Моцарт нам не товарищ

– Павел Григорьевич, считается, что работа с детьми – это удел людей увлеченных и в известном смысле самоотверженных. Какие стимулы побуждают вас и ваших коллег заниматься воспитанием юных талантов?

– Я обожаю работать с детьми. С ними сложно и одновременно легко. Ребенка невозможно обмануть, как бы взрослый ни старался это сделать. Зато в ДЮСШ я чувствую себя настоящим человеком. Мне не надо ни перед кем кривить душой, под кого-то подстраиваться, учитывать чьи-то прихоти. Я спокойно прихожу на занятия, стараюсь вложить душу в воспитанников. В благодарность они стоят за меня горой. Бывало, даже дрались с местными хулиганами, которым я чем-то не понравился!

– Вы, видимо, не остаетесь в долгу и отплачиваете воспитанникам той же монетой?

– Часто тренер заменяет ребятам родителей. Понятное дело с иногородними воспитанниками, которых в школе немало. Но много хлопот доставляют ребята-москвичи, которых родители отдали в наш интернат. Бывают и курьезы. Как-то поздно вечером позвонил отец моего воспитанника. Мол, приезжайте, вы сделали из сына атлета, а он чуть ли не кулаками мне в лицо тычет, доказывая свою правоту. Судя по голосу, папаша вроде был трезвый. Не знаю, что там произошло, но по телефону пришлось усмирить юнца, а это я умею! Часто замечаю, что воспитанники не так уважают маму и папу, как наставника. К слову, ребята называют меня Палыч, хотя мое отчество Григорьевич. Я не обижаюсь. Они мне доверяют свои тайны, делятся радостью, жалуются на неприятности. Меня вызывают на родительские собрания в школу, где я выслушиваю претензии классных руководителей за плохую успеваемость и невыученные ребятами уроки. Порой так и хочется спросить: если мои подопечные проиграют матч, какого учителя мне вызвать к себе на ковер?

– Чем вы подкупаете ребят?

– Мальчишкам импонирует психология тренера-победителя. Вместе с подопечными я пять раз выигрывал первенство Москвы – это, скажу вам честно, похлеще, чем победа с взрослой командой в чемпионате России. Нацеленность на «золото» – это у меня от Анатолия Тарасова. Оказавшись в опале, великий наставник хоккеистов пришел в футбол, был одним из моих первых тренеров в ЦСКА. Много полезного я почерпнул от легендарного Всеволода Боброва. По примеру этих знаменитых армейцев я пишу программы подготовки юных футболистов. Мне опыта не занимать – с 10 лет в футболе. Знаю о травмах не понаслышке – обе ноги в шрамах после операций. К слову, из-за травм мой век в сборной СССР оказался коротким в отличие от моих позже ставших знаменитыми партнеров по национальной команде – Владимира Бессонова, Виталия Дараселия, Бережного, Хапсалиса…

– Легко ли стать воспитанником футбольной школы ЦСКА?

– Мы принимаем ребят 6–7 лет, не старше. Помимо состояния здоровья обращаем внимание на выносливость и скоростные качества будущего воспитанника. Занятия бесплатные, в чем заслуга президента футбольного клуба ЦСКА Евгения Гинера. С его приходом родители избавились от финансовых проблем с тренировками детей и их экипировкой. Каждому новичку выдаются мячи и спортивная форма. В случае участия в первенстве Москвы ЦСКА экипирует ребят на сумму до 1000 долларов. Воспитанники получают стипендию в размере 200 долларов, обеспечиваются питанием, иногородние проживают в благоустроенном интернате. Нагрузки серьезные, занимаемся по полтора часа, но шесть раз в неделю. Многие не выдерживают. Прошлым летом я стал тренировать ребят 1998 года рождения – сегодня наши ряды поредели на треть.

– Есть ли в школе ЦСКА обряд посвящения в юные армейцы?

– Да, вот уже несколько лет как он проводится. Старших выпускаем, младших принимаем. Выпускники как бы передают эстафету ребятам, делающим первые шаги в футболе. Все, как в общеобразовательной школе, но церемония проходит более торжественно. Вручаем кубки, грамоты, медали тем выпускникам, которые это заслужили. Однако кульминацией выпускного вечера все-таки является прием в юные армейцы. Новички ЦСКА, получив красивую с иголочки форму, опрометью бегут переодеваться, а затем произносят торжественную клятву. Вместе с напутственными словами выпускники дарят каждому новобранцу футбольный мяч – аванс за будущие победы армейского футбола.

– Какой контингент преобладает среди ваших воспитанников?

– Юные армейцы – в основном дети состоятельных родителей. А ребята из малообеспеченных семей исчезли. Причина – в занятости родителей. Мама и папа зарабатывают на жизнь и не могут провожать и встречать ребенка после тренировок, а в Москве небезопасно отпускать одного 6–7-летнего малыша на занятия. Лишившись дворового футбола, мы многое потеряли, отсекли целый пласт мальчишек. Раньше-то принимали в секцию с 11 лет, а это уже подростки. Не беда, что они не были так подкованы, как их сверстники, нынешние армейцы. Зато те ребята самостоятельно приезжали на тренировки, часто пересекая всю Москву, и родители были за них спокойны.

– Не щемит сердце, глядя, как юнармейцы приезжают на красивых иномарках, а…

– …а я пешком хожу? Нет у меня «Мерседеса», ну и что? Тренировать-то мальчишек надо! К сожалению, финансовое благополучие в семье не лучшим образом отражается на психологии, поведении нынешних детей. Работать стало сложнее. Но у меня не забалуешь. Чуть что, дам пинка – вся блажь проходит! Никто не плачет. Понимают: я наказываю по-отечески. Не забываю про «пряник». После победы обязательно поблагодарю каждого футболиста за игру, по-мужски пожму руку. Не скуплюсь, организовывая для ребят «сладкий стол». Друзья подтрунивают: ты столько денег потратил на угощения, что хватило бы на четыре машины! Мое богатство – мои воспитанники! Даст Бог, в ближайшее время стану заслуженным тренером России. ЦСКА отправил соответствующее представление.

Звание получу не втихую или по блату, а по заслугам. В 2005 году мои воспитанники Игорь Акинфеев и Александр Салугин в составе ЦСКА выиграли Кубок УЕФА – единственный международный трофей в современной футбольной России! Я расту вместе с моими ребятами, второй год подряд получаю гранты от РФС и Национальной академии футбола в размере 10 тысяч рублей как лучший детский тренер России. С учетом достойной зарплаты, которую я получаю в ЦСКА, мне ли жаловаться?!

– Дворовый футбол – редкость в России, зато есть в других странах. Была бы возможность, вы привезли бы из Бразилии самолет футбольных талантов?

– В сборную России бразильцев не пригласишь, так для чего их везти сюда? У нас есть целая россыпь потенциальных звездочек. Мало желающих заняться огранкой их футбольного таланта. В России что ни тренер, то великий, которому подавай звезд мировой величины, и только с ними он будет добиваться выдающихся побед. Практически никто из наших наставников, работающих в Премьер-лиге, не начинал свою тренерскую карьеру с низов, с детского футбола, и, видимо, не имеет навыков работы с юными дарованиями. Разве не этим обстоятельством объясняется феномен: футбольные школы, подобные ДЮСШ ЦСКА, работают с полной нагрузкой, а тренеры сборных команд сетуют на нехватку футболистов?

– Может, проблема в другом? Бытует мнение, что футбол – вообще не наш вид спорта…

– Повторюсь: у нас много талантов. На юношеских турнирах сборная России выглядит не хуже многих других команд мира. Наша беда – инфраструктура. Я рад непоказному вниманию, которое проявляют к футболу российские бизнесмены и политики. С приходом к руководству в РФС Виталия Мутко стали появляться новые футбольные поля, строиться стадионы. Но это лишь первые шаги. А пока… В заявке ЦСКА на нынешний сезон – 34 футболиста, из них 25 – россияне. А в основном составе – всего 6–7 наших футболистов. Остальные россияне играют в дубле или просиживают на скамейке. Речь не идет о недоверии армейского руководства оценкам тренеров ДЮСШ. ЦСКА решает серьезные задачи в чемпионате страны, Кубке России, Лиге чемпионов. В каждом турнире нужна только победа. Поэтому Валерий Георгиевич Газзаев выпускает на поле бразильцев Жо, Вагнера, Карвальо, которые превосходят россиян лишь в одном компоненте – технике владения мячом. Будут условия, и наши ребята подтянутся до бразильцев! А пока что?

Летом стадион ЦСКА удобен для занятий. А как быть зимой, когда на дворе мороз под 30? С ноября по март играем в снежки, вместо того чтобы отрабатывать технику. Россия – сильная страна. Будут вкладываться деньги в футбол, вот увидите, и мы не будем тратить миллионы долларов, покупая ершистого Карвальо и иже с ним. В ЦСКА будут играть россияне, такие, как мои выпускники: Акинфеев, Салугин, Мамаев, Самодин, Пушкарев, Тихонов, Павлов, воспитанные любовью тренеров цеэсковской школы!

– Не будет легионеров, появится ли пресловутый командный дух в армейском клубе?

– Вы зря смеетесь! Футбол – это не личное первенство звезд-одиночек, а командная игра. Команда сильна традициями, сплоченностью игроков, их взаимопониманием, равновеликой мотивацией. А главное – футболистам не должно быть все равно, цвета какого клуба они защищают. Возьмем, к примеру, московский «Спартак». У меня там много друзей-коллег, хотя, признаюсь, я не очень-то хорошо отношусь к этому клубу. Привожу «Спартак» в пример потому, что уже набили оскомину разговоры о спартаковском духе. Разве Войцех Ковалевски – спартаковец? А аргентинец Кавенаги? Или, может быть, бразилец Моцарт? Для легионеров на первом месте хорошая зарплата плюс неплохая возможность проявить себя, засветиться перед селекционерами футбольных клубов Мадрида, Лондона, Рима, Парижа. Но это не то, о чем мечтают спартаковские болельщики! Другое дело – Титов или Аленичев. С детства для этих ребят «Спартак» – родной дом, и им отнюдь не безразлично, что в нем происходит.

– Часто ли иностранные «купцы» вывозят из России юные дарования?

– Футбольные агенты не церемонятся. Помню, захотели они вывезти тогда еще совсем юного Игоря Акинфеева. Убедившись, что со мной кашу не сваришь, дельцы принялись обхаживать родителей нашего вратаря, сулили золотые горы. Да ничего у них не вышло! А теперь на нашей стороне закон, который соответствует нормам, действующим в УЕФА и ФИФА. В течение трех лет после выпуска воспитанники ДЮСШ ЦСКА принадлежат только армейскому клубу, и без согласия нашего руководства они не могут выступать за другую команду.

– Павел Григорьевич, у вас дети, внуки. Кто-то идет по вашим стопам?

– У меня двое сыновей, 26 и 16 лет, недавно внучке исполнилось 4 года. В нашей семье никто не разделяет мою страсть к футболу. Тренер – профессия неблагодарная. Мне не нужны подарки от воспитанников. Я не прошу выплачивать проценты от трансферов моих футболистов в другие клубы. На прощальном вечере обмениваемся с выпускниками телефонами. Увы, редко кто позвонит и просто поинтересуется: «Палыч, как дела?»

• источник: tribuna.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают