«Гинер подошел ко мне на «Уэмбли», обнял и поцеловал». Интервью с самой известной фанаткой ЦСКА

«Гинер подошел ко мне на «Уэмбли», обнял и поцеловал». Интервью с самой известной фанаткой ЦСКА

История о том, как футболка Тотти, подаренная Слуцким, изменила жизнь болельщицы на коляске.

Немного предыстории

«Перед гостевой игрой с „Ромой“ Слуцкий прочитал интервью Елены Поповой — болельщицы ЦСКА, которая еще в детском возрасте стала колясочницей. Любимым игроком Поповой был Тотти. В интервью она сказала, что мечтала бы получить его футболку. И если бы на следующий день после игры Слуцкий позвонил и сказал, что у него есть футболка Тотти для нее, то это было бы чудом. После адских 1:5 Леонид Викторович вспомнил о словах Лены и достал футболку Тотти, в которой он провел тот злополучный для ЦСКА матч. И позвонил, как Лена и загадывала в своей невероятной мечте. Через Василия Березуцкого невероятный подарок передали девушке на ближайшей домашней игре. Потом Леонид Викторович мне рассказал о своей жизненной философии: если не сумел сделать счастливыми всех, то можешь попытаться сделать счастливым хотя бы одного человека», — написал в своей колонке комментатор «Матч ТВ», друг Слуцкого Дмитрий Федоров после ухода тренера из ЦСКА. Этой же зарисовкой начинается книга «Леонид Слуцкий. Тренер из соседнего двора» Игоря Рабинера.

Для главной героини этой истории - Лены Поповой - тот поступок тренера действительно оказался очень важным. Он, как говорится, круто изменил ее жизнь. Череда случайностей, произошедшие с ней после подарка Слуцкого, привела ее к работе в РФС и в Center for Access to Football in Europe (CAFE) – организации (создана благодаря премии УЕФА), которая занимается вопросами доступа болельщиков с ограниченными возможностями здоровья на футбольные стадионы. Об этом она рассказала в интервью «Матч ТВ».

Началось же все и тут тоже со случайности. Три года назад я работал продюсером на региональном канале, где в том числе делал сюжеты на спортивные темы. После съемок на матче ЦСКА мы стояли с коллегами у «Арены Химки» и ждали, когда за нами приедет машина. Начали обсуждать планы на следующую неделю. Вспомнили, что давно хотели сделать сюжет о том, как болельщики с ограниченными возможностями здоровья добираются на стадионы. Но для съемок не хватало героини или героя. Огляделись - и увидели Лену. На ее месте мог находится любой другой болельщик на коляске. С другой стороны, никого другого там быть не могло. Лена вместе с отцом стояли на этом пяточке возле трибун после каждого матча, ожидая, пока все зрители разъедутся.

Я подошел, объяснил нашу идею Лене и ее отцу. Они любезно пригласили нас к себе домой перед следующим домашним поединком ЦСКА. Во время съемок девушка поведала нам кучу интересных историй про свою жизнь. Но хронометрах сюжета был ограничен, и большинство из них вырезали на монтаже. Несколько дней подумав, я решил сделать с ней отдельное печатное интервью, хотя раньше текстовыми интервью никогда не занимался. Что было дальше - уже понятно.

Сейчас мы с Леной дружим: поздравляем друг друга с днем рождения, важными победами своих любимых клубов, иногда (хоть и очень редко) ходим вместе на футбол. Поэтому в новом интервью не удивляйтесь обращению друг к другу на «ты».

«Если будешь дома сидеть, то не упадет ни билет в Дубай, ни футболка Тотти»

— Три года назад тебе позвонил Слуцкий. Как это было?

— Реально так же, как по интервью: «Привет, Лена! Это Леонид Викторович Слуцкий. Я привез тебе футболку Тотти». Думала, что это розыгрыш.

— Голос похож был?

— Похож. Виделись же на открытых тренировках и встречах с командой. Но знаешь, когда тебе с утра так звонят, любой голос покажется похожим на Слуцкого. Я говорила: «Нет-нет. Это шутка!» Потом, когда эмоции чуть успокоились, он сказал: «Давай встретимся. Где ты живешь? В Королеве? Ой, это же Подмосковье. Ладно, подумаем». Кажется, он был готов и домой мне ее привезти.

Договорились, что Вася (Березуцкий) передаст на ближайшем домашнем матче. Не помню, что это была за встреча и как мы сыграли. Хотя мне это не свойственно. Просто, наверное, из-за такой феерии и ожидания не запомнила.

— Я издали наблюдал за моментом передачи. Что сказал Вася?

— Я была вся на эмоциях. Сказала ему: «Спасибо, Вась!» Он ответил: «Мне-то за что спасибо? Леониду Викторович нужно говорить».

— Затем все СМИ написали об этой истории. Что потом началось?

— Движуха. Колоссальные изменения в моей жизни. Обратили внимание на то, что люди с инвалидностью могут быть полноценными фанатами. Появились другие интервью, какой-то интерес проснулся.

Переворотным в моей жизни стал запрос на публикацию интервью на английском сайте CAFE. Начала с ними общаться. Рассказывала им про доступность стадионов в Самаре, Питере. В декабре 2016-го мы поехали на игру ЦСКА против «Тоттенхема» в Лондон. Перед этим я увидела, что им требуется сотрудник по развитию в Восточной Европе. Написала резюме, отправила. Думала, может, подойду, да и знакомство поможет. Побывала в их главном офисе, познакомились.

— Работать надо было в Англии?

— Да, в лондонском офисе. К сожалению, меня не взяли. Им нужен был работник в ближайшие два месяца, а так как я не гражданин Евросоюза или Великобритании, то мне требовалось разрешение на работу. Оформление документов занимает слишком много времени. Но в январе 17-го мне предложили должность консультанта CAFE. То есть представлять организацию в России: работать по улучшению доступа на наших стадионах. Я была в невероятном восторге. Это то, к чему я долго шла — трудиться в футбольной сфере. Уже год я — консультант CAFE.

— О работе в CAFE еще спрошу. Давай вернемся обратно на 3 года назад. Как тебя встретили болельщики на твоем спецсекторе?

— Кто-то хорошо, кто-то не очень. Говорили: «Почему тебе так повезло?» Вообще тема везения для меня спорная. Я сейчас летала отдыхать. Спрашивают: «Где была?» — «В Дубае». — «О! Повезло». В смысле повезло? Я шла по улице, и лежал билет в Эмираты на мое имя? Возможно, с футболкой Тотти было везение, стечение обстоятельств. С другой стороны, ты все равно к чему-то идешь, что-то делаешь. Если будешь дома сидеть, то не упадет ни билет в Дубай, ни футболка Тотти.

— Но среди болельщиков ЦСКА ты стала звездой.

— Я не понимаю, почему ко мне подходят и фотографируются. Что я такого сделала? Я не Слуцкий или Березуцкий. Это, конечно, фантастика. Около полугода после интервью подходили стабильно на каждом матче. Потом все меньше и меньше. Но даже спустя три года иногда говорят: «О! Я тебя знаю!»

- Когда Слуцкий уходил из ЦСКА, что ты чувствовала?

- Очень тяжелый момент. Некоторые полагали, что он не должен быть с ЦСКА, многие же, наоборот, его любили. Я же еще до истории с футболкой считала его уникальным человеком. На первой встрече с командой, по-моему, в 2009-м, я попросила его сфотографироваться. Он подошел и положил руки мне на плечи. Знаешь, такое невероятное тепло пошло. Кажется, с того момента я к нему прониклась. Когда уходил из клуба, то была очень расстроена.

- После ухода с ним виделись, созванивались?

- Не виделись. Были поздравления с днем рождения, Новым годом, 8 марта. Чисто переписки. Мне запомнилось, что перед уходом он мне сказал: «Увидимся». Не знаю, когда это будет. Может быть, он в ЦСКА вернется. Я очень надеюсь, что мы увидимся, и не раз. Я ему искренне желаю всего доброго. Он – потрясающий человек.

- Был еще один уход – Тотти завершил карьеру.

- И Тотти, и Терри. Это вообще был очень тяжелый год. С этих игроков началось мое боление футболом. Футболка Терри у меня тоже есть.

- Откуда?

- Подарил один знакомый, когда ЦСКА играл с «Челси» в 2004 году. Я, когда ее в руки взяла – не поверила. Она такая огромная. Там еще логотип на ней старый, олдскульный. Сложно, когда такие люди заканчивают карьеру.

- С Ганчаренко общаетесь?

- Незнакомы, но сталкивались на баскетболе. Поздоровались, парой фраз перекинулись. Еще на встрече болельщиков с командой виделись.

- А с Гинером?

- Евгений Леннорович – это еще один потрясающий человек. Я восхищаюсь им. Помнишь, я в интервью рассказывала, что попросила его сделать места для людей с ограниченными возможностями здоровья на новом стадионе не на центральной трибуне, а рядом с фанатами? В результате - встреча с болельщиками год назад на открытии стадиона, нас ведут по арене, и мне говорят: «Смотри, Лен, здесь ваша трибуна будет». Я подхожу: «Погоди, Дим. Это что – фанатка?» Он: «Да!» 

Представляешь, как это круто? Такие важные и серьезные люди, как Гинер, могут послушать тебя и сказать: «Да-да. Мы что-нибудь придумаем». И ты в этот момент твердишь про себя: «Да-да. Они что-нибудь придумают». И это все останется на словах. А тут человек не забыл. У меня сверхуважение к нему. Мне кажется, что благодаря такому отношению ЦСКА – это действительно семья, когда думают о каждом.

— Ты его лично поблагодарила за трибуну?

— Я говорила и буду говорить дальше. Я была на конгрессе в Бельгии, где обсуждалась безопасность активных трибун. Сидело двести человек, в том числе представители УЕФА. Меня попросили сказать пару слов. Я им рассказала, что в России есть такой стадион, где на трибуне — безопасные места для людей с инвалидностью рядом с фанатами. И что еще важно — такая же трибуна есть и на гостевом секторе. Ко мне потом подходили представители немецких клубов и интересовались: «Лена, как это можно сделать у нас? Расскажи». Это приятно.

Я говорила «спасибо» на встрече с командой. К сожалению, Гинер на ней не присутствовал. Но, думаю, ему передали. Еще хочу рассказать историю про него.

— Давай.

— Перед матчем с «Тоттенхемом» в Лондоне мы долго не могли найти свой сектор. «Уэмбли» же огромный. Идем вокруг стадиона и понимаем, что где-то рядом с ВИП-трибуной — людей не так много, все в пиджаках, галстуках. Я смотрю — Гинер. Как всегда занятой, в своих мыслях. И у меня вырывается: «Евгений Леннорович!» Он поворачивается, и серьезное лицо сменяет улыбка: «Лена!» Подходит, обнимает меня и целует. Было настолько приятно, что не передать словами.

«С октября ждем, когда на стадионе ЦСКА поставят замки в туалетах для людей с ограниченными возможностями здоровья»

— В клубе к тебе стали по-другому относиться?

— ЦСКА меня поддержал в 2015 году перед конференцией CAFE в Париже к предстоящему чемпионату Европы. Я тогда не была сотрудником CAFE. Просто периодически что-то делала для них. Они меня пригласили на конференцию. Я рассказала об этом ЦСКА. В клубе выразили интерес. Написали официальное письмо, что ЦСКА рад в этом поучаствовать. Бабаев его подписал. Отправили в CAFE. На конференции были представители 15 или 20 стран. Из России — я единственная.

- Что было на конференции?

- Обсуждали вопросы доступности на стадионах. Насколько Франция готова к чемпионату Европы, какие примеры есть в Европе. Для меня это было полезно, как обучение. Я все время думала, что хочу в этом работать, хочу что-то изменить в России. Если остальные делали какие-то пометки, то я записывала целые конспекты. Познакомилась с огромным количеством людей, и там началась еще одна цепочка, которая изменила мою жизнь.

Там стоял огромный стол с бутылками воды – где-то штук 50. Я, не глядя, схватилась за одну, и в этот же момент за ту же бутылку схватился другой человек. Я: «Сорри-сорри». Он: «Нет. Бери». А у меня на колесах было написано «CSKA Moscow». Он заметил это и сказал: «О, ты из Москвы?» Разговорились. В итоге дал мне контакт девушки из России, с которой сотрудничает. Оказалось, это Елена Еркина из Петербурга, которая организовала у нас в стране фан-посольство. Я с ней созвонилась, и меня пригласили туда поработать. Знаешь, что такое фан-посольство?

- Не особо.

- Это волонтерская организация. Мы помогаем нашим болельщикам в странах, где проходят чемпионаты мира и Европы. Открываем информационные пункты в городах. Туда болельщик может обратиться со своей проблемой: от навигационных до потери паспорта или денег. У нас есть телефоны посольств и официальных лиц. Мы стараемся эти проблемы решать. К сожалению, на чемпионат Европы я поехать не смогла, но помогла написать несколько фан-гидов для болельщиков. Сейчас думаем о чемпионате мира.

- Как ты оказалась в РФС?

- В прошлом феврале прошел Совет РФС по безопасности и работе с болельщиками при президенте союза Виталии Мутко. В числе участников было порядка 30 человек, и всего две девушки – я и Лена Еркина. У многих наше присутствие вызвало удивление. Для меня было важно нажать на кнопку микрофона, заявить о себе и рассказать, что нужно сделать, на что обратить внимание. Я нажала: «Здравствуйте! Меня зовут Попова Елена. Я представляю болельщиков с инвалидностью». И начала говорить.

Сейчас благодаря тому Совету я нахожусь на постоянном контакте с РФС, где меня трудоустроили, и не только меня. Слышал про Дмитрия Корчагина из Казани?

- Нет.

- Очень интересный прецедент. Болельщик с инвалидностью написал письмо в РФС перед Кубком конфедераций, что мечтает работать в футбольной сфере. И его пригласили. Предложение о работе перед матчем с Ираном сделал лично исполняющий обязанности президента РФС, генеральный директор и генеральный секретарь Александр Алаев. Теперь Дмитрий – журналист. Пишет новости и статьи для официального сайта РФС.

- Ты чем занимаешься?

- Я – сотрудник РФС по работе со зрителями с инвалидностью. Работала на контрольных матчах сборной России против Аргентины, Южной Кореи. Занимаюсь вопросами распределения билетов, проверяю стадионы на доступность. На сайте РФС перед матчем мы публикуем информацию для людей с инвалидностью, чтобы такой человек, придя на стадион, знал, что может комфортно себя чувствовать наравне с другими болельщиками.

- Как ты распределяешь билеты?

- В первую очередь все зависит от количества мест для зрителей с инвалидностью на конкретной арене. Например, в «Лужниках» было 290 билетов и столько же для сопровождающих. То есть 580 штук. На сайте РФС есть мои контакты. Люди звонят заранее, и я составляю список. В основном это места для колясочников. Но мы стараемся давать билеты людям и с другими формами инвалидности: слабовидящим, слабослышащим, с синдромом Дауна.

- Справки какие-то просите?

- Это не очень хорошая практика. В Европе, скажем, никто не просит предъявлять справку. Работа построена на полном доверии. Если человек запрашивает билеты на специальные места, значит, они ему действительно нужны. Справки я не прошу, но предупреждаю, чтобы были готовы предъявить их, приходя на стадион. Кстати, на матч с Аргентиной поступило колоссальное количество заявок – более 1200. Представляешь?

— Как ты решала, кому давать билеты?

— В порядке поступления заявки. Не то, что тебе хочу, а тебе не хочу. Люди звонили, оставляли заявки. Я составляла списки. Когда билеты закончились, то говорила, что их больше нет. Меня очень расстроили люди, которые просили билеты и не пришли на матч. В итоге у меня пропало 10 или 15 билетов из-за них. Я звоню: «Иван Иваныч, вы придете сегодня?» А он: «Елена, я же вам не перезвонил. Могли догадаться, что не приду!» Как догадаться? У меня не 10 человек, а 1200 заявок. Я просто физически не могу запомнить всех. Поэтому хочется, чтобы люди были немного ответственнее в этом плане.

— Как проходит инспекция стадионов для CAFE: тебе дают задания или ты сама говоришь, какую арену хочешь посетить?

— В CAFE это в мои обязанности не входит. Я инспектирую для РФС стадионы, на которых будет играть сборная. Или как это было с «Краснодаром». Они только сдали новую арену, я поехала на матч и написала в CAFE. Они сказали, что это им в принципе интересно. Написали письмо, меня официально встретили. Специальный человек нам все показывал и рассказывал. ЦСКА мне не нужно проверять. Там и так все знакомо. «Лужники» тоже договаривались заранее. У меня есть определенный список вопросов, которые надо проверить на соответствие.

— Какие это вопросы?

— Весь путь болельщика на стадионе: входная зона, места для сопровождающих, специально оборудованные буфеты, туалетные комнаты. На некоторых аренах предоставляются и такие сервисы, как аудиокомментирование.

— CAFE оплачивал поездку в Краснодар?

— Нет. Я туда поехала на игру и просто предложила. Мне оплатили только работу на месте. Вношу в список: что я сделала, и сколько времени это заняло. Дальше высчитывается оплата.

— Сколько платят за одну такую проверку?

— Не могу говорить по условиям договора, но оплата в евро. Для Европы деньги небольшие, но если перевести на рубли, получается хорошая сумма.

- Ты работаешь в CAFE с января 2017-го. Сколько стадионов проверила за год?

- По сути, три: «Лужники», Краснодар и ЦСКА. Но, повторюсь, это не главная цель моей работы. Моя основная деятельность заключается в общении с болельщиками, привлечении людей с инвалидностью на стадион, их организации во время матчей. Это я делаю для CAFE и для РФС. И знаешь, результаты уже есть. Помнишь девочку Полину на коляске, которая выходила на Кубке конфедераций с Роналду? Потом еще было видео, где она безумно радовалась этому. Она пришла потом на матч ЦСКА. Мы с ней пообщались. Очень интересная девочка. Я ей подарила подвеску ЦСКА. И потом я была рада ее видеть на игре «Рубин» - ЦСКА в Казани.

В том туре вообще были интересные моменты. «Спартак» встречался с «Зенитом» в Москве. Здесь похвалю «Спартак». Они ведут хорошую социальную работу. У них в штате человек с инвалидностью, что для нашей страны уникально. Перед матчем с «Зенитом» они подготовили ролик о том, что в России часто происходят инсульты. И мальчика, который пережил инсульт, пригласили на матч.

- Я помню. Он сделал символический удар по мячу.

- Да. И Глушаков ему похлопал. Это круто! Это отличная социальная работа, которая привлекает внимание. Помнишь, когда мы 3 года назад с тобой записывали интервью, тема была: «Как живут болельщики с инвалидностью»? Тогда и не было никакой истории. Мало людей посещало стадионы. Сейчас придешь на «Открытие Арену» - у них забита специальная трибуна. В этом они молодцы.

- Допустим, у тебя в отчете есть какой-то минус. Что происходит дальше?

- Смотря в какой ситуации. Если стадион будет принимать товарищеский матч сборной, то здесь решает не CAFE. Я разговариваю с представителями РФС и стадиона. Вместе пытаемся решить проблему: либо они приводят в порядок зону для людей с инвалидностью, либо пытаемся найти другие варианты решения. Если проблема несрочная, как в «Краснодаре», то мы пишем письмо в РФС, и они передают в «Краснодар». Затем будут устранять в течение какого-то времени.

- Если письмо просто проигнорируют, стадион могу лишить аккредитации?

- Это слишком долгий процесс. Основные требования выполняются, остальное – уже мелочи, хоть и важные. Допустим, у ЦСКА, как бы я его ни любила, все равно есть проблемы, и не всегда идут навстречу. Но, думаю, в перспективе все решаемо. Много поступает жалоб, что нет замка в туалете. Прости, но это реально неприятно, когда к тебе постоянно заходят. Это раздражает. Там должен быть замок. В ЦСКА его пока не поставили. Но мы ждем. Ждем с октября уже (после зимней паузы замки были поставлены).

- В CAFE об этом знают?

- Конечно, я отправляю всю информацию. Они либо связываются с ЦСКА, либо я с ними контактирую. Мы стараемся не доводить до какой-то черты. Я могу встретиться с ЦСКА и сказать: «Ребят, надо это сделать». Писать официальное письмо – это уже крайний случай.

- Знаешь, как бывает: скажешь – человек забывает, написал официальное письмо – сразу вспоминает.

- Знаю. Я, наверное, в этом плане слишком обходительная. Зачем какие-то скандалы устраивать, если можно попытаться все решить мирным путем. Если не идут навстречу, тогда уже можно просить CAFE или РФС написать письмо. Но всегда стараюсь сгладить углы.

«В «Лужниках» был кошмар. Стюарды вытаскивали болельщиков из колясок и поднимали на руках по лестнице»

- Ты принимаешь какое-либо участие в подготовке к чемпионату мира?

- Да, в плане осведомленности людей с инвалидностью и проверки стадионов. Например, была тестовая игра с Аргентиной в «Лужниках». Были проблемы. Мы об этом писали, заявляли. Надеюсь, к матчу с Бразилией все будет исправлено.

- В чем была главная проблема «Лужников» на том матче?

- Когда ты заходишь на арену, то тебе нужно спуститься на 4-5 ступенек. Это расстояние на коляске ты преодолеваешь не с помощью обычного пандуса, а с помощью электрического подъемника. Четыре входные группы, четыре подъемника. Когда мы заходили, не работал один. К концу матча – уже два. На спуск он нормально работает, а на подъем скопилась огромная очередь.

На колясках было 120-130 человек, которым этот подъемник нужен. Чтобы поднять и обратно его опустить нужно полторы-две минуты. Всего, повторюсь, работало два подъемника. Дальше сами можете посчитать, сколько нужно времени, чтобы все смогли выйти. Вдобавок не удалось поднять электрическую коляску, которая весит 90-100 килограммов без учета веса человека. А ведь в электрических колясках люди практически неподвижны, пристегнуты на ремни.

И какое было решение? Я не знала об этом, потому что проверяла, все ли покинули стадион. Увидела только потом эту огромную очередь. Смотрю – кошмар. Человека вытаскивают из коляски и поднимают на руках, потом за ним стюарды поднимают коляску. Представляешь чувство человека, которого незнакомые люди несут на руках? Это жутко. По себе знаю.

- Чувствуешь стыд?

- Стыдно, абсолютно некомфортно, чувствуешь себя беспомощным. Представь, что ты ничего не можешь сделать. Электрическая коляска предназначена для того, чтобы человек был максимально независим. И тут тебя вытаскивают из средства твоей независимости, потому что подъемник не может тебя поднять из-за веса.

Мы отправляли опросники, чтобы люди поделились впечатлениями от посещения матча. Всем очень понравились «Лужники». Но почти в каждом опроснике – «подъемник». Мы написали, что это проблема с восклицательным знаком. Предлагали сделать пологий пандус. Но в конце спуска сразу двери.

- Пандус не сделать?

- Сделать, если убрать двери. Я пока не знаю, как этот вопрос будет решен. Главное его устранить до чемпионата мира, где это станет действительно проблемой. Подъемник для чего нужен? Он просто не выполняет свои функции. Я надеюсь, что на чемпионате мира по этому вопросу – вопросу доступности – не будет проблем, или хотя бы минимальное количество. Наверняка всех нюансов избежать не получится.

— Как болельщику с инвалидностью сейчас купить билет на чемпионат мира?

— Так же как и обычным гражданам, что мне очень нравится. Нормальная практика, что билеты на стадион для людей с ограниченными возможностями здоровья — платные. Человек с инвалидностью — это такой же клиент. Покупая билет, ты имеешь право требовать определенное качество услуг. Дайте человеку выбор: хочу сидеть за воротами, на нижнем ярусе, на верхнем. Так сделано на «Уэмбли». Поэтому я его считаю лучшим стадионом в мире. Можешь сесть где угодно. В идеале в России должна быть такая же система. И билеты на матчи РФПЛ у нас тоже будут платные. Чтобы была возможность покупать их онлайн, а не звонить: где там билеты, какие и где забрать? Билет на чемпионат мира покупаешь именно так — заходишь на сайт ФИФА, регистрируешься, выбираешь матч, ставишь галочку, что нужны места для людей с инвалидностью.

— Ты рассказывала в прошлом интервью, что у тебя пенсия чуть больше 7 тысяч. На какие деньги покупать билет на матч?

— В Москве хорошие пенсии. У меня небольшая, но я много работаю.

— У тебя маленькая, потому что ты живешь в Подмосковье?

— Да. Плюс все зависит от группы инвалидности. У меня, например, вторая группа. Мне давали первую, но я настояла на второй. У нас по закону не могут взять на работу с первой группой. Я считаю, это несправедливо.

— Но для некоторых людей платный билет на футбол все равно будет роскошью. Разве не так?

— Мы не говорим о том, что билеты будут очень дорогие. Во-вторых, никто не отменяет бесплатных абонементов болельщикам от клуба. Но, я считаю, что платные билеты — это важно. Ты чувствуешь себя человеком и заявляешь о том, что ты такой же как все.

— Я такой же человек, но как многие русские люблю халяву. И с удовольствием пойду на футбол бесплатно.

— Ключевая фраза «как многие русские». Я, наверное, избаловала себя Европой. Там это в порядке вещей. Ты купил себе билет, а сопровождающий проходит бесплатно. У нас все наоборот.

— Когда ты хотела устроиться в английский офис CAFE, понимала, что разлучишься с любимой командой?

— Да, конечно. Это были самые тяжелые мысли тогда. Но появилась перспектива работать в Европе, в футболе, и она вышла на первый план. Ведь где бы ты ни был, религия остается та же, верно?

— Ты можешь переехать одна?

— Могу. Почему нет? Ты имеешь в виду физически, да?

— Да.

— Человек ко всему привыкает.

— Спрашиваю, потому что здесь я тебя вижу только в сопровождении папы. В Англии сопровождение тебе не понадобится?

— В России доступная среда пока не на том уровне. В Европе таких проблем меньше, но появятся иные. Мы же приезжаем туда как туристы, а жить там — это совсем другое. Всегда можно попробовать. Я, когда отправляла резюме, думала о положительных изменениях, а не о проблемах.

— Последний вопрос такой же, какой был в прошлый раз. О чем ты мечтаешь?

— Я предполагала, что он будет. Но, если честно, не знаю, что ответить. Есть цели, а не мечты — попасть на Эль-Класико 6 мая на «Камп Ноу» в моем любимом городе Барселоне, получить футболку Салаха, встретиться с Пуйолем. Не знаю, как сойдутся звезды. Что-то конкретное сказать сложно. Наверное, в этот раз ничего говорить не буду. Мечта, чтобы ЦСКА выиграл Лигу чемпионов, остается. Понятно, что это достаточно тяжело сделать и перспектива не сегодняшнего дня, но никто не говорит, что мечта несбыточна. И мы должны вернуть себе Суперкубок. Именно вернуть, потому что рука Сиссе у нас его забрала.

Фото: instagram.com/elena_popova91

• источник: matchtv.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают