ЗДЕСЬ БЫЛ ТРИПУТЕНЬ

овно четыре года назад в России некоторые верили, что для футбольной сборной начинается время больших побед. Главным тренером тогда был назначен Валерий Газзаев, который обнародовал расширенный список кандидатов в команду. В нем было 59 фамилий, но больше всех интриговала одна. «Кто такой Алексей Трипутень?» - вопрошали газеты. Корреспонденты PROcnopT встретились с Алексеем, чтобы наконец-то ответить на этот вопрос.

ПЕРВОЕ В ЖИЗНИ интервью у меня брал Дмитрий Федоров для «Футбольного клуба», - начинает Алексей, все последние годы встречавшийся с прессой только как читатель. -Я тогда еще ребенком был, капитаном «Торпедо», школьной команды, игравшей в Детской футбольной лиге. Потом к нам из «Смены», что в Текстильщиках, пришли братья Березуцкие, и тогда уже капитаном стал Леша, совершенно, впрочем, заслуженно. Я ему передал полномочия. Мыс ними Васей с той поры и дружим, кстати. А уже годы спустя корреспонденты заинтересовались мною в связи с этим пресловутым списком 59 кандидатов в сборную Газзаева. Помню, купил газету и обнаружил свою фамилию на первой странице. Кроме негатива мне этот список, по-моему, и не дал ничего. Все только смеялись надо мной - мол, а кто это такой, ни одной игры не сыграл... Вроде бы шишки сыпались на Валерия Георгиевича, но отдача шла и на нас, естественно, потому что нашими фамилиями пытались уколоть именно его. Правда, я к этому никогда серьезно не относился. Понимал, что я-то не виноват, что меня в этот список включили. Мы тогда с ребятами сами смеялись, что в него просто записали всех русских футболистов, потому что остальные-то легионеры: ты русский? Русский! Значит, ты в списке! И брал у меня интервью журналист «Спорт-Экспресс» после игры с дублем «Ростова», в воротах которого стоял Тумилович. Я тогда забил, и в газете написали, что кандидат в сборную России забил вратарю сборной Белоруссии. Так вот меня подкололи. Сейчас-то все это по-другому воспринимается: есть что вспомнить. Если бы этого списка не было - и вспоминать бы нечего было...

15 ГОЛОВ НА ПЕРВОЙ ТРЕНИРОВКЕ. Это, наверное, потому, что Алексею всего 24 года и многое из того, что происходило с ним в детстве, он еще просто не успел забыть. Отлично помнит, например, как пришел в футбол семилетним мальчишкой. «Тянуло меня, и это видели все, - говорит Трипутень. - Я сам из Подмосковья, из Кубинки, там футболом серьезно заниматься было негде, а до Москвы мне на электричке нужно было добираться полтора-два часа. И как-то прочитали мы в «Советском спорте» объявление, что идет набор в торпедовскую школу. Мы с отцом стали маму уговаривать, и в конце концов она сдалась: езжайте, все равно ведь не возьмут. И приехали мы к тренеру Николаю Ульянову. Там было то ли 40, то ли 50 человек, и в игре наша команда победила, помню, 17:2, а я забил 15 голов. Просто стоял у штанги и забивал в пустые ворота, пока все бегали за мячом. Даже не вспотел. Видимо, этим я тренеру и пряглянулся: если знаешь, где встать, значит, голова работает. Из всей этой толпы в школу приняли только меня и еще одного мальчика. Приехали домой и говорим: все, мама, у нас в среду тренировка! До 10 лет меня родители по очереди возили на занятия, отпрашивались с работы, а мама даже работу бросила из-за этого».

ПРИЗЫВ. Из выпускников торпедовской школы 1982 года рождения в дубль «Торпедо-ЗИЛ» приняли шестерых, в том числе Трипутеня, Игоря Пиюка и Василия Березуцкого. Они втроем несколько сезонов прошагали рука об руку, заиграв сначала во второй команде, а в конце 2001 года и в основе, на последней игре которой против «Анжи» в Махачкале троицу приметили скауты ЦСКА. Ставшие армейцами автозаводцы по-прежнему держались вместе. «Мы были «бандой», - вспоминает Трипутень, - и в тогдашнем ЦСКА с его масштабной селекцией нам было, пожалуй, попроще, чем другим новичкам, особенно если у тех уже было какое-то имя, потому что стартовые позиции у всех были одинаковы: работайте и доказывайте». Валерий Газзаев хотя и не признавал игрока по фамилии Плеймейкер, но кТрипутеню присматривался с интересом, обнаружив в нем задатки хорошего центрхава. «В меня верили, меня ставили играть, - рассказывает Алексей, - но я сам тогда еще не понимал, что попал в клуб с великими традициями, что второго такого шанса, возможно, и не будет у меня больше. Думал, как ставят, так и будут ставить. Но попадал в основу все реже и реже и во втором круге сезона-2002 уже понял, что если и играть мне в ЦСКА, то - в дубле».

КОЛЕНИ ИИСУСА. В начале 2004 года резервный состав ЦСКА был на сборах в Кисловодске. Там у меня вдруг сломался крестик нательный. Ни с того ни с сего: обнаружил это, когда однажды проснулся поутру. Причем сломался на уровне коленей Иисуса. Для любого верующего человека это знак не очень хороший, а для верующего футболиста-сам понимаешь... К тому же случилось это 7 января, прямо на Рождество. Со мной в комнате жил Игорь Пиюк, мы с ним поохали, поахали, позвонил я родителям, поделился. А через три дня на тренировке получил глупейшую травму и вылетел на четыре дня, прямо накануне Кубка Содружества. А там все руководство собралось, ко мне подходили, говорили: давай, мол, мы на тебя смотрим. И провалил я этот турнир, в общем. Плохое впечатление произвел». Оправившись от травмы, Трипутень отправился на сбор с белгородским «Салютом-Энергией». И 23 февраля в контрольной игре с курским «Авангардом» - «соперники нас щадили, не били особенно, играли без завода»-буквально на ровном месте травмировался снова. Колено.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ. Левое колено Алексея Трипутеня за неполный год последовательно изучали восемь разных докторов. Врач армейского дубля Андреев отвел его в ЦКБ №1 к коллеге Зубанову на снимок колена, на котором обнаружилось, что пациент абсолютно здоров. Трипутень стал тренироваться с дублем ЦСКА, но боль не уходила, и Алексей обратился к доктору основного состава Ипатенко. Тот отвел его к заведующему хирургическим отделением ЦКБ РАН Девису, который направил Трипутеня на консультацию к двум специалистам: доктору РКБ Минздрава РФ Ахмеджанову и хирургу ГКБ №1 Лазишвили. Первый определил разрыв передней крестообразной связки, а второй был уверен, что порвана задняя. Из-за противоречивых диагнозов доктор Девис решил «залезть» в сустав, чтобы установить истину и, если потребуется, сразу прооперировать колено. «Все происходило на моих глазах, - вспоминает Трипутень. - Стоит камера, телевизор, доктор мне показывает: вот твоя передняя крестообразная, вот задняя, они целы, у тебя мениск надорван. Почистил мне мениски - все, здоров! Я спрашиваю: а почему же у меня сустав так болтается? Девис начал мне такие истории рассказывать: возможно, связка раньше была порвана, срослась не в том месте... Такие басни плел! Но тогда я, неопытный по этой части, мог поверить во что угодно». Алексей вернулся к тренировкам с армейским дублем и по указанию доктора Ипатенко закачивал ногу в тренажерном зале - чтобы закрепить разболтанный сустав. Полгода приседал со штангой, но колено болело еще сильнее. Уставший возиться с молодым игроком врач основы однажды заявил ему: «Да у тебя боль в голове, а не в колене». Трипутень отправился в воронежский «Факел», где его две недели безуспешно пытался лечить клубный доктор Гуськов. И тогда спортивный директор ЦСКА Владимир Сальков, принимавший все это время живое участие в судьбе молодого игрока, свел его с Михаилом Маргуартом, который содействует лечению российских футболистах в немецких клиниках. «Миша устроил меня в госпиталь Eden Reha близ Мюнхена, - говорит Алексей, - причем понимая, что еду за свой счет, а денег у меня немного, здорово помог получить хорошую скидку». Там Трипутеню всего за минуту поставили диагноз: полный разрыв задней крестообразной связки. В тот же день Алексея оперировал доктор Штробель, который к тому же обнаружил хондромаляцию (повреждение хрящей коленного сустава], развившуюся из-за «закачивания» ноги при разорванной связке. Послеоперационный период длился семь месяцев, четыре из которых Трипутень просто лежал в постели. И летом 2005 года снова поехал в клинику Eden Reha на реабилитацию.

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ТРЕНЕР ЙЕНСА НОВОТНЫ. Многие русские футбольные пациенты, правда, ездят в Германию по другому адресу: в известную клинику доктора Пфайфера в Леверкузене. «В мюнхенской клинике к доктору Пфайферу относятся сдержанно, - говорит Трипутень. -Мне объяснили: понимаешь, вот у нас есть специалисты по связкам, а есть- по менискам. А доктор Пфайфер оперирует все: и связки, и стопы, и плечи, и даже зубы может вам починить. Заходим мы с моим врачом в интернет. Он мне говорит: «Вот смотри - доктор Пфайфер. Найдено 400 страниц. А теперь вводим мое имя: три ссылки...» А этот специалист в Германии - один из лучших, у него такие звезды лечились! Со мной вместе восстанавливались, например, Йенс Новотны и Ян Коллер. Там на ноги ставят людей с такими травмами... У того же Новотны было шесть операций на коленях, у него нет ни одной своей связки, а он сейчас в сборной на чемпионате мира был. Помню, я его чуть не травмировал однажды. Делали мы с ним в паре разминку, набрасывали друг другу мячики. И тут тренер говорит: «А теперь делаем зеркальные упражнения - один показывает, другой повторяет». Йене меня особо не утруждал: руку вправо, руку влево... А потом моя очередь пришла. И я как пошел его гонять, кувыркнулся... Он аж взмолился: слушай, ты только сальто не делай! Ну, ничего, восстановился Йене, поднатянул я его немножко». 23 февраля 2006 года, во время третьего визита в Eden Reha и, по мистическому совпадению, ровно день в день через два года после травмы в игре за «Салют», доктор Штробель объявил Трипутеню, что продолжение карьеры футболиста может грозить ему инвалидностью: хрящи в коленном суставе стерлись до третьей, предпоследней стадии. На четвертой их просто не будет.

МЕНЕДЖЕР ПО ПРОДАЖАМ ЭЛЕКТРОМОТОРОВ.
Поисковая система Яндекс при запросе «Алексей Трипутень» ссылается на ООО «Электропромремонт», в котором человек с именем и фамилией нашего героя продает трехфазные асинхронные электродвигатели любой мощности. Даже с учетом невеликой распространенности фамилии верится, скорее, в совпадение. Но мой собеседник и не думает отпираться: «Да, я это. Искал работу, знакомые помогли устроиться в «Электро-промремонт» - продавать двигатели. Я раньше и не знал, что это такое -двигатели и трансформаторы, не знал, как находить клиентов и налаживать новые контакты, продавать, «впаривать» что-то. Очень благодарен Роману Леонову, нашему директору, который на меня не давил, когда я ошибки совершал. Научился многому: все базовые компьютерные программы изучил, десяти-пальцевый слепой метод машинописи освоил. Но прошло время и понял: не мое это». Жена Трипутеня Екатерина с самого начала знала, что так получится. «Лешка мне говорил: хочу стать менеджером, хочу сидеть в офисе, как другие. А я ему отвечала: нет, не хочешь. Ты и не представляешь себе, что это за работа», - рассказывает она. «Да я просто в то время настолько футбол ненавидел, что и думать не мог о нем», - оправдывается Алексей. «Газеты спортивные как читал каждый день, так и читает. «НТВ-Плюс» с его спортивными каналами - еле отключили. Ну, тут, правда, и финансовые соображения повлияли», - парирует супруга. Пока Алексей был здоров, Трипутени деньгами не бросались-копили на квартиру и успели ее приобрести до того злополучного дня. «Я надежды не терял, - оживляется Алексей. - Думал, а может, продать квартиру? Или лучше сдать и копить на новую операцию? А еще, может быть, занять опять у Лешки Березуцкого?» - «Да уж, когда мы Леше долг собрали, он брать отказывался, - говорит Катя. - Даже пригрозили ему: не возьмешь - Васе отнесем!»

СЛОВО ПАСТЫРЯ. Еще в 2005-м, странствуя из клиники в клинику, но даже близко не подпуская мысль об окончании карьеры, Алексей Трипутень зашел в Пафнутьев-Боровский монастырь, где, как он прознал, служит известный на всю Европу «зрячий» архимандрит. «Я только зашел, ничего не сказал, а он мне - понятно, у тебя проблема с коленями, в футбол играть нельзя, а то станешь инвалидом. А я-то приехал к нему, чтобы он мне сказал, что у меня все хорошо! Даже немножко на него обиделся: как же так? Я же кроме футбола больше ничего не умею. Ну, говорит он мне, иди попробуй в тренеры». Алексей Трипутень, как человек верующий, прислушался к себе и понял: футбол, который отболел в нем было вместе со злосчастным коленом, снова тянет его. «Надежд вернуться на поле мало. Хочу с детьми заниматься, - говорит. - Я ведь сам поработал с разными специалистами, знаю разные методики тренировок, разные подходы к игре в футбол. Могу выбирать. Да и свое мнение у меня есть на этот счет. Закончил Институт физкультуры в Малаховке. Купил себе книжку по физиологии развития детей, пытаюсь понять, какие упражнения им можно давать, чтобы, не дай Бог, не навредить. Ездил смотреть, как тренируют детей в «Динамо», ЦСКА и «Спартаке»: меня в первую очередь интересовал опыт общения, потому что научить чему-то шести-семилетнего ребенка еще невозможно. А можно сделать так, чтобы ему было интересно ходить на тренировки. Колено мое, в котором теперь почему-то передняя связка порвана, работе не помешает: какие-то элементарные вещи, прием-передачу мяча, я делать могу. И не оставляю надежды поднакопитьденежек и прооперироваться. Мне ведь только 24, а хрящи-то стираются...» Четыре года спустя «список 59» вспоминают редко, как уже несмешной анекдот по дежурному поводу. Хотя друзья Трипутеня Березуцкие - те, пожалуй, с теплотой: они в сборной прижились, без них она немыслима теперь уже и для Гуса Хиддинка. «Я вот чего боюсь, - на прощание говорит мне Алексей Трипутень. - Если вдруг сейчас у Хиддинка со сборной не получится, тогда что? Как бы у нас тогда на сборную вообще не махнули рукой. Если уж лучший в мире специалист не сможет - кто сможет тогда? Обратной дороги у нас нет. К тому же сейчас в команде играет молодое поколение, мои ровесники, а когда следующее подоспеет- неизвестно. Кстати, Березуцкие, я знаю, относятся к началу этой новой эры с большим оптимизмом, они очень ждали ее. Мечтали потренироваться у Хиддинка. Так что безнадеги нет».

• источник: prosport.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают