«Договорняки»: удар рублем

Вместе с тем и те, кто категорически против «договорняков», и те, кто не видит в этом явлении вселенской катастрофы, согласны в одном: борьбу со злом вести необходимо. А вот какими методами, какими средствами… – и тут опять начинаются споры.
Позиций много. У каждого свое видение проблемы, у каждого – своя правда. Правда, и в правде иногда скрывается подвох. И потому порой бывает трудно разглядеть за пеленой обтекаемых мыслей контуры реальных дел и отыскать в шелухе высокопарных слов зерна истинной заботы за чистоту отечественного футбола. Да и в напускной грозности вооружившихся до зубов борцов за справедливость при ближайшем рассмотрении иной раз запросто можно обнаружить искорки лукавства.
Именно поэтому мы, еженедельник «Футбол.Хоккей», не берем на себя смелость возглавлять колонну тех, кто ратует и борется. Да и в рядах первой шеренги себя, честно говоря, пока не видим. Потому что не разобрались еще, не с ветряными ли мельницами предстоит сражаться и есть ли смысл шагать за Дон-Кихотом. Тем более что Санчо Пансы из нас никудышные, а в Росинанты мы совсем не годимся.
Нам сегодня куда интереснее наблюдать со стороны и сочувствовать. За всеми, кто борется, всем, кто ищет выход из ситуации, и всякому, кто произносит предложение, преисполненное логики и резона. И именно этим мы намерены заняться.
К примеру, президент РФПЛ Евгений Гинер видит возможность искоренения проблемы в применении экономических рычагов, в повышении финансового благосостояния премьер-лиги, что позволит резко увеличить премиальные суммы для клубов за итоговые места. Договорные матчи, убежден Евгений Леннорович, являются порождением незаинтересованности отдельных команд в результате матча, отсутствия у них спортивной мотивации, бедности турнирных стимулов… В общем, идея есть, и сегодня мы публикуем материал, подробно ее истолковывающий.
А в дальнейшем непременно найдут себе печатное место в «ФХ» и другие идеи. Были бы идеи!


ЭКОНОМИКА КАК СПОСОБ БОРЬБЫ С «ДОГОВОРНЯКАМИ»

Все мы не раз слышали истории о том, как поступают в вуз за взятку. А вот о том, кто и как пытается бороться с этим злом, до недавних пор не было ни истории, ни даже анекдота. И только в последнее время процесс «очищения» начал, наконец, сдвигаться с «мертвой точки», когда были приняты определенные политические и экономические решения.
Решение политическое заключается в том, что отныне учеба в институте, университете или академии не избавляет молодых людей от службы в армии. Не секрет, что многие родители отправляют сыновей «грызть гранит науки», дабы избавить их от «рекрутской повинности». Теперь этот мотив исключен.
Экономический аспект – введение коммерческих отделений. Зачем искать «жучков», мучиться и переживать, получится или не получится, если есть возможность заплатить официально?
К чему такое долгое вступление, на первый взгляд никакого отношения к футболу не имеющее? Да к тому, что последний чемпионат страны омрачился беспрерывными разговорами о «странных матчах», результаты которых были предопределены заранее. И давным-давно назрела необходимость бороться с этим явлением. Бороться не менее жестко, нежели с нечистоплотной обстановкой вокруг поступления в вузы.
Сразу оговоримся, шум, поднятый некоторыми СМИ вокруг «договорняков», хоть и имеет под собой реальную почву, но наверняка не в тех масштабах и не в такой гипертрофированной форме. Скорее всего, клубы действительно «расписывают». Но не чаще, чем раньше. Чем, скажем, в советские времена.
Многие специалисты убеждены: «волна», поднявшаяся в этом году, не случайна, она носит характер кампанейщины и преследует конкретные цели конкретной группы лиц. Кое-кто даже открыто называет имена людей, «заказавших скандал», но перед камерой или диктофоном замолкает и потупляет взор.
Само собой, когда-нибудь и эта правда выйдет наружу и станет достоянием общественности. Ведь признался же спустя годы, пусть и косвенно, Виталий Мутко, что в 1996-м возглавляемый им «Зенит» уступил на финише сезона «Спартаку» при довольно странных обстоятельствах. Что позволило красно-белым сыграть «золотой матч» с «Аланией». А ведь тогда, помнится, нападающему Сергею Дмитриеву, заикнувшемуся было о «договорняке», быстро заткнули рот, предав его анафеме и обвинив в клевете.
Ныне стало модным ссылаться на мнение букмекеров. Но у тех довольно зыбкие аргументы. В частности, хозяева тотализаторов отмечают активный всплеск интереса к домашним играм «Луча-Энергии». Мне довелось в этом сезоне посмотреть несколько встреч дальневосточников. Хорошая команда, играет в современный футбол, она и на выезде смотрелась достойно. Почему же дома, в присутствии переполненных трибун, должна была выглядеть хуже? Тем более что соперники прибывали во Владивосток после 9–10-часового перелета.
Вот вам и отповедь для букмекеров: посмотрел народ телевизор, увидел, как «Луч» играет на своем поле, сколь «разобранными» смотрятся гости, и понял – можно делать ставку. Разве это не является реальной подоплекой всплеска интереса? Что касается встречи «Луч» – «Томь» и якобы возмущения английских букмекеров, то мы почему-то вспоминаем первую часть посыла, но опускаем важные детали разрешения конфликта. А ведь британцы извинились! Они не нашли в игре команд ничего крамольного. Более того – конкретизировали: увеличение числа ставок было отмечено вовсе не на счет 2:1, как утверждали российские источники, а на победу хозяев.
И все-таки, раз уж проблема существует, ее надо решать. Вместе с тем доказать факт сговора чрезвычайно трудно. К примеру, заседавший недавно Экспертный совет, в состав которого входят ветераны, многое повидавшие на своем веку, в предложенных к изучению встречах криминала не обнаружил. «Если игроки и разыгрывали роли, то надо дать им звания народных артистов», – таков был вердикт.
Вернемся ненадолго к студенческой теме. Представьте себе ситуацию: учащийся энного курса приходит на экзамен. Он ничего не учил, соответственно ничего не знает. А потому вкладывает в зачетку несколько купюр. Профессор выставляет ему оценку. Врывается милиция. «Мы вели наблюдение – вы получили взятку!» – «Докажите!» Выясняется: студент утверждает, что брал у преподавателя деньги в долг на покупку учебников, а сейчас решил отдать. Профессор эту версию подтверждает. Где потерпевшая сторона? Можно, конечно, пофантазировать, мол, в качестве потерпевшей стороны выступает государство, которое недосчитается квалифицированных специалистов… Согласитесь, это несерьезно.
Да и вообще факт взятки доказать чрезвычайно трудно, потому что слишком тонка грань между вымогательством и подкупом. Даже если вы видели, как кто-то кому-то отдает деньги, это еще не доказательство. И никакие обращения в генеральную прокуратуру или депутатские проверки не прояснят ровным счетом ничего. Даже в Италии в результате грандиозного «пожара» никто за решеткой не оказался, все закончилось тем, что с клубов были сняты очки, а наиболее «отличившийся» «Ювентус» был сослан в серию «В». Да и не могло быть иначе, поскольку ФИФА и УЕФА на корню пресекают все попытки вмешательства государственных структур в дела национальных федераций.
В нашем институтском примере есть два заинтересованных лица. Студент, который не хочет садиться за зубрежку, и преподаватель, который прекрасно понимает, что папа с мамой обеспечат сыну безбедное будущее и без зачета. Переведем все это на футбольную почву. Есть команда, обеспечившая себе место в середине таблицы и не решающая никаких турнирных задач, и есть соперник, которому очень нужны очки, чтобы не вылететь или занять место повыше. Вот она, предпосылка к возникновению сговора. Следует заметить, далеко не всегда между такими клубами действительно заключается сделка, но шлейф подозрения все равно тянется. А уж если арбитр допустил при этом ляп или одна из команд пропустила курьезный гол, разговоров не оберешься.
Паршивая овца все стадо портит. Так и здесь. Стоит одной паре клубов «расписать результат», сразу же возникают сомнения в честности остальных.
Взять, к примеру, широко обсуждающийся матч «Ростов» – ЦСКА. Разве армейцы слабее ростовчан? Разве не могли они победить исключительно с «позиции силы»? Разве оборона хозяев не стала по итогам сезона одной из самых «дырявых» (больше пропустил только «Шинник»)? А если причина «договорняка» в хороших отношениях руководителей клубов, то почему в первом круге в Москве «Ростов» выиграл? В тот момент отношения не были хорошими? Или признанный лидер решил «поделиться» очками с середняком (или даже аутсайдером) по декларируемой схеме «три на три»? Но какой в этом смысл?
Как бы то ни было, проблема обозначена, и нужно искать пути ее решения.
Недавно президент ЦСКА и РФПЛ Евгений Гинер предложил свой вариант. В нем содержатся как раз два аспекта, обозначенных нами выше, – политический и экономический. Необходимо добиться такого положения вещей, чтобы договариваться стало невыгодно.
Начнем с того, что команды должны почувствовать экономическую разницу между седьмым и, допустим, девятым итоговым местом. Чем выше в турнирной таблице оказался, тем больше получил. Такая схема используется и сейчас, но при нынешних распределяемых суммах «довесок» получается символическим. Если же РФПЛ удастся заключить еще более выгодные контракты по продаже телевизионных прав, да к тому же достичь договоренности о поставке «картинки» в другие страны, то вместо нынешних 18 миллионов долларов Лига со временем сможет зарабатывать в три-пять, а то и семь раз больше (в этой связи очень кстати пришелся бы переход на систему «осень – весна», который позволит соотнести сроки проведения чемпионата России с ведущими зарубежными первенствами, и европейский зритель, не привыкший наблюдать за чемпионской гонкой в ноябре, с куда большим интересом будет следить за развитием событий в нашем турнире параллельно, а не «перпендикулярно» той же «большой пятерке» и иже с ними). Соответственно, больше денег будет доставаться клубам – в зависимости от занимаемых мест и частоты трансляций матчей с их участием.
Вторая сторона вопроса. В чем первопричина «договорняка»? В том, что одной из сторон очки, в принципе, не нужны. Каждый год в нашем чемпионате к определенному моменту создается некая прослойка из середняков, которые в борьбу за высокие места включиться не могут, но и опасности не чувствуют. У них уже нет никаких стимулов, кроме искусственных. Клуб N предлагает премию, чтобы «равнодушная» команда дала бой главному конкуренту клуба N, либо главный конкурент клуба N предлагает «продать три очка».
Выход видится в том, чтобы максимально сократить количество «сторонних наблюдателей», тех, кого турнир уже не интересует. С одной стороны, увеличить ротацию между премьер-лигой и первым дивизионом. Пусть вылетают не две, а четыре команды. Две – напрямую, еще две – через стыковые игры или переходный турнир с командами, финишировавшими в первом дивизионе на третьем и четвертом местах. С другой стороны, необходимо добиться более широкого представительства России в еврокубках. Сейчас у нас играет в Европе четыре клуба, но вполне достижимо, чтобы их было шесть. Для этого необходимо догнать Голландию, занимающую восьмую строку в таблице коэффициентов УЕФА и опережающую Россию примерно на один балл. Учитывая еврокубковые амбиции ЦСКА и «Спартака» грядущей весной, сделать это вполне реально.
Итак, из 16 команд премьер-лиги 8–10 борются за право выступать в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА, остальные – за то, чтобы не попасть в квартет аутсайдеров. Балласта как такового нет. Кто с кем станет договариваться?..

• источник: www.football-hockey.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают