«Набрал Сёмину после дерби. Он сказал: «Я поступил бы так же!»

«Набрал Сёмину после дерби. Он сказал: «Я поступил бы так же!»

Вторая часть интервью с Виктором Ганчаренко — про Витиньо, штрафы в ЦСКА, переживающего Акинфеева и легкого в общении Дзагоева.

«Слуцкий сказал: «Есть вариант. Если готов — приезжай»

— Приходя в ЦСКА в 2015 году помощником Слуцкого, вы понимали, что рано или поздно будете главным?

— Нет.

— И тогда зачем вам это было нужно — после многих лет работы главным тренером?

— У меня был негативный период: 7 месяцев без работы. И мне абсолютно не хотелось его продлевать еще дальше. Как только я уехал из Екатеринбурга, мне позвонил Леонид Викторович: «Есть такой вариант. Если готов — приезжай». Мне никто не говорил в ЦСКА, что я прихожу на случай, если Слуцкий задержится в сборной России. Более того, мы договорились, как только мне поступит устраивающее предложение, я его приму и уйду.

— Не расстроились, когда поняли: со сборной у Слуцкого продолжения не получится, он вернется в ЦСКА?

— На тот момент у меня уже шли переговоры с «Уфой», я не ждал решений Леонида Викторовича. Поэтому никаких расстройств быть не могло.

— Вы чувствуете, что ЦСКА — ваша команда?

— Конечно, и это очень важно. Я хорошо чувствую себя в коллективе, меня поддерживает руководство.

— Вам нужно было поставить себя в команде?

— Конечно. Ничего не бывает просто так. Доверие надо заслужить работой, выстраиванием тренировочного процесса и формированием химии команды.

— Вам трудно быть злым?

— Для любого руководителя или тренера очень важно найти баланс. Игроки должны чувствовать, что ты поможешь им в любом вопросе.

— В ЦСКА сейчас есть штрафы?

— Формально — да.

— А на деле?

— За все время было несколько штрафов, но за вопиющие случаи: не пришел на тренировку или пришел в неадекватном состоянии. За это пощады никакой.

Я нормально воспринимаю многие ситуации. Например, опоздал Головин на тренировку, прибежал сонный. Формально — попал под штраф. Но мне за такое сложно штрафовать. Футболист понимает, что накосячил. А завтра он выйдет на поле и поможет команде. То есть принесет больше пользы, чем какие-то штрафные деньги.

В подобной ситуации у тренера есть три варианта: штрафовать, не штрафовать, закрыть глаза. И правильного рецепта нет. Но футболисту всегда тяжело, если в отношении него ты принял одно решение, а в отношении партнера — другое.

— В Европе штрафы — нормальная ситуация.

— Там за это отвечает капитан, который собирает с партнеров деньги за нарушения. И потом всей командой они едут в ресторан. У нас ситуация немного другая.

Мне нравится история, которую Арвеладзе рассказывал про ван Гаала. Шота проспал тренировку и опоздал. Ван Гаал, человек, который на моих глазах кричал на игрока «Баварии» и вообще жесткий в решениях, зовет Арвеладзе. Того трясет — вообще не представляет себе последствий. «Шота, хорошо поспал? Завтра два забьешь? — Забью!». На следующий день «АЗ» выиграл — 4:2, Арвеладзе сделал дубль.

Есть вопиющие истории, когда футболисты виноваты. А есть подобные истории, когда можно оштрафовать игрока и лишиться результата.

«Постоянно нахожу отмазку, почему не учу язык»

— Вы часто жестко критикуете команду на пресс-конференциях. Это специально?

— Мне вообще не очень нравится давать послематчевые комментарии, потому что в этот момент ты все еще на эмоциях. Да, таким образом можно воздействовать на команду, но не постоянно.

Если из матча в матч повторять, что команда сыграла плохо, то начнутся вопросы уже ко мне. Определенные вещи надо говорить, но лучше делать это в команде. Публичная критика работает в единичных случаях.

— Почему вы ограничиваете свое общение с прессой вне рамок обязательных пресс-конференций?

— Я вот сейчас с вами поговорю, и как быстро цитаты из нашей беседы будут на всех сайтах? Меня сразу станет везде очень много. И смысл ходить ко всем, отвечать на одинаковые вопросы? Раньше были ключевые спортивные издания, было понятно, с кем разговаривать. Сейчас сложнее. Поэтому я установил себе правило: общаться два раза за сезон.

— У Слуцкого была мечта поработать за границей, и он ее реализовал. А вы бы хотели?

— Это нормальная мечта, когда работаешь в одном месте на протяжении многих лет и много чего выигрываешь. С моей стороны в ЦСКА ещё ничего не завоевано. Возможно, такое желание придет со временем. Похожие чувства у меня были в БАТЭ, где я ходил по кругу: чемпион, Лига чемпионов, чемпион, Лига чемпионов или Лига Европы… Понимал: нужно что-то менять. Кроме того, в такие моменты надо чувствовать, что команда от тебя тоже устала. И здесь надо что-то менять. Хотя что делал блестящий Фергюсон? Обновлял команду, а сам оставался.

— Как у вас с языками?

— По-русски отлично общаюсь (смеётся)! Всегда говорю, что у человека может быть два таланта: умение приспособиться или дать объяснение своим действиям. Я постоянно нахожу отмазку, почему у меня нет времени на изучение языка. Я искренне несколько раз пробовал это делать, но каждый раз возникал какой-то шлагбаум, который я не мог преодолеть.

— Кто из игроков говорит по-английски?

— Братья, Игнашевич, Щенников. Молодым надо взять на вооружение, что не одним русским языком мы богаты.

— Вы смогли бы успешно работать в любой стране?

— Надо знать специфику чемпионата. Ошибаются те иностранные тренеры, которые приезжают к нам и думают, что сейчас слепо перенесут свою методику на чемпионат России, и она будет работать. Этого не произойдет. Надо знать уклад клуба, его традиции, и чётко понимать, где ты работаешь.

«Витиньо не лентяй, но ему надо больше двигаться»

— В вашей раздевалке возможна ситуация «Денисов — Черчесов»?

— Тут надо понять вот что. Наши глыбы — Игнашевич, братья, Акинфеев — на следующий день после игры всегда могут подойти и в спокойной атмосфере сказать: «Михалыч, может, надо было по-другому сыграть?» Но на эмоциях, после первого тайма они себе такого никогда не позволят. Я в свою очередь тоже отвечаю на их вопросы, спокойно объясняю, почему я так поступил. Могу и согласиться с их мнением.

— Вы сказали, что вам иногда сложно себя контролировать. Случались похожие ситуации? Вы понимаете, как можете на такое среагировать?

— Чётко понимаю, что могу себя не сдержать. По форме и по сути от меня может быть всё что угодно. Потом буду жалеть, но это лучше, чем держать всё в себе. Мне очень импонировала работа Мессины в баскетбольном ЦСКА. Мне рассказывали, как он посадил игрока на скамейку: повернулся, сказал ему всё что думает, потом получил от игрока в ответ. После этого разошлись миром — мне это импонирует.

— Дзагоев рассказал, что порой от вашей энергии может сильно пострадать раздевалка ЦСКА.

— Не хотел бы углубляться в эту тему. Такие вещи должны оставаться в раздевалке… Ладно, вспомню одну историю в БАТЭ. Там я бросался в команду льдом. Мне показалось, что футболисты сонные, немотивированные. Пришлось их охладить (улыбается).

— Претензии футболисту выскажете при всей раздевалке или индивидуально?

— Надо чувствовать ситуацию. Всё зависит от футболиста. Братьям и Игнашевичу скажу один на один. Если надо высказать Витиньо — это страшный ор при всех. Ему так лучше, он сам об этом говорит. Он никогда на меня не обижается. Дзага тоже очень правильно оценивает критику. Если скажу ему: «Дзага, ты сегодня был ноль», он примет. Правда, я ему такое редко говорю. А вот когда кричал на Головина, понял, что ему это не идёт на пользу, он теряется.

— Как расшевелить Витиньо?
— Он ни в коем случае не лентяй. Этот шлейф тянется с первого приезда, когда он не был готов к нашему чемпионату. Сейчас он очень хочет прибавить. Он талантливый, но есть ограничения, которые мы пробуем изменить. Если Головин растет во всех игровых направлениях, то у Витиньо есть качества, которые развиваются либо слабо, либо стоят на месте.

— Какие?

— Ему нужно больше двигаться. Он великолепно вступает в отбор. Но мне нужен человек в определённых зонах — в атаке и обороне. Пока это хромает.

— Есть ощущение, что бразилец включается, только когда хочет.

— Нет. Он очень хочет прогрессировать, помогать команде, себе, мне. Тоже хочет уехать в более сильный чемпионат, как Дзагоев и Головин.

— Витиньо много и в большинстве своем неточно бьёт с дальних дистанций. Не пытались это пресечь?

— Давайте так. Мне, например, очень нравится, что Овечкин бросает больше всех в НХЛ. Это считается хорошим показателем, потому что Овечкин как никто другой умеет выходить на ударную позицию. Он таким броском вывел свою команду в финал Кубка Стэнли. Если умеешь бросать, бить — этим надо пользоваться. Другое дело, что Витиньо бьёт только издали. Мне это не нравится. Он должен завершать больше атак из штрафной площади. Но запрещать бить игроку, который одинаково хорошо умеет это делать с обеих ног, неправильно. Последним таким двуногим в чемпионате России был Лоськов.

«Кучаев спрашивал: «Сегодня зайцем выступаю?»

— Кто в ЦСКА тяжелее всего переживает поражения?

— Акинфеев. Он первый, кто пытается молодым сразу мягко вправить мозги. Дзагоев не любит проигрывать, Игнашевич и Березуцкие тоже замыкаются в себе.

Есть разные ситуации. Бывают игры, когда ты сделал всё что мог и проиграл. А есть, где ты не сделал всего, хотя мог переломить игру. Вот второй случай тяжёлый. К примеру, мы не прочувствовали этот момент со «Спартаком». У нас был хороший тонус, «Спартак» проиграл «Ливерпулю». Возможно, сыграй мы по-другому, 0:3 мы бы точно не проиграли.

— По-другому — это как?

— Массимо Каррера в том матче очень хорошо видоизменял схему игры. Он несколько раз менял позицию Зобнина, и не для того, чтобы улучшить свою игру, а чтобы разрушить нашу. Этого мы не учли.

— Что ещё ЦСКА мог сделать, но не сделал в этом сезоне?

— Если бы мы шагнули дальше в Кубке России, то мне трудно представить, какой календарь у нас был бы весной. С другой стороны, хорошо помню, какие чувства были после первого тайма с лондонским «Арсеналом». В раздевалке ты всегда ощущаешь настроение команды. Зайдя туда, я ощутил, что мы можем изменить игру и пройти дальше, и сказал всем об этом. Все болельщики пришли на игру в ожидании чуда. Учитывая, как перед этим сыграли «Рома» с «Барселоной» и «Ювентус» с «Реалом», все ждали чего-то подобного и от нас. Когда Набабкин забил второй мяч, это чувство усилилось.

Но почти сразу же я увидел, что из команды словно бы вышел пар. Ещё 10 минут мы бежали по инерции, а потом — всё. «Арсенал» игру чемпионата проводил вторым составом, они готовили Озила и компанию именно под нас. Лондонцы играли ближе к своим воротам, надеясь на контратаки, а мы начали уставать. Это один из тех матчей, результат которого вызвал большое сожаление.

— Вы постоянно меняли игроков позициями в нынешнем сезоне. Как мысли об этих перестановках приходили в голову?

— Во-первых, у нас есть четкий каркас. Допустим, братья, Игнашевич, Натхо, Марио. А дальше все видно на тренировках. Кто на что способен, кого лучше на следующую игру не выпускать. Почему меня сильно расстроила травма Кучаева: он растет и играет универсально на любой позиции. В наших условиях кадрового дефицита такие футболисты на вес золота.

— Кучаев играл и на обоих флангах, и в центре — ему это не вредит?

— Важно, чтобы в голове футболиста не было барьеров. Чтобы он себя не ограничивал. Надо здесь сыграть — окей, надо там — не проблема.

Как-то перед матчем я сказал: «Сегодня ты выступаешь в качестве зайца. Бегаешь здесь и здесь. За этим, за этим». И он теперь иногда уточняет: «Сегодня зайцем выступаю?».

— Вы пытались понять причины разрыва крестов в команде?

— Конкретно в случае с Кучаевым, думаю, ему не хватило опыта. То, как он поставил ногу, как подставился, не включил руки… Я сам прошел через разрыв крестов, так что, как только увидел падение Кучаева, ждал беды.

— Психологически травма его не сломает?

— Посмотрим. Важно, что была травма не на ровном месте, а после механического воздействия. Думаю, он должен быстро восстановиться и набрать форму. У него нет лишнего веса и других отягощений.

«С Оланаре нам стало не по пути»

— Оланаре после ухода в «Амкар» дал интервью, критикуя ваше решение ставить на поле Чалова, а не его. Это нормально?

— На тренировках ты видишь определенные вещи: характер игрока, желание помочь команде, тактическую дисциплину. Если футболист не соответствует этим параметрам, его надо убирать, вне зависимости от фамилии.

Когда нападающий забивает, на многие вещи можно закрыть глаза. Оланаре не только не приносил пользу голами, но и мало старался на тренировках. Нам стало не по пути. Если он изменится, будем работать дальше. Нет — ему нужно будет искать другую команду.

— Вам такой игрок на первом сборе нужен?

— Нет.

— Что помогло Чалову провести яркую концовку сезона и почему он не играл так раньше?

— Федя много в себе копается, анализирует свою игру. В результате загоняет себя. Его сломала игра со «СКА-Хабаровск», когда он не использовал несколько вернейших моментов. В итоге свой уровень до зимы он показать никак не мог. Но затем сделал все возможное, чтобы подняться. Было дело времени, чтобы он начал приносить пользу.

— Кто из игроков ЦСКА похож на вас характером?

— О-о-о, мне очень легко с Дзагой! Общаться, шутить… Когда вижу на тренировке Головина и Дзагоева, у меня поднимается настроение. Алан вообще всегда тренируется с улыбкой. Он получает удовольствие от занятий и матчей.

— У Слуцкого с Дзагоевым были такие конфликты, что Алана даже в дубль отправляли.

— Дзага же растет. Леонид Викторович, кстати, дал мне советы по каждому игроку в ЦСКА. Но все равно надо очутиться внутри, чтобы полностью понять, кто какой человек.

— Вы сильно переживаете, когда Дзагоев получает очередную травму?

— Ой, очень сильно. Дзага — очень умный футболист. Когда его нет на поле, наш атакующий потенциал сильно снижается. Но у меня главный принцип в таких ситуациях — быстро найти замены, чтобы сохранить баланс.

— Дзагоев много плюётся во время игры. Вы с ним эту тему обсуждали?

— У каждого свои привычки, слова-паразиты. У кого-то мат…

— А вы за мат не штрафуете?

— У нас в команде мат — это приказ. Как штрафовать? А как я с командой разговаривать буду?! Это я с вами без мата говорю, а там…

— Кто в команде больше всех матерится?

— Вася, кто же ещё. Невыносим абсолютно (улыбается)!

«У Акинфеева жёсткий контроль веса»

— Хетаг Хосонов здорово провёл игру с «Локомотивом» во втором круге, но был удалён и потом пропал из состава. Что случилось?

— Такие вещи наносят удар по психике. Он понимал, что немного нас подвел. Хотя не тянул там эпизод на вторую жёлтую карточку. Как и Кучаева в Туле… Но это судейские вопросы, не стоит их касаться.
Если выпущу одновременно Чалова, Хосонова, Головина и Жамалетдинова, это будет совсем другая команда. Молодых надо выпускать постепенно, чтобы не сломать. Жамалетдинов и Хосонов могут стать игроками основы. А могут оказаться в ПФЛ, если не будет нужного отношения и понимания.

— В аренду их отдавать не планируете?

— Пока нет. Но футболисты растут, видят, что их ровесники уже в составе и приносят пользу. И начинаются сомнения. Тут же появляются советчики, утверждающие, что просто тренер в игрока не верит. Решается такое очень просто: уходи в клуб ФНЛ и попробуй пробиться в основу там. Иначе терпеть и ждать.

— Вы рассчитываете в следующем сезоне на Чернова?

— Учитывая, что мы не знаем будущего братьев и Игнашевича, рассчитываем, конечно. Он долго был в обойме, казалось, вот-вот… Надеемся, сейчас поможет нам.

— Смирились, что Марио Фернандес не учит русский и общается только через переводчика?

— Хах, мои беседы с ним часто ведутся без переводчика. Когда говоришь с ним тихо, понятно, без давления, он прекрасно все понимает. Только сказать не может.

— В чем секрет крутости Акинфеева?

— У него суперпрофессиональное отношение к себе, включая жёсткий контроль веса. Понимание, что такое собственное здоровье и подготовка к игре, правильное планирование отдыха. У Акинфеева уникальные игровые качества. Когда он на тренировке заводится, ему практически невозможно забить. Тащит всё подряд, и ты понимаешь, что к нему вообще не может быть никаких вопросов. У человека такие задатки, у него есть всё.

— Вам было бы интересно посмотреть на него в топ-чемпионате?

— Вопрос об отъезде лучше задавать ему. Да, мне в своё время нравилось смотреть за игрой Глеба в «Арсенале», Шевченко в «Милане», за покером Аршавина «Ливерпулю». Наверное, всем нам хотелось бы посмотреть, что было бы, играй Игорь в том же «Милане». Но это его решение.

ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

«Однажды я подставил всю роту»

— Кто был вашим кумиром детства? (Максим Деречин)

— Голландское трио — Райкард, Гуллит, ван Бастен. И Марадона еще.

— А сейчас есть тренеры, которыми восхищаетесь?

— Очень нравятся команды Клоппа. В любом чемпионате правильно адаптируется Гвардиола. Сарри выступил великолепно в последние сезоны. Еще до приезда в «Зенит» мне импонировала работа Лучано Спаллетти. И всегда по душе была работа Пеллегрини.

— Согласитесь работать главным тренером сборной России в случае ухода Черчесова после чемпионата мира? (Эдуард Вашкевич)

— Я такие размышления называю песочницей. Пока не о чем говорить. Посмотрим, что будет в будущем.

— Что можете сказать про «Урал», может ли быть прогресс у команды? Раскроете тайну про ваш уход? (Василий Придеин)

— У «Урала» может быть прогресс, потому что там правильное развитие. Великолепный город, великолепный стадион. Многое зависит от правильного подбора игроков. Первые шаги делать легко, а дальше каждый дается все сложнее. У «Уфы» похожая ситуация. Что касается ухода, nocomment. Зачем вспоминать — прошло и прошло.

— Вы служили в армии? И в каких войсках? (Вячеслав)

— Борисовский полк связи. О-о-о, яркое воспоминание! Находился там три недели, курс молодого бойца. В основном меня держали в медчасти, чтобы не показывался. Проще сказать, что приболел, чем показывать, что ничего не умею. Надевал костюм химзащиты. Подставил всю роту, когда все были в портянках, а я — в носках. Помню, в 6 утра бегали, когда было обалденно холодно: мы забегали в столовую, чтобы хоть немного согреться. Маршировали на плацу, нам кричали: «Не плюй на плац, тут люди умирали!» Тоже анекдот из жизни. Там шаг нужен строевой, и у меня, естественно, ничего не получалось.

— Что за история с носками?

— Меня с тренировки забрали. Говорят, иди, побудь несколько дней в части. А я-то откуда знаю, где портянки брать? Так в носках и пришёл. Потом подошли пацаны поговорить, а я им: «Лучше не надо. Потому что я сейчас уйду, а вы тут останетесь».

— Ваша мечта в футболе и в жизни? (Артём)

— Без цели сложно куда-то идти. В жизни — чтобы образование сын получал, ещё какие-то житейские моменты. В футболе — вообще не понимаю, когда тренер говорит, что всем всё доказал. Тренер сдаёт экзамен как минимум раз в неделю: в каждой игре надо доказать. А если нет цели, будет только сложнее.

— Есть какая-то планка: главный тренер сборной Белоруссии, России, тренер «Манчестер Юнайтед»?

— Надо планомерно развиваться, чтобы обратить на себя внимание. Тот же Сарри был банкиром, а потом достиг небывалых высот — понятно, что на него обратили внимание. Пеллегрини, Спаллетти… Все они шли вперёд. Надо заслужить, а не декларировать, что куда-то хочешь. Не нужно кричать «хочу в «Барселону» — нужно для этого что-то сделать. Лично я хочу идти вперёд, а дальше — как получится.

«Думал, у Клоппа в руках сигарета, а оказалось, ручка»

— ЦСКА уже давно называют «командой-семьёй». Кто вы в этой «семье»? (borgomi-mamont)

— Мне больше нравится быть лидером в центре круга. А есть люди, которым нравится быть на вершине пирамиды.

— К кому из известных тренеров ездили на стажировку?

— К Клоппу. Один из моих любимых тренеров, он знает, как себя вести. Во время работы в «Кубани» я как-то инкогнито съездил в Испанию на сбор дортмундской «Боруссии». Впечатления были просто супер: такие скорости на тренировке, при этом команда не устаёт от того, что предлагает тренер.

— Что больше всего поразило?

— В какой-то момент показалось, что он вообще пропал с поля. Я осмотрелся и увидел его у углового флажка: думал, он закурил там. Я серьёзно! Пригляделся — оказалось, он там с ручкой стоял, что-то записывал. Наблюдал за тренировкой со стороны, только изредка вмешивался. Манера разговора с командой, упражнения — всё это мне очень по душе. А вот сын мой в финале ЛЧ был за «Реал» — за них болеет.

— Сын футболом занимается?

— Да, в школе ЦСКА пробует пробиться. Ему 10 с половиной лет. Чередует нападение с полузащитой — хочет быть нападающим и забивать, как и все дети. Мне нравится его оценка: говорит, тут более жёсткая конкуренция, чем была в Минске, поэтому ему нужно больше стараться.

— Сын в одной команде с сыном Игнашевича?

— Да, имена там — ого-го! Там не только сын Игнашевича — ещё сын Широкова занимается.

— Навещаете его в спортшколе?

— Несколько тренировок видел, а так — нет. Думаю, это не совсем правильно.

— У вас есть беседы не на уровне «отец — сын», а на уровне «тренер — будущий футболист»?

— Да. У нас чёткое разделение: если идём заниматься в тренажёрный зал, я говорю: «Я для тебя сейчас превращаюсь в Виктора Михалыча». Как-то он попробовал назвать меня там папой, я сразу отрезал: «Так, всё, иди отсюда». И всё — он перестроился. У нас там никаких шуток.

— И реально зовёт вас Виктором Михайловичем?

— Ну… Говорит: «Да, коуч, всё понял».

«У Овчинникова молодая жена, надо соответствовать»

— Как в таком жёстком режиме находить время на семью?

— Тут главное, чтобы жена правильно создавала семейный быт.

— Она не чувствует себя ущемлённой?

— Ну что вы. Её можно назвать как угодно, но только не ущемлённой (смеётся). Она с пониманием относится к нюансам моей профессии. Очень доволен, что она занимается с сыном английским языком. Так что в плане языка в футболе сын не идёт по моим стопам!

— Леонид Слуцкий говорил, что в свободное время любит кататься на лыжах. А как вы разгружаете мозг?

— Люблю и в хоккей поиграть, и в теннис. И на лыжах могу покататься. А если игра не очень поздно, после матча могу сходить прогуляться, чтобы морально восстановиться.

— Сергей Овчинников с новой стрижкой даже помолодел внешне. Почему решил сменить имидж? (Сергей Степанов)

— Так у него молодая жена, надо соответствовать. Всё правильно делает Сергей Иванович!

— Он даже в плане поведения изменился — кажется, мягче стал.

— Все мы меняемся. Как и Дзагоев, со временем стал смотреть на многие вещи иначе.

— С какими тренерами РФПЛ у вас близкие отношения? (Роман Смирнов)

— С Семаком общаемся, с Юрием Сёминым. Кстати, после того эпизода в матче с Вернблумом мы прекрасно поговорили. Я позвонил ему: «Юрий Палыч, вы же понимаете, такая ситуация — я побежал разбираться…» А он отвечает: «Да всё правильно сделал! Я бы тоже побежал своего игрока защищать!» Молодец, Юрий Павлович! Адекватно всё оценивает.

— «Локомотив» — чемпион по делу?

— А как может быть не по делу? Они больше всех очков набрали. Мне не нравятся теоретические размышления: «Мы могли бы обойти…» А они могли не проиграть «Амкару» — и что? Юрий Павлович нашёл нужную химию, сделал правильные шаги — и Фернандеш, и Денисов включились. Я позвонил ему, поздравил с чемпионством.

— Нужно ли ставить памятник легендарной тройке защитников — Игнашевичу и братьям? (Роман Смирнов)

— По-моему, да. И Акинфееву вместе с ними.

— Как относитесь к натурализации игроков и нужны ли такие игроки в сборной России? (Роман Смирнов)

— Сложный вопрос. Это должно идти от футболиста, который готов душой и телом играть за сборную. Но что Марио Фернандес выйдет и будет играть с полной самоотдачей, у меня никаких сомнений нет.

— Кого считаете фаворитом чемпионата мира? (Иван)

— Они общеизвестны: Бразилия, Испания, Франция, Германия, Аргентина, но только с Месси.

— Кто в новом сезоне будет экстренно играть в нападении? Ведь Вернблума больше нет. (pit.npw)

— Онопко готовится на всякий случай (улыбается). Почему нет? У него хороший удар головой.

— Самый запоминающийся подарок вам и необычный от вас? (Никита)

— Не люблю дарить подарки и не люблю, когда мне дарят. Когда у тебя есть всё, и человек аврально ищет подарок, он не знает, как найти то, что нужно. Потом подарок в лучшем случае останется где-то в пакете, а человеку будет обидно.

Я даже жене цветов не дарю — она и не обижается. За 16 лет подарил максимум шесть букетов, и то, наверное, три из них — на День матери. Как-то раз поехал в аэропорт встречать их с сыном с отдыха — думал зайти в цветочный магазин по пути. Подхожу к продавщице и думаю: вот, сейчас подарю жене цветы — она скажет, мол, «рыльце в пушку» — точно будет скандал! Спрашиваю у девушки: «Если 16 лет не дарил жене цветы, стоит сейчас?» Она: «Ни в коем случае».

И всё — я развернулся и вышел. Так что в этом плане у нас правильные отношения.

«Марадона в Белоруссии — это забавно»

— Игра какой европейской команды вам понравилась больше всего в этом сезоне? (Никита)

— Мне понравилось, как перестроилась «Барселона» — стало больше прагматики. Отметил бы «Ливерпуль», «Манчестер Сити». Моментами — «Челси», как ни парадоксально. «Бавария», после того как её возглавил Хайнкесс, снова превратилась в машину.

— Ваша реакция, если во время трансферного окна руководство клуба скажет: денег нет, состав укомплектован? (LordNet)

— Да никакой реакции не будет. Любая команда — это живой организм. Снижение активности в плане трансферов, игры, результатов вполне естественно для всех команд. Но я не говорю, что у нас какое-то снижение планки. Задача — хорошо подготовиться, укомплектоваться и сделать так, чтобы команда побеждала.

— Драники или гамбургер? (Сергей)

— Все свои драники съел в детстве — мама активно кормила. Сейчас уже давно не ем. А бургеры… Тут уже желудок диктует: если не идёт еда, лучше не есть. Могу, но не часто. В последний раз где-то месяц назад заходил за бургером в заведение «Cutlet», в ТЦ «Океания».

— Живёте рядом?

— В Сколково. Там есть великолепный Мещерский парк, чтобы погулять, природа.

— Вас часто узнают на улице?

— Достаточно часто.

— Не напрягает?

— Да я и не кручусь в каких-то публичных местах. Не скажу, что напрягает — важно, чтобы не было какого-то панибратства.

— Когда-нибудь сожалели, что не реализовали себя до конца в качестве футболиста?

— Точно нет. Сны не часто снятся, но как-то приснилось: мне какое-то светило говорит: «Давай я тебе колено починю, ещё поиграешь в футбол». А я как-то сразу отвечаю: «Нет, всё, хватит».

— Тактические идеи снятся?

— Нет, это всё на прогулке приходит. Главное только не забыть и на бумагу положить.

— Не боитесь рисковать, перестраивая тактику?

— Нет. Если того требует игра, лучше попробовать. Тренер должен рисковать. Даже когда кажется, что не рискуешь, рискуешь всем.

— Продолжите фразу: «Мало кто знает, но тренер Ганчаренко отлично умеет…»

— Ничего! Тренироваться умею, и больше ничего! Могу, конечно, поковыряться в проводах, если лампочка перегорела, никаких проблем. Могу что-то сделать по дому, но я не дока в этом.

— На «Лукойле» заправляетесь или принципиально нет?

— Ну, во-первых, я не вожу машину в Москве — у меня водитель. В Минске — да, но не здесь. Всё-таки это дополнительный стресс, а я предпочитаю думать о чём-то другом в дороге, что-то смотреть, читать.

— Просили водителя или эта услуга автоматически для главного тренера?

— Такая опция была и у Слуцкого.

— Даже в самом молодом возрасте к вам иначе как Виктор Михайлович никто не обращался. В чем секрет такого авторитета? (Валерий)

— Чаще Михалычем называют. А доверие и уважение надо заслужить. Не бывает так, что ты пришёл — и сразу такой хороший.

— Собираетесь посетить как-нибудь фанатскую трибуну? (Игорь Обручев)

— А каким образом (улыбается)?

— Хороший встречный вопрос! Ну если удалитесь в каком-то матче.

— Ну специально удаляться точно не буду. Мне хватило удаления в матче БАТЭ с «Бенфикой». Тогда меня отвели и посадили отдельно, и чуть ли не за руку в туалет со мной ходили. Чувствовал себя заключённым. Да и в любом случае тренер должен находиться на бровке.

— Отношения с фанатами?

— Честные. Мы встретились после моего назначения — они задали какие-то вопросы, ответы их удовлетворили. Разные группы болельщиков интересуют разные вещи: кого-то — хорошая игра, кому-то надо обыграть «Спартак», кому-то важна Лига чемпионов, а кому-то — чтобы футболисты аплодировали после игры. Понятно, что всё учесть невозможно. Я ответил: «Ребята, буду работать на сто процентов. Надеюсь, вам этого будет достаточно».

— Чем удобнее/эффективнее швыряться в стену в раздевалке во время перерыва — прочными предметами, чтобы громко, или хрупкими, чтобы во все стороны? (Ирина Левкина)

— Только лёд (смеется)!

— Отношение к новому молодёжному направлению киберспорт? Знаем, у вас есть сын-подросток, может, он интересуется, играет во что-то? Вы во что-нибудь играете в свободное время, может, симулятор FIFA? (Игорь Сваровский)

— Каждое поколение в чём-то лучше предыдущего. Сын играет в «фифушку», как он называет. Знаю, что есть киберфутболисты и в «Уфе», и в ЦСКА.

— На сборы с ЦСКА ездит киберфутбольный блогер GoodMax. Вам нравятся активности, которые он придумывает для игроков?

— Отлично к нему отношусь. Он всегда корректно подходит спросить, что можно, а что нельзя. Да и многим футболистам это интересно — они идут навстречу и участвуют. Вообще, первый, кто меня подбил, чтобы мы с ним сотрудничали, — это сын. Я его спросил, кто это такой. А он мне: «Ты не знаешь Гуд Макса? Как?!» А потом он подходит к нам. Я сыну: «Куда смотришь? Так вот же он, знакомься».

— Марадона в Белоруссии — это…

— Забавно! А почему нет? Если он привлечёт инвестиции, футболистов и вызовет тренерский интерес, то, конечно, это будет хорошо.

— Поверили, когда услышали новость о его приезде в Белоруссию?

— В наше время поверить можно во всё что угодно. Зная, что брестское «Динамо» имеет отношение к арабским компаниям, я не удивился.

— Вы можете позволить себе по ночам следить за НХЛ?

— Точно не по ночам. С возрастом начинаешь ценить определённые вещи. Чем раньше ложусь спать, тем лучше себя чувствую. Лучше я с утра нарезку посмотрю. А раньше смотрел теннис, матчи Марата Сафина в 6 утра, были моменты.

— В жизни вы такой же импульсивный, как на скамейке, или более спокойный? (Кирилл Махов)

— Думаю, такой же. Жена только говорит: «Твои два близнеца постоянно перетягивают тебя в разные стороны. Один спокойный, другой тянет на какие-то приключения». Вопрос в том, какого волка кормить — доброго или злого.

Блиц с Виктором Ганчаренко

— Пиво или кока-кола?

— Ни то, ни другое! Но если надо выбрать, то пиво.

— Пеле или Марадона?

— Марадона.

— Месси или Роналду?

— Месси.

— Буффон или Акинфеев?

— Акинфеев.

— Гвардиола или Моуринью?

— Моуринью.

— «Спартак» или «Зенит»?

— ЦСКА.

— Цирк или кино?

— Кино.

— Боевик или комедия?

— Комедия.

— Красный или синий?

— Красно-синий.

Напоследок мы попросили Виктора Ганчаренко развеять сомнения по поводу написания его фамилии. Виктор Михайлович вздохнул: «Ответ простой. У меня был советский паспорт и два варианта написания фамилии: по-русски — «Ганчаренко», по-белорусски — «Ганчаренко». По незнанию женщина, которая делала паспорт, написала через «а». А у сестры, мамы и её родителей в паспорте — через «о». «Беларусь» или «Белоруссия»? Ни одна страна не в праве диктовать другой, как её называть. Так что вы вправе говорить как угодно…

• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают