ЦСКА при Ганчаренко – атакующая команда. Матч в Лионе – новое доказательство

ЦСКА при Ганчаренко – атакующая команда. Матч в Лионе – новое доказательство

Прежде чем вы долистаете этот текст сразу до комментов, чтобы обвинить автора в подгоне аналитики под результат, прогуляйтесь по нескольким ссылкам. Здесь я тоже писал, что Виктор Ганчаренко делает ЦСКА атакующей командой — это апрель прошлого года. А ещё здесь. Вот тут тоже.

Погуляли по ссылкам? Так вот. Работу Виктора Ганчаренко часто хвалят за два качества — умение стабильно выжимать максимум из минимума, придумывая игрокам новые задачи (что правда) и сильную командную организацию игры (что тоже правда). Но эти качества примерно из одной палитры, а разглядеть другие краски ЦСКА многим мешает футбольный дальтонизм. Организацию защиты ЦСКА видят и привычно хвалят.

Организацию атаки — нет. Хотя именно атака ЦСКА сейчас выстроена сильнее. Ганчаренко сделал так, что команда всегда знает, что делать с мячом — даже когда поднимает мяч в воздух. Построил сильную геометрию. Научил атаковать в 8 человек и агрессивно прессинговать. Только это всё ещё остаётся за кадром.

Чтобы понять геометрию ЦСКА, пересмотрите стратегически важный гол Ахмеда Мусы. Кирилл Набабкин долго находился с мячом параллельно штрафной — за полминуты до гола Натхо заряжал на него диагональ, помогать подскакивал Василий Березуцкий. Но «Лион» создал на фланге ситуацию 2vs2. Единственный вариант, чтобы адекватно продолжить атаку, — отдать назад.

Натхо принимает мяч в глубине, пасует выше Головину — и перед ним геометрически правильно открывается вся передняя линия ЦСКА: три нападающих и два латераля. Фланговые игроки занимают позицию во фланговых зонах. Два из трёх форвардов, Вернблум и Дзагоев, расположены близко к полуфлангам — уязвимым для защитников соперника зонам. Один, Муса — в центре. Из пяти вариантов можно выбирать любой, где можно получить больше свободы, и здесь с выбором помогает Мемфис Депай. Когда мяч уходит с фланга в центр, Депай считает работу выполненной и поднимается выше.

Головин пасует в свободную зону Набабкину. Что было дальше — вы знаете.

Сила ЦСКА именно в атаке — выстраивая тактику «армейцев», Ганчаренко помешан на совершенствовании структуры и геометрии. Через нескончаемый тактический поиск Ганчаренко осторожно переходил на схему 3−4-3, где в переднюю линию включаются сразу пять игроков вместо четырёх, как было прошлой весной. Перестраивал билд-ап, структуру начала атаки — от 3−1 с Вернблумом над тройкой защитников быстро пришёл к 3−1 с Натхо, а потом перестроился на 3−2, где Натхо помогает Дзагоев. Или, как вчера, Головин, выдавший мощный матч по продвижению мяча вперёд — как передачами, так и на своём дриблинге.

При этом Ганчаренко не просто строит геометрию атаки, а адаптирует игроков под геометрию. Про Георгия Щенникова, забившего при Ганчаренко больше, чем за предыдущую карьеру, много говорили ещё летом, а в Грозном и Лионе раскрылся в подключениях вперёд Набабкин. Год назад он мог заменить Марио Фернандеса только в узкопрофильной тактической роли, цепляясь за длинные диагонали Игнашевича (кстати, их стало меньше — тоже знак, что атака лучше работает и лучше катает мяч). Теперь Набабкин грамотно создаёт ширину в атаке, находит умные варианты продвижения мяча, в Грозном становится лучшим игроком ЦСКА по Impect, количеству отрезанных передачами защитников. И тащит мяч в сольном проходе через центр — когда вы вообще видели такое от Набабкина?

Так происходит со многими игроками ЦСКА. Новый левый латераль в геометрии Ганчаренко 3-Х-Х, Константин Кучаев, добавляет головной боли команде в защите, ошибаясь в переходных фазах и при игре 1v1. Но тоже грамотно создаёт ширину, агрессивно включается в прессинг и находит умные решения в центре. Забегание под Дзагоева, когда ЦСКА забивал третий мяч — как раз то движение, которое и нужно Ганчаренко от фланговых игроков (пусть даже здесь ЦСКА забивал со стандарта, а не с игры). Интересно, что Кучаев — правша, но атаковать ему удобнее слева, чтобы лучше находить варианты передач. Ганчаренко, пробовавший Кучаева справа и напрямую говоривший, что там молодой «армеец» играл слабо, это тоже признаёт.

Бибрас Натхо стал полноценным глубинным плеймейкером ЦСКА — вместе с переводом Вернблума в атаку это прямой знак, что Ганчаренко ценит мозги в середине поля больше, чем грубую физическую силу. Когда главный мозг «армейцев» блокирован, ему помогают Головин и Дзагоев (а Натхо и Головин, двигающие мяч вперёд вдвоём — мощная и тяжело блокируемая сила). Муса, занимая конкретную позицию в схеме, мучает оборону резкими забеганиями за спину защитникам. Вернблум превращается в полноценного форварда, грамотно открываясь под передачи и классно играя спиной к воротам.

Что ещё важнее, Ганчаренко готов менять чертежи своей геометрии под конкретных соперников. Как было вчера, в Лионе. После первого матча Ганчаренко нашёл противоядие против тройки центральных хавбеков и персонально Люка Тузара. Без мяча на плечи Тузару садился Головин или Вернблум, а при атаках ЦСКА Тузара осознанно вытаскивали в прессинг. А когда опорник «Лиона» поднимался выше, за его спиной открывался кто-то из оттянутых форвардов «армейцев», Дзагоев или Муса. Что важно, оба часто продолжали атаки своими передачами, а не ударами — здесь нужно только аплодировать Ганчаренко за то, что в обоих матчах с «Лионом» он оставил Витиньо в запасе. Уверен, что это умышленный ход, чтобы атаки завершались более опасными ударами, а не традиционно-витиньевскими из-за штрафной.

У ЦСКА есть проблемы в атаке — неудивительно, если вспомнить, что лучшим нападающим команды является бывший опорник. Реализация моментов хромает в каждом втором матче, даже в Лионе ЦСКА забил не всё, что мог (сразу вспоминается удар Мусы с линии вратарской). Но геометрия «армейцев» работает вдохновенно, команда научилась очень правильно и умно двигать мяч вперёд. И кажется, я знаю, откуда Виктор Ганчаренко черпает вдохновение.

В документалке «Как устроен футбол», сделанной Сергеем Кривохарченко, Виктор Ганчаренкорассказывал, что его идеальный тактический ориентир — «Ювентус» при Антонио Конте, игравший 3−5-2 с реджиста Пирло. Идеи Конте, на котором висит ярлык тренера-прагматика, завязаны вокруг атаки. В «Ювентусе» он строил игру вокруг большого центрального нападающего (да, он хотел строить игру вокруг Никласа Бендтнера — покажите ещё хоть одного такого безумца в топ-клубе!). Передвинул Пирло в опорную зону, чтобы усилить атакующий потенциал команды. Номинально используя тактику 3−5-2, «Ювентус» играл 3−3-4, а фланги одинаково мощно утюжили крайний защитник Лихтштайнер, в-прошлой-жизни-опорник Асамоа и в-прошлой-жизни-форвард Джаккерини.

Тот «Ювентус» был мощнейшей командой кальчо 2010-х по организации игры, пугающе мало пропускал, а когда требовала ситуация — прагматично защищался. Так Конте сделал себе имя оборонительного тренера, хотя и тот «Ювентус», и «Челси» сейчас — очень атакующие команды по стилю игры. Тот же «Челси», оказавшись в похожей ситуации в Каталонии (-1 по сумме двух матчей после быстрого гола Месси), атаковал очень умно и большими силами, используя в глубине ум Канте и Фабрегаса, а впереди — пятёрку игроков, резкие включения Мозеса, Алонсо, Виллиана и Жиру в качестве форварда-ориентира.

Оставляя за скобками класс игроков и говоря только о тактической системе, Ганчаренко сейчас максимально близок к своему тактическому ориентиру. А «белорусским Конте» Азамат Засеев называл тренера ещё полтора года назад. С тех пор идей Ганчаренко и правильной геометрии в атаке стало ещё больше.

Лион
Лион
15 марта,
Лион
ЦСКА
Москва
• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают