«Паша говорил, что сразу погибнет, если останется без футбола»

«Паша говорил, что сразу погибнет, если останется без футбола»

18 сентября Павлу Садырину исполнилось бы 75. Жена знаменитого тренера делится яркими воспоминаниями.

Каждый год 18 сентября на кладбище у могилы Павла Федоровича собираются друзья и близкие.

— Я не созваниваюсь с ребятами, они просто приходят, — рассказывает жена Садырина Татьяна Яковлевна. — Меняется состав, но несколько человек всегда рядом. Максим Боков, например, звонит накануне и спрашивает: «Ну что, как всегда?» Я говорю: «Да, Макс, как всегда». И мы как всегда собираемся. Женя Варламов, Володя Кулик, Андрей Новосадов, Олег Корнаухов — они часто бывают. Всегда приезжает Николай Александрович Степанов, который работал с Павлом Фёдоровичем в последние годы. В общем, народу всегда много. Я обычно приезжаю к 11−12, и уже цветы лежат. Сразу понимаю, что кто-то здесь уже был. Люди подходят: кто-то просто заскочил, а кто-то останавливается и задерживается на чуть-чуть. Мы иногда вспоминаем различные истории, смеёмся. Столько лет собираемся по два раза в год, а я каждый раз слышу про Пашу какие-нибудь новые истории.

Фото: Из личного архива семьи Садыриных

…О болезни долгое время никто не знал. Да и догадаться было невозможно: Павел Фёдорович очень тщательно это скрывал даже от жены. Со временем в футбольных кругах начали ходить слухи, что с главным тренером ЦСКА что-то не так. Основания так полагать были, да и довольно весомые: Садырин резко похудел, постарел и всё чаще стал ходить, опираясь на трость. Но Павел Фёдорович молчал.

— Первым, кому он рассказал, был наш друг Николай Александрович Степанов. К слову, он в дальнейшем очень нам помогал, — делится воспоминаниями Татьяна Яковлевна. — Я вообще никому не говорила: ни родственникам, ни его маме. Надеялись, что справимся с этим сами. Он очень мужественно держался, старался даже мне не показывать, насколько ему физически и морально трудно. Врачи категорически запрещали ему работать, говорили, что нужно спокойствие. Но Павел Фёдорович сказал, что сердце у него с ЦСКА, поэтому он будет терпеть и работать, пока есть силы.

Павел Садырин и Николай Степанов
Фото: Из личного архива семьи Садыриных

Так и получилось: болезнь дала о себе знать в ночь перед матчем с «Зенитом». У Садырина поднялась температура, до утра он пролежал под капельницей… На предыгровую установку его еле довели. Говорить он не мог. Но во время матча все равно занял свое место на скамейке.

— Павел Фёдорович не представлял свою жизнь без футбола. Он говорил, что погибнет сразу, если будет без работы. Вот и работал до последнего, — рассказывает вдова.

Садырин оставил в работе всего себя. По словам Татьяны Яковлевны, дома он часто пересматривал матчи, записанные на кассеты, анализировал и обязательно помечал все свои наблюдения в блокноте. Он действительно не мог без этого жить. Но проблем в работе было немало: Садырина и подставляли часто, и интриги плели, и не раз поступали очень некрасиво.

— И в ЦСКА проблемы были, и в сборной. Ох, столько сил у него отнял чемпионат мира — 1994… Паша сказал, что вернётся в ЦСКА независимо от результата на этом турнире, потому что у него есть обязательства перед ребятами. Но не успел он уехать в Америку, как вместо него взяли Тарханова. Павел Фёдорович вернулся, а работы не было…

Чемпионский ЦСКА
Фото: РИА Новости

Потом он пошёл в «Зенит». Кстати, недавно я перебирала бумаги и нашла приказ из этого клуба. Там было три пункта. Первый — что контракт с «Зенитом» закончился, второй — что контракт с ним продлевать не будут, и третий — что руководство считает его лучшим тренером. Это было 7 ноября 1996 года. И из клуба с ним больше никто не связывался.

В такие тяжёлые моменты всё, что оставалось Садырину, — найти занятие, которое могло помочь хоть как-то отвлечься. И он находил.

— Павел Фёдорович обожал работать по дому. Он мужчина, про которых говорят, что руки растут оттуда, откуда надо. Всё время что-то мастерил! Однажды были в гостях у Сёминых, и выяснялось, что у них проблемы с проводкой, а Юрий Палыч починить не мог. Просто он… другой, — с улыбкой вспоминает Татьяна Яковлевна. — Павел Фёдорович попросил инструменты и всё починил. В общем, он умел всё. И дом построить и покрасить, и машину починить. Ему это доставляло удовольствие, было своеобразным отвлечением от проблем. Мы с ним в этом схожи.

Фото: Из личного архива семьи Садыриных

А ещё Садырин очень любил музыку.

— Он довольно неплохо разбирался в музыке, — говорит Татьяна Яковлевна. — Рядом всегда же были молодые ребята, они следили за музыкальными новинками. Соответственно и он был в курсе. Куда бы мы ни поехали за рубеж, всегда привозили много записей, кассет. Он же в детстве учился играть на скрипке. До сих пор у меня лежит его расписка с кучей ошибок. Паша писал родителям: «Ни к кому претензий предъявлять не буду, но на скрипке играть больше не буду». Вообще, он говорил, что, если у человека хороший слух, то он будет хорошим футболистом. Очень часто это совпадает.

К слову, Садырин дружил с Александром Розенбаумом.

— Розенбаум приходил на матчи и даже сидел на скамейке запасных. Но после того как команда несколько раз проиграла, Павел Фёдорович сказал, что больше никаких скамеек. Я помню, как мы ехали к сыну в гости в Питер, и нас увидел директор Александра Яковлевича. В итоге сам Розенбаум пришёл к нам в купе, долго у нас пробыл и даже книгу подарил. Она у меня до сих пор лежит.

Но самым близким другом Садырина был Юрий Сёмин.

— Они как-то сразу подружились, — рассказывает Татьяна Яковлевна. — Когда готовились к чемпионату мира 1994 года, помощниками Павла Фёдоровича стали Игнатьев и Сёмин, но Юрий Павлович всё равно был ему ближе. Они друг над другом постоянно подшучивали, но не злобно, а тонко и необидно. Они периодически договаривались о товарищеских встречах. Чаще побеждали, конечно, «армейцы». Помню, после какой-то игры Сёмин сказал: «Фёдорыч, не буду я с тобой больше играть. Ты демотивируешь моих ребят. Они знают, что если с вами надо играть, то обязательно будет поражение. Так нечестно!». А Павел Фёдорович ему в ответ: «Сёма, как можно так играть? Постоянно в обороне сидите и хотите выиграть? Да никогда!».

Юрий Сёмин, Павел Садырин и Борис Игнатьев
Фото: Из личного архива семьи Садыриных

…18 сентября все друзья и близкие Павла Фёдоровича придут на его могилу на Кунцевском кладбище. И будут вспоминать, каким был тот самый Садырин, человек, чьё имя ещё долгие годы будет в памяти людей.

• источник: www.championat.com

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
3 комментария

Всегда будем помнить Павла Федоровича, и никогда его не забудем. И детям накажем — не забывать.

Ответить
IzAl
18 сентября 2017, в 12:48
+3

ПалФедорыч… Замечательный человек, отличный Тренер… Помним…

Ответить
Levsha
18 сентября 2017, в 16:07
+3

Выдающийся игрок, великий тренер, настоящий мужчина.

Ответить
kOnyaz
18 сентября 2017, в 19:20
+2
Сейчас обсуждают