Правильный подход. На пороге реформ футбольных законов

С 1863 года, когда стремительно набиравшая популярность игра под названием «футбол» впервые обрела официальные правила, прошло уже почти полтора века. Однако и по сей день высшие чиновники, национальные федерации, клубы и простые болельщики не устают рассуждать о том, какие изменения им бы хотелось видеть в игре. Еженедельник «Футбол» вместе с экспертами рассмотрел все предложения по изменению правил и понял: радикальные перемены в футболе имеют крайне невеликий шанс на осуществление.

Где-то в 1980-х годах президент одного футбольного клуба попросил тогдашнего главу ФИФА Жоао Авеланжа, чтобы Международная федерация футбола подумала об изменениях в футбольных правилах. В ответ тот поинтересовался, есть ли у клубного руководителя сын. «Есть», — сказал он. «А как он себя чувствует?» — спрашивает Авеланж. «Нормально», — последовал ответ. «Но, может быть, следует сделать ему какую-нибудь кардинальную операцию, допустим, подсадить второе сердце или что-нибудь еще?». Собеседник был поражен: «Для чего? Незачем!» Тогда Авеланж резюмировал: «Футбол — настолько живой организм, что его незачем оперировать».

Такого же мнения придерживаются в Международном совете по правилам — организации, отвечающей за «свод законов». На 50 процентов она состоит из представителей традиционно консервативной Великобритании (а именно: президентов федераций Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии). Организация эта полностью самостоятельная и никоим образом от Международной федерации футбольных ассоциаций не зависящая. Впрочем, четыре представителя ФИФА в Совет все же входят и принимают непосредственное участие в ежегодных саммитах. На них обсуждаются возможные изменения в футбольных правилах, проводится тщательный анализ полученных результатов, опробованных в не самых значимых турнирах, после чего начинается голосование, если, конечно, в нем возникает необходимость.

Проект новых правил вступает в силу только в том случае, если его одобрили по крайней мере шесть из восьми участвующих в голосовании представителей. Квота эта достаточно высокая, а потому почти никогда не достигается, если на повестке дня стоит какое-либо предложение, грозящее изменить лицо «старого, доброго футбола». Зато незначительные изменения происходят фактически регулярно. Например, чуть ли не единственное принятое решение, касающееся непосредственно проведения матча, на одном из последних саммитов касалось… подбрасывания монетки: с недавних пор команда капитана, выигравшего жребий у другого капитана, не автоматически начинает встречу с центра поля, а имеет право предоставить эту честь сопернику.

Предложить изменения в правила может каждый болельщик. Если говорить о российских любителях футбола, то свои мысли им придется изложить в письменной форме и направить в Российский футбольный союз, представители которого, если сочтут нужным, заверят их своей печатью и направят в ФИФА. Та, в свою очередь, перешлет их в Международный совет по правилам.

«Только не стоит тратить свое время и предлагать вещи, которые даже не будут рассматриваться, — предупреждает корреспондента еженедельника «Футбол» Чак Фляйшер, бывший арбитр, ныне курирующий деятельность Совета. — Например, некоторые просят рассмотреть возможность введения тайм-аутов или пенальти заменить на буллиты… Подобное там даже не обсуждается». С другой стороны, некоторые, впрочем, не менее бредовые по своей сути, предложения были-таки претворены в жизнь. Их опробовали на американцах. Расчертили линию для определения офсайда в 35 ярдах от ворот, мяч из аута вводили ногами, буллиты пробивали. Но даже в Америке эти нововведения не прижились.

«Что же касается возможных изменений, то они касаются лишь привлечения в футбол технологий, — продолжает Фляйшер. — На мой взгляд, единственное, что в ближайшее время может быть осуществлено, это использование специальных датчиков, извещающих о взятии ворот. Ну а на то, чтобы дать «добро» всем остальным предложениям касательно определения офсайда, введения повторов, использования мячей с чипами и прочего, могут уйти года. В Совете заседают жуткие консерваторы…»

Впрочем, не только Совет стоит на пути революционных изменений. «Современные правила футбола великолепные, — встает на защиту существующего порядка президент «Центра — «Футбольный арбитр» член инспекторского комитета РФС Андрей Будогосский, считающийся лучшим в России методистом. — Надо очень осторожно, очень вдумчиво подходить к их изменению». Но даже у него есть некоторые замечания. «Единственное, что бы я изменил, это трактовка положения «вне игры», — вносит предложение Будогосский. — На мой взгляд, сейчас очень здорово прописано правило активного и пассивного положения «вне игры», которое работает на атакующий футбол. Но вот сам офсайд нынче определяют по любой части тела атакующего игрока, кроме его руки. Нос оказался ближе к воротам, чем защитник, значит, «вне игры». Такой подход очень тяжело зафиксировать на практике. Раньше игра останавливалась только в том случае, если весь игрок оказывался за защитником. Я бы при сохранении всех прочих правил вернул это. Так все ст! ало бы намного понятней».

Еженедельник «Футбол» собрал и все другие предложения изменения правил, каждое из которых попросил прокомментировать известных в российском футболе людей.

1. ЭЛЕКТРОННАЯ СИСТЕМА ОПОВЕЩЕНИЯ

(использование датчиков для определения взятия ворот или использование специального чипа, помещенного внутрь мяча, для определения взятия ворот)

Андрей Будогосский: «Вот это можно было бы использовать. Датчик, который помогал бы арбитру зафиксировать гол. А чип, вмонтированный в мяч, уже пробовали использовать. Но эта идея не прошла по техническим моментам. В принципе это все возможно. Но нужно понимать, что любая техническая штуковина должна быть всего лишь помощником судьи. Визуальный контакт должен оставаться главным. То же самое и в «бип-системах», используемых для связи арбитров. Эта система несовершенна, а потому она должна носить лишь вспомогательный характер».

Леонид Слуцкий, главный тренер ФК «Москва»: «Согласен с этим. Это нужно использовать».

Евгений Алдонин, полузащитник ЦСКА: «Это было бы интересно. Можно использовать систему наподобие теннисной. Она бы здорово помогала судьям».

2. ВИДЕОПОВТОР

(возможность арбитра использовать видеоповтор для определения спорных моментов)

Будогосский: «Остановки во время игры приведут к тому, что футбол потеряет динамичность, а ведь в ней заключается одна из прелестей игры».

Слуцкий: «Я — за. Но только в исключительных случаях. Как в теннисе, например. У команды есть право два раза использовать видеоповтор, и, если он покажет, что команда была права, это право у нее остается».

Алдонин: «Идея-то хорошая, но матчи тогда будут слишком затягиваться. Нарушится динамика игры».

3. ОФСАЙД

(полная отмена правила или смещение линии офсайда ближе к воротам обороняющейся команды)

Будогосский: «Игра настолько творческая и прекрасная. Она не должна ограничиваться какими-то дополнительными линиями. У нас в центре проанализировали все матчи последнего чемпионата мира и 114 возникших ситуаций «вне игры». Так вот, в 62 случаях судьи принимали правильные решения, в 52 — ошибочные. То есть, грубо говоря, пятьдесят на пятьдесят. Основной процент ошибочных решений — это срыв атаки в сложных ситуациях».

Слуцкий: «Нет, я думаю, что существующее сейчас правило офсайда идеально, и ничего менять не надо».

Алдонин: «Нет, ну это ни в коем случае делать нельзя. Тогда получится непонятно что. Вся футбольная тактика претерпит огромные изменения. Игроки одной команды будут стоять у одних ворот, а другой — у других. Вот и вся игра».

4. КОЛИЧЕСТВО СУДЕЙ

(добавление второго арбитра в поле и/или добавление судей за воротами)

Будогосский: «ФИФА в свое время проводила эксперимент с двумя судьями, и его признали неудачным, решив, что судить матч в поле должен только один человек. Простая ситуация: я и мой коллега проводим матч. При всем нашем схожем понимании игровых ситуаций, каких-то нюансов все равно наши решения будут разниться. В управлении игрой, в контроле над игрой, в вынесении дисциплинарных санкций. И поэтому я, допустим, более эмоциальный, решительный, холерического склада человек, буду показывать больше желтых карточек, фиксировать больше фолов, чем мой коллега. Получится непонятно что. Поэтому нужно сохранить все, как есть. Тем более в последнее время значительно расширились полномочия ассистентов арбитров, которые теперь могут принимать решения по игровым эпизодам, происходящим в штрафной площади, в том числе связанным с назначением 11-метровых ударов. Что было бы разумно сделать, это расширить полномочия и четвертого судьи, которые на сегодняшний день прописаны не слишком четко. Быва! ют же ситуации, когда главный арбитр не видит эпизод, его помощник не успевает к нему, а резервный арбитр все прекрасно видит.

Слуцкий: «Второго арбитра в поле можно попробовать».

Алдонин: «Трудный вопрос. Наверное, лучше, чтобы все-таки один арбитр справлялся со своей работой. А если уж что-то добавлять, то лучше датчики, которые будут помогать судье, чем второго арбитра».

5. ЧИСТОЕ ВРЕМЯ

(остановка хронометража матча во время остановок игры, введение двух таймов, например, по 30 минут)

Будогосский: «Несколько раз мы проводили хронометраж игры, давали молодым судьям задание отсудить матчи, состоящие из 15 минут чистого времени, и пришли к выводу, что в подобном случае игра продолжается 27— 28 минут… Трудно сказать, сколько мог бы продолжаться полноценный матч, но одно ясно: он мог бы сильно затянуться. Я думаю, в настоящее время судьи наделены широкими полномочиями, и они хорошо ими распоряжаются. Бывает, добавляют восемь минут компенсированного времени. И это абсолютно нормально».

Слуцкий: «Нет, этого не следует делать».

Алдонин: «Мне кажется, тогда утратится некая зрелищность. Игры будут сильно затягиваться, и это не понравится зрителям».

6. ПЕНАЛЬТИ

(назначение пенальти в случае совершения «фола последней надежды» даже вне штрафной зоны и/или при других грубых нарушениях правил вне штрафной зоны)

Будогосский: «Я против этого решения по простой причине. Пенальти — это исключительно тяжелое наказание для команды. Это почти стопроцентный гол, и правила четко регламентируют, за что пенальти должен быть назначен. Если в них что-то добавлять, то игра может состоять из одних пенальти. Такого не должно быть».

Слуцкий: «Можно подумать. Это интересное предложение. Думаю, все-таки можно было бы попробовать».

Алдонин: «Да нет, мне кажется, это абсурд какой-то. Более того, мне кажется странным правило, при котором вратаря, совершившего «фол последней надежды», наказывают не только 11-метровым ударом в его ворота, но и награждают красной карточкой. Это слишком жесткое наказание».

7. БУЛЛИТЫ

(введение разновидности пробития штрафного удара в случае «фола последней надежды» и/или другого грубого нарушения правил аналогично хоккейному буллиту)

Будогосский: «Футбол — это командная игра, и одно дело, когда игрок в процессе матча выбегает один на один, обводит вратаря и забивает гол, — это зрелище, это эффектно, это красота. А это… Нельзя запрячь в одну упряжку коня и трепетную лань. Нельзя увязать какие-то основы каких-то игр — хоккея, баскетбола и футбола. Футбол — это футбол, и он должен им оставаться. Сама игра подталкивает нас к необходимости что-то делать. Например, симуляция. Появилась симуляция — появилось решение Международного совета: «Симуляция любого вида должна наказываться как неспортивное поведение». И так далее.

Слуцкий: «Нет, однозначно — нет. Пенальти куда эффективнее».

Алдонин: «Это больше походило бы на шоу. Для официальных игр не подойдет — если только в каких-нибудь выставочных матчах использовать».

8. СТЕНКА

(отмена стенки при пробитии штрафных ударов)

Будогосский: «Я против такого решения. Футбол — это удивительно сбалансированная игра. Есть различные виды наказаний — есть штрафной удар, есть свободный, есть, наконец, 11-метровый удар. И все они дифференцированны в зависимости от степени серьезности проступка и места нарушения. Правила футбола очень логичны. И я бы здесь вернулся к тому высказыванию Авеланжа, с которого мы начали разговор. Футбол — это здоровый организм, и не надо его оперировать каждый раз. Так, витаминизировать, если выражаться этим языком, учитывать какие-то новые веяния. Нужно понимать, что любое изменение каких-то правил влияет и на изменение тактических схем команд, судейство и многое другое».

Слуцкий: «В таком случае надо будет не просто стенку убирать, а вообще расположение игроков на расстоянии девяти метров как таковое. То есть это правило повлечет за собой изменение других — начальных ударов и так далее».

Алдонин: «Нет, не стоит. В таком случае потеряется вся красота исполнения штрафных ударов — когда игрок перекидывает мяч через стенку в ворота».

9. ВРЕМЕННЫЕ УДАЛЕНИЯ

(введение в практику удалений на время, без права замены аналогично хоккею)

Будогосский: «Здесь такая же ситуация, как и с буллитами. Не стоит смешивать хоккей с футболом».

Слуцкий: «Нет. Ведь в футболе удаление на пять-десять минут не будет иметь такого же эффекта, как в хоккее».

Алдонин: «В футболе численное большинство не имеет такого же эффекта, как в хоккее, так что, пожалуй, не стоит».

10. АУТ

(введение мяча из аута ногой)

Будогосский: «Были такие разговоры. Здесь надо подумать. Это то предложение, которое я не могу сразу отрицать. Нужно провести эксперименты и понять, к чему это приведет. Но я еще раз хочу сказать, что правила прекрасные. Надо очень бережно к ним относиться. Как у врача с пациентами. Главное — не навредить».

Слуцкий: «Можно было бы попробовать, хотя опять же, я думаю, в таком случае акцент игры сместился бы в сторону стандартных положений и потерялась бы зрелищность».

Алдонин: «Это упростит футбол. Мяч и так многие научились далеко бросать руками, а тут эта процедура превратится во что-то наподобие штрафного или углового, и ей будут придавать слишком большое значение. Игроки будут приходить в штрафную, времени на это за весь матч набежит немало, поэтому лучше оставить все, как есть».

• источник: www.futbol-1960.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают