«В 18 лет мне сказали: «Завязывай с футболом». История Абеля Эрнандеса

«В 18 лет мне сказали: «Завязывай с футболом». История Абеля Эрнандеса

Среди многочисленных летних новобранцев ЦСКА Абель — самый взрослый, опытный, известный. Высшие дивизионы Уругвая и Италии, английский Чемпионшип, сборная Уругвая — послужной список 28-летнего нападающего внушает уважение. И ко многому обязывает. Понятно, что здесь и сейчас с него спрос выше, чем с условного Нисимуры, и намного.

Оправдывать надежды Эрнандес начал безотлагательно: во втором своём матче открыл лицевой счёт в РПЛ, в третьем — забил с игры и сделал результативную передачу. Поводов для знакомства с колоритным персонажем за месяц набралось достаточно — ждали подходящего случая. И в «окно ФИФА» он наконец представился.

«Леониду не повезло попасть в „Халл“ в разгар перестройки»

— Где и с кем вы смотрели ЧМ-2018?

— Дома, в Уругвае, с семьёй: невеста, сёстры, племянник. Наслаждался каникулами в обществе родных людей, поддерживал земляков у телевизора.

— Переживали?

— Я всегда нервничаю, когда играет сборная. За кого-то болею персонально. Например, с Себастьяном Коатесом (он сейчас в португальском «Спортинге»), мы больше чем товарищи по команде — близкие друзья.

— Сборная России понравилась?

— Она провела отличный турнир и преподнесла большой сюрприз. Приятно, что с некоторыми героями ЧМ я теперь играю в одном клубе. Для меня большая честь делить раздевалку и выходить на поле с Игорем, Марио. Они блестяще зарекомендовали себя на Кубке мира.

— Кто сообщил об интересе ЦСКА?

— Мой агент Пабло Бентанкур. Мы с ним почти 15 лет сотрудничаем. Был ещё вариант в Китае, но с профессиональной точки зрения предложение из России выглядело заманчивее: большой клуб, классные игроки. Лига чемпионов, опять-таки. Я рассудил, что это будет полезный и познавательный урок. Мне никогда раньше не доводилось играть с русскими — только против них. Зато у меня был тренер из России — Слуцкий в «Халл Сити»!

— Слуцкий долго и успешно возглавлял ЦСКА.

— Знаю. Он проделал отличную работу в клубе. Я даже играл против его ЦСКА за «Палермо» в Лиге Европы (в 2010 году «армейцы» выиграли у итальянцев 3:0 в гостях и 3:1 дома. — Прим. «Чемпионата»).

— Почему у него не получилось в Англии?

— Леониду не повезло попасть в «Халл» в разгар перестройки. Лидеры ушли, их места заняли арендованные мальчики. Слуцкому пришлось на ходу лепить новую команду, а Чемпионшип — не самое комфортное место для этого. Тяжёлая лига. Уцелеть в таких условиях было сложно.

— Тренер ладил с коллективом?

— С точки зрения взаимоотношений всё было замечательно. Леонид часто шутил в раздевалке. Жаль, что наше сотрудничество вышло таким коротким: сначала я получил тяжёлую травму, а потом и он остался не у дел.

— В чём заключалась главная проблема «Халла»?

— В подборе исполнителей. Даже по меркам маленького «Халла» он оставлял желать лучшего.

— Консультировались со Слуцким, прежде чем отправиться в Россию?

— С Леонидом — нет, только с Олегом, его правой рукой (Яровинским. — Прим. «Чемпионата»). Не скажу, что он снабдил меня массой ценных советов, но одобрил мой выбор и пожелал удачи в Москве.

«От Москвы до Уругвая — за 22 часа»

— Не забыли ещё приезд в Россию со сборной?

— В 2012-м? Как же, помню. Мы прилетали на товарищеский матч. Правда, я не сыграл ни минуты.

— Это всё, что отложилось в памяти?

— Ещё перелёт — ну очень долгий! К тому времени европейские чемпионаты закончились, до России добирались из Уругвая. Впрочем, впечатлений от Москвы это не испортило. Я ещё подумал: «Какой большой и красивый город!».

— Полёты переносите нормально?

— Без проблем. За девять лет выступлений в Европе уже столько налетался, привык. От Москвы до Уругвая недавно 22 часа добирался с пересадками — тяжело, но ничего страшного.

— Что удивило в России?

— Трафик. Я никогда не жил и не играл в мегаполисах, поэтому для меня такое интенсивное движение в новинку. Но это тоже не проблема. Уверен, что адаптация не займёт много времени.

— Самая большая проблема на новом месте?

— Язык. Он очень сложный. Ну и масштабы — после маленького Халла контраст ошеломительный.

— Поселились в окрестностях Ватутинок?

— Нет, в четырёх-пяти кварталах от стадиона. Дорога до базы занимает час — час пятнадцать. Нормально.

— Живёте, как я понимаю, не один.

— С Флоренцией, моей невестой. Мы уже почти два года вместе. В свободное время гуляем по городу, открываем для себя Москву. Она и на стадион уже ходила, болела за меня.

— А дочка?

— Её, к сожалению, только в декабре увижу. Ей в октябре четыре исполнится. Живёт в Уругвае с матерью, моей бывшей женой. Конечно, я скучаю по ребёнку. С другой стороны, при современных технологиях расстояния общению не помеха.

«В РПЛ забивать сложнее, чем в Чемпионшипе»

— Первые впечатления от нового чемпионата?

— Не ожидал, что российская лига окажется настолько конкурентоспособной. Все команды имеют своё лицо, откровенных слабаков нет. Серьёзный турнир.

— Труднее Чемпионшипа?

— Однозначно. Чемпионат России выше уровнем. Игроки отлично подготовлены физически. Против ЦСКА многие закрываются, оставляя нам минимум свободного пространства. В РПЛ забивать голы сложнее, чем в Чемпионшипе.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

— Ганчаренко намного серьёзнее Слуцкого?

— На самом деле у них много общего: оба — классные специалисты, и доказали это работой в ЦСКА. Естественно, есть и различия.

— Виктор Михайлович может в гневе «разнести раздевалку». Не мои слова — Алана Дзагоева.

— Я уже в курсе (смеётся). После нескольких неудачных игр тренер устроил нам маленькую взбучку, и это, считаю, правильно. Если команде необходима эмоциональная встряска, её следует совершить. Игроков такие вещи дополнительно мобилизуют, мотивируют. Это важный приём воздействия на группу.

— С кем в команде можете поболтать без помощи Максима Головлёва?

— С Родриго Бекао, Марио Фернандесом. Магнуссон по-итальянски говорит.

— С Чаловым на языке футбола изъясняетесь?

— Ну почему, он немножко английским владеет. А в игре без лишних слов понимаем друг друга. Мне легко с ним. Фёдор — молодой парень и ещё многому должен научиться, но задатки большого игрока у него налицо.

— Научились выговаривать фамилию Жамалетдинов?

— Ох, мне проще называть его по имени — Тимуром (смеётся).

«На груди — мама и дочь. На ноге — Роналдо»

— Что у вас в «инстаграме» делают фотографии Роналдо? Кумир детства?

— Лет с семи-восьми. Он меня на ЧМ-1998 покорил. У меня и первая футболка была — «девятка» «Интера». До сих пор считаю Роналдо лучшим нападающим всех времён.

— Три года назад вы с ним познакомились. Как?

— Совершенно случайно. Мы с Коатесом летели в Уругвай на матч сборной, рейс из Парижа в Аргентину. Уже в самолёте Себастьян говорит: «Смотри, это же твой кумир!». Где?! Гляжу — правда Роналдо. Я глазам своим не поверил, растерялся. Потом всё же переборол смущение, подошёл.

— Что сказали?

— Ничего! Так разволновался, что слова не мог вымолвить. Для меня автограф и фото на память уже за счастье были. Миллионы поклонников Роналдо о таком богатстве мечтают.

— Сколько на вас татуировок?

— Понятия не имею, давно сбился со счёта. Первые набил в 18 лет — маму, папу и герб «Пеньяроля».

— Мама — на левой груди, а на правой — дочка?

— Точно. Чуть ниже мамы изобразил отца. Для любимого футболиста, Роналдо, выделил место на ноге.

— Родители одобряют нательную живопись сына?

— Мама поначалу плакала после каждой новой татуировки — теперь смирилась.

— Что означает композиция на пальцах рук — Self-made («сделавший себя» в переводе с английского)?

— Напоминание о плохих временах. Мне ничего не давалось легко — всю жизнь приходилось превозмогать себя и обстоятельства. Всем, чего я достиг, обязан своему упорству и семье. Я всегда ощущал её поддержку.

«Это был самый тяжёлый момент в карьере…»

— Каким было ваше детство?

— Хорошим… и трудным. Родители многим жертвовали ради детей. Папа вставал в три утра и на велосипеде ехал на фабрику, где пропадал целый день. Мама тащила на себе хозяйство и подрабатывала уборкой чужих домов. Они делали всё возможное, чтобы я мог играть в футбол и со временем попал в школу «Пеньяроля».

— Они больше не работают?

— Отец вышел на пенсию. Мама тоже отдыхает. Спасибо Всевышнему за возможность помогать им.

— Это правда, что из школы «Пеньяроля» вас отчислили из-за хрупкого телосложения?

— У меня там не было возможности реализовать себя, поэтому в 13 лет ушёл в «Сентраль Эспаньол». Через пять лет вернулся в «Пеньяроль» — и тут новая неприятность! После медобследования услышал: «Парень, тебе лучше завязать с футболом». Это был самый тяжёлый момент в карьере.

— Проблемы с сердцем?

— Так говорили врачи. На месяц пришлось вообще забыть об игре. К счастью, повторное обследование не выявило противопоказаний профессиональной карьере. Трансфер в «Палермо» это подтвердил. Итальянцы не стали бы покупать хронически больного игрока.

— Травм у вас тоже было немало.

— Серьёзных — две. Самая тяжёлая — разрыв крестообразных связок. Но морально сильнее подкосил разрыв ахиллового сухожилия. Сломаться за год до чемпионата мира и истечения контракта с клубом — это было дико обидно!

— Теперь проблемы в прошлом?

— К счастью, да. Я снова здоров, в порядке и наслаждаюсь каждой тренировкой и каждой игрой.

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Кавани и Суарес — монстры, звери!»

— Два незабитых пенальти за 30 секунд — самая курьёзная ситуация в карьере?

— Не знаю, как кому, а мне точно было не до веселья. Эту ситуацию я тоже преодолел и оставил в прошлом. Больше с «точки» не промахивался.

— Четыре гола в ворота сборной Гаити вспоминать приятнее.

— Это точно. Ни до, ни после этого покер не делал. Но лучшее воспоминание о сборной связано с другим матчем — против Колумбии в квалификации ЧМ-2018. Тогда я забил только раз — зато разгромили сильного соперника — 3:0.

— Если для тренера наличие связки Суарес — Кавани счастье, то для других нападающих — проблема?

— Так и есть. Хотя, тренируясь и играя с такими мастерами, ты и сам растёшь, узнаёшь какие-то тонкости, что-то заимствуешь. У лучших нападающих мира не зазорно учиться.

— А выиграть конкуренцию реально?

— Фуф… Боюсь, прямо сейчас — без шансов. Они монстры, звери. Настоящие звёзды.

— А в жизни?

— Отличные ребята. Кавани я знаю давно — ещё со времён совместной игры в «Палермо», но Луис тоже парень что надо.

— С кем предпочли бы встретиться — с «Барсой» Суареса или «ПСЖ» Кавани?

— Тогда уж лучше с «Атлетико» Година (смеётся). Тоже мощная команда, но против неё у нас было бы чуть больше шансов.

— Предвкушаете дебют в Лиге чемпионов?

— Спрашиваете! Я в шаге от ещё одной мечты. Благодаря ЦСКА я получил возможность её реализовать и хочу воспользоваться этим шансом как можно лучше.

— «Группа смерти» не пугает?

— А я не считаю её «смертельной». Да, нам достались два гранда. Да, «Реал» есть «Реал». Но с «Ромой» бороться можно и нужно. Верю, что даже в такой компании ЦСКА способен выжить.

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают