Матч, который судил Сталин. О трагических подробностях той игры Валентин Николаев рассказал журналистам впервые

Знаменитому Валентину Николаеву, тому самому нападающему из легендарной команды лейтенантов 40-х годов, исполнилось 85! Сегодня мы рассказываем о памятных событиях в жизни ветерана.

ТРАГЕДИЯ И ФАРС 52-го ГОДА

Включение Николаева в состав сборной СССР на Олимпийские игры в Хельсинки сомнению не подвергалось. Это был первый официальный выход сборной на международную арену, и комплектованием команды главный тренер Борис Аркадьев занимался отнюдь не единолично. О том, кого брать или не брать в команду, думали даже в высоких кремлевских кабинетах.

События июля-августа 1952 года подробно описаны самим Валентином Николаевым в книге «Я – из ЦДКА». Расскажем о том, что не вошло в его мемуары.

– После трудной победы в первом матче над сборной Болгарии мы узнали, что следующий соперник – Югославия. Внешне все были спокойны: в первые послевоенные годы с ведущими югославскими командами, на базе которых комплектовалась сборная, приходилось встречаться не раз, и чаще мы выигрывали… Но вот загвоздка – против югославов тогда играла команда ЦДКА, а сейчас на поле готовились выйти только четыре армейца. Ведь в сборной играли представители семи клубов СССР! Вспоминаю об этом с определенным умыслом…

Дело в том, что игре именно против Югославии придавалось особое значение. В конце 40-х окончательно испортились межгосударственные отношения между нашими странами, и в Кремле маршала Тито иначе как предателем и даже фашистом не называли.

О какой-либо чисто футбольной подготовке к матчу не могло быть и речи! Базу команды буквально осадили высокопоставленные визитеры. И вот – игра. О ней долго рассказывать не стану, скажу лишь, что нам удалось тогда спасти безнадежный матч. Проигрывая за 15 минут до конца основного времени 1:5, сборная СССР сумела сравнять счет. За всю свою игровую и тренерскую практику в матчах на уровне сборных команд второго такого случая не припомню. А потом было дополнительное время, не выявившее победителя. Через день была назначена переигровка, в которой мы уступили 1:3…

ВАЛЯ, ИЩИ СЕВУ!

Можно понять скупость слов Валентина Александровича, которому даже спустя более чем полвека тяжело вспоминать те дни и их последствия. Поэтому дополню его рассказ деталями, услышанными от него же в разное время в обстановке неофициальной.

Счет первого тайма в игре СССР – Югославия – 0:3. Команды ушли на перерыв. А в перерыве…

Установку на второй тайм Борису Андреевичу Аркадьеву пришлось дать за… считанные секунды до его начала. Ибо на протяжении всего перерыва «установку» футболистам давала группа товарищей, дружно нагрянувших в раздевалку. Особенно усердствовали «комсомольцы» Михайлов и Шелепин:

– Валя, Сева, вы же цэдэковцы! – упрек адресовался Николаеву и Боброву. А далее обоим «объяснялось», как надо играть в футбол, чтобы выигрывать…

Ораторы вошли в такой раж, что им даже в голову не пришло вспомнить, что Бобров уже третий сезон играл не в ЦДКА, а в ВВС… И только в самом конце перерыва они обратились к Аркадьеву: «А вы почему все время молчите?» «Жду, когда вы закончите», – спокойно ответил Борис Андреевич. Затем вышел на середину комнаты и сказал: «Ребята, играйте в свой футбол. Покажите лучшее, что можете, через силу, через не могу. Еще не все потеряно…»

Уже в дверях раздевалки Аркадьев на секунду остановил Николаева и Боброва: «Валя, ищи Севу».

Фраза, конечно, непонятная для непосвященных, но для Аркадьева, Николаева и Боброва она была чем-то вроде пароля. Все они отлично знали, что никто не может лучше Николаева сыграть на знаменитый бобровский прорыв, создать великому форварду идеальные условия для атаки ворот.

Второй тайм, начавшийся, кстати, для сборной СССР с четвертого гола в ее ворота, стал тем не менее таймом чудес. И творил эти чудеса в первую очередь забивший три гола Бобров, вокруг которого, как в прежние времена, «незаметно хлопотал» Николаев. А после того как «дым сражения» рассеялся, на табло значился счет – 5:5.

РОКОВОЙ РИКОШЕТ

О том, как проходили дополнительные 30 минут матча, практически не писалось подробно никогда.

– Со стартовым свистком стало ясно, что команда соперников находится, выражаясь боксерским языком, в нокдауне, – вспоминает Николаев. – Еще бы, ведь пятый гол мы забили югославам на последней минуте матча. Мы же, окрыленные успехом, понеслись в атаку. Югославы в полном составе отошли к своим воротам.

Но вот парадокс. Имея неоспоримое преимущество, мы никак не могли забить столь необходимый гол! Вернейшие моменты один за другим упускали Бесков, Петров и даже сам Бобров… Прекрасный момент был и у меня, причем в самом конце игры. Увы, не смог реализовать… Время игры истекло, команды ждала переигровка…

Валентин Александрович и сейчас, спустя 55 лет, не хочет комментировать тот эпизод у ворот югославов.

…Оказавшись в нескольких метрах от ворот Беары, в самом конце дополнительного времени Николаев наносит сильный и точный удар в угол. Мяч летит в цель, но в последний момент чуть-чуть задевает ногу уже беспомощно лежащего во вратарской площадке югославского защитника, меняет направление и, скользнув по штанге ворот, уходит за пределы поля. Форвард хватается за голову, а Беара, оказавшийся в роли статиста, обнимает сначала защитника, потом – штангу.

Эх, забей Николаев тот мяч, и быть ему национальным героем! Как, впрочем, и всей команде. И наверняка не произошли бы те трагические события, в центре которых через месяц оказались команда ЦДСА и ее футболисты…

ПРОИГРЫША ЮГОСЛАВАМ ПРОСТИТЬ НЕ МОГЛИ

Что значит проигрыш югославам, прекрасно понимали все. Аркадьева в тот же день отозвали в Москву, и первую по возвращении ночь он провел не дома, а на Лубянке. Игроков отправили на следующий день поездом.

Вспоминает Валентин Николаев:

– Всю дорогу ехали молча. На Ленинградском вокзале Москвы только некоторых из нас решились встретить самые близкие родственники. Меня встречала сестра Надежда. Приехали домой, и только здесь прорезались эмоции – на глазах матери и сестры слезы, отец крепился. Подошел, потрепал по плечу, коротко сказал: «Держись, Валя, ты же офицер».

Потом мы жили в каком-то предгрозовом ожидании. И гроза разразилась 17 августа 1952 года – в этот день нам объявили, что команда ЦДСА расформировывается и снимается с чемпионата СССР, в котором, кстати, мы на тот момент шли в лидерах… В неудачах сборной обвинили армейцев.

Дальше – больше: вслед за первым приказом о расформировании ЦДСА выходит второй – по отдельным игрокам. Но самое главное не это, а формулировки, на основании которых с нас снимались звания и титулы, отлучали от большого футбола…

Судите сами. Защитники Башашкин и Крижевский обвинялись в «недопустимо грубом нарушении указаний», полузащитник Петров – «в недисциплинированности и грубости», нападающий Бесков – «в безответственной игре»! Что же касается меня самого, то формулировка «за неправильное поведение во время матчей» не всякому может даже быть понятна.

Вспоминая о тех трагических событиях, Борис Андреевич Аркадьев как бы невзначай сказал мне и Толе Башашкину: «А знаете, ребята, я сейчас думаю, что, будь на месте сборной наша команда (имеется в виду ЦДСА), мы бы сыграли удачнее сборной…»

ПОСЛЕДНИЙ ИЗ МОГИКАН

В конце 40-х годов, ни один (!) из игроков основного состава лучшей команды страны, трижды подряд становившейся чемпионом СССР, – ЦДКА не имел не только отдельной квартиры, но даже и комнаты! Футболисты, в том числе и семейные, жили в гостиницах…

Только в 1949 году специальным распоряжением министра обороны Николая Булганина армейским игрокам были предоставлены квартиры в новом доме на Ленинградском проспекте возле метро «Сокол».

В этом большом, облицованном темным гранитом доме, который в народе называют «генеральским», Валентин Александрович проживает уже 57 лет.

…Здесь же по соседству проживают семьи Федотова, Гринина, Боброва. Для вдов этих замечательных армейских футболистов Валентин Александрович не просто старый и добрый друг юности. Он – человек, к которому всегда можно обратиться за советом и помощью, поддержкой и участием. По инициативе Николаева, поддержанной руководством нынешнего футбольного ЦСКА, группой энтузиастов был создан специальный фонд помощи «команды лейтенантов»…

Тяжело Валентину Александровичу быть «последним из могикан», особенно когда все напоминает о прошлом:

– Сегодня остается только вспоминать те дорогие сердцу времена, когда после матчей выходили мы в свой зеленый, очень чистый и уютный двор и вели бесконечные разговоры о нашем футбольном деле, о команде, о том, как играли вчера и как должны играть завтра. Увы, время бежит неумолимо, и замечательных моих друзей уже нет среди нас. Осталась только благодарная память о днях и годах, прожитых вместе…

Валентин НИКОЛАЕВ

Родился 16 августа 1921 года в д. Еросово Владимирской области.

Амплуа: нападающий.

Воспитанник футбольной школы «Локомотив» (Москва).

Карьера игрока: ЦДКА (1940–1952), команда города Калинина (1952), МВО (Москва) (1953).

Карьера тренера: тренер ЦСКА (1964–1965, 1970–1973), тренер СКА (Хабаровск) (1967–1968), главный тренер сборной Вооруженных сил СССР (1969), главный тренер сборной СССР (1970–1971), главный тренер молодежной сборной СССР (1974–1985).

Достижения: чемпион СССР (1946, 1947, 1948, 1950, 1951). Обладатель Кубка СССР (1945, 1948, 1951). За сборную СССР провел два официальных и девять неофициальных (три гола) матчей. Участник Олимпийских игр 1952 года. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

• источник: sovsport.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают