жизни (футбольной, естественно) героем разного рода историй и небылиц. Не потому, что сам в эти истории попадать мастак и любитель: как раз наоборот, Семак являет собой почти уже не встречающийся ныне типаж футболиста-джентльмена. Одинаково уважаемого и партнерами, и соперниками, даже противниками. А потому, что придумывать кумиров для болельщиков обязательно. И более годящегося на эту роль человека и футболиста ЦСКА за последние десять (только ли десять?) лет не родил. Пожалуй, последним игроком такой харизмы в армейском клубе был Александр Тарханов. До него - Владимир Федотов. Были, конечно, герои: и Астаповский, и Чесноков, и Корнеев... Но то были герои-волшебники, герои-любовники, чье появление в главной роли почти всегда знаменовало собой финальную (ну, может быть, даже не финальную - кульминационную) сцену. А вот герои всегдашние, не делающие разницы между подвигами в военную годину и в быту, они появляются редко. И их раньше назначают капитанами тренеры, чем болельщики. Зато последние, если уж назначают, то, скорее всего, навсегда. Потому что они тянут. Как рабочие (при всех своих офицерских регалиях) лошади. Точнее, кони.

А в нынешнем году Сергей Семак сел на лавку. Многомиллионные контракты новых звезд, собственные промахи, болельщицкие вопросы: а не лучше ли Карвальо (Ярошик, еще кто-нибудь) Семака - звучали все чаще. Загодя объявив о ненадобности Сэма сборной, задолго еще перед Евро, тренер национальной российской команды Георгий Ярцев масла в огонь подлил. Уважение болельщиков не пропало никуда. Но сердца для восторга перед новым (новыми) уже были распахнуты. Новое время, новые деньги, новые цели, новые герои... Семак давал интервью (журналисты, к слову, любят его не меньше болельщиков) и садился на лавку, на которой встретил даже матч с "Локомотивом". ЦСКА, очарованный собственной классностью, собирался соперника съесть. Результат известен.

Может быть, (кто теперь знает) и первый домашний матч ЦСКА в Лиге чемпионов Сергей Семак так и просидел бы на скамейке. Только опять - абсолютно картонным выглядел бразилец Вагнер весь первый час игры с ПСЖ. Игры, которую ЦСКА ОБЯЗАН был выигрывать: не столько даже потому, что суммарная стоимость игроков нашего клуба превосходит соперника более чем в два раза. Просто по таблице: без победы в Москве дальнейшие претензии на выход во второй этап просто теряли смысл.

А игра не давалась - Олич и Вагнер играли каждый за себя: не видя партнеров, прорываясь (пытаясь прорваться) напрямки к чужим воротам. Хорват злее, настырнее - он заметнее. Несмотря на все вагнеровские косички... Ноль моментов за первый тайм. Потому как нападающим еще ведь и мяч доставить надо. А как доставишь, коли больше двух точных пасов не ладится? Не ладится и слева и справа, у Жиркова с Гусевым. Не ладится у Ярошика в центре. И вожделенные для французов нули (а они перед игрой этого и не скрывали, выставив пять защитников) уже не смотрятся для парижан пределом мечтаний. Потому что пару раз именно армейскому вратарю Акинфееву приходилось тащить из правого нижнего угла своих ворот мертвые мячи. Игру армейцев следовало и разогнать, и связать воедино. В смысле - начать и кончить... Конь не валялся...

И вот тут, как в сказке: следовало бы продолжить... Дудки, речь ведь не о сказке - о жизни идет. Сказки - это для богатырей былинных (Булыкина, например). Речь о жизни. В которой, как известно: не было б счастья, да несчастье помогло. Попытавшись прихватить соперника прессингом на его половине с первых минут тайма, армейцы потихоньку сбились на затухающие колебания. Живчиком (притом после провального первого тайма весьма неожиданно) смотрелся лишь Жирков. Партнер по комментарию матча Михаил Мельников потом шутейно предположит, что в первой половине его сбивали с толка бесконечные указивки тренеров: левый-то фланг аккурат там и пролегал. А во втором вдалеке играл - пойди докричись, вот он и завелся...

Но это потом стало шутить хорошо. А когда Олич, в очередной раз прорвавшись в штрафную, пытался даже не пяткой, подошвой откатить мяч кому-то неизвестному (а там в двадцатый раз никого и не было из своих) в центр штрафной, да так, хромая всем телом, и вылетел к рекламным щитам южной трибуны, чтоб уже не вернуться оттуда (ясно стало сразу), - тогда было точно не до смеха. Потому что в отсутствие второго вала атаки забить мог только он, Олич. Что ж получается? По нулям в лучшем случае? Плохо. Жизнь...

А Сергей Богданович Семак уже переминался у бровки. И не Олича менять он должен был - Вагнера. А вышло - один доселе прикидывавшийся умирающим бразилец и Семак под ним. И опять не вышло сразу ничего: три стыка, две потери - вот и еще пять минут долой.

Только опять: сразу-то и не должно было. Это ж жизнь, не сказка. А должно, видно, было, когда и случилось. Когда в очередной раз оторвался от Менди Юра Жирков и пошел, пошел к центру. Выкатывая по прямой уже точно под ногу Вагнеру. Которому и дел-то было - чуть скосить мяч в ворота. Но легкость опять обманчива: вариант поверху, но он один. И высчитав все, уже летит парижский кипер Летизи, сбрасывая удар бразильца в центр штрафной. Куда более чем за час никто из армейцев и не долетал.

А в этот раз долетел... На коротком рывке Семак выиграл у француза более метра. И когда выскакивал на зависший в воздухе мяч, молнией в памяти промелькнул мюнхенский на стометровке финиш еще одного уроженца Украины - Валерия Борзова. Тот, с поднятыми руками. Только опять же Семаку рук поднимать вроде как не положено (хотя и мог бы). Он не поднимет их и потом, когда будет подниматься с ленточки ворот. За которой успокоится вбитый им туда мяч. Главный. За все в сезоне незабитые. Первый для ЦСКА в этой самой чемпионской Лиге. Куда судьбина армейцев вроде бы зареклась пускать. И в чем меньше, чем любой другой, виноват был он - Сергей Семак.

Вот тут бы и занавес опустить. Справедливость торжествует. Без соплей и слез. Скупо, по-мужски. Но судьба выдала Семаку в тот вечер и кусочек сказки. А может, он сам себе его выдал. Даже скорее всего так. Потому что когда летел он по правой бровке метров семьдесят, нанизывая защитников до самой штрафной (в которой его и срубили), меньше всего это походило на полет. Мчал, как рысак, от которого разбегаться впору: а огонь из ноздрей опять не летел. Между прочим, на бровку-то эту переместил его Газзаев. Когда Гусева снял.

Он так и играет всю жизнь, Сергей Богданыч... То тут, то там. Потому что везде умеет сыграть. Может, потому так для сборной толком и не подошел - играй-ка на разных позициях, где навыки разные нужны. Слишком нападающий для полузащитника, слишком полузащитный для нападающего, слишком крайний для центрального и центральный для крайнего. Слишком маленький для либеро (он и это исполнял). За всех ответчик. А в клубе с многомиллионным бюджетом этого вроде быть не должно.

Короче, судья поставил мяч на точку...

Если б Вагнер не забил - точно стал бы личным моим врагом. Волновало его или нет, но он забил. И матч, по сути, завершился за двадцать (с добавленными вместе) минут до свистка. Потому как больше ничего не должно было происходить. И не произошло. И так достаточно. Как же это редко бывает, чтобы главным итогом встречи была СПРАВЕДЛИВОСТЬ! Не угловые, не процент владения мячом - человеческая справедливость.

И какое при этом дело до того, плохо ли в целом, хорошо ли играли. Может, для того и играли неважно. Для фона... Для того, чтоб все увидели и запомнили.

Полчаса после матча народ бесновался не только на южной... Потому выбраться с верхнего яруса, с обода комментаторских позиций, удалось минут через сорок. Мише Мельникову было проще: все-таки он работал с поля. Но уговор о встрече после игры был - он и ждал. "Слушай, - сказал он мне, - там лавка-то армейская рядом. Я после игры сразу к Богданычу подкатил, поздравил, спрашиваю чего-то, один вопрос, другой, третий. А он смотрит сквозь меня и не видит, и не слышит ничего. Может, и вправду не слышал?"

Коли не слышал, так, может, прочитает? Спасибо, Сергей Богданыч!

• источник: gzt.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают