Родригу Бекао: «Фернандес уже зовет в сборную России. Пока в шутку»

Родригу Бекао: «Фернандес уже зовет в сборную России. Пока в шутку»

Бекао перешел в ЦСКА минувшим летом. В салвадорской «Баии» он был игроком запаса, однако в московской команде 22-летний защитник сразу стал основным, заменив в центре обороны травмированногоВиктора Васина, завершивших карьерыСергея Игнашевича, Алексея и Василия Березуцких. Он не пропустил ни одного матча. Более того, ни разу не был заменен. В интервью «СЭ» Бекао подробно рассказал о своих первых шагах в футболе и жизни в России.

ЦСКА

— Вспомните, о чем подумали, когда услышали об интересе из России?

— Сразу решил, что это отличная, уникальная возможность. Дважды не думал и сказал агентам, что еду в ЦСКА. Как видите, пока все тут получается неплохо.

— Как вам ЦСКА представили? Клуб, в котором играл Вагнер Лав?

— На самом деле, о ЦСКА довольно много говорят в Бразилии. Это известный российский клуб. Тем более в нем творили историю Вагнер, Карвалью, Дуду. Я тоже хочу стать частью истории клуба.

— Первая ссылка, которая выпала вам, когда стали искать информацию о ЦСКА?

— Я попал на сайт клуба, но там все было на русском. Как понимаете, сложно было что-то прочитать. Потом нашел английскую версию и первым делом посмотрел, кто тренер и что за игроки в команде. А еще прочитал, что из клуба уходят несколько опытных защитников, дают дорогу молодым. Вот так и я появился в команде.

— Значит, вы в курсе, кто играл в центре обороны ЦСКА до вас?

— Конечно! Я же читал про них. Братья Березуцкие и Игнашевич- местные кумиры. Их все очень уважают. Надеюсь, и у меня получится сделать тут красивую историю.

— ЦСКА — единственный зарубежный клуб, который вами заинтересовался? Или были другие претенденты?

— У меня были предложения из Португалии, других европейских стран. Но только ЦСКА соответствовал нашим с агентами представлениям о том, чего мы хотим, чего я хочу в карьере. Понимал, что здесь смогу расти в профессиональном плане, тем более ЦСКА — один из топовых клубов в России.

— Малкома, теперь играющего в «Барселоне», пару лет назад уговаривали остаться в «Коринтиансе», дескать, рано в Европу. Вам не говорили, что ранним переездом можно карьеру сломать?

— Когда ты делаешь выбор и переезжаешь в страну, где ничего и никого не знаешь, в любом случае рискуешь. Но в жизни нужно рисковать, чтобы чего-то добиться. Малком решился и правильно сделал. Как видите, я тоже не ошибся. Мне нужно было играть. А в «Баии» я мог еще долго ждать шанса, своей очереди. Здесь же сразу стал попадать в состав. Уверен, что сделал отличный выбор.

— Вы выглядите старше своих лет. Шутки на эту тему слышали?

— Если и шутят, то мне не говорят! Всегда было так: когда называю свой возраст, все удивляются, думают, я немного старше. Не знаю, плохо ли это или хорошо. Одни говорят, что хорошо, я кажусь более опытным, взрослым.

— В Бразилии есть игроки, которые специально переделывают документы, занижают свой возраст?

— Есть такая тема, называется «gato». Если говорят, что игрок «делает gato», значит, он изменил свой возраст. Обычно этим занимаются в футбольных академиях. Например, игрокам, которым нужно попасть в ту или иную команду, но по возрасту они уже не проходят.

Салвадор, семья

— Вы из Салвадора, родины капоэйры. Практикуете?

— Капоэйра зародилась в Салвадоре, это правда. Но я не практикую. С детства занимался только футболом. Но в городе капоэйра популярна, очень многие ей занимаются. Сам я никогда не пытался участвовать. Лучше просто наблюдать!

— Это сложно?

— Для тех, кто не расположен, сложно. А те, кто занимается с детства, все делают с легкостью. Во всем нужна практика, то же и в футболе.

— Говорят, в Салвадоре 365 церквей…

-По одной церкви на каждый день года? Интересно! Но я не знаю точного числа церквей. Просто ходил каждый день в церковь, я так привык.

— Помимо католиков в городе много адептов кандомбле, по сути это поклонение духам. У вас есть знакомые, которые к этому религиозному культу относятся?

— По сути, это такая же религия, как и католицизм. Но они не пересекаются. При этом адептов кандомбле действительно много. Но у меня есть только один такой друг. Среди игроков не видел никого. Странный культ? Кто его понимает, считает нормальным, а кто не знает, тот считает немного странным.

— Салвадор — один из беднейших городов Бразилии. Где страшнее жить сейчас: там или в Рио?

— Я бы не сказал, что это один из самых бедных городов. Конечно, север страны по уровню развития хуже, чем юг. Зарплаты ниже, безработица выше. Но город не слишком бедный. Где опаснее? Да в любом городе есть свои опасности. Есть и преимущества. Я никогда не жил в Рио, поэтому скажу, что в Салвадоре безопаснее.

— Вы росли в фавелах?

— Нет, не в фавелах, но в довольно простом районе. Мы не из богатых. Конечно, там попадались люди, которые хотели все получить обманом, были нечисты на руку. Но моя семья не такая, и меня воспитали правильно.

— Расскажите о семье.

— Мама, папа, сестра, еще у меня есть сын. Моя семья небогатая. Приходилось бороться, чтобы достичь всего того, что есть сейчас. Я всего добился во-первых, благодаря Богу, во-вторых, благодаря постоянной борьбе, никогда не сдавался. Моим родителям было непросто растить нас с сестрой. Но они честные люди. Мы не воровали, не обманывали никого. Было трудно. И мне непросто растить сына. Надеюсь, что он будет жить лучше, чем я.

— У каждого бразильского футболиста, выросшего в бедных районах, есть своя дикая история. Расскажите вашу.

— Никогда не сталкивался с преступниками, хотя криминала в Бразилии хватает. Салвадор — не исключение. В городе многие торгуют наркотиками. Но меня так воспитали, что никогда не тянуло перейти на ту, плохую, сторону. Вообще же это вопрос выбора: есть упорная, честная работа, а есть наркотики, легкие деньги. Если семья тебя поддерживает и наставляет, то выберешь правильный путь. Я никогда не связывался с криминалом. Но мне в этой жизни ничего легко не далось. Все заработал потом и кровью.

— Работать в детстве приходилось?

— Да. Тем более в профессиональный футбол я попал поздно — в 17 лет. А до этого искал любую работу за вознаграждение. То есть у меня не было постоянной зарплаты. Я работал, например, помощником каменщика. В общем, брался за любую работу, где платали хоть пару монет. Хорошо, что потом получилось попасть в «Баию».

— Как вы это сделали?

— Пришел в клуб в 2003 году, а до этого играл за местные небольшие команды. Потом один из тренеров взял меня на просмотр в «Баию». Вот так меня и взяли.

— Вы всегда играли на позиции защитника?

— Когда я был совсем маленьким, играл в нападении, но то был уличный футбол. Когда попал в клуб, уже действовал на позиции опорника. А потом тренеры решили, что защитник из меня получится лучше.

Драка, прозвище

— Ваш отец играл на любительском уровне. Хорошо был известен на районе?

— Да, довольно известен. Но не стал профессионалом из-за его мамы. Нужно было много ездить по стране, а она не одобряла. Футбол у нас в крови, как видите. Папа меня всегда водил на матчи, в которых принимал участие. Я смотрел, как он выигрывает трофеи, и хотел повторить то же самое.

— В Бразилии очень эмоциональные болельщики. Когда играли класико с «Виторией», инцидентов не было?

— Нет, никаких, даже с болельщиками «Витории». Иногда ты идешь по улице, а болельщик соперника отпускает какую-нибудь штуку. Ты слышишь, но пытаешься не реагировать. И просто идешь дальше.

— Как-то раз вас удалили когда вы разнимали драку между футболистами. Что там было, помните?

— Как вы вообще о ней узнали? (смеется). А, знаю, из соцсетей. Представляете, когда я сюда приехал, тренер уже знал про эту историю! Я у него спросил, как он узнал? Ответил, что в интернете прочитал. Так вот, это было класико, мой одноклубник забил гол и побежал праздновать. Вот только на стадионе была лишь одна торсида — соперника. Дело в том, что лига запрещала посещение выездных матчей фанатам, если существовал риск, что на трибунах начнется драка. И когда одноклубник начал праздновать, игроки соперника решили, он танцует, чтобы разозлить болельщиков. Но это было не так. Они на него набросились, а я побежал разнимать. Клянусь, хотел только помочь. Я не из тех, кто любит драться. Но там все начали толкаться. А судья потом просто раздал карточки, не глядя.

— Вам во всем помогает Мариу Фернандес. Самый ценный совет, который он дал?

— Марио обычно советует в плане футбола: куда побежать, что сделать в том или ином моменте, помогает разобраться в тактике. А в личную жизнь не вмешивается. Мариу не очень любит говорить, он довольно молчаливый, да? (смеется)

— Вы рассказывали, что клубный переводчик выручал вас в курьезных ситуациях в Москве. Какая была самой смешной?

— Мы с девушкой пошли на Красную площадь, а она оказалась закрыта. Мы не могли пройти и не понимали, почему. Позвонил Максу, он попросил, чтобы я передал трубку кому-нибудь. Я нашел полицейского. Пытался дать ему телефон, но так как не знаю ни слова по-русски, не мог объяснить, что с ним хотят поговорить. Он же не понимал, зачем я ему телефон сую. Потом все-таки поняли друг друга. Оказывается, на площади проходили какие-то представления, и на вторую половину дня ее закрыли.

— У вас прозвище, помимо Бекао, есть?

— Было в детстве одно. И пошло оно от прозвища отца. Его называли Марадона, так как считали, что его футбол похож на футбол аргентинца. Вот так думали. И когда я был маленьким, меня стали называть Марадонинья. Теперь только друзья детства так зовут. А вот прозвище Бекао прижилось.

Россия, арбитры

— В России — чемпионат автобусов?

— Да, стиль оборонительный. Многие играют с тремя центральными защитниками. Наша команда тоже так действовала. Вот в последнем матче перестроилась. Но я бы не сказал, что все сидят в обороне, да, хорошо защищаются, но и играют тоже. В Бразилии, конечно, по-другому. Там все играют с двумя центральными защитниками.

— Против кого из нападающих в России пока пришлось испытать больше всего проблем?

— Против Луиза Адриану, его сложнобыло сдержать. Потом был еще один форвард из «Рубина», очень быстрый. Но не помню, как его зовут.

— Российское судейство — в чем его особенности?

— В том, что сложно общаться (смеется). Судьи тут почти не говорят по-английски. Я сам не очень в английском, но могу сказать пару слов, иногда завязывается небольшой диалог. А стиль судейства нормальный, не заметил проблем.

— Вы что-то бурно обсуждали с арбитром в перерыве дерби со «Спартаком».

— Да, я говорил про желтую карточку, которую он мне показал. Я ведь не наиграл не предупреждение, ни одного жесткого нарушения правил не сделал. Просто соперник изобразил что-то, устроил театр. Судья поддался на его симуляцию и показал желтую. Я просто хотел знать, за что получил карточку.

— Он ответил?

— Ну что-то пытался сказать по-английски. Но как-то не очень получилось. Главное, чтобы он меня понял: я повторял, что никогда не совершу подлый фол.

— Кто для вас пример в мировом футболе?

— Тиагу Силва. Я не знаю его как человека. Но как профессионал — это топовый футболист. Он техничен, с характером, всегда серьезен.

— Как считаете, есть у вас что-то общее с Тиагу?

— Не знаю, как в плане характера. А вот в плане серьезности, желания, концентрации на поле мы похожи, как мне кажется. Хотя мне еще расти и расти.

— Можете представить, что когда-нибудь сыграете за сборную России, как Фернандес? Или только сборная Бразилии?

— У меня нет предпочтений. Играть в сборной — мечта любого футболиста. Конечно, в первую очередь хочется защищать цвета родной страны. Марио, кстати, шутит, дескать, получай российский паспорт, и будем вместе играть за сборную. Но мне до этого еще очень далеко.

— Вам скоро играть с мадридским «Реалом» в Лиге чемпионов. Кто в ЦСКА сможет догнать Бэйла?

— Сложно сравнивать игроков. Но наша команда достаточно квалифицирована, чтобы дать бой «Реалу». Пусть соперник и великий клуб. Остановить Бэйла, Модрича, да любого игрока «Реала», будет непросто. Будем готовиться, стараться. Пока такая цель.

Блиц

— Три вещи, которые вас удивили в России больше всего?

— Во-первых, очень красивый город Москва. Во-вторых, холод, к которому я еще не готов психологически. Знаете, что забавно, один мой друг, который живет тут восемь лет, до сих пор не привык к холодам! В-третьих, люди в ЦСКА, русские, которые приняли меня очень хорошо. А вот на улицах я еще ни с кем не общался, потому что не говорю по-русски.

— Когда-то Роберто Карлосу в России подарили Bugatti. Какой самый дорогой подарок делали вам?

— Ох! Таких дорогих подарков мне никогда не делали. Лучший подарок в жизни — это возможность играть в футбол. Не знаю, что бы я делал без него.

— Это как раз следующий вопрос. Если не футбол, то кем бы стали?

— Наверное, освоил бы профессию, смежную с футболом. Тренер? Скорее, по физподготовке, что-то такое. Хотя когда-нибудь я бы хотел стать тренером. В общем я бы точно работал в футболе.

— Самая большой миф, который вы слышали о России?

— Слышал, что русские очень грубые люди, что они только тебя поприветствуют и больше не общаются. Но те, с кем я общаюсь каждый день, совсем другие, более открытые. В Бразилии русских считают закрытыми, злыми и нелюбящими иностранцев.

— Ваша самая дорогая покупка в жизни?

— Я вообще экономный! Не из тех, кто сорит деньгами. Вот когда ты своим трудом зарабатываешь, скажем, тысячу евро, то ты сто раз подумаешь, прежде чем потратить ее. Всегда думаю про себя: просто так я деньги не спущу. Конечно, иногда могу купить хорошую вещь. А моя подруга все время твердит: «Давай купим вот эти дорогие вещи». Но я не сорю деньгами.

— С кем последний раз делали селфи?

— С болельщиком. Я был в магазине, делал покупки (смеется). Но не думайте, много не потратил. Просто нужно было купить теплые вещи. Так вот, там подошел парень, попросил совместное фото.

— С кем бы хотели сделать селфи больше всего?

— Наверное, с известными игроками, вроде Тьягу Силвы, Криштиану Роналду.

— У кого-нибудь когда-нибудь брали автограф?

— Нет, хотелось бы у Роналдинью Гаушу. Мне очень нравилось, как он играл. С детства за ним наблюдал.

— Три продукта, которые можно найти у вас в холодильнике?

— Так, тренер меня убьет, но я очень люблю газировку. Пытаюсь избавиться от привычки ее пить, но пока не получается. Хотя совсем ее не запрещают. Так что шипучка в холодильнике всегда есть Потом йогурт — очень люблю. И… вода! Вот это всегда есть. Плюс какая-нибудь еда. А вот нормальную фасоль мы здесь не можем найти. Нашли как-то черную, но не такую как в Бразилии.

— Опишите в трех словах Игоря Акинфеева.

— Лидер, очень важная часть команды. Мы все его уважаем и как человека, и как профессионала. Он всем нам передает уверенность. Великолепный профессионал.

— Опишите в трех словах Москву.

— В трех не смогу! Во-первых, это очень красивый город. Мне нравится смешение стиля советской эпохи с современными зданиями. Потом — пробки. Это катастрофа! И еще одно слово — это холод! Я его уже ощутил.

• источник: www.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
2 комментария

Отличное интервью. Марадонинья — жаль не прижилось. Бекао и внешне и внутренне не по годам зрел, так как детство было не из лёгких. Отличный футболист, дай бог ему здоровья!!!

Ответить
27 сентября 2018, в 22:18
0

Очень приятный молодой человек. Хорошее интервью

Ответить
Vasia_Dembel
28 сентября 2018, в 1:18
0
Сейчас обсуждают