ФЕНОМЕН ЦСКА

Одержав в субботу уверенную победу во Владивостоке, ЦСКА за тур до финиша стал чемпионом страны - второй раз подряд и третий раз в российской истории.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

О сильнейшем российском футбольном клубе уже написано столько, что и добавить в общем-то на первый взгляд нечего. Можно только признать: ЦСКА действительно сильнейший. Причем лично для меня это стало окончательно очевидным не в минувшую субботу когда армейцы разгромили "Луч" во Владивостоке и их чемпионство было оглашено официально, а десятью днями раньше - 8 ноября.

Нет-нет, я не о матче ЦСКА в Самаре. А о несчастном случае в Раменском, когда на последних секундах спартаковской битвы с "Сатурном" в ворота красно-белых влетел мяч.

Футбол принято дистанцировать от спорта вообще, но психология побед и поражений и там, и там едина. Если человек или команда уступает сопернику в последнем сантиметре или на долю секунды, это, как правило, вопрос не класса, а характера. Или же умения распорядиться шансом, что в общем-то одно и то же.

Насколько серьезны притязания тех, кто идет за лидером, лучше всего становится понятно, когда лидер допускает промах. Это тоже общая спортивная истина. Казалось бы, что общего между футболом и фигурным катанием? Но вспомните полуторагодичной давности ледовый чемпионат мира в Москве: стоило Евгению Плющенко сняться с соревнований из-за травмы, как все возможные претенденты на королевский трон посыпались с таким треском, что на них стало больно смотреть. Выиграл швейцарец Стефан Ламбьель, упавший меньше раз, чем прочие соискатели титула. И всем при этом было очевидно: даже в отсутствие лидера субординация в мужском фигурном катании не изменилась ни на йоту: есть Плющенко, и есть все остальные.

С похожими чувствами покидали стадион в Раменском и спартаковские болельщики. Роковой гол, забитый Игорем Лебеденко, сделал вмиг бессмысленными многочисленные баннеры с вариациями на тему "Гинервсекупил!", оценка же игры сводилась к одному: "Мы не заслуживаем чемпионства".

Все, с кем мне на протяжении сезона приходилось беседовать о ЦСКА, были единодушны в одном: у клуба лучшая в стране организация дела, наиболее профессиональный президент, лучшая инфраструктура, объективно сильнейший тренер, лучший подбор игроков и командного персонала. Не согласиться трудно. Еще труднее отделаться от ощущения, что ЦСКА активно не любят.

Хотя тоже понятно почему. Замечательная фраза: "Человек способен простить ближнему все, кроме успеха" - не мне принадлежит и не сегодня придумана. С этого, собственно, началась моя беседа с Евгением Гинером, с которым я встретилась не в самый радужный для его клуба день - после поражения ЦСКА в Самаре.

ПРЕЗИДЕНТ

- Сильных и богатых не любят нигде, - пожал плечами Гинер. - Не много людей способно признать, что работать надо иначе. И гораздо больше, чем работают они сами. Вы пришли в субботу - я здесь. И вовсе не для того, чтобы поговорить с вами и уехать. Есть много других дел, которыми надо заниматься ежедневно. Однако когда задают вопрос, почему у ЦСКА все получается, ответ один: Гинер все купил. Не понимаю, почему другие в таком случае не покупают, вроде со всех сторон их наталкивают на эту мысль. И Кубок УЕФА я купил - дополнительно ко всему что купил в России.

- Я и хотела начать с Кубка УЕФА. Мне кажется, что ваша команда до и после победы - это две разные команды, несмотря на то что внешне почти ничего не изменилось: ни состав, ни тренеры.

- Человек, который достигает чего-то, начинает верить в себя. Тогда ведь страна в нашу победу не верила, да и сами ребята - не очень. Сейчас признаются, что им было немножко смешно слушать, как мы с Газзаевым говорили, что победа вполне реальна. Хотя и мне, и Валерию Георгиевичу они верят. Но ведь выиграли? Поэтому и сейчас выглядим по-другому. И с "Порту", и с "Арсеналом" - с любыми командами.

- Вам не кажется нелогичным, что, будучи объективно сильнее других клубов, вам приходится решать вопрос чемпионства в России до последнего тура?

- Это футбол. Существуют травмы, усталость, множество других причин. Теоретически мы могли стать чемпионами в Самаре. Я очень хотел этого. Но ребята играли тогда десятый матч за месяц, многие получили травмы. Наверное, это моя ошибка, что вовремя не сумел усилить команду новыми игроками. Молодежь у нас хорошая, но постоянно биться в основе ей еще не по силам. Поэтому это нормально, что команда играет с переменным успехом. Сделал какую-то ошибку, потерял концентрацию - и вот иной результат.

- Вы отдавали себе отчет, что "Крылья" будут биться в этом матче не на жизнь, а на смерть?

- Меня искренне удивляют рассуждения, что, например, Петраков должен отдать игру, потому что он друг Газзаева. Или что Барановский (президент "Крыльев Советов". - Прим. Е.В.) нас не любит. Вопрос в другом. С ЦСКА все хотят играть хорошо, и все настраиваются особо. Вспомните слова Егора Титова: "Против "Спартака" все бьются". Правильно. Можно говорить о мифических миллионах, которые кто-то возит в чемоданах, а можно о том, что ЦСКА и "Спартак" сами по себе являются раздражителями, которые заставляют соперников играть с удвоенной силой. Взять очки у лидера, показать себя - а вдруг заберут в эту команду? Ну и самому себе что-то доказать.

- Вы с Газзаевым были единственными, кто год назад вслух говорил о том, что задача клуба - выиграть Кубок УЕФА. Сейчас, получается, вы должны ставить цель выиграть Лигу чемпионов?

- В этом году - нет. Считаю, что мы к этому немножко не готовы. Все должно быть поэтапно. Надо сначала выйти в плей-офф - переступить эту грань. Понять, что мы готовы и можем успешно играть в групповом турнире. Наш чемпионат не рассчитан на то, чтобы мы могли отдохнуть и к середине февраля - началу марта провести несколько серьезных игр. Товарищеские матчи не в счет: они и есть товарищеские. С другой стороны, плей-офф - это всегда лотерея. Где более слабая команда вполне может выиграть у более сильной.

- Просто заставляете меня вспомнить ваш выездной матч с "Арсеналом".

- Мне, кстати, очень нравится эта команда. И игроки, и тренер. Это не значит, что я за нее болею. Но, знаете, еще в советское время как-то услышал от футбольных людей: можно сказать "отсутствие фарта", а можно - "недостаток исполнения". Но это бывает тяжело выговорить. Гораздо легче сказать, что если Анри промазывает по воротам, то ЦСКА повезло. А на самом деле - он не исполнил того, что был должен исполнить.

Давайте возьмем три игры "Арсенала" кряду. Перед нами он играл с "Эвертоном". Много было моментов, но в итоге еле-еле добился ничьей - 1:1. Готов согласиться, что когда в матче с ЦСКА не забил Росицки - это действительно было невезение. Все остальные моменты - вопрос исполнительского мастерства. Следом "Арсенал" встречался с "Вест Хэм". И почему-то опять не забил - проиграл 0:1. Получается, уже три везунчика?

Возьмите недавний матч "Томь" - "Спартак". Почему, когда "Томь" не забивает, никому даже в голову не приходит сказать, что "Спартаку" повезло? А ЦСКА, получается, везет постоянно.

- Думаю, вы не хуже меня понимаете, что любую ситуацию при желании можно истолковать как угодно. Взять факты, сопоставить их...

- Ну так и давайте сопоставим. Например, то, что произошло в игре ЦСКА в Ростове. "Ростов" атаковал, бил по воротам, два раза из выгодных ситуаций промазал Перес, один раз - Каньенда. Можно, конечно, все это опустить. И сказать, что подозрительно легко по левому краю прошел Карвалью, легко отдал мяч Оличу, а Олич забил в пустые ворота. Но вот вам матч "Барселона" - "Челси". Роналдинью с такой же легкостью проходит по левому флангу, с такой же легкостью отдает мяч в центр поля на Рудьонсена, и тот забивает мяч. Давайте задумаемся теперь: а почему это Роналдинью дали так легко пройти, а Рудьонсену - забить? Мячи-то стопроцентно идентичные.

Суть в другом. Надо понимать: когда забивают гол, это всегда означает, что кто-то ошибся. Иначе можно дойти до полного маразма. Сказать, например, что австриец Штранцль специально промазал по воротам в спартаковском матче против "Интера", потому что близок к итальянцам и симпатизирует им.

Можно взять любой другой вид спорта. В моем понимании, например, Светлана Кузнецова - очень сильная теннисистка. Но проиграла на недавнем турнире в Мадриде бельгийке Ким Клийстерс. Можно тоже ведь сказать, что Кузнецова сдавала матч. Потому что раньше так не била - попадала в корт, чувствовала дистанцию... Но должен же быть здравый смысл! Все мы - люди, а не машины и не роботы.

- Пересуды, которые последнее время идут вокруг ЦСКА, сильно бьют по репутации клуба?

- Здравомыслящие люди прекрасно понимают что к чему. Обидно другое. Мы говорим о "Зените", о "Ростове", и это понятно: скандал купят всегда. При этом всем безразлично, что ЦСКА 15 ноября должен был отпустить ведущих игроков в Македонию, 18-го - играть во Владивостоке, а 21-го - проводить в Москве матч, который может решить вопрос выхода команды в плей-офф Лиги чемпионов. Мы же не просим, чтобы изменили календарь. Он, как известно, сделан "под ЦСКА", поэтому за шесть дней мы и имеем столько перелетов... Хотя, если разобраться, перенести матч с "Лучом" было бы выгодно всей России.

- Что вы имеете в виду?

- В сезоне-04/05 только на развитие российского детского футбола ЦСКА заработал 840 тысяч швейцарских франков. Это те деньги, которые были перечислены УЕФА и пошли в 15 детских школ за наше выступление в Лиге чемпионов. Если выйдем сейчас в 1/8 финала - заработаем на эти цели минимум 800 тысяч евро. Плюс - рейтинговые очки для всего российского футбола.

- Мне казалось, что между вами и вашими коллегами должна быть некая корпоративная солидарность.

- Мне тоже так казалось...

ЦАРЬ, БОГ И ВОИНСКИЙ НАЧАЛЬНИК

Любой успех - это всегда стечение определенных обстоятельств. Думаю, футболу вообще повезло, что в нем пересеклись пути Гинера и Газзаева. Умного руководителя, умеющего предвидеть и просчитывать любую ситуацию, и тренера с совершенно неуемными амбициями.

Газзаев был таким и одиннадцать лет назад - в 1994-м, когда возглавил "Спартак-Аланию". За три года до этого, уходя в отставку с поста главного тренера московского "Динамо", он сказал: "Я почувствовал, что потерял веру в команду. А работать с людьми, которым не веришь, бессмысленно".

Но мне он запомнился другим. Заявлением, что для него в спорте существует только победа. И добился ее - во Владикавказе. Можно сколько угодно рассуждать о скоротечности и ценности того успеха, но вряд ли кто станет отрицать, что за два года работы тренеру удалось создать команду, в которой почти не было слабых мест, и сделать ее таким же раздражителем для всей футбольной страны, каким сейчас является ЦСКА. Выиграть у "Алании" было на тот момент ничуть не менее престижно, чем у московского "Спартака". Фразу "Кто угодно, только не Владикавказ" я слышала в те времена в футбольных кругах неоднократно. За ней без труда угадывалось: "Кто угодно, только не Газзаев".

В 2002-м, возглавив сборную России, тренер придерживался прежних убеждений. Сказал мне в интервью после назначения: "Не вижу причин, которые мешали бы нам наметить задачу пусть и не ближайшего будущего, - войти в призеры чемпионата Европы или даже его выиграть. Лозунг "Главное - участие" мне никогда не нравился".

Будь у тренера иные взгляды, не думаю, что неудача со сборной ударила бы по нему настолько больно.

Ему не очень тогда сочувствовали. Для спорта это в принципе нормально. Проигрывающий тренер - он такой же проигрывающий, как все. Побеждающий - бельмо на глазу. Особенно в российском футболе. Почему-то въелась в память футбольная церемония "Стрелец" нескольких лет давности, вести которую пригласили олимпийскую чемпионку по спортивной гимнастике Светлану Хоркину. Титулы спортсменки перечисляли так долго и пафосно, что она даже растерялась. Видимо, поэтому и сказала в микрофон первое, что пришло в голову: "Я тоже желаю вам когда-нибудь чего-нибудь выиграть..."

Неудержимый взлет Газзаева с ЦСКА на первый взгляд сказался на характере тренера не лучшим образом. Журналисты ставили ему в вину высокомерие, грубость, граничащую с хамством, непредсказуемость в поступках и суждениях. Все то, что можно охарактеризовать одним словом: "Занесло".

Порой так думала и я. До тех пор, пока не оказалась на одном из сборов ЦСКА и не получила возможность в течение нескольких дней понаблюдать со стороны за взаимоотношениями тренера и команды.

Было совершенно очевидно, что Газзаев для игроков - царь, бог и воинский начальник. Но в то же время - человек, которому полностью доверяют и за которого готовы хоть в огонь, хоть в воду. Наверняка случались стычки, обиды - как бывает в любом незаурядном коллективе. Но это никогда не выносилось на публику.

В отношениях с представителями прессы тренер действительно изменился. На мой взгляд, попытки сводить счеты с журналистами на их территории выглядели по меньшей мере неразумными. Хотя скорее это было своего рода защитной реакцией. На прежние обиды, на попытки поставить под сомнение тот или иной успех.

"Все люди, которые чего-то достигают, это неординарные люди. Как правило, более восприимчивые, легко уязвимые, - заметил по этому поводу Гинер. - Газзаев не исключение. Он очень остро на все реагирует, и многие стремятся воспользоваться этим".

Много лет назад в беседе со мною об этом же говорил трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин. "Мы же все - люди с воспаленным самолюбием, - сказал он тогда. - Нам постоянно кажется, что окружающие ждут нашей слабости, радуются ей".

Не согласиться трудно. До сих пор одна из самых болезненных тем для Газзаева - его отлучение от ЦСКА в 2004-м. Не знаю, спал ли Гинер в ночь перед разговором, в котором должен был сообщить тренеру о том, что на его место будет назначен другой человек. Думаю, что нет, хотя он и подчеркивал всегда, что друзей в бизнесе для него не существует. Но суть не в этом. А в том, что им обоим в итоге удалось справиться с этой ситуацией с максимальной пользой для ЦСКА. Не уверена, кстати, что это было бы возможно, окажись на месте президента клуба другой человек.

Попытка разговорить Газзаева на тему того периода мне не удалась. Признать, что работа Артура Жорже подняла клуб на новый уровень, тренер отказался наотрез. Гинер же сказал:

- Все, что ни делается, - к лучшему. Я никогда не анализировал ту ситуацию так глубоко, но не сказал бы, что Жорже поставил игру, а Газзаев лишь продолжил в нее играть. Результат дала совокупность. И то, что привнес Жорже, и то, что после него продвинул на иную ступень Газзаев. Ему безусловно, пошло на пользу, что он полгода отдохнул, получил возможность посмотреть на многое под другим углом.

- Получается, отстраняя Газзаева от руководства командой, вы заведомо знали, что вернете его снова?

- Давайте оставим это за кадром. Могу лишь сказать, что Газзаев никогда не был отстранен от работы с клубом. Он много ездил, смотрел игроков, помогал мне в других вопросах. Просто был временно освобожден от ответственности за результат.

Коллега Газзаева и один из основных его конкурентов в российском чемпионате, попросивший как раз по этой причине не называть его имени, сказал об армейском тренере:

- Он - тренер высокой пробы. Настырный, постоянно стремится чему-то учиться, хотя и без этого очень знающий человек. Просто тренерство - такая работа, где ошибки неизбежны. Но надо отдать должное Газзаеву: умеет извлекать уроки из любых жизненных ситуаций.

КОМАНДА

Череда травм, в результате которой из игрового состава выбыли Жо, Олич, Гусев, Игнашевич, Одиа, плюс дисквалификация Жиркова невольно заставили обратить внимание, что те, кто сидит на лавке запасных, - отнюдь не равноценная замена выбывшим. Попытки руководства усилить команду летом оказались безуспешными. В кругу коллег мне довелось услышать и о том, что в следующем сезоне армейцы, скорее всего, столкнутся с гораздо более серьезными проблемами, поскольку у Олича и Карвалью заканчиваются контракты и они наверняка постараются уйти в другие клубы.

Впрочем, эту версию Гинер опроверг сразу.

- Я не слышал, что они хотят уйти. Так что контракты будем продлевать.

- Неужели в вашей карьере не было случая, чтобы игрок говорил одно, а делал совершенно другое?

- Нет. И тем более не случалось, чтобы кто-то убегал. Поэтому у меня нет никаких оснований не верить Оличу, Карвалью или кому-то еще. Все игроки знают, что они могут прийти ко мне в любой момент и обсудить любую проблему.

- Почему вам не удалось приобрести тех, кого планировали? Например, бразильца Марселу?

- Проблема в том, что в ЦСКА сейчас играют звезды, заметные даже на мировой арене. Взять хотя бы тот факт, что сразу три игрока выступают за сборную Бразилии. Значит, нужно найти таких, кто был бы как минимум не ниже классом. А как их взять, если футболисты этого уровня с гораздо большим удовольствием едут в Испанию, Англию или Италию? Вроде все шло к тому, что Марселу окажется у нас. А он подписал контракт с "Реалом". Ну и что делать? Игроки, которые говорят, что с удовольствием приехали бы в ЦСКА доигрывать в 29 - 30 лет, не интересуют нас в принципе.

- Но ведь что-то делать нужно! С одной стороны, у вас - прекрасный, сыгранный коллектив, где футболисты играют по нескольку лет, где сложился настолько стабильный костяк, что любой новичок вынужден быстро становиться его частью. В то же время реальность такова, что равноценной замены травмированным лидерам, по сути, нет.

- На данный момент - согласен. Но посмотрите: Жо - 19 лет, Жиркову и Одиа - по 22. Братья (Березуцкие. - Прим. Е.В.) на год старше. Но ведь и тем, кто сидит на лавке, - по 19 - 20 лет. Уверен, что через год они будут выходить в основе. Когда мы доигрывали прошлогодний чемпионат, вообще была трагедия с нападающими. Выбыли Олич, Вагнер. Вместо них в нападении играли Карвалью, Красич. Салугин 16-летний выходил. Тяжело, конечно, но игроки должны уметь заменять друг друга. Хотя если бы у нас было не 15, а 17 полевых игроков основного состава, сейчас бы проблем не возникало.

- Считаете, 17 игроков - это достаточно?

- А зачем больше? Тогда мы однозначно должны отдавать себе отчет, что никакой дороги у молодых не будет.

- У вас, кстати, нет ощущения, что Жо просто не выдержал нагрузки, которая на него свалилась в ЦСКА?

- Нет. У него элементарная травма - мениск. Хотя в том, что он выбыл на такой срок, в какой-то степени виноваты мы сами. Врач, который делал операцию, запретил приступать к тренировкам раньше чем через пять недель, а Жо начал тренироваться на четвертой неделе. Убедил нас, что чувствует себя достаточно хорошо. К тому же все обследования показывали, что колено в порядке. Получается, ошиблись. Бывает.

- А каким образом вам удается добиваться настолько точной селекции?

- Мы не берем массово. И, как вы правильно заметили, новичок без проблем вливается в коллектив, тем более что все ему помогают. У нас есть прекрасный футболист - Рахимич. Мало того, что игрок замечательный, но и человек необыкновенный. Собирает вокруг себя всех молодых - как квочка. Учит, опекает - и это приводит к тому, что они быстро адаптируются.

- Мне доводилось слышать, что бразильцев, которые играют в России, довольно неохотно приглашают в национальную сборную. Чем в таком случае объяснить парадокс ЦСКА?

- Наверное, тем, что нас чаще видят в еврокубках. Почему мы так много говорим о необходимости перехода на "осень-весна"? Да потому что сейчас на Западе попросту не смотрят наш чемпионат. Он идет в противофазе с европейскими. И те же бразильцы не скрывают, что им тяжело попасть в сборную именно потому, что их не видят. По этой же причине мы не очень интересны, например, фирме Umbro, которая производит футбольную форму.

- Насколько болезненной оказалась для вашего клуба смена спонсора? Согласитесь, 18 миллионов долларов, которые ежегодно выделяла "Сибнефть", совсем не то, что 7 миллионов от "Внешторгбанка"?

- Не факт. Контракт с "Сибнефтью" у нас был рассчитан еще на год, но мы расторгли его по взаимной инициативе. Нам нужны деньги строго по графику. В ситуации, когда их перечисляют в конце года, ничего, кроме налогов, не заплатишь.

РЕПУТАЦИЯ

На тему договорных игр и прочих вариаций нечестной игры применительно к ЦСКА было за последнее время написано столько, что обойти явление стороной невозможно. Принять нынешние скандалы вокруг российского футбола за норму, вполне допустимую в концовке сезона, не позволяет частный в общем-то факт. Когда мой хороший знакомый - профессор математики, футбольный болельщик с полувековым стажем, наслушавшись телевизионных дебатов, всерьез говорит, что пора, видимо, переключать симпатии на хоккей и женский волейбол, это, согласитесь, неприятный показатель для всего нашего футбола. Как и то, что в Европе медленно, но верно укореняется мнение, что российские судьи, мягко говоря, не очень хороши, если им не верят в их собственной стране.

И все же позиция Гинера мне понятнее, чем его многочисленных оппонентов. Не ближе, а именно понятнее. Какой смысл ломать копья вокруг настоятельных требований "Зенита" переиграть матч с ЦСКА, если соответствующий пункт отсутствует в правилах в принципе? Создать прецедент? Ну, так почему не переиграть матч ЦСКА с "Торпедо", где постфактум был официально признан судейской ошибкой незасчитанный гол Жо, который привел к потере армейцами двух очков? Или матч с "Сатурном", в котором имела место точно такая же ошибка - с назначенным в ворота ЦСКА пенальти? И что уж тогда говорить о прошлом сезоне, когда ошибочными были признаны действия арбитров в семи (!) играх с участием "Торпедо"?

Кстати, лично я не думаю, что бригада, обслуживавшая матч ЦСКА с "Зенитом", судила нечестно. Ошибалась - безусловно. И много. Причем в обе стороны. Как человек, который провел большую часть жизни в одном из самых необъективных видов спорта, смею предположить, что любой квалифицированный арбитр прекрасно осведомлен, как "сделать" результат, не дав заинтересованным сторонам ни единого повода для придирок. Но это так - частное мнение.

Согласиться с распространенной точкой зрения, что любой профессионал способен по действиям игроков на поле определить, имеет ли место закулисная договоренность, мешает одно: уровень российского футбола в целом. Где сплошь и рядом даже ведущие игроки выполняют свои прямые обязанности так безалаберно, что хоть стой, хоть падай. Возможно - по разным причинам. Но явления такого порядка вряд ли можно толковать как серьезный аргумент.

- Вы готовы заявить, что такое явление, как договорные игры, отсутствует в нашем футболе в принципе? - спросила я Гинера.

- Нет, - без колебаний ответил он. Но тут же добавил: Единственный способ борьбы, который я вижу, - это экономические рычаги. Чтобы команда, которая находится в середине таблицы, как мы говорим, в "болоте", была кровно заинтересована в том, чтобы занять не девятое место, а шестое.

Когда же в разговоре я затронула тему стимулирования команд, заметив, что мне, как зрителю-дилетанту, совершенно безразлично, кто, кому и сколько заплатил, если игроки бьются, не жалея себя, от первой до последней секунды, президент ЦСКА ответил:

- Я тоже не вижу в этом ничего плохого. Если завтра болельщики "Томи" захотят сброситься для своей команды, чтобы она лучше играла против нашего клуба, - что же там негативного? Многие говорят, что это некорректно. Но я остаюсь при своем мнении. Более того, готов объявлять размеры премий официально и показать любой налоговой комиссии, откуда я эти деньги беру. Просто у нас почему-то считают, что если клуб возьмет деньги у ЦСКА, то ему же он следующую игру и продаст...

Можно спорить. Бывший глава РФС Вячеслав Колосков всегда, например, стоял на позиции, что в любой цивилизованной стране "стимулирование" - уголовно наказуемое деяние. Потому что представляет собой не что иное, как сговор двух лиц против третьего, к тому же противоречит Декларации о честной игре.

Но тот же Колосков заметил:

- Мы часто забываем о такой беде российского народа, как чинопочитание, желание выслужиться. Совершенно не исключаю, что судьи, когда имеют дело с лидером, очень часто в угоду делают то, о чем их совершенно не просят.

Что тут добавить? Разве что провести очередную параллель с другими субъективными видами спорта, где сильнейший изначально всегда имеет некий негласный бонус. Чем, естественно, вызывает дополнительную неприязнь всех тех, кто не смог ничего добиться. Могу сказать одно: ЦСКА стал для меня первой российской футбольной командой, наблюдая за выступлениями которой на европейском уровне, я искренне испытываю гордость. И думаю, не только я.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают