Денис Попов: «В моё время для ЦСКА матчи против „Локомотива“ были более принципиальны, чем против „Спартака“

Нападающий московского ЦСКА первой половины 2000-х Денис Попов дал эксклюзивное интервью порталу «Евро-Футбол.Ру». В нём он рассказал, кто из «армейцев» сталкивался друг с другом во время подводного плавания в железноводском бассейне, посещал ли он столичные казино, считает ли поражение от «Вардара» позором, как у него сейчас обстоят дела с тренерской карьерой и о многом другом.

У Гинера накопилась огромная моральная и физическая усталость

— Денис, расскажите, как вы оказались в ЦСКА.

— В 2000 году я выступал за новороссийский «Черноморец» и имел несколько предложений — от московских ЦСКА, «Спартака» и «Локомотива», киевского «Динамо». Я лично общался с Сёминым, но клубы не смогли договориться о моём переходе в «Локо», а потом меня позвали в Москву на переговоры представители «армейского» клуба — я приехал в столицу, пообщался с Садыриным и Гинером, и буквально через полчаса мы ударили по рукам, клубы между собой тоже договорились.

— Правда ли, что поначалу вам в ЦСКА не понравилось, и вы захотели вернуться в Новороссийск?

— Ну, дело как было? Команда отправилась на сбор за границу, а я остался в Москве долечивать травму голеностопа. Я был тогда молодой, оказался один в большом городе, где никого не знал, на улице было слякотно и холодно — в общем, я серьёзно заскучал. В определённый момент сказал врачам, что устал сидеть без дела и поеду на сбор. Они дали добро, хотя вообще-то нога у меня ещё болела, и тренироваться мне было рановато.

— То есть присутствовал риск усугубления травмы?

— Наверное, да. Но всё обошлось.

— Как вас приняла «армейская» команда?

— Очень хорошо. Коллектив был хороший, в этом плане никаких проблем не возникало. Тогда в ЦСКА происходила смена поколений — примерно как сейчас. Варламову, Кулику, Новосадову было около 30-ти лет, и их постепенно заменяли молодыми. К концу 2002-го одним из самых опытных игроков команды был Семак в свои 26 лет.

— Как реагировали на язвительные разговоры, что ЦСКА всех скупает?

— Разговоры есть всегда. Сейчас тоже любят поднимать шум: «Вот, всё, у них денег нет, это конец!». Только почему-то многие и по сей день мечтают играть в ЦСКА, «армейцы» каждый год борются за медали и участвуют в еврокубках. Как говорится, собаки лают — а караван идет. И вообще сегодня телевидение оставляет желать лучшего: на экране обо всём болтают много, но по существу — никакой конкретики.

— Сам Гинер отрицает, что у клуба есть финансовые проблемы.

— Согласитесь, что проблемы и трудности — это разные вещи. Я думаю, финансовые трудности есть у многих — вон посмотрите, у «Магнита» буквально за полгода упали акции, и Галицкий продал свой контрольный пакет. Кто бы предсказал это год или два назад?

— Говорят, Гинер вот-вот продаст ЦСКА…

— Ну, если он решил продать клуб, то продаст. Я не вижу никакого смысла впадать в панику и мусолить эту информацию. Гинеру уже почти 60 лет, и он является владельцем ЦСКА почти 20 лет — примерно треть своей жизни. Евгений Леннорович добился с «армейским» клубом всего: выиграл все титулы в России плюс взял ещё Кубок УЕФА. Что касается победы в Лиги чемпионов, то мы, хоть и являемся оптимистами, понимаем, что на сегодняшний день и в ближайшем будущем российским командам такие высоты не светят. Ещё при Гинере был построен прекрасный стадион без беговых дорожек, а сначала ведь многие сомневались, можно ли так сделать в России. Оказалось, что можно.

Знаете, нет большой разницы, сколько раз стать чемпионом — один или десять, это уже больше для галочки. Каждое следующее чемпионство уже не столь принципиально. К настоящему моменту у Гинера накопилась огромная моральная и физическая усталость, ведь управление футбольным клубом на самом деле колоссальный труд. Это со стороны может показаться, что Гинер играется со своими деньгами, но в действительности он занимается клубными делами с утра до ночи. А если бы не занимался, то не добивались бы «армейцев» столь высоких результатов. Может быть, Евгений Леннорович полностью передаст бразды правления ЦСКА своему сыну и дальше будет спокойно наслаждаться плодами своего многолетнего труда — приезжать на красавец-стадион вместе со своими внуками и смотреть на игру любимой команды уже без напряга и без суеты.

Не было такого, что Газзаев целыми днями ругался и проявлял недовольство

— Когда вы пришли в стан «красно-синих», команду тренировал Павел Садырин. Какие впечатления у вас остались от совместной работы с ним?

— Он тогда серьезно болел, у него был рак. Мы, игроки, понимали, что тренер чувствует себя не очень хорошо, поэтому старались быть более дисциплинированными, чтобы лишний раз не расстраивать Павла Фёдоровича.

— Чем вам запомнился Валерий Газзаев, возглавивший «армейцев» после Садырина?

— Валерий Георгиевич — очень яркий человек, и каждый день, проведённый в его обществе, получался насыщенным. Газзаев — эмоциональный тренер и максималист, и на каждой его тренировке все футболисты пахали, как на последней.

— Но круги всё равно срезали?

— Да много чего бывало (улыбается)! И круги срезали, и жилеты с утяжелением под деревьями прятали. Один раз на сборе парня из дубля засекли на этом фокусе с жилетами. Оказывается, он увидел, что два ветеранов сбросили жилет — и тоже решил так сделать. Когда всех поймали, ветеранам просто что-то сказали, а этого парня из дубля домой отправили — уж слишком рано он хитрить начал (смеётся).

— Газзаев общался с командой чересчур строго?

— Валерий Георгиевич — сторонник порядка и дисциплины, но он всегда мог в нужный момент пошутить и разрядить обстановку — то есть в плане эмоционального воздействия на команду наблюдался симбиоз. Не было такого, что он целыми днями постоянно ругался и проявлял недовольство. Иногда мы даже могли его уговорить сократить нам пару забегов (улыбается).

— А как Газзаев шутил?

— Ой, да сейчас я уже и не вспомню, всё-таки 15 лет с тех времён прошло. Это были шутки чисто футбольные, которые на сто процентов поймут только те люди, которые сами играли и находились в командах. Другим людям понять их будет трудно: в футболе есть вещи, которые не объяснишь на словах.

— С легендарным бассейном в Железноводске связано много историй?

— Ну да, весело было по вечерам на сборах (улыбается). Мы должны были нырять, сидеть под водой полторы минуты и плавать тоже под водой — увеличивать таким образом объём лёгких. Так вот, кто-то не мог прыгать в воду головой и набил себе синяк на животе, а Веня Мандрыкин и Рахимич, по-моему, один раз плыли с закрытыми глазами и столкнулись в центре бассейна (смеется). Смешных моментов было много, но никто не обижался, никаких проблем.

— Все эти тренировки действительно приносили пользу?

— Раз результат был, то, скорее всего, да. Сейчас я прохожу тренерскую учёбу, и нам говорят на лекциях: «Нет единого рецепта тренировок. Вы можете проводить тренировки, как в „Барселоне“, но ваша команда от этого не станет играть лучше — скорее всего, будет только хуже». Можно день и ночь проводить тяжелые тренировки — и толку не будет. А можно играть в квадратики и в дыр-дыр — но команда будет побеждать. Задача каждого тренера — подбирать оптимальный тренировочный план в конкретных условиях.

— Доводилось читать, что Газзаев путал Березуцких между собой. Бывало такое?

— Не помню. Но я сам Васю и Лёшу не путал никогда, а если кто-то другой из команды и путал, то лишь в единичных случаях. Когда ты постоянно находишься с Березуцкими рядом, то спокойно различаешь их.

— Говорят, Газзаев часто штрафует футболистов. Как игроки реагировали на это в ЦСКА?

— На самом деле я не припомню, чтобы я сам или кто-то ещё хоть раз заплатил в «армейском» клубе штраф. Может быть, Валерий Георгиевич и объявлял о штрафах, но потом по факту в большинстве случаев прощал футболистов и не штрафовал их. Здесь с его стороны было больше психологическое воздействие.

И думай потом, что лучше: на машине гонять или в казино ходить

— Когда вы играли в Москве, у вас было много соблазнов — казино, ночные клубы и так далее?

— Честно говоря, у меня особо не было времени отвлекаться от футбола. При интенсивных двухразовых тренировках и выступлении на несколько фронтов особо не разгуляешься. В выходной я мог сходить разве что в кино.

— Алан Кусов рассказывал, что проиграл в казино 800 тысяч долларов.

— Ну, кто-то, может, и играл в рулетку, но точно не вся команда. Лично я в казино не ездил. Хочу сказать, что неординарные личности — актёры, артисты, певцы, музыканты, спортсмены — живые люди, и у них тоже могут быть свои причуды. Понятно, что у них много соблазнов, но нельзя чуть что, так сразу ставить на них клеймо.

— Что вы предпримите как тренер, если будете знать, что игрок вашей команды не вылезает в тёмное время суток из ночных клубов?

— В любом случае, я проведу с ним беседу, но здесь палка о двух концах. Моё личное мнение: если футболист привык жить в таком режиме и это пока не сказывается на его результатах, запретов перед ним ставить не надо, а то может быть хуже. Есть примеры, когда выпивавших игроков кодировали, после чего они переставали не только пить, но и в футбол играть.

— Иногда доводится слышать, что футболисты сейчас становятся более профессиональными в быту, чем раньше. Что скажете на этот счёт?

— Мне кажется, всё это предрассудки. Игроки курили, пили и ходили в увеселительные заведения что в советское время, что в моё время, что сейчас. Просто постепенно могут меняться увлечения: например, лет 20 назад по улицам ездило такое-то количество машин, а теперь их столько, что вообще не проедешь. Когда я был молодой, машины мне нравились больше.

— Гоняли?

— Да: и я, и Вася, и Лёша Березуцкие, и Евсиков, и Соломатин, и Мандрыкин. Бывало, останавливали гаишники, и я говорил им: «Посмотрите номера на машине». А они отвечали: «Да вас и так все в лицо знают! Больше не нарушайте!». Позже получилось, что Веня попал в крупную аварию… И думай потом, что лучше: на машине гонять или в казино ходить.

— После автокатастрофы Мандрыкина вы стали аккуратнее ездить?

— Естественно. Ну и вообще, когда у тебя появляются дети (сейчас у меня их трое), ты взрослеешь и начинаешь по-другому смотреть на мир.

Считаю, файеры можно в какой-то степени легализовать

— Денис, правда, что Соломатина из-за плохих кондиций болельщики сначала принимали на тренировках за администратора?

— Да это шутки были (улыбается). Понятно, что человек уже поиграл раньше в «Локомотиве», и все его знали. Просто он по комплекции коренастый и плотный, а во время отпуска мог чуть лишний вес набрать. Хотя с весом в «армейском» клубе было очень строго, ведь лишние килограммы значительно повышают риск получения травмы. Но в итоге Соломатин заиграл в ЦСКА хорошо, и вообще из команды никто не выпадал. Естественно, в любом случае кому-то приходилось оставаться в запасе, но Газзаев объяснял ситуацию правильно: «В таких клубах, как ЦСКА, все игроки примерно одинаковые по уровню, но регламент не позволяет выпускать больше 11-ти в старте и больше 3-х на замену».

— По Березуцким было видно, что они станут одними из лучших защитников страны?

— Ну, а почему нет? Молодые ребята, хорошие, они сами хотели прогрессировать. Поэтому и добились таких успехов.

— А ведь их много критиковали.

— Знаете, у нас даже не критика, а… Как бы поцивильней-то сказать… У нас любят не просто критиковать, а обливать грязью. Допустим, за рубежом Руни играет в казино и пьяный садится за руль, но люди там понимают, что когда-то он может сорваться, зато потом будем выкладываться на поле по полной. А в России, такое ощущение, многие болеют даже не за своих, а против. Недавно я ходил на футбол в Новороссийске, и некоторые болельщики на трибунах глаза заливали и орали: «Э, козёл, баран, куда бежишь, куда бьёшь, за что бабки получаешь?!». Уже приходилось успокаивать их, говорить: «Или ты болей за свою команду нормально, или уходи отсюда. Я посмотрю, как ты после игры в лицо игроку скажешь, что он козёл и осёл». И все сразу замолкали: «Да нет, а я не то имел в виду, ну ты же сам видишь…».

Или ещё один случай. Я смотрел, как мой сын играет в школе «Черноморца», и родители других детей орали: «Куда побежал! Не туда побежал! Пас отдай!». Так вот, мяч отскочил к одному из родителей, тот захотел его подать — и попал ребёнку по голове. Стал оправдываться: «Ой, что-то я не туда попал!». А другой родитель через пару минут вообще хит исполнил: промахнулся по прилетевшему к нему мячу и присел на пятую точку. Я сказал им: «Вот видите, как бывает? Занимаетесь клоунадой и в то же время сами элементарно по мячу попасть не можете! Поэтому стойте молча. Я же вот не кричу, хотя в футболе разбираюсь. У вашего сына есть тренер — он разберется. А не доверяете тренеру — так забирайте своего пацана и ведите к другому».

— Что вы думаете о фанатах?

— Поддержка команд должна быть цивилизованной. Понятно, что есть нормальные и адекватные фанаты, а есть те, которые даже фамилий игроков не знают и для которых главное — начудить. И чтобы у нас не было беспорядков, нужны персональные санкции, как за границей. Вот, например, пришли левые люди, начудили — хоп, сразу влепить им хороший штраф и запрет на посещение стадионов вплоть до пожизненного. Тут не надо мудрить и выдумывать велосипед, тем более сейчас 21-й век — везде камер куча. Вон в Краснодарском крае скорость машин фиксируют дроны — друзья прислали мне видео. Значит, как следить за превышением скорости на дорогах, у нас мыслей и денег хватает, а навести порядок на стадионе, то есть в замкнутом пространстве, мы не можем — ну это же смешно! И получается, что на трибуне кто-то матом орёт, а дети рядом сидят, слушают. Казаки просто смотрят на этого так называемого болельщика и как максимум могут только сделать ему замечание. Люди уже не выдерживают и говорят им: «Ну угомоните же вы его в конце концов! Поднимитесь на трибуну и уведите его, чего вы внизу стоите?!». Зато когда проходишь на стадион, тебе 150 вопросов зададут и потребуют 150 раз выложить всё из карманов, показать то, показать это…

— Как решить проблему файеров?

— Я считаю, их можно в какой-то степени легализовать, хорошо продумав, как это сделать. Конечно, я против того, чтобы файеры и петарды запускали на поле и попадали ими в игроков, но неплохо было бы устраивать с их помощью световое шоу. Я недавно ходил в Краснодаре на баскетбольный матч «Локомотив-Кубань» — ЦСКА, и там с помощью лучей делали очень красивое световое шоу, мне понравилось. А в футболе, например, можно как-то организовать, чтобы команда запускала салют после матчей, — красиво же будет!

Не сказал бы, что поражение от «Вардара» — позор

— Давайте вновь побеседуем о вашем периоде в ЦСКА. Прочитал где-то мнение, что у «армейцев» тогда не существовало плана «Б» в игре…

— Подождите, что значит «не существовало»? Игроки ЦСКА никого на поле не обыгрывали и не отдавали друг другу передачи? Мы что, просто тупо выбивали мяч от ворот и пытались зацепиться за него на чужой половине поля? Нет, мы показывали практически такой же футбол, как и остальные, просто были лучше подготовлены физически, вот и всё. Газзаев говорил, что 50% успеха составляет физика и 50% - исполнительское мастерство, но физика всё-таки первичнее. Потому что если ты не сможешь выиграть единоборство и забрать мяч себе, то ничего и не покажешь.

— В 2002 году у ЦСКА были шансы выиграть золотой матч против «Локомотива»?

— Ну, раз мы принимали в нём участие, то шансы, конечно, были (улыбается). По тяжёлой погоде проиграли 0:1, в начале игры пропустили от Лоськова — он ударил, мяч проскакал по штрафной и залетел в наши ворота. Зато на следующий год, когда мы стали чемпионами, дважды обыграли «Локомотив». Кстати, нельзя сказать, что 2002 год сложился для ЦСКА неудачно — всё же мы взяли Кубок, ставший первым трофеем «армейцев» в новейшей истории.

— Как отпраздновали ту победу?

— Всей командой, вместе с руководством. И не было такого, чтобы кто-то за кем-то следил, лишь бы он, образно говоря, шампанского не выпил и на улицу не вышел покурить. Как говорил Евгений Леннорович Гинер, нельзя всё время работать и зарабатывать — отдыхать и тратить надо тоже уметь. Всё должно быть в пределах разумного — как в «Джентльменах удачи», помните? «Украл, выпил — в тюрьму, украл, выпил — в тюрьму! Романтика!». Но это в переносном смысле, конечно, — воровать не надо (смеётся).

— Почему в 2003-м ЦСКА осёкся в квалификации Лиги чемпионов на «Вардаре»?

— Я думаю, там везение оказалось не на нашей стороне. Помню, в выездном матче мы забили несколько мячей, которые отменили из-за офсайдов. Ну и тогда мы уже подустали и подсели, на ободах были. Наверное, не хватило длины скамейки.

— Это был позор?

— Ну что значит «позор»? Я бы не так не сказал. Неудача — да, позор — нет. Пусть «Вардар» — команда малоизвестная, но она же нас обыграла. Недавно основной состав лидера АПЛ «Манчестер Сити» проиграл в Кубке Англии «Уигану» из третьего по силе дивизиона Англии — это, по-вашему, тоже позор? Когда мы играли с «Вардаром», моральная усталость умножилась на физическую, и вообще в мире нет ни одной команды, которая выигрывала бы все свои матчи. Рано или поздно проигрывают и «Реал», и «Барселона». В первом матче 1/8 финала Лиги чемпионов мадридцы обыграли «ПСЖ», и все замолчали, а если вдруг в четвертьфинал пройдёт французский клуб, то опять начнутся крики: «А, „Реал“ — дрова!». Выигрывает обычно тот, кто меньше ошибается, поэтому задача футболистов и тренеров — минимизировать свои ошибки.

— Какие впечатления у вас остались в целом от пребывания в стане ЦСКА?

— Когда у тебя всё внутри кипит от радости или разочарования, это невозможно передать словами. Много эмоций было выброшено в финале Кубка-2002 с «Зенитом» и в дерби со «Спартаком». А матчи против «Локомотива», на мой взгляд, в то время были для «армейцев» даже более принципиальны, чем против «красно-белых»: «железнодорожники» ведь тогда боролись за медали, а «Спартак» находился не в лучших кондициях. Были и разочарования — например, поражение от «Вардара». Газзаев говорил: «Это неизбежно, что в жизни есть и белые, и чёрные полосы. Дай Бог, чтобы белых полос было больше, как на рояле, но в любом случае это плохо, когда всё серо и без эмоций. И если о вас что-нибудь говорят, даже в плохих тонах, это на самом деле хорошо — значит, вы ещё что-то из себя представляете. А вот когда о вас вообще ничего не говорят, надо задуматься, потому что вы стали неинтересны и делаете что-то не так».

Возглавить «Спартак»? Не исключаю такого варианта

— Как вы покинули ЦСКА в 2004-м?

— Я почувствовал, что в моей жизни прошёл определённый этап, у меня уже родился ребёнок, и, честно говоря, я устал жить в таком ритме. В то время как раз Дерипаска затеял хороший проект в «Кубани»: планировал вывести команду на уровень борьбы за медали и за чемпионство, собирал в команде известных футболистов, родившихся в Краснодарском крае. Помимо меня, в «Кубань» должны были ехать ещё Хохлов и Бузникин. Я думал, что вот, поеду сейчас в Краснодар под большие задачи… Но у Дерипаски что-то не сложилось с Ткачёвым, и весь этот проект рухнул.

— Не жалеете, что покинули тогда «армейский» клуб?

— Я ни о чем не жалею. В то время в ЦСКА пошло омоложение состава, и из игроков примерно моего возраста в команде остался один только Игнашевич. Хотя Газзаев, вернувшийся на пост главного тренера после Жорже, говорил, что мне не надо никуда уходить. Может, если бы я остался тогда в «армейском» клубе, то сейчас до сих пор бы находился в нём. Но знаете, как говорится: знал бы прикуп — жил бы в Сочи, или знал бы, где упадёшь, — соломы бы подстелил. Да, я не выиграл с «армейским» клубом Кубок УЕФА, зато стал победителем Кубка, Суперкубка и чемпионата России.

— Покидали столицу с неохотой?

— Вообще, Москва никогда мне особо не нравилась как город для жизни. А вот мой родной Новороссийск, где я живу сейчас, мне очень даже нравится. Выглядываю в окошко — и у меня перед глазами море, солнце. До пляжа — пять минут пешком. А на снег можно в горы Сочи съездить. Кому-то нравится тепло, кому-то — холод, кому-то — пирожки с мясом, ну, а кому-то — с капустой (улыбается). На вкус и цвет товарищей нет.

— Как у вас обстоят дела с тренерской карьерой?

— У меня были варианты поработать где-то до лета, но я решил, что сейчас мне нет смысла куда-то дёргаться. Зачем приходить в команду, которую ты не знаешь, и пытаться что-то переделать в ней за три месяца? Я уже проходил это в Майкопе с «Дружбой», и во второй раз как-то не хочется. Дай Бог, летом у меня получится спокойно принять какую-то команду с чистого листа и начать работать с ней целенаправленно — а не просто спасать до конца сезона.

— В каких лигах вы сейчас можете тренировать?

— На категорию «Pro» я поеду учиться в конце года, а на данный момент могу быть либо главным тренером в ПФЛ, либо помощником в ФНЛ. Мне надо взвесить все «за» и «против», чтобы выбрать наилучший вариант. Вполне возможно, что пока я учусь, есть смысл пойти поработать на полгода-год в ФНЛ под руководством опытного тренера.

— Как тренер вы придерживаетесь атакующей философии?

— В принципе, да. По амплуа я был нападающим, и мне ближе атакующий футбол — интересный, с моментами, с голами. Но, конечно, я понимаю, что бывают матчи, в которых надо потерпеть и сыграть на результат.

— У вас большие профессиональные планы?

— Естественно. Я не думаю, что Бог с ним, буду тренировать до конца жизни во второй лиге и никуда не рыпаться. Надо ставить перед собой высокие цели и стремиться к их достижению.

— Готовы когда-нибудь возглавить московский «Спартак»?

— Не исключаю такого варианта. Надо будет подумать над подобным предложением. Но пусть меня туда для начала позовут (смеётся).

— Вы говорили, что ваш сын занимается футболом в школе новороссийского «Черноморца». Какие у него там успехи?

— Александру 10 лет, тренирует его Пузиков Борис Юрьевич. Мой сын в хороших руках — и для меня это самое главное. А его результаты надо оценивать начиная с 16-ти лет, пока же всё это — баловство. Ещё у меня есть две дочери. Софии 7 лет, раньше она ходила на гимнастику, а сейчас переключилась на балет. Виктории 16 лет, она занималась бальными танцами, а теперь сосредоточилась на учёбе.

Кирилл Иванцов

• источник: www.euro-football.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают