Паша Кореец: «ЦСКА — это моя душа. Мое сердце. Моя жизнь!»

Паша Кореец: «ЦСКА — это моя душа. Мое сердце. Моя жизнь!»

Друзья, многие из Вас помнят, как в чаше «Лужников» звучал сет DJ’я Паши Корейца. Бесспорно самой популярной его частью являлся момент: «Я никогда не устану повторять…». Редакция нашего сайта встретилась с Пашей, чтобы побеседовать не только о его творчестве и работе на отечественных радиостанциях, но и о его фанатской жизни…

 — Давай сразу раскроем тайну, почему «Кореец»?

— Хахаха, самый популярный вопрос во всех интервью в которых я принимал участие. Одно время в моем райдере был пункт, не задавать мне вопрос почему «Кореец». Но Вам готов рассказать. Свои корни эта история берет из футбольного движения конца 80-х годов. Я учился в школе с углубленным изучением английского языка в центре Москвы, у меня был товарищ Олег, учившийся на 2 года старше, который привел меня впервые на стадион. Там я познакомился с Гнусом, Мэем, Пегасом, Круглым и другими ребятами. Так как я часто улыбался и в этот момент был похож на человека с восточной внешностью, меня и назвали «Корейцем». =)

— Александр Мэй ранее в своем интервью вспоминал про «Арбатскую тусовку», поделись своими воспоминаниями о ней.

— Точно вспомнить как все началось не могу. Но зато помню, как быстро все развивалось. Мой папа военнослужащий, а в то время, его удостоверение личности офицера давало право приобретения товаров в военторге, такие как часы, форма и другие вещи, все это очень хорошо продавалось на Арбате). Точек было не много: одна на смотровой площадке, на Тверской и пару на Арбате. На одной из которых работал ныне популярный музыкант — Дельфин. В нашей тусовке одно время крутился даже старший внук небезызвестного Ельцина Бориса Николаевича — Саша Дьяченко. Который до сих пор мне вспоминает как поехал с нами на выезд и сидел в польской тюрьме))). Так получилось, что нашей компанией мы были дружны не только на секторе, но и за пределами стадиона. Мы вместе работали и отдыхали. В любой ситуации мы были друг за друга горой! Это было что-то новое, интересное, никому не известное — мы были первооткрывателями! Много ребят и из нынешней моей профессии вышли с Арбата — Сашка Нуждин (ныне работает радиостанции РокФМ), почти весь коллектив группы Мальчишник.

Фото арбатской тусовки из личного архива Александра Мэя

— Работая на Арбате для Вас была не проблема поехать в Барселону за 420 долларов?

— Вы понимаете, тогда был плохой день по Москве если мы зарабатывали менее 300 долларов. В то время, всю Москву можно было проехать за 3 доллара. Конечно валютные операции тогда преследовались по закону, у нас были свои знакомые которые помогали нам провести необходимые операции по обмену валюты. Нам очень помогала «Березка», в которой мы затаривались и всегда были на модных вещах.

— Ресурс у нас посвящен ЦСКА и, что самое главное — болельщикам армейского клуба, расскажи, как Твой выбор пал на ЦСКА? С чего все началось?

— Получилось все достаточно просто, в детском возрасте когда мне было около четырех лет, мой папа впервые взял меня с собой на хоккей, тогда на одном из турниров играла сборная СССР. А весь основной костяк хоккеистов был из ЦСКА. А как я уже говорил ранее, папа у меня военный, и все как-то само собой мне указало на клубные пристрастии. Позже я переориентировался на футбол. Первый выезд у меня состоялся в 1987 году (прошло уже 30 лет очуметь!) в Киев, в той игре победу одержали армейцы со счетом 2:1. Родителям я конечно сказал, что поехал в поход. Сам же приобрел детский билет на поезд и отправился в путь. Узнав всю правду родители встречали меня дома с ремнем и тяжелым разговором. А на следующий выезд мои родители уже делали в дорогу бутерброды на меня и моих друзей))).

Програмка с первого выездного матча Паши Корейца

— Кстати, какое количество выездных матчей ты посетил? Считаешь ли ты матчи?

— Я их не считаю. Могу сказать, что по городам СССР их было точно гораздо больше, чем по территории России. Тогда были уникальные выезда: в Никополь, Львов и др.

—  А помнишь ли ты свой первый посещенный матч ЦСКА в Москве?

К сожалению нет. Но перед глазами тут же всплывает гол забитый через себя Игорем Корнеевым в ворота «спартака». Это было прямо передо мной. Этот гол он забил в девятку, ударом через себя. На дворе был 1987 год.

— К разговорам о ЦСКА и твоей фанатской жизни мы вернемся чуть позже, давай поговорим о твоем творчестве? Почему ты выбрал такое направление в музыке? (прим. ред. Chunky, Funky, Progressive House). Ведь раньше намного популярнее среди «молодежи» была рок или панк музыка.

— Как только упал железный занавес мы столкнулись с большим потоком информации по всем направлениям, и одни из них была электронная танцевальная музыка. Я переместился в музыкальную индустрию примерно в 1993 году вместе с поступлением в университет. Времени на посещение футбола было все меньше и на какое-то время я с ним завязал. Иногда только играл за студенческую команду. Музыка поглотила меня с головой, это было очень интересно, и благодаря Артемию Троицкому, который в целом является крестным отцом рок-музыки и электронной-музыки, он передавал в массы много различных пластинок через своих друзей и знакомых. Он уже тогда говорил, что за этой музыкой будущее, а так как для нас это было очень интересно мы стали через хаус-пати и другие тусовки продвигать эту музыку в массы. Я не получал музыкальное образование, но ноты знаю) В настоящее время, для выпуска итогового продукта работаю с саунд продюссером.

— Каково было его развивать в 90-х и 00-ые?

— Я скорее был диск жокеем второй волны, поэтому мне было немного проще. А ранее я познакомился со многими ныне известными людьми первой волны — Володей Фонаревым, Ликой Стар, Богданом Титомиром и др. Люди уже были знакомы с такой музыкой. Мы завлекали людей тем, что играли на пластинках. Тогда я еще продолжал ходить на футбол, работать на Арбате и сейчас не совсем понимаю, как на все хватало времени. Но музыкой я заинтересовался очень плотно, мне нравилось пробовать сводить пластинки и слышать, что из этого получалось. Это была другая культура, которая очень быстро развивалась и заняла свое почетно место.

Конечно было и много проблем, нас сравнивали с наркоторговцами и нередко на наши вечеринки приезжал ОМОН. Пару раз я доигрывал сет с дулом автомата у виска. Доставалась нам не только слава, но и большое количество проблем. До 1998 года это было пиковое время, мы стали все очень популярны, но кризис 1998 года нас сильно подрубил.

— Твои эмоции после первого отыгранного сета? (прим. ред. Октябрь 1994 года).

— Конечно помню, это был клуб «Дебаркадор» напротив Парка Горького, там были хорошие тусовки. Я отыграл тогда сэт моего близкого друга. К сожалению его уже нет в живых — Женьки Пряника. Потом я выступал в клубе «Остров Сокровищ», ну и дальше понеслось.

Снова повторюсь, что хоть я от футбола и отдалился в то время, но общение с игроками продолжалось. Многие из них были не редкими гостями на моих вечеринках — Саня Гришин, Димка Корсаков, Димка Ульянов, Андрей Новасадов и другие.

— Если говорить о Твоих музыкальных творениях, какое вспоминается первым?

— Одним из первых вспоминается совместный труд с Пашей Мутобором (Мальчишник), с кем мы выпутисли два совместных альбома («Париж да кар», «Но вей аут»). Также мы сделали с ним видео клип и ремикс на «Мимино». Этот видеоклип показывали даже по МТВ. Было очень много раз, когда приезжали на гастроли и многие поситители присылали алкогольные подарки за этот трек.

Было 5 релизов по всему миру, в частности в Англии печатались пластинки. Было много работ, каждая из которых чем-то запомнилась.

В то время была очень популярная шутка была что мы открыли новый стиль рок-н-ролл хаус, так как до нас таких ремиксов никто не делал, а заходили они на ура! Мне посчастливилось сотрудничать с Би-2, Браво, Алисой и многими другими, очень теплые воспоминания о тех временах.

Тогда в ДК «МАИ» были очень шикарные вечеринки. Так как клубное движение в Москве только зарождалось в основном мы играли в ДК, но также были классные вечеринки в «Манхетен Экспресс», «Пентхаус» и др. Всем нравилось. Я был в восторге. Клубная индустрия набирала обороты. Благодаря выступлениям на радио, организовывались даже какие-то подобия гастролей. Помню, как первые гонорары передавали через проводников))) всегда было стремно, — доедут деньги или нет.

— Как тебе удалось выступать на одной сцене с такими мастерами хаус-музыки, как Fat Boy Slim, Paul Oakenfold, Darren Emerson, и др.

—О нас знали за границей, и сейчас мы продолжаем пользоваться популярностью, меня пригласили выступать на мероприятии и представлять нашу Родину. Глупо было бы отказываться. Так и получилось, что еще участниками этого музыкального праздника были эти ребята. Кстати. Пол, очень большой фанат Челси. Следит за играми постоянно и старается регулярно их посещать. А Даррен Эмерсон — ярый фанат «Вест Хэм Юнайтед». Благодаря мне эти парни стали настоящими фанатами и я вернулся к активному посещению игр ЦСКА. Футбол, спорт и музыка очень сильно объединили, а так как мне всегда была близка душа Великобритании, для меня не составило труда все это объединять и развивать в себе. Англичане такой народ, который чем-то нам близки, когда ты приезжаешь к ним в гости, они тут же бегут в бар, готовы тебя угостить, будут искреннее обо всем расспрашивать, никогда не попросят денег. Скажут, что когда мы приедем к тебе в гости, ты за нас заплатишь. У немцев, американцев, нет такой широты души. Не зря говорят. Что король Артур был русским).

— Будем плавно переходить к основной теме нашего разговора, после каких событий ты начал играть в «Лужниках»?

— Это история была придумана Сергеем Кущенко, по моему в 2005 году, он мне позвонил и предложил сопровождать матчи баскетбольного клуба ЦСКА. По началу я думал что мало что получится. Так как у нас достаточно специфичная публика. В итоге получилось все шикарно, людям нравилось. Всем настолько понравилось, что Сергей предложил мне записать трек, который объединял бы армейских фанатов, что-то на подобии гимна. Так и родился настоящий и официальный гимн великого и могучего ЦСКА, под моей обработкой «Красная армия всех сильней». В настоящее время этот гимн звучит на всех соревнованиях, где выступает ЦСКА. Впоследствии именно этот трек звучал на матчах хоккейного и футбольного клуба.

Затем уже со мной связались из футбольного клуба и предложили играть перед матчами.

Есть еще одна история, когда Андрей Батумский работал в РФС и под матчи сборной я сделал обработку объединяющего трека для всех болельщиков нашей сборной «Катюша». Потому что, к сожалению, не все знают слова гимна, но слова этой песни знают все. Было бы здорово как-то возобновить работу в этом направлении к ЧМ-2018.

— Как придумывался твой популярный сет? Расскажи про эту музыку — как родился хит — «Я не устану повторять…»?

— Эта история очень смешна, родился джингл, в последствии который стал звучать акапеллой во многих треках, который мною использоваться на футбольных стадионах России во время игр ЦСКА. А популярность это приобрело во время матча ЦСКА-спартак в Лужниках. Рядом со мной стоял коммерческий директор ЦСКА, и он просто обомлел когда почти 40 тысяч единогласно выдало логическое завершение этой строчки. Но, к сожалению, из-за того что в дальнейшем на клуб наложили штрафы играть этот трек на матчах чемпионата России я заверши, но в сердцах армейских поклонников он остался навсегда!

— Когда мы услышим твой старый и возможно новые сеты на новом стадионе ЦСКА?

— Я думаю, как финансовый уровень футбольного клуба выйдет в определенный баланс, тогда мы обязательно к этому вернемся. Сейчас объективно клубу трудно контролировать все вопросы, но со временем все выйдет на топовый уровень. Я сам очень хочу играть у нас дома. Также приоткрою небольшую тайну, если все сложится удачно то мои сеты будут звучать и во время матчей хоккейного клуба. У меня в голове есть четко структурированный план по музыкальному оформлению матчей ЦСКА, нацеленный на общение с различной публикой, как с фанатами, которые давно с клубом, так и с теми людьми, кто впервые пришел на стадион, чтобы был полнейший симбиоз.

— Что скажешь об Арене ЦСКА?

— Я как и все скажу, что это очень круто, что мы обрели свой дом. Для меня это не пустой звук, так как я на старом стадионе сам защищал цвета армейского клуба. Будучи игроком СДЮШОР ЦСКА. Ну и конечно я посещал на нем матчи ЦСКА, когда мы еще играли в первой лиге.

— Барселона 1992 года. Расскажи про этот выезд. Как возникла идея в нем поучаствовать? Тебе ведь было всего 19 лет, и время в стране было не самым стабильным.

— В двух словах не расскажешь! В свое время мне даже говорили, что об этом выезде надо написать целую книгу… Вообще, словно Форест Гамп, я причастен ко многим событиям: к созданию нашего фан-движения, к формированию всей электронной и танцевальной индустрии в нашей стране, я и в настоящее время стараюсь все это продвигать.

Барселона возникла после того, как в 1990 году я не смог поехать на матч с «Ромой» (я был еще школьником), в отличие от моих близких друзей — небезызвестных фанатов Невинности и Рыбака, которых, к сожалению, уже нет в живых. Женька Невинность сгинул то ли в Швеции, то ли еще где-то… Кто-то рассказывал, что он пытался доплыть нелегально кораблем в Америку и утонул или задохнулся… что-то из этой серии. Рыбака вроде видели в нулевые, а потом, говорят, он заболел и умер.

Ребята тогда поехали на этот матч, нелегально перешли границу. Доехали до Рима, где с «товаром» устроили нормальную «программу». Безусловно, та их поездка меня очень сильно подстегнула, и в 1992 году мы с Женькой Кунцевским поехали за две или даже за три недели (точно сейчас уже не вспомню) до первого матча ЦСКА — «Барселона».

Билет из личной коллекции Паши Корейца

Сначала отправились в Германию, в Штутгарт, на матч местного клуба с «Лидсом». Там мы хотели познакомиться с англичанами и наладить с ними связь. В те времена вся английская культура фан-движения, «махачи» были для нас как манна небесная. Это было божество, это был их ответ системе, примерно, как у Pink Floyd — The Wall. И нам казалось, что мы прорубим эту стену и положим начало новой культуры.

Мы продумали наш маршрут, а место переходов границы нам рассказал «польский товарищ» во время нашего движения на поезде из Варшавы в Познань. Самый удобный пункт перехода границы находился в районе немецко-польского города Губин в двухстах метрах от моста. В поездах собирались ехать, разумеется, бесплатно — в туалетах, при виде контролеров планировали выпрыгивать из вагонов. И всё было бы замечательно, если бы мы, два балбеса, не вышли случайно за одну остановку до города Эрфурт. Вышли на станции, увидели, что это не наша, и когда запрыгнули обратно в поезд, нас заметили контролеры.

Примчалась полиция, нас приняли, сразу же состоялся суд. Так как я достаточно хорошо говорил по-английски, у нас с судьей завязался диалог. Он предлагала мне остаться в Германии: мол, знаешь английский язык, высшее образование; нам, мол, такие люди нужны, попроси политическое убежище; через год у тебя будет паспорт, будешь получать деньги. У нас, однако, была легенда, что мы едем в Данию (про футбол говорить мы не могли), ибо там всё гораздо лояльнее. Судья предложила мне хорошенько подумать, но я ответил, что подумал уже хорошо, и я твердо решил, что Германия мне не нужна. Только Дания. Тогда судья сказал, что они вынуждены будут депортировать нас в Россию, а пока (до покупки билетов) — посадить в тюрьму.

Неделя в эрфуртской тюрьме запомнилась мне, прежде всего, рационом питания — он ни разу не повторялся, и кормили нас великолепно! Тогда в Восточной Германии еще стояли наши войска и изначально нас посчитали дезертирами, собиравшимися сбежать в ФРГ.

С Женькой нас разделили. Я сидел в камере с каким-то молодым нацистом (их там было очень много), он был «забит» весь в свастиках. Я знал, что в школах Восточной Германии учили русский язык. Я всё время пинал его кровать, требуя, чтобы этот фашист поговорил со мной по-русски. Сначала он упирался, а потом между нами произошел инцидент.

Каждый вечер в тюрьме устраивали просмотр кинофильмов. На одном из сеансов мы встретились с Женькой и подрались примерно с десятью нацистами. Мы дали им хорошенько! Летели столы и стулья, многие не понимали, что происходит. Я — «дрыщь», Женька — в форме, но тоже не здоровяк. И спасло нас то, что мы не ссали. После этого все эти нацисты мигом вспомнили русский язык, стали относиться к нам уважительно, носили нам еду, здоровались… Мы почувствовали себя королями!

Бойкая торговля на одном из выездных матчей

Познакомились с русским рецидивистом, которому грозило там «досвидание»… Он обворовал магазин с видеоаппаратурой, и его приняли. Он сидел на втором этаже, а за стеной у него был город. Мы ему подсказали: «Чувак, да разбери ты стену, свали оттуда!» (Смеется) Словно сюжет для фильма «Побег из Шоушенка». Особого контроля там не было, заключенным позволялось многое — гулять, играть в пинг-понг… А ему грозил очень большой срок. Через несколько дней в тюрьме был кипишь! Везде полиция… Оказалось, он и правда продырявил стену и сбежал!

Потом нас высылали в Москву. Это был мой первый авиа перелет! Мы вылетали из Франкфурта в Москву «Люфтганзой», бизнес-классом! Нас депортировали те же полицейские, которые и арестовали, и по дороге в аэропорт меня опять уговаривали остаться в Германии: «У меня шикарная дочь, ты ее увидишь… Я тебя умоляю, оставайся у нас!» Но я ответил: «Нет-нет, домой!»

Посадочный талон на депортацию бизнес классом

Полицейские по ошибке отдали нам сумку с противогазами — мы их потом удачно реализовали на Арбате по 200—300 долларов за штуку, точно не помню.

После этого мы собрались и поехали обратно в Европу. Маршрут нам уже был примерно известен, потому что во время первого вояжа мы познакомились с поляком, который объяснил нам, как лучше перейти границу. От пограничного моста рядом с городом Губин нужно было свернуть в сторону, метров на 200. Ночами польские пограничники бездействовали — спали под мостом, и им всё было пофиг; а в Германии нас уже никто не трогал. Дальше автостопом — и вперед! Тогда не было ни навигаций, ни телефонов, и нами помогали знания, полученные в школе - солнце встает на востоке, Луна — на Западе… и нам чисто в направлении на Луну, граница там. В лесах Германии прошли где-то километров пять, на машинах автостопом…

Перед границей мы разделились на несколько групп и договорились встретиться уже на заправке, на территории Германии. Я повел свою группу (Волшебник и Леня), тогда уже как бывалый, в Германии я уже отсидел. (Смеется) Помню, что ребята все очковали, очень боялись этого перехода. (Смеется) И мы пошли через реку. Тогда вода немного поднялась, и, когда мы шли, воды должно было быть по калено… Но она внезапно стала подниматься, и я всех развернул — решили идти напрямую по мосту. И мы прям в наглую перешли границу по мосту. (Смеется) Пограничники нас остановили, попросили 100 долларов. Но мы их послали и просто прошли мимо. Они стояли с огромными глазами, смотрели на нас и не понимали, что происходит. В Германии мы уже разделились на несколько групп, я рекомендовал не выходить на дорогу ни в коем случае… Женьку Кунцевского, Кукурузу и еще ребят приняли практически сразу же… я прям видел как за ними поехала полицейская машина на территории немецкого Губина, а мы пошли лесом километров 5—10… бегали волки, олени… дороги назад уже не было.

Вышли на дорогу, начали ловить машину, остановилась машина, в ней сидел пастырь из Дрездена, который говорил на русском языке. Я сел вперед, ребята — назад, и я начал общаться с ним… Он рассказал мне, что у него приход в Дрездене. Пастырь оказался отличным мужиком, он великолепно относился к русским, несмотря на то что там наши войска стоят… Он говорил, что русские всегда уважительно относились, Дрезден не бомбили, не уничтожали, а вот американцы и англичане не щадили, «утюжили»… а вот русские — хорошие люди!

Мы с ним разговорились, он спросил, куда мы едем. Я ответил, что в Эрфурт и дальше уже в Испанию на футбол. Тогда никто не спрашивал о визах… Мы заплатили пять долларов за ваучер за переход на Белорусско-Польской границе, на поезде доехали. Другим поездом до Варшавы, из Варшавы в Познань, потом в Губин. Такой маршрут у нас был. На что он сказал нам — давайте я вас довезу… Мы начали ему объяснять, что Дрезден в другой стороне и что будет немного не по пути. На что он сказал: «Мне будет приятно довезти таких собеседников и помочь вам!» Ну, и мы согласились. Он довез нас до Эрфурта. Спросил, как мы будем дальше добираться, мы сказали, что поездом, на что он спросил: «А можно я вам куплю билеты?» Он нам дал денег на билеты, и мы пошли на вокзал.

На вокзале я увидел тех самых полицейским, которые меня ранее принимали, но на этот раз все обошлось. (Смеется) Хотя мои спутники очень испугались. Мы попали под дождь, переночевали в каком-то вагоне в отстойнике, а на утро купили билеты и поехали в Мангейм. Приехав туда, вспомнили, что в Саарбрюккене играет Савичев, и решили ехать туда и идти на футбол, поговорить с ним, из серии русский-русскому поможет, даст нам денег и мы поедем дальше. Потому что денег у нас особо с собой не было, у нас всё в основном было в товаре. Мы везли его с собой с Арбата — значки, флаги и всё остальное. Все деньги были вложены в это. Тогда у нас такой бизнес был. Мы всегда экономили.

На привале перед переходом границы

Когда въехали на территорию Западной Германии, где Мангейм, там уже совершенно другое отношение было. В городе Саарбрюккен на вокзале полицейские проверяли паспорт. Мои спутники были уверены, что нас повяжут. Я говорю: «Спокойно!» А полицейские смотрят паспорт, проверяют фотографию… и никто даже и не думал смотреть какие-то визы, они даже не знали, что такое виза! Всё нормально!

Для меня большим шоком было, как мой товарищ Кукуруза в военном бушлате прошел всю Европу, бомбя магазины и вынося из них всё, что можно! Он тогда еще говорил: «Мне так нравится в Европе! Я захожу в магазины и переодеваюсь, и свой бушлат не оставляю!» (Смеется) А у него под бушлатом там три кожаные куртки, штаны… И это человек, который в военном бушлате не мылся даже. (Смеется) Мы-то хоть заходили в приюты, где можно было помыться, там нас кормили бесплатно, можно было переночевать. Все удивлялись: «О, русские!» В карты всех обыгрывали! Тогда это называлось «приютами», а сейчас это называется «хостелами».

Мы особо не торопились, посетили футбол в Мангейме. Я понимал, что мы успеваем на матч и Францию проскочим быстрее, чем Германию. И немецко-французскую границу решили тупо пройти через пограничный пост. Мы идем, мимо машины проезжают совершенно спокойно, и тут пограничник нам говорит: «Стоп! Куда вы идете?» Мы на английском начинаем объяснять, что вот во Францую, он говорит: «о, вы англичане?» Мы: «Нет, русские!» — «О, русские! А есть виза французская?» — «Ну, наверное, есть, посмотрите в паспорте». Он начинает листать и говорит, что виз нету. И тут же объясняет, что нам надо поставить визу, сделать это можно в каком-то городе, что-то вроде Бонна или что-то подобное, типа там вам быстро всё поставят за день, и поедете дальше, не будет никаких проблем.

Сначала немного расстроились, что можем не успеть, но в итоге мы обошли этот погранпост в метрах пятидесяти, перелезаем через сетку и идем дальше. Дальше думали, что все будет как в Германии, остановим машину, там нас бесплатно подвезут. В итоге останавливаем машину, нам француз говорит: «200 франков доехать до Метца!» Нас это не особо устраивало… В итоге зашли в бар, поели, выпили. Там тоже сидели какие-то «дырявые» люди, которые тоже от нас что-то хотели. Мы дали им пендалей и пошли дальше, а они закрыли наш счет.

Пошли по автобану и в тот момент, впервые в жизни я шел и спал на ходу! Просыпался только, когда втыкался в спину впереди идущему человеку. Мы шли по хайвэю в западном направлении в сторону Метца, указатели стояли. Мы шли, и думали, что углубляемся на территорию Франции, а получилось так, что Германия вильнула и Франция оказалась справа. И едет полицейская машина, я на измене, потому что я сидел уже в тюрьме, и в базе я уже был занесен. В итоге, я выкидываю свой паспорт, ребята свои не стали выбрасывать. Полицейским мы объяснили, что отстали от поезда до Метца. А они оказались добрыми людьми и решили нас просто подвезти!

Когда приехали в Метц, я очень сильно переживал из-за того, что просто так выбросил свой паспорт. На вокзале познакомились с каким-то чуваком, который на следующий день уходил во французскую армию, и мы ему устроили бурные проводы. (Смеется)

Дальше было решено ехать старым проверенным способом — в туалетах в поезде! В туалет заходим, но дверь не закрываем, чтобы не было видно, что туалет занят долгое время. И так мы доехали до города Дижон, потом в Лионе делаем пересадку до Монпелье, а оттуда уже в Барселону.

Ретро фото армейских фанатов из архива Паши Корейца с выезда в Испанию

Подъезжая к французско-испанской границе, и тут я чувствую, что кто-то начинает ломиться к нам в туалет! Причем так конкретно! Открываю, а там банда — Кунцевский и еще человека четыре!

Приехали в Барселону… Что делать, куда идти, где ночевать? Решили, что хороший повод сходить на стадион «Камп Ноу»! Пойдем как туристы, посмотрим… Естественно, стадион был уже закрыт, мы перелезли через забор, забрались в комментаторские кабинки, где и устроились — с бухлом, с едой, с кроватями!

Утром, когда мы вышли из этих кабинок, естественно за собой прибрались, нас увидели охранники, и они не поняли, откуда мы взялись. Подошли к нам, мы объяснили, что мы вот туристы, приехали из Москвы на футбол и решили посмотреть стадион. Они нам устроили мини-экскурсию и проводили на выход. После мы бухнули с болельщиками «Эспаньола».

В день игры, перед стадионом, мы устроили свою бойкую торговлю: значки, хоккейки, программки со старых матчей — всё это у нас отрывали с руками и за полтора часа у нас все смели! Тогда 10 песето (один евро) стоил значок, который в производстве выходил десять копеек! Денег заработали целую кучу, сразу по магазинам, закупаться, все довольные… Но у меня стала проблема, как возвращаться обратно в страну без паспорта. Помогли ребята — Димка Круглый, Мишка Гнус, Пегас… Все они приехали на матч автобусом. Они предложили мне сесть в автобус: советскую границу, мол, проскочишь с нами в автобусе. Меня тогда закидали куртками, и так я нелегально перешел советскую границу.

Ретро фото армейских фанатов из архива Паши Корейца с выезда в Испанию

Кстати, перед матчем у нас случился махач с каталонцами. Все мы были пьяны и веселы, нас было человек десять. Были Гнус, я, Мэй, Пегас… И Гнус стоял и кричал: «Испания — Франко!» Для каталонцев это было красной тряпкой для быка. Они стали на нас прыгать, не зная, что мы вооружены великолепными армейскими ремнями. Полицейские стояли и не понимали, что делать. Либо защищать нас, десятерых, на которых нападало пятьдесят человек, или оттаскивать своих, которые разлетались с армейскими звездами на головах.

Мы — в коридорчик, потом — на сектор… Нас закидывали с верхних ярусов. Когда ЦСКА забил первый гол, мы увидели его через стекло, т. к. нас вели на другой сектор. Потом нас завели на сектор у углового флажка снизу и там уже в оцеплении держали. Потом нас полиция погрузила в автобус, устроили экскурсию по городу… Мы, говорят, знаем одну русскую песню: «Подмосковные вечера!» Но они же не знали, что за сволочи все испанские мусора! (Смеется) Мы пели, а они нам подпевали, и, это, конечно вызывало дичайший смех! (Смеется) Потом мы приехали в полицейский участок, где нас накормили. Они относились к нам настолько уважительно, что всё это вызывало дичайшее удивление.

Армейские фанаты перед матчем

— После матча к сектору подошел кто-то из игроков и бросил свою майку. Вроде бы Гнус ее поймал, если верить видео, которое есть с того матча.

— Нет, не Гнус ее поймал. Эта майка осталась у Пегаса. Я тогда дружил очень сильно с Димкой Карсаковым, и Димка тогда всех ребят позвал к нашему сектору. Когда он подавал угловой, я ему кричал: «Корсак, я здесь!» (Смеется) Какой гол он тогда забил пяткой! Всю команду возил в течение пяти минут! Он рассказывал, что после матча привезли начальнику команды три чемодана кэша, и Кройф его хотел к себе забрать! Говорил, отдайте его мне! (Смеется) Тогда его не отдали. Ну он действительно не в то время тогда попал. Сейчас он воспитывает молодое поколение в ЦСКА, его подопечные выигрывают всевозможные турниры — и международные, и чемпионат России. Мы с ним дружим очень плотно, и своего ребенка я отдам только к Димке! Когда он вернулся в ЦСКА работать, я ему сказал: «Дим, тебе только детей тренировать!» Это было видно по тому, как он с ними общается, с моим младшим братом всегда возился… И, может быть, я явился для него таким «крестным отцом» в ДЮСШ ЦСКА.

— Какие выезда тебе еще вспоминаются?

— Никополь 1988 года. Запомнился душным залом, в котором мы тогда сидели. Вильнюс того же года. Я тогда впервые услышал заряд: «украина и литва в рот еб*ла ЦСКА!» После чего всегда начинался кипишь и вылетали лабусы и все остальные с сектора, и мы тоже там веселились…

Даугава, когда там как раз зарождались все эти националистические, русофобские движения. Но местное население всё равно относилось к нам достаточно хорошо. Мой первый выезд в Киев…

Если брать Евровыезда, то, конечно же, Барселона. До сих пор храню билет с того матча!

«Рейнджерс" — тоже был уникальный выезд. Уникален он был тем, что нас всего туда приехало по-моему пять человек!

Фото из РФВ с выезда в Глазго

И опять же, огромный успех на этом выезде имела вся выездная торговля с Арбата! Домой мы приехали все в таком дичайшем плюсе. Тогда это был выезд в Англию. С английской визой, уже всё официально, через Лондон. Тоже забавный случай. Мы тогда приехали в Лондон и там проходил финальный матч — «Шеффилд Юнайтед» — «Арсенал». Тогда они сыграли 0:0.

Билеты на матч купили в самый последний момент, когда спекулянты уже скидывают их по номиналу, а то и ниже. Один спекуль подбежал к нам, сначала объявляет — 200 фунтов за билет! А матч на старом Уэмбли, стадион битком забит!

Билет на финал Кубка Англии между «Шеффилд Юнайтед» — «Арсеналом»

Билет на трибуну «Шеффилд Юнайтед». Потом сразу — 100 фунтов. Мы ему говорим: «Чувак, матч уже через минуту матч начинается, какие 100 фунтов?! Мы таких денег не заплатим, туристы из России». — «А, из России, тогда давайте за номинал — 30 фунтов!» — «Какие 30 фунтов, уже матч начался, давай в половину номинала, за 15 фунтов заберем!» — «Ок, давай!». Ну, у меня фунтов нету, у меня есть рубли! А тогда страна развалилась, и на купюрах у нас появилась куча нулей. 1000 рублей — это, кажется, в районе трех фунтов было. Он: «А это сколько? Я смогу их на фунты обменять?» — «Конечно, сможешь, это же валюта! Спокойно придешь в обменник, поменяешь, это получается в районе 30 фунтов! Вот, смотри, здесь 1000 рублей, это примерно на три билета, так что мы берем три!» — «Ок, давай!» И так мы примерно за три фунта купили три билета на финал. (Смеется) Тогда впечатлило, как люди болели, пели.

Перед матчем «Шеффилд Юнайтед» — «Арсенал»

Но больше запомнилась атмосфера на моем первом матче в Англии «Миллуолл» — «Ньюкасл Юнайтед». Тогда я познакомился с «топ-гаем» «Миллуола».

Мы пили с ним сильно, потом пошли на футбол. Перед матчем махач был. Особенно впечатлило, то что полиция огромными «костеными» палками херачит людей! Это был 1993 год! Еще что запомнилось: фан-сектор снимается за минут 10 до конца матча, идет к фан-сектору «Ньюкасла», прыгает к ним на сектор и просто вычесывает всех! А у них же какой девиз: «Нас ненавидят все, мы ненавидим всех!» Удивило что ребята из «Миллуолла» приняли очень хорошо, хотя команда находится в южных портах города, там одни ливийцы и остальные «белые» портовые работники. Это был первый матч, который именно впечатлил событиями, тогда я увидел, что вообще происходит до матча, в конце матча.

Билет с матча «Миллуолл» — «Ньюкасл Юнайтед»

— Какой из посещенных тобой стадионов запомнился тебе больше всего? И по какой причине? В России и Европе.

— В Советском Союзе тогда все стадионы были стандартными и немного однотипными. Достаточно деревенский и смешной стадион в Никополе был. Конечно же «Песчанка» наша любимым стадионом была. В Киеве центральный стадион «Динамо» по тем временам запомнился хорошим газоном и тем, что удобно до него было добираться.

В Европе — это, конечно же, «Уэмбли», старый «Уэмбли». Девяностотысячник тогда на финале запомнился своим болением.

— «Ноу Камп» в 1992 году впечатления не произвел?

— Безусловно, произвел… Мы тогда пришли и увидели стадион, который вмещает 120 тысяч, с огромными ярусами, с чашей, которая уходит вниз… Но меня больше впечатляла именно атмосфера на стадионе, а не то, как он выглядит.

Запомнился еще стадион в Шотландии «Айброс».

— А из современных стадионов?

— Шикарен наш стадион — новая «Песчанка». Дяде Жене надо, безусловно, за него сказать огромное спасибо. Башни меня не смущают, может быть, дизайн чуть-чуть смущает. Понятное дело, что сейчас он у нас немного не достроен, но, когда он обустроится, в башнях будут рестораны… Бетон зарисуют, надо отдать фанатам зарисовать его в граффити. Но вонзить стадион в центре города, на 30 000 зрителей, с шикарной инфраструктурой, в жилом районе, поверьте, это не каждому дано! Проще, конечно, построить в поле, как бестолковый стадион у «свиней». Да он модный, да он новый, но это поле! Грязь, туда тяжело добраться.

В Краснодаре не был на выезде в этом году, но все ребята говорят, что там очень хорошая арена, наверное, лучшая на постсоветском пространстве.

— Как тебе граффити на нашем стадионе, которое ты упомянул?

— Я в восторге! Считаю, что это очень крутая идея, шикарно всё исполнено. Я сижу на центре, я бы еще дал возможность все бетонные стены зарисовать ребятам. Хотелось, чтобы дальше всё это заполнялось внутри.

— С кем из игроков ЦСКА у тебя сложились наиболее хорошие отношения? И расскажи про свою дружбу с Березуцкими.

— Да, в первую очередь, это Васька с Лешкой. Это мои братские сердца, которых я очень люблю, ценю и уважаю. Они ребята душевные и сами вы прекрасно знаете, что они открытые, общаются и с болельщиками. Мы дружим с ними, они и на мои пати приезжали, в частности Вася с Олей. Но и до Оли Вася приезжал. (Смеется)

В свое время общался очень хорошо с Сережей Семаком, Женей Алдониным, они и познакомили с Васей.

В старые времена очень сильно дружил и дружим сейчас с Димой Карсаковым. Ульянов Димка мой близкий друг, с Серегой Шустиковым тоже отлично общались!

Паша «Кореец» после чемпионского матча ЦСКА — Кубань

— Сейчас наблюдается некая отдаленность — между игроками и фанатами. Раньше, в 90-ые года, своих фанатов игроки охотно вписывали к себе в автобусы, подвозили на своих машинах. Сейчас же не каждый игрок подойдет к трибуне, а то и вовсе обойдет болельщиков стороной. Ты застал много игроков и тренеров, на твой взгляд, почему это сейчас происходит?

— Мне кажется, что это всё зависит от главного тренера. Потому что главный тренер принимает решение взять кого-то с командой или помочь кому-то. Безусловно, я помню, в Союзные времена, кто добирался до дальних выездов, вот я уже упоминал про моего товарища Невинность, на матч «Арарат» — ЦСКА толи в 1990 или 1991 году, уже точно не помню, он один приехал, а обратно уже уехал с командой, т. е. так его поддержали. Неоднократно меня приглашали лететь вместе с командой.

Игроки ЦСКА в Испании фотографируются на крыльце гостиницы

Хотя я всегда за профессиональные качества и критикую Леонида Викторовича (он про это знает), но за человеческие качества и за его интеллект — хвалю. В умении общаться ему нет равных — не только среди наших тренеров, но и в мире. Он очень коммуникабельный человек.

Я просто сам играл в футбол, и негативно отношусь к тренерам, которые в футбол не играли, не знают его психологию, не умеют меняться. Это меня настораживает. Перед матчем с «Манчестер Юнайтед» я высказывал Лене, многое ему объяснял, а он слушал и воспринимал. Рядом еще братья Березуцкие сидели. Я у него спросил, почему «сбитый летчик» Натхо в составе? Голова в порядке ведь, дайте ему шанс! И братья ему тоже говорили: «Вот видишь, видишь!» (Смеется)Теперь, благодаря Ганчаренко, Голова стал постоянно появляться в основном составе.

Безусловно, я прям очень хочу, чтобы у него всё получилось с «Халл Сити». Он российский тренер, мы с ним знакомы, и я очень хочу, чтобы он поставил «раком» Англию и доказал, что Россия — это не просто черная бездна, а культура 16—17—18 века, которая научила Европу мыться; открыла для них бани, отчасти научила литературе, дала им то новое дыхание, с которым они тоже стали развиваться. Вот мне также хочется, чтобы Леонид Викторович дал новый толчок Англии, чтобы развить футбол на другой, интересный и правильный уровень.

Скажу по себе, всегда приятно, когда тебя приглашают играть в другие страны. Это значит, что нашу российскую электронную музыку также ценят во всем мире. Хотелось бы, чтобы у Слуцкого получилось также.

—  На наш матч Лиги Чемпионов в Химках ЦСКА — «Спартак» ты пришел с Полом Оакенфолдом. Он первый раз был на матче ЦСКА? Какое у него осталось впечатление? Что он тебе рассказывал?

— Да, действительно. Он тогда внимательно смотрел игру, ему дико понравился Муса, он говорил: «Что это? Кто это?» Мы над ним смеялись всей ложей, он все время говорил одну фразу: «spartak is so shit! Is bullshit!»

Фото из instagram Паши Корейца

Он был еще на других матчах ЦСКА, в Лужниках тоже был. Он все время говорил: «Я приношу России удачу!». Он был на матче Россия — Англия, когда мы обыграли англичан со счетом 2:1, потом он был на финале Лиги Чемпионов «Челси» — «Манчестер Юнайтед». И сейчас может так получится, что он прилетит играть на Чемпионат Мира в 2018 году в VIP-зону на открытие турнира.

«Мегафон» этого хочет, и он тоже сам просит. У меня была идея делать танцевальные фан-зоны для болельщиков. К примеру, на матче сборной Англии — в фанатской зоне для болельщиков англичан играет Оакенфолд, либо Карл Кокс, не важно; для болельщиков Испании играет Вали Лопес, у немцев Свен Ватх. Это нужно, чтобы привлечь еще посещаемость, сделать вечеринку своеобразную. Но из-за повышенных мер безопасности этого, скорее всего, сделать не получится. У нас такой креатив, к сожалению, не срабатывает. На матчах Лиги Чемпионов, на Чемпионате мира в Бразилии, во всех фан-зонах играли диск-жокеи, и все куражились, выпивали пиво, никаких драк, ничего не было, всё мирно проходило. Должно быть такое единение. А вместо этого у нас 28 кордонов, чтобы на стадион попасть.

— Кого из игроков ЦСКА девяностых—нулевых годов ты назвал бы своими кумирами?

— В 90-х кумиром был, безусловно, Димка Корсаков — очень умный, талантливый, креативный футболист, мозг которого работал, как мне кажется, не на 4—7%, как у обычных людей, а процентов на 15. Серега Семак — я его очень люблю, мы знакомы. В какой-то момент, когда Семак был тренером «зенита», мы постоянно друг друга подкалывали. Дружу я и с Владиком Радимовым. Все они теперь тренеры, а когда-то ведь тусовали вместе… (Улыбается)

В нулевые кумиром был Семак. Тут без вариантов.

Сейчас душой команды я считаю братьев, сердцем — Понтуса. То, что делает Акинфеев, — это фантастика! Ну, а Голова, он же Сашка Головин, это не просто армейское будущее, это топ-игрок уже в настоящем.

— А Чалов?

— Насчет Федьки надо еще посмотреть. Игрок он, конечно, талантливый, но мясом пока не оброс. То же самое могу сказать про Жамалетдинова.

— Главное, чтобы не получилось с ними, как с Базелюком. Костю все нахваливали, а он — перегорел…

— Нахваливали, по-моему, в основном в прессе. Сами же партнеры по команде поговаривали, что на самом деле он ни о чем…

— Об этом нам рассказывал Гришин. Или, точнее, Яровинский… А кстати, что с Гришиным? Вы по-прежнему общаетесь?

— Мы виделись на последнем матче сезона с «анжи». Пообщались. Сколько раз мы и пивко с ним пили, и в футбол играли.

— Какой армейский заряд нравится тебе больше всего?

— Я из того поколения, что придумывало и распевало: «Вместе весело шагать по болотам…»

— Может, ты участвовал в написании этой песни?

— Нет, но я точно был одним из первых, кто стал ее распевать.

— А как появился гимн ЦСКА?

— Идея принадлежала Сергею Кущенко: он загорелся идеей песни, которую пели бы все болельщики. Я сказал ему: «Надо делать гимн!» За основу мы взяли песню «От тайги до британских морей»: подкорректировали некоторые фразы, и в результате получилось «Спорткомитет — мясниковский притон…» Главное, ничего не нужно было придумывать, как это пытался сделать Михаил Танич.

— Это, кстати, большая ошибка менеджеров, которые всякий раз пытаются изобрести велосипед.

— Ну, у ЦСКА, к счастью, гимн официально утвержден. Разрешение дал Серега Кущенко, и мы работали для большого ЦСКА и для баскетбольного клуба. Они дали деньги, и деньги немаленькие. Потом гимн перешел и к дяде Жене, в футбольный ЦСКА.

— А если говорить именно о фанатском гимне, который традиционно звучит перед началом обоих таймов?

— Появился он в нулевых годах. Посыл в нем, я считаю, очень крутой.

— Сборники фанатских песен от Tom Cat, где были «Тополиный пух» и другие композиции, вышли тогда же?

— Думаю, да. В крайнем случае — в конце 90-х. Дайте-ка вспомню, что тогда звучало… «От тайги до британских морей…», «Вместе весело шагать…», «Едет пьяный фанат на выезд…», «Ооуо, ЦСКА Москва!». А еще — Лысый заряжал свою бомбу.

— А самый популярный заряд девяностых?

— «ЦСКА — все сюда!» Он пришел еще из семидесятых.

— На твоих глазах сменилось уже несколько поколений армейских фанатов. Понятно, что их сложно сравнивать — хотя бы потому, что подчас коренным образом менялась вообще жизнь в стране. И всё же: теперь вот пришли молодые; все в черном, девушек вниз не пускаем, старички — все наверх… Что скажешь?

— Ну да, старички решили переместиться наверх, а наша былая бригада Red-Blue Warriors вообще на центре сидит теперь — что Тюбик Женька, что Мишка Хомский, что Аверин. Мамуля тоже приходит. Самое главное, что люди друг друга уважают, а кто на каких местах шизит — мне абсолютно всё равно.

— Как тебе видится наша фанатская трибуна с центра нового стадиона?

— Шикарно! Хотелось бы, однако, чтобы и на противоположную трибуну тоже ходили фанаты и создавали там свое движение. Перекличка должна работать. На центральной трибуне гимн поют только процентов тридцать. В идеале же должен петь весь стадион — как в Англии. Обидно, что у нас многие стесняются — меня эта зажатость корежит. «Люди в черном» пытаются заводить стадион, и мне это очень нравится!

А еще расстраивает, что с нулевых не произошло значительного прироста, хотя ЦСКА выиграл столько трофеев. Призна́юсь, я и сам не всегда ездил в Химки: отыграл ночь, два часа поспал — а потом еще три часа в коматозе в пробке. Теперь появился наш стадион — и я кайфую! Было бы здорово, если бы стадион заполнялся. Но это — вопрос к менеджменту, который должен креативить. Ну, сделайте вы людям подарки — 50-процентную скидку на абонементы! Ведь некоторые мои друзья покупают по три абонемента, чтобы водить с собой кого-то за компанию. Сделайте какой-нибудь пиар-ход, пригласите инвалидов, детей! Они запомнят это на всю жизнь.

— Назови лучший на твоей памяти перфоманс. Может, ты сам участвовал в его создании.

— Мне очень нравились перфомансы, которые были у нас в «Лужниках» в период после завоевания Кубка УЕФА — в 2005—2007 годах. Запомнился также баннер с Тихоновым.

Многие жаловались на баннер, который был на последним дерби — мол, слишком мудрено. Но я-то всё понял! Я как раз и люблю баннеры со смыслом.

Фотографии перфоманса на дерби ЦСКА — спартак

Жаль, что в клубе работает не так много истинных фанатов ЦСКА. Только Ванька Уланов, Андрюшка Зарубьян и еще пару человек да, пожалуй, и всё.

Я даже в детском возрасте не мог болеть в еврокубках за другие клубы — за киевское и тбилисское «Динамо», за другие команды. Хотя ЦСКА в еврокубках тогда не участвовал. Но мне на других было наплевать. Без агрессии — просто всё равно. С агрессией я могу относиться только к свиньям. К «зениту» я отношусь нормально — не могу забыть девяностые. И все питерские ребята, с которыми я общаюсь, лояльно относятся к ЦСКА. Они даже говорят, что пусть первым будет ЦСКА, лишь бы не «спартак!»

— Назови топ 5 матчей ЦСКА. Для тебя лично.

— Номер один — это победа в Кубке УЕФА. Недаром когда-то у нас был заряд, в котором мы призывали ЦСКА взять этот трофей. Мечта воплотилась в жизнь! Когда я засяду на студию, обязательно подниму архив и найду эти старые кричалки.

Конечно, знаковая победа над «Барселоной». Потом — разгром «спартака» со счетом 5:1 в 2008-м. Потом — другая крупная победа в дерби, 4:0, в 2015-м. Я до сих пор зол на Панченко, что он не сумел забить пятый. Ну, и наконец, 0:0 с «Арсеналом» в Лондоне. «"Арсенал” нам не забил — это Гинер всё купил!..» Помню, мои друзья-англичане не могли понять, что творит Акинфеев, и всё приговаривали: «Мы вам проиграем!..» Когда Вагнер убегал один на один, они в страхе смотрели футбол только одним глазом: еще чуть-чуть — и всё…

А знаете, можно добавить еще одну игру: ЦСКА — «Динамо» (Киев) — 2:1. Это был мой первый матч. Мы в нем хлопнули чемпионов Советского Союза.

Армейские фанаты в майках Rangers привезенных с выезда

— Каково твое отношение к сборной России, к Кубку конфедераций. В следующем году у нас пройдет еще и чемпионат мира.

— Чемпионат мира — это круто! Настоящий праздник для страны. Приедет огромное количество иностранцев, которые увидят, что не всё у нас так плохо, как рассказывают западные масс-медиа.

Сборная России особого восторга у меня не вызывает, т. к. болею я за ЦСКА. Одиннадцать игроков ЦСКА в сборной не выходят, поэтому это всё не то. Кроме того, менталитет тренеров и руководства РФС, на мой взгляд, на повышение уровня футбола в стране не направлен. К болельщикам РФС относится как к людям второсортным: зачинщики, быдло… Они попытались создать ВОБ, но в результате появилась эта некрасивая история: купи-продай-перепродай… Наверное, дело в нашей ментальности. Еще Достоевский писал: что сделает русский? — приукрасит и добавит … И что сделал Мутко? Если бы он встал рогами за болельщиков, арестованных во Франции: «Вы что творите?! Верните парней!» А он лениво махнул рукой: да-а-а, мол, пусть сидят! И все чувствуют это отношение. Если бы проявил себя по другому получил бы громадное уважение среди фанатов.

То же самое во многом другом. Например, в вопросе тренера сборной. Ну да, нашли «пожарный» вариант. А мне кажется, есть гораздо больше умных, толковых людей. Для меня было бы гораздо круче, если бы тренером назначили Бердыева. Он добился бы результата с этой сборной, научив ее дисциплине!

— Раз уж заговорили о новом тренере сборной, давай обсудим и нового тренера ЦСКА — Ганчаренко. В качестве главного он пришел этой зимой и стал строить новую команду. Каковы твои ожидания от первого полноценного сезона с Ганчаренко, который сейчас предстоит?

— Я очень рад, что Витя пришел. Я давно этого ждал, говорил об этом еще года три назад.

— То есть давно выступал за то, что Слуцкого надо поменять?

— Все прекрасно знают, что Леня играет одной схемой и не может ничего изменить. Мне стало очень обидно, что мы проиграли второй раз Ростову со счетом 2−0 в абсолютно похожих играх. Слуцкий не делал выводов из своих ошибок. Я просто немного знаю «кухню» — как всё происходило на самом деле. Мне кажется, Леня вел себя немного неправильно, ибо никогда не извинялся за результат. А ведь это делал даже Газзаев — признаю́ это даже при всей моей не самой большой любви к нему. Слуцкий же постоянно твердил: мы с игроками договорились, а они не выполнили установку. Характерный пример: братья Березуцкие говорили мне, что у Газика Жора Щенников научился бы не допускать ошибки. А при Слуцком Жора постоянно допускал одни и те же ошибки, продолжая не играть вперед, подключаться в атаку. Мое твердое убеждение: тренером должен быть бывший футболист, человек с опытом игрока и психологией, который четко знает, в какой момент нужно поддержать ребят, а когда — закрутить гайки.

Я рад, что пришел Витя Ганчаренко — человек, который дичайшим образом разбирается в футболе. Вспомните, что со скромным БАТЭ, в основе которого играли 10 белорусов, он умудрялся обыгрывать в Лиге чемпионов «Баварию» и «Ювентус». Чуть не «хлопнул» в Питере звездный «зенит». И самое отрадное, что Ганчаренко доверяет молодым. Жесткий, грамотный тренер. При должном финансировании, чистом и честном футболе Ганчаренко, не сомневаюсь, создаст в ЦСКА великолепную команду. Расстраивает только, что уже упустили Караваева — лучшего игрока чемпионата Чехии, за которым охотятся немецкие и итальянские клубы. Неужели он хуже Набабкина и Щенникова?!

С другой стороны, вернулся Чернов. Верю в него и в Васина. Очень надеюсь, что не уедет от нас Саня Головин, хотя Алишер Усманов, похоже, сделает всё, чтобы это произошло.

— Ни Газзаев, ни Слуцкий так и не стали для фанатов своими. Садырин и Долматов трофеев завоевали гораздо меньше, но фанаты их принимали.

— Расскажу про Садырина — этот тренер для меня особенный. В 1984-м году он принес Питеру долгожданное чемпионство. Потом его выперли, подорвали ему здоровье. В 1989-м, когда Садырин пришел в ЦСКА, в команде был разлом. Игорь Корнеев, Вовка Татарчук, Димка Кузнецов собирались уходить, но Павел Федорович уговорил их остаться. Он поверил в Мишку Еремина. Так создавалась шикарная команда. И я помню чуть ли не все матчи ЦСКА в Первой лиге, когда мы установили всесоюзный рекорд, наколотив в ворота соперников более ста мячей.

В 1990-м году ЦСКА вернулся в высший дивизион, и сразу должен был становиться чемпионом — именно мы, а не киевское «Динамо»! Конечно, гибель Еремина после финала Кубка подкосила команду. Я с Мишкой был знаком и жутко переживал. Но в результате мы всё равно сделали золотой дубль, о котором столько мечтали. Садырину нужно поставить памятник! И мы любим его еще и за то, как тепло он относился к болельщикам. Так же уважительно вел себя и Олег Васильевич Долматов. В отличие от Валерия Георгиевича, который в какой-то момент почувствовал себе чересчур звездным, оторвался от земли и стал вести себя немного неадекватно.

— Осталось подвести итог и задать самый главный вопрос. Что для тебя ЦСКА?

 — Моя душа! Мое сердце! Моя жизнь!

P. S. От себя хотели бы еще раз сказать Паше спасибо за отличную беседу и довольно подробные ответы в интервью на многие вопросы! Болейте за ЦСКА!!!

• источник: rbworld.org

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают