Витинью: «Головин потянул бы уровень сборной Бразилии»

Витинью: «Головин потянул бы уровень сборной Бразилии»

Бразильский нападающий ЦСКА рассказал «СЭ» о прозвище «Легенда», тренировках по методу Неймара и татуировке в память о «Шапекоэнсе».

«КОГДА ДЕЛАЮ ЧТО-ТО НЕПРАВИЛЬНО, ГОНЧАРЕНКО СТАВИТ МЕНЯ НА МЕСТО»

— Вы начинали карьеру в «Ботафого», успешно играли в «Интернасьонале» и могли перейти во «Фламенго». Какой клуб на родине вам особенно дорог?

— Я очень люблю «Ботафого», где начинал карьеру, и «Интер», где провел важный момент в жизни. Но уже с детства обожал «Фламенго». Большая часть семьи постоянно ходила на матчи, и я вместе со всеми. Пока не начал заниматься футболом профессионально, очень переживал за «Фламенго». Этот клуб в сердце у всей нашей семьи.

— Перед возвращением в ЦСКА были новости, что «Фламенго» вами интересуется. Клуб делал предложение?

— Интерес был точно, о предложении не знаю. Но я очень обрадовался. Было бы здорово поиграть за любимый клуб.

— Кто был для вас лучшим тренером в Бразилии?

— Назову первого тренера во взрослом футболе — Освалду Оливейру. Он помогал мне развиваться, рассказывал о разнице между юношами и профессионалами. В «Интере» был рад работать с Аржелом, который давал огромное количество шансов и очень верил в мой талант. Именно с ним я смог вернуться на высокий уровень и забил немало голов. Ну и не могу не сказать о Викторе Ганчаренко, пусть он и не бразилец. Он тоже во всем помогает, пытается вытащить мои лучшие качества. Когда я тренируюсь хорошо, Ганчаренко хвалит, когда делаю что-то неправильно, ставит на место. Вот эти три тренера действительно помогли прогрессировать.

— В «Интере» вы получили прозвище Митинью (легенда в переводе с португальского — Прим. «СЭ»). Как это произошло?

— У меня много положительных воспоминаний о команде. Хороших моментов было куда больше, чем плохих. Самым ужасным стал вылет во второй дивизион, просто шок. Но все-таки болельщики поддерживали меня с первого и до последнего дня в команде. Даже сейчас пишут, просят вернуться. Говорят, меня команде не хватает. Это так круто! Получается, делал свою работу правильно. А прозвище Митинью появилось в тот момент, когда я забивал много мячей. В Бразилии это слово, mito (легенда), означает что-то экстраординарное, невероятное, выдающееся. И так как у меня похожее имя — Виктор, Витинью — болельщики изменили всего одну букву. Получилось необычно! Я очень доволен таким прозвищем.

— Во время аренды в «Интере» у вас был непростой период, связанный с тренером Диего Агирре. Как получилось, что вас вообще не рассматривали как игрока первой команды?

— У меня не все получалось на поле, играл неэффективно. Вот и перестал попадать в заявку. Но потом Агирре уволили. А я снова начал играть. Но, думаю, тут дело не в тренере, а в моем личном отношении ко всему происходившему. Я неправильно оценивал ситуацию. В какой-то момент просто потерялся, и уже не понимал, что нужно самому как-то меняться. В итоге в определенный период почти не играл.

— В тот момент не хотели вернуться в ЦСКА?

— Да я ведь только приехал в «Интер». Тем более, сам попросил ЦСКА вернуть меня в Бразилию. В голове не было мыслей о возвращении. Я был рядом с семьей, друзьями, и чувствовал некое облегчение, они помогали справиться с ситуацией.

— В Бразилии как-то писали, что вы начали работать по методу Неймара, чтобы стать звездой бразильского чемпионата в 2017 году. Что-то из затеи вышло?

— Да, это такой проект, теперь так делают многие футболисты — собирают целую бригаду специалистов, которые о них заботятся. Они говорят, чем питаться, как тренироваться, помогают в психологическом плане. Я в тот момент пытался сделать все, чтобы быстрее прогрессировать. И это мне действительно помогло.

— И психолог у вас был?

— Профессионального не было. Мне помогала семья, плюс агент когда-то сам заканчивал факультет психологии, так что все понимал, давал советы. Еще одного психолога нанимать не пришлось.

«СДЕЛАЛ ТАТУИРОВКУ В ПАМЯТЬ О ПОГИБШИХ ИГРОКАХ «ШАПЕКОЭНСЕ»

— Что поменялось, когда вы приехали в ЦСКА во второй раз? И почему не получилось закрепиться в клубе с первой попытки?

— На самом деле, тут дело больше во мне, чем в тренерах. Когда у меня были трудные моменты в жизни, становилось так тоскливо, что просто плевал на какие-то вещи, становился слабаком. Как только что-то не получалось, бороться уже не было сил. Теперь я другой, повзрослел, многому научился. И результат не заставил себя ждать.

— В чем разница между Леонидом Слуцким и Виктором Ганчаренко?

— Думаю, большой разницы нет. Оба классные специалисты, которые всегда играют на победу. И Слуцкий, и Ганчаренко всегда проводили со мной беседы, пытались помочь, верили в меня. Думаю, сейчас я стал немного другим, мыслю по-другому, это главное. И это отражается на моих выступлениях.

— У вас есть татуировка на английском «Хорошие люди не умирают» в память о погибших в авиакатастрофе игроках «Шапекоэнсе».

— Я не раз играл против большинства из тех ребят. Один из выживших парней, Алан Рушел, мой хороший друг. Мы вместе выступали за «Интер». Представьте, какое было облегчение, когда узнал, что он остался жив! Ведь если разбивается самолет, в живых, как правило, никто не остается. Все, кто играет в футбол, точно так же летают почти каждую неделю. И все мы молимся, чтобы с нами подобного не произошло. Такие трагедии сильно на тебя влияют. Эта татуировка в честь погибших ребят, в знак солидарности с коллегами.

ВИТИНЬЮ. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
ВИТИНЬЮ. Фото Дарья ИСАЕВА, «СЭ»

«ЧАЩЕ ВСЕХ БЬЮ ИЗДАЛЕКА? ТАК ЭТО ЖЕ ХОРОШО!»

— Поговорим о сборной Бразилии. Ждали, что Россия ей крупно проиграет в товарищеском матче?

— Нет, не ожидал. Я всегда переживаю за Бразилию, и думал, что команда точно сыграет хорошо. В итоге мы забили три гола, что просто великолепно. Но любой результат создается на поле. Если бы голы распределяли еще до матча, то сильная команда выходила бы на игру, выигрывая в несколько мячей. Но Бразилия в любом случае заслужила такой результат.

— После матча бразильцы хвалили Головина. Как думаете, он станет одним из открытий чемпионата мира?

— Он уже стал открытием и перерос этот период. Головин становится сильнее с каждым днем и все больше выделяется. Вот потому он уже стал основным игроком сорной, хотя довольно молод. Уверен, что Головин проведет хороший чемпионат мира и покажет все, что умеет.

— Кто-то из российских игроков мог бы потянуть уровень сборной Бразилии?

— Головин как раз может! Серьезно! Он ведь сумел показать себя совсем в юном возрасте. Других россиян, которые заиграли бы так рано и так круто, я не знаю. Так что исходя из возраста и выступлений, назову Головина. Он мог бы играть в сборной Бразилии.

— Тренерский штаб бразильской сборной просматривает по пять футболистов на каждую позицию. Как думаете, входите в одну из пятерок?

— Нет, мне еще нужно многое показать на поле, чтобы войти в такую пятерку. В сборной великие футболисты. В себя верю, но я объективно немного ниже уровнем, чем те, кого просматривают для сборной. Но думаю, что совсем скоро добьюсь большого прогресса. И обязательно сыграю за сборную.

— Какая ваша любимая позиция на поле?

— Лучшая позиция — играть! А так люблю действовать ближе к штрафной соперника. Но я не тот футболист, кто может эффективно биться за верховые мячи. Люблю, когда мяч в ногах, люблю дриблинг, дальние удары, отдавать голевые передачи. Мог бы сыграть под нападающим, или стать тем, кто задает игре ритм.

— Знаете, что вы чаще всех в Европе бьете по воротам с дальней дистанции — 2,7 раза за 90 минут?

— Нет, не знал, это же хорошо! Буду тренироваться еще больше, чтобы поддержать показатель. Это важно.

— Не хватает только забитых мячей.

— Да-да, главного! Но и голы придут, я в этом уверен. Никогда не боялся рисковать.

ВИТИНЬЮ. Фото Дарья ИСАЕВА, «СЭ»

«ИНОГДА КАЖЕТСЯ, ЧТО ГОВОРЮ ПО-РУССКИ ЧАЩЕ ФЕРНАНДЕСА»

— Теперь о чемпионате России. Цель ЦСКА — титул, или место в Лиге чемпионов на будущий год — тоже отличный финал сезона?

— Думаю, у нас еще есть шанс стать чемпионами. Если его потеряем, тогда подумаем о месте в Лиге чемпионов. Если и со вторым местом не сложится, будем цепляться за третье, чтобы попасть в плей-офф Лиги чемпионов. Но пока нужно побежать в каждом матче. Тогда те соперники, что располагаются выше, все время будут чувствовать давление. Удерживать лидерство сложнее, чем догонять.

— В Лиге Европы предстоит матч с «Арсеналом». Встретитесь с самым слабым «Арсеналом» за последние лет двадцать?

— Это как и с матчем сборных Бразилии и России. Заранее результат сложно предсказать. Мы покажем, чего стоим, на поле. Да, «Арсенал» не в той прекрасной форме, что был несколько лет назад. Это уже не тот великий клуб. Но у команды есть традиции, история. Иногда этого хватает для победы. Правда и у ЦСКА есть своя история в еврокубках. Мы хотим провести хороший матч и воспользоваться проблемами, которые сейчас испытывает «Арсенал», удивить соперника.

— На Международный женский день легионеры ЦСКА записали поздравления на русском языке. Было сложно выговорить слово «поздравляем»?

— Очень! Раньше никогда его не произносил. Да и другие тоже. Пришлось какое-то время потренироваться, чтобы что-то сказать на видео (смеется). Но было забавно, мне понравилось.

— Вы говорите хоть немного по-русски?

— Я учу те слова, которые слышу в речи. Подхожу к переводчику, спрашиваю, что значит слово, он объясняет. Что-то я запоминаю, что-то быстро забываю. Но это нормально.

— Кто лучше понимает язык: вы или Марио Фернандес?

— Марио играет в ЦСКА дольше, думаю, понимает больше меня. Просто он очень застенчивый и не говорит по-русски. Иногда кажется, что я говорю по-русски чаще, чем он (смеется).

ВИТИНЬЮ. Фото Дарья ИСАЕВА, «СЭ»

«ХОЧУ ИГРАТЬ В ОДНОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ КОМНАДЕ»

— Недавно один известный телеканал выпустил художественный сериал, в котором повествует о громком коррупционном скандале в Бразилии. Вы смотрите?

— Нет, еще не видел, но наша страна очень страдает из-за того, что происходит в мире политики. Люди страдают. И это очень печально. Политики получают огромные деньги, а вот обычные работяги часто очень бедны, это не может не огорчать. Я надеюсь, что однажды эта ситуация изменится. И что все люди будут жить достойно. А то кажется, что большая часть работает только чтобы выжить. Плохо, что люди не могут радоваться жизни.

— В бразильском футболе тоже много коррупции?

— Думаю, тут ситуация чуть лучше. Ведь люди получают неплохие деньги. Конечно, есть маленькие команды, в низших дивизионах, и там происходит то же, что и в политической жизни страны. Там, где зарплаты выше, люди думают уже не только о себе, но и о талантливых игроках, отношения становятся человечнее.

— О чем сейчас мечтает Витинью, если говорить о футболе?

— Есть мечты! Очень хочу играть в одной европейской команде, но не скажу, в какой. Это большой секрет.

— Хоть страну назовите.

— Нет, так вы быстро вычислите (смеется). Потом хочу сыграть за сборную, но самая большая мечта — выступить на чемпионате мира. Еще было бы круто считаться одним из лучших игроков на своей позиции. Думаю, у меня есть потенциал, чтобы всего этого добиться. Сейчас я многому учусь, этот процесс очень нравится. И уже скоро появятся результаты этого обучения.

• источник: www.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают