Виктор Ганчаренко: довольно тяжелый блиц. Формула успеха — компетентность и страсть. Формула неудачи — пытаться угодить всем

Восторженные комментарии с лейтмотивом «какой же он все-таки крутой!” появляются на российских спортивных сайтах едва ли не под каждой новостью о московском ЦСКА.

И действительно: в прошедшем сезоне Виктор ГОНЧАРЕНКО выиграл с армейцами серебро чемпионата, до последнего претендовал на выход из группы Лиги чемпионов и добрался до четвертьфинала Лиги Европы. И все это — при содержательном футболе и ограниченном кадровом ресурсе. Корреспондент «ПБ” встретился с Виктором Михайловичем во время его отпускной побывки в Минске и попытался узнать, как он это делает.

— Надолго вы в Минске?

— Это самый длительный мой отпуск за последние годы. Чемпионат России нужно было закончить за месяц до начала чемпионата мира. До 18 июня буду здесь. Разве что могу отъехать куда-то на пару дней. Вот недавно отдыхали в Италии. Побывка в Минске для меня сейчас как поездка на море или горнолыжный курорт.

— Чем вам так нравится Италия?

— И образом жизни людей, и отношением их друг к другу, и выражением их лиц, и едой, и атмосферой в целом… Еще можно вспомнить вино, футбол, моду… Все там, в Италии. Побывали во Флоренции, в Сиене, а потом еще — в тихом отельчике на побережье. Попали на винный тур. Осмотрели виноградники, узнали, как производят вино, потом провели дегустацию.

— Где сейчас ваш дом: по- прежнему в Минске или уже в Москве?

— В Минске, конечно. Хотя недавно по дороге на тренировку поймал себя на мысли, что уже уютно и в Москве. Кстати, на днях в Минске гостил генеральный директор «Уфы” Шамиль Газизов. Приезжал посмотреть «Борисов-Арену”. Оказался впечатлен и стадионом, и городом. При поддержке президента Башкирии в Уфе собираются строить новую арену. В клубе изучают опыт, и один из вариантов проекта — как раз борисовский.

— После таких сезонов, как этот, отдыхать нужно много?

— Нет. Чувствую, что мне этого уже и хватило бы. Хочется увидеть ребят, окунуться в атмосферу. С женой и сыном провожу довольно много времени. Но понимаю, что есть и вторая семья. Пауза в занятиях сказывается на тренерах. Чем дольше ты отдыхаешь, тем больше нужно времени, чтобы войти в колею.

— То есть сильной усталости не чувствуете?

— После матчей нравится устраивать прогулки в парке. Причем длительные — гуляю час, иногда полтора. Выхожу, даже когда приезжаю домой в одиннадцать вечера. Чаще всего с женой, сыном. Такие прогулки позволяют снять напряжение. И помогают переосмыслить игру, подумать о чем-то новом…

— В чем этот ваш российский сезон особенный в сравнении с предыдущими?

— Он мой первый полноценный в ЦСКА. Да и в России вообще — до этого проводить сезон целиком в одном клубе не доводилось. Хотя в БАТЭ у меня таких сезонов хватало. Уровень конкуренции, который был в этом чемпионате, всем очень понравился. Он повысился за счет прогресса «Локомотива”. На протяжении всего турнира были высокое напряжение и непредсказуемость результатов. Надолго запомнились и еврокубковые баталии. Шестнадцать матчей в Европе — это много.

— Нынешнее серебро чемпионата добывать было труднее, чем прошлогоднее?

— Да. Учитывая еврокубковую нагрузку, наш кадровый ресурс и спрессованность чемпионата России под чемпионат мира… На одном из отрезков за 21 день провели семь матчей. И ясно, что все требовалось выиграть. Это был довольно тяжелый блиц. Тогда как прошлой весной имели недельные циклы.

— Согласно статистике, ЦСКА стал лучшей командой чемпионата по части прессинга. Как этого добились?

— Понятно, что только за счет упражнений, правильного подхода, понимания футболистами важности процесса. Каждый игрок должен мгновенно реагировать на потерю мяча. Необходима и грамотная игра защитников. Это командные взаимодействия, которые мы долго отрабатывали на испанском сборе зимой. Рад, что ребята хорошо приняли эти идеи. Сначала мы разделяли, когда прессинговать, где, против каких команд. Но потом, несмотря на плотный график, пробовали активно играть со всеми. За что парням спасибо. Прессинг — это всегда трудно, и он отнимает много сил. При этом четко понимаю, что могли гораздо лучше действовать, к примеру, при стандартных положениях в атаке.

— Еще ЦСКА стал лидером по количеству голов в позиционном нападении.

— В то же время мы меньше стали забивать в быстрых атаках. В наших домашних матчах соперники чаще всего оборонялись глубоко. Позиционным атакам мы тоже уделяли много внимания на сборе. В этом сезоне команда стала лучше понимать наши принципы атакующих действий.

— Как пришли к решению сыграть в открытый футбол с лондонским «Арсеналом”?

— А нам нечего было терять. Мы могли шагнуть дальше, если бы думали, как атаковать, а не как отсидеться в окопах. В матчах с «Лионом” была похожая ситуация. Такая игра — как раз следствие того, что мы стали лучше действовать в позиционном нападении в чемпионате.

— Многие говорят, что, если бы ЦСКА закрылся, результат мог быть и лучше.

— Не согласен. Венгер отметил, что даже в английской премьер-лиге против его команды никто так смело не играет. У нас даже сомнений не было. Перед матчами с нами «Арсенал” выдал ряд игр, в которых проводил по три мяча. Он в любом случае забил бы. Вопрос, каким образом будешь действовать ты, учитывая уязвимость соперника в обороне и твой атакующий потенциал. Нам удобнее строить игру, когда Головин, Дзагоев, Витиньо, Муса проявляют свои сильные качества, а не думают, как сдержать соперника.

— О хорошем поговорили. А были ли в этом сезоне разочарования?

— Не могу сказать, что мы чем-то сильно разочарованы. Уже отмечал, что, если бы шагнули дальше в Кубке России, случился бы коллапс весной. А второе место в чемпионате — считаю, очень хороший результат. Учитывая, что мы не слишком удачно стартовали. Есть такое понятие, как движение по турам. В первом мы обыграли «Анжи” и возглавили таблицу. А потом спустились и двигались волнообразно: третье место, четвертое, пятое, третье… А в последнем туре вышли на второе.
В Лиге чемпионов тоже выдали довольно неплохой результат. Одержали три победы, причем все по делу, до последнего верили, что можем занять второе место в группе. А возвращаясь к Лиге Европы, замечу, что в матчах с «Арсеналом” мы по крайней мере попробовали сыграть на победу. До сих пор помню дыхание арены. Это был лучший «стадион” в сезоне. А в целом понравилось, что мы не отнеслись к сопернику излишне почтительно. Ты можешь уйти со стадиона, выиграв, но не получив удовольствия. А можешь — покинуть его с чувством, что это лучший сход с дистанции.

— В БАТЭ у вас порой был переизбыток футболистов, не все проходили даже в заявку. В ЦСКА — дефицит. В каком случае тренеру труднее?

— Думаю, сложнее, когда людей много. Даже не представляю, как строят тренировочный процесс команды, в которых 27−28 игроков на контрактах. В любом случае будут недовольные. Все знают, что уже не первый год в ЦСКА кадровый голод. Если кто-то выпадал, другой футболист понимал, что он должен стать на его место. Это обостряло чувства плеча и локтя. В таком случае команда более сплоченная, чем когда у тебя длинный состав. Но не могу сказать, что в БАТЭ в этом плане были проблемы. Хотя, думаю, еще два игрока в нынешнем сезоне ЦСКА не помешали бы. Вообще обозначать эту проблему мы не любим. В золотые армейские времена в обойме тоже было 15 футболистов, но все качественные. Это уже такой тренд.

— Что привнес в жизнь ЦСКА Александр Ермакович?

— Понятно, что мне удобно с Александром Владимировичем. Мы понимаем друг друга с полуслова, я знаю, чего от него ожидать. Анализ игры соперника и своих действий, анализ статистики, коммуникация во время матча… Полностью в нем уверен и знаю, что он даст правильную информацию. Как он адаптировался? Великолепно. Как это и должно быть. Команда хорошо его приняла, и он быстро вписался.

— Это межсезонье будет самым сложным в вашей карьере?

— Почему?

— Уже покинули команду Вернблоом и Натхо, к ним могут присоединиться и другие лидеры.

— Сейчас говорить об этом нет смысла. Межсезонье будет необычным. Группа игроков у нас готовится к чемпионату мира. На первый сбор поедем ограниченным составом. Ждем решения, надеемся, что лидеры останутся и еще помогут. Хотя примем любой их выбор.

— Существует мнение, что уход Березуцких и Игнашевича в долгосрочной перспективе пойдет команде на пользу.

— Не представляю, как ее можно из этого извлечь. Они столько лет отдали ЦСКА. И клуб с ними в составе всегда был первым-вторым. Их уход станет потерей. Но об этом говорить пока рано.

— Они до сих пор лучшие защитники в России?

— Да. В их числе назову и Васина.

— В прессе говорилось об интересе ЦСКА к Егору Филипенко. Действительно хотели бы снова с ним поработать?

— Не хотелось бы сейчас называть имена. Ведь это можно по-разному интерпретировать.

— В этом сезоне в ЦСКА раскрылась группа молодых игроков: Чалов, Кучаев, Жамалетдинов, Гордюшенко… Не напоминают ли они вам юных Филипенко, Нехайчика, Гутора, Сивакова борисовских времен?

— Что-то в этом есть. Я тоже думал об этом. Но имеется и отличие. С борисовской бандой мы отработали еще два года в дубле. А эти парни начали подпускаться к основе еще при Леониде Викторовиче Слуцком, а при мне уже случился массовый заход в состав.

— Видите ли в Беларуси игроков, сравнимых по таланту с молодыми армейцами?

— На этот вопрос трудно ответить. В нынешнем сезоне не посмотрел ни одного матча белорусского чемпионата, за исключением встречи БАТЭ и минского «Динамо”.

— Как впечатления?

— Тяжелый, напряженный матч, в котором никто не хотел уступать. Понятно, что в России выше ритм игры. Но мне хорошо знаком и белорусский клубный футбол. А вообще рад, что победные традиции БАТЭ в чемпионате продолжаются.

— Как восприняли новость об отставке Олега Дулуба?

— Как и для всех, наверное, для меня это стало неожиданностью. Даже несмотря на то, что в день игры с «Городеей” мы встречались с Анатолием Анатольевичем Капским. Это футбол. Тренер, который приходит в команду, становится на один день ближе к отставке.

— Получается, БАТЭ все-таки нужен тренер, образно говоря, из семьи?

— Необязательно. Видимо, такой опыт тоже необходим. Руководство БАТЭ его приобрело. В моем интервью после ухода из Борисова звучала такая мысль: может, клубу нужно попробовать что-то другое, может, необходим тренер, который посмотрел бы на ситуацию иным взглядом? Тогда подобные слова могли показаться странными, но по прошествии времени… Рано или поздно эта преемственность должна была нарушиться.

— Старт сезона вышел у БАТЭ неоднозначным. Упущены два трофея, но в чемпионате команда лидирует…

— Конечно, все в клубе хотели выиграть Суперкубок и Кубок — может, даже ценой потерь в чемпионате, которые потом можно было бы возместить. Небольшое разочарование есть. Для БАТЭ это не самая приятная ситуация. Остается только компенсировать ее чемпионством и участием в групповом этапе еврокубка — хотелось бы, Лиги чемпионов.

— Есть много мнений, что происходит с чемпионатом Беларуси: он прогрессирует, деградирует или стоит на месте. Как вам кажется со стороны?

— Не понимаю, что значат формулировки «деградирует” или «стоит на месте”. В любом случае ты куда-то идешь. Мне по- прежнему по душе, что в чемпионате шестнадцать команд. Плюс четыре клуба — это ведь прибавка и в группах лицензирования. Безусловно, результаты у юношеских и национальных сборных не очень хорошие. Это можно связать с тем, что наступило время детей девяностых. Тогда были не самые приятные экономическая ситуация и демография. Но мы видим, что строятся поля, открылась академия футбола. Это идет со стороны федерации и Сергея Николаевича Румаса. Движение есть. Не надо говорить о деградации. Может, шаги, которые предпринимаются, принесут плоды через какое-то время.

— Известно, что у Сергея Игнашевича есть белорусские корни. Эта тема в ваших разговорах всплывает?

— Конечно… Он рассказал обо всех поездках в Солигорский район. О том, что любил бывать у бабушки с дедушкой в деревне, ходить с двоюродным братом на рыбалку. О том, что говорил с белорусским акцентом. Ему было приятно снова окунуться в ту атмосферу и поведать мне о ней. Может, это пребывание в белорусской деревне и позволило ему столько продержаться в футболе на высоком уровне.

— Шутка от братьев Березуцких, с которой вы смеялись сильнее всего?

— Ой, их много… Ермакович как-то рассказал о моем знаменитом походе на просмотр к Анатолию Ивановичу Юревичу. Общественный транспорт не ходил, и мой марш-бросок из Мозыря в Хойники пешком составил порядка шестидесяти километров. Леха Березуцкий, узнав об этом, долго смеялся. Сказал: надо тренеру дать кличку — «ходок”. Мол, есть «велосипедист” (один наш знакомый ездил за 180 километров на свидание на велосипеде), а будет еще и «ходок”.

— Есть ли в Беларуси футболисты, которые могли бы стабильно заиграть в ЦСКА?

— На эту тему мне тоже трудно рассуждать. Ментально никаких проблем не было бы. По уровню мастерства — сложно сказать. В ЦСКА надо уметь находиться под напряжением и давать результат в каждом матче. Зная того же Филипенко, скажу, что по нему вопросов не возникло бы. У него правильное отношение ко всему.

— В последние годы белорусские тренеры проявляют себя ярче, чем игроки. Причина в особенностях национального характера?

— Ой, не знаю. Через пять лет тенденция может развернуться, и наших игроков в России и на Украине снова станет много. Раньше в России больше делали ставку на зарубежную тренерскую силу, сейчас — на свою. Не думаю, что белорусов воспринимают там иностранцами. Мне очень импонирует, что делает Анатолий Иванович Юревич. Он один из немногих, кто реально учит тренеров. Едва ли не все белорусские специалисты, которые сейчас на виду, — это воспитанники Юревича, его плеяда. За исключением меня, Ермаковича и Скрипченко, которых можно отнести к борисовской плеяде.

— Несмотря на все успехи, после переезда в Россию титулов в вашей коллекции пока не прибавилось. Это беспокоит?

— А почему мы должны считать, что два вторых места подряд — это неудача? Пусть в БАТЭ мы всегда брали золото. Более того, у меня ведь есть титул чемпиона России в качестве помощника. Мои клубы были разными: «Кубань”, «Урал”, «Уфа”, ЦСКА. Нужно было строить команды, исходя из реалий. Это удавалось. И это тоже достижение.

— Леонид Слуцкий скоро возглавит свой второй клуб из Западной Европы. Чем больше слышите его рассказов, тем сильнее хочется попробовать там самому?

— Пока этого желания нет. Леонид Викторович уехал, потому что выиграл в России все, поработал со сборной. Нужно было попробовать что-то новое. И опыт он сейчас черпает в больших объемах. Это ему нравится.
А на будущее — почему нет? Считаю, нельзя перепрыгивать через ступеньки. Нужно для начала добиться чего-то большего в чемпионате России. Есть формула успеха — компетентность и страсть. У меня желание заниматься самообразованием становится только сильнее. Чем больше ты знаешь, тем больше у тебя возникает вопросов. А есть формула неудачи — пытаться угодить всем.

— Какие предложения из других чемпионатов возникали у вас по ходу карьеры? В прессе говорилось про «Црвену Звезду”, Польшу, бундеслигу…

— Смотря что считать предложением. Бывало, мне звонили президенты. Бывало — спортивные директора клубов: сербского, польского, немецкого. Интерес из бундеслиги исходил от людей около клуба. Считать ли это предложением? Можно сказать, что вариантов было много. А можно — что не было ничего. Чтобы уйти, нужно исчерпать себя на старом месте. Вот в БАТЭ в свое время почувствовал: надо что-то менять.

— Что вы думаете, когда слышите призывы назначить Ганчаренко главным тренером сборной России?

— Ничего. Это тоже к вопросу о приглашениях. Мне ведь поступали звонки и от представителей различных сборных. Есть четкое понимание: сегодня мне нравится каждодневная работа.

— Насколько знаю, вы любитель и других игровых видов спорта. Самое яркое наблюдение, которое из них почерпнули?

— Интересен принцип обороны в гандболе. Могут быть разные схемы: 6−0, 5−1, 3−3… Есть сходство с футболом. То же самое хоккей. Или баскетбол, в котором и зонная, и персональная защита. Во всех случаях надо говорить об опасных зонах, из которых ты завершаешь атаки или в которых обороняешься.
Еще интересно поведение тренеров. Речь, к примеру, об Этторе Мессине в баскетболе. В Екатеринбурге как-то вели дружескую беседу с Павлом Дацюком. Он интересно рассказывал о Майке Бэбкоке. А тренер гандбольной «Барселоны” Хави Паскуаль однажды заметил, что в команде нельзя иметь, образно говоря, двух Акинфеевых — нескольких лидеров на одной позиции.

— Вы много рассуждаете о саморазвитии. Как это выглядит технически?

— Есть уйма специализированных сайтов. Статьи и книги на испанском и английском мне переводят два парня. Они уже могут отделить полезное от воды. По крайней мере час в день на чтение такой литературы должен уходить. Жена не дает забыть и о том, что надо читать классику. Вот сейчас взялся за «Бесов” Достоевского. Давно хотел.
Однажды попросил у Лучано Спаллетти книги или диски. Дело было еще до его работы в «Зените”. Он ответил: пойдем на тренировку, такого ты не найдешь ни на одном из носителей. Зерна новой информации нужно обязательно сеять в голове. Но все должно быть основано на опыте. Самое важное для тренера — иметь свою методику и правильно анализировать игру. Всматриваться и переносить знания на действия команды. Ни в одной книге нет окончательного решения.

— Для примера: сколько матчей «Арсенала” отсмотрели перед игрой в Лондоне?

— Даже учитывая наш плотный график, смотрели тренерским штабом по две игры в день. Распределяли матчи и потом суммировали впечатления. Порядка восьми встреч в итоге набралось. Иногда просим оператора вырезать все паузы. Но даже в таком случае просмотр одного матча занимает не меньше полутора часов. Если смотрю один и с паузами — порой доходит до трех часов.

— Последняя прочитанная книга, которая вас потрясла?

— «Три товарища” Ремарка. Великолепное произведение. Как люди сражались за жизнь… Неизлечимо больную Патрицию Хольман в наше время вылечили бы за несколько недель. Один из моих любимых афоризмов из этого романа: «Забвение — вот тайна вечной молодости. Мы стареем только из-за памяти. Мы слишком мало забываем”.

— Человек из любой эпохи, с которым вы хотели бы пообщаться, будь такая возможность?

— Хороший вопрос. В эпоху войн было бы интересно поговорить с полководцами. Любопытно узнать ход мыслей Наполеона. Он распределял людей по группам: умные и неэнергичные — в штаб, глупые, но энергичные — в пехоту, умные и энергичные становились генералами, просто глупых предлагал расстреливать. Но он не учитывал, что люди могут обучаться. Еще, если продолжать военную тему, назову общение одновременно со Сталиным и Гитлером. А когда был во Флоренции в галерее Уффици, заинтересовали великие художники, в частности Леонардо да Винчи.

— Что еще из последнего увлекло вас, помимо футбола?

— Интервью и выступления Владимира Познера. Вот недавно ходили с женой на его творческий вечер в Минске. Это человек, который имеет свой взгляд на проблемы. Его всегда приятно послушать. Вообще надо постоянно находить возможность отвлечься. Ты не можешь целые сутки находиться в одном кругу.

• источник: www.pressball.by

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают