Виктор Ганчаренко. Сезон за два на минном поле. А критикуют в России всегда…

Никогда прежде за суверенную пору внимание белорусов к футбольному ЦСКА не было таким пристальным, как нынче. Причина: во главе армейцев стал Виктор ГОНЧАРЕНКО, приглашенный зимой московским грандом из провинциальной «Уфы».

Белорусскому тренеру не хватило весны, чтобы настичь «Спартак», отпущенный в отрыв еще предшественником. Зато удалось ярко обновить команде игру, взять серебро премьер-лиги с путевкой в Лигу чемпионов и дать повод для этого интервью, оторвавшего час от недолгой отпускной побывки тренера в Минске.

— Прожит сезон, который вам можно засчитывать и за два. Фактически довелось подготовить две команды, испытать колоссальные перепады эмоций, уровней ожиданий и решавшихся задач. Тяжело?

— Это было великолепно и очень интересно. Вернулся в ситуацию, когда команда не смотрит на соперника снизу вверх и готовится к каждому матчу в расчете на победу. В ЦСКА много игроков, которым палец в рот не клади и которые ждут от тебя рецепта того, как стать сильнее и лучше. Ментально ситуация была схожа с периодом работы в БАТЭ. Иным был уровень сопротивления. Но те борисовские навыки и знания очень пригодились, причем они уже были обогащены опытом другой игровой специфики и психологии.

— Запомнилось, как во флеш-интервью после победы над «Анжи» вы посетовали: жаль, сезон закончен — мы как раз нащупали настоящую победную игру…

— Повторил фразу, которую перед этим сказал нашему штабу на скамейке. Команда действительно пришла к финишу с великолепной атмосферой. Все поняли свои роли в атаке и в обороне, заиграли с удовольствием. После поражения от «Спартака» мы, не имея права на осечку, за явным преимуществом выиграли четыре матча с суммарным счетом 11:0. Это особое тренерское чувство, когда игроки высокого уровня понимают, что надо делать в каждом эпизоде. Когда тебя только подпитывают энергией это постоянное давление трибун и эта аура армейского стадиона.

— К слову, вашего предшественника Леонида Слуцкого привередливые фанаты ЦСКА недолюбливали. В этом смысле вы шли по минному полю.

— В начале весны мне предложили встречу лидеры фанатских группировок. Некоторые коллеги удивились, что я легко согласился. А мы неплохо поговорили. Их было человек десять. Спросил, чего они хотят от меня и от команды. Один ответил: чтобы дважды за сезон обыгрывали «Спартак». Другой: чтобы больше играли молодые. Третий: чтобы команда билась в каждом матче. Четвертый: чтобы все было, как при Садырине, — Газзаева и Слуцкого мы не признаем. Короче, полный разнобой взглядов и желаний. Мне это только помогло сформулировать позицию. Сказал: ребята, никому из вас я не собираюсь угождать, моя задача — победы и понимание командой того, что надо делать на поле, вот и вы постарайтесь это понять. Их взыскательные ожидания в домашних матчах словно висели над стадионом, чувствовал их буквально кожей. И это невероятный драйв.

— Вы решили, что именно построение с тремя защитниками в центре оптимально для ЦСКА. Почему?

— Не соглашусь с теми, кто считает: Ганчаренко просто скопировал тактику, примененную им в «Уфе». Тактика в разных моих командах варьировалась в зависимости от особенностей игроков. Например, в БАТЭ мы использовали 4−2-3−1, 4-ромб-2, в «Кубани» добавилась еще и 4−3-3. В ЦСКА у меня есть четыре центральных защитника топ-уровня: Игнашевич, братья Березуцкие, Васин. И неправильно было бы использовать в игре только двоих. Оцениваем состав дальше. С приходом Витиньо стало пять нападающих. Значит, играть должны хотя бы двое. При четырех квалифицированных центральных хавбеках высокого класса — Вернблооме, Дзагоеве, Головине и Натхо — логично было выставлять как минимум троих. Иными словами, выбранная формация позволяла единовременно иметь на поле наибольшее число игроков высокого класса. Был и другой аргумент. Это впечатления от игры итальянцев с Конте на чемпионате Европы. Огромный тактический перевес, какой имели они при таком построении над бельгийцами и испанцами, был просто невероятен. Немцы уравняли шансы только за счет перехода на такую же схему — Лев не мог не реагировать, не искать ей противоядия. На мой взгляд, именно эта тактика имеет сейчас приоритет над остальными. Ну и третье. Леонид Викторович Слуцкий выжал из состава все, что мог. Двигаться по инерции было бессмысленно. Надо было предложить команде что-то новое.

— Выходит, вы лукавили, когда говорили, что обойдетесь без революции?

— Скорее, это эволюция. У Слуцкого система работала, команда становилась чемпионом. Но меня звали ради изменений, ради иного взгляда на игроков. И лидеры — Березуцкие, Акинфеев, Игнашевич — сказали: вы только объясните, что делать, а мы готовы помочь.

— И вы сказали тому же Игнашевичу: тебе, Серега, придется порой оставаться на скамейке?

— Да, и ради этого специально летал в Москву, чтобы с Сергеем пообщаться. Сказал ему: ты большой футболист, лидер и капитан, но должен понять, что есть и Васин, и Леха Березуцкий, которые много терпели и ждали, и я не стану выжимать вас при таком графике, будет ротация. Никому не нравится оставаться в резерве. Но с моей стороны все делалось открыто. Управлять так было легче.

— За предсезонку вы перестроились, укрепили тыл. А потом была нулевая ничья с «Зенитом». После нее многие заключили: это самый скучный ЦСКА за все времена. Задевало?

— Эта реакция была для меня сродни давней риторике Василия Уткина, ее правильно просто не замечать. После уходов из «Кубани» и «Урала» у меня к подобным оценкам устойчивый иммунитет. Не важно, что говорят о команде за ее пределами. А в команде плохой реакции не было. Ее и не могло быть при таких лидерах — защитниках и вратаре, которые ничего не пропустили. У игроков было четкое понимание: мы усвоили часть ролей и функций. Дальше предстояло совершенствовать позиционное нападение, искать баланс. В итоге мы выровняли игровую систему, стали не только хорошо обороняться, но и атаковать.

— Применим классический алгоритм «степ бай степ»?

— Именно. Мне очень важно было изменить игру двух ключевых исполнителей: Головина и Витиньо. Как только они нащупали то, что им предложили, у нас в атаке сложился пазл. Приняли новые роли Вернблоом и Натхо. А Марио Фернандеса справа надо было только чуть направить — дальше он летел сам.

— При здоровом Дзагоеве было бы по-другому?

— Травмы — часть футбола. У Дзаги очень высок кпд. Он недолго сыграл против «Локо» и «Рубина», но обоим забил. И снова сломался. Рассуждать же в сослагательном наклонении об этом бессмысленно. Потому что, к примеру, в связи с проблемами Дзагоева очень хорошо заиграл Натхо.

— Получился настоящий творческий прорыв. Вы не просто работали с «материалом», а качественно развивали большую группу игроков, расширяли функционал Витиньо, Головина, Чалова, Вернблоома…

— Для этого важно было вместе с ребятами посмотреть на них с другой стороны. Есть тренеры, которые приходят в клуб с требованием трансферов. Есть такие, кто идет по накатанной, потому что неплохо было и до них. А есть те, кому нравится развивать футболистов. Моя тренерская удача в том, что в ЦСКА есть целая пятерка молодых игроков, которые работают очень хорошо и быстро прогрессируют. Немаловажно, что здесь не надо было менять психологию команды, как в Уфе. Надо было просто направить игру в нужное русло.

— Все равно приходится слышать, что состав у Ганчаренко в сравнении с тем же «Спартаком», «Зенитом» не для громких свершений…

— А мне надо верить в тех игроков, которые у меня есть. И готовиться спорить со «Спартаком» или «Зенитом» на каждой позиции. Все же у нас безальтернативно лучшая в лиге оборона. Дальше — дело вкуса. Но есть российский футболист Головин, растущий как на дрожжах. Есть Дзагоев с его высочайшей эффективностью. Есть лучший правый защитник Фернандес. Есть талантливый Витиньо. Это сколько уже позиций? Вы не докажете мне, что где-то там лучше.

— То есть трансферное усиление ЦСКА не нужно?

— В России как? Если у тебя много трансферов — тебя критикуют. Если их нет — критикуют тоже. Требуют развивать молодежь, а когда ставишь ее в ущерб результату — критикуют. Тебя все время будут за что-то попрекать! Главная оценочная величина — все равно результат. Иногда надо осмотреться, а не вглядываться вдаль. Вот накупи мы высокого уровня легионеров, рассмотрели бы тогда Головина? А Чалова? Надо исходить из реалий. А они таковы, что мы имеем группу интересных молодых футболистов. Предстоит раскрыть и юных Жамалетдинова, Гордюшенко, Кучаева. Поиски на стороне тоже ведем. Идут переговоры, согласования. И все может быть.

— У ЦСКА лидерство в лиге по числу отборов, длинных передач при начале атак, реализации «стандартов».

— Это результат использования лучших качеств игроков. Допустим, Игнашевич уникален в умении отдать длинную. Как это не учесть? Высокорослая защита — это возможность давления на соперника при стандартных положениях. Группа опорников, не чурающихся черновой работы и хорошо атакующих, — повод подумать о прессинге и действиях после отбора. Важно не заблуждаться, правильно все оценить и выжать максимум пользы.

— А что не ладилось?

— «Стандарты» — широкое понятие. Мне не нравилось, как мы играли при угловых. Ничего из них не выжали, хотя в каждом матче их было в среднем по семь. Вот поле для творчества, резерв усиления игры.

— Все потери очков случились у вас во встречах со, скажем так, статусными соперниками: проигрыш «Спартаку», ничьи с «Зенитом», «Краснодаром», «Ростовом»…

— Думаю, бессмысленно рассуждать, где мы теряли, а где брали свое. В футболе много случайностей: судейские ошибки, казусы последних минут, рикошеты, шальные дальние удары и тому подобное. Над «Краснодаром» мы имели небольшое преимущество. Над «Ростовом» — большое. По моментам превзошли «Зенит». А со «Спартаком» наверняка пошла бы другая игра, забей Ионов в верном моменте на второй минуте. Но рассуждения эти — досужие. Мы могли и не обыграть «Рубин» или «Амкар». Хотя в целом игра справедлива. Каждый зарабатывает в итоге столько очков, сколько заслужил. С другой стороны, мы весной не проиграли никому, кроме «Спартака». А психологию победителей определяет и формирует не наличие побед, а отсутствие поражений. Это важный нюанс. Почему не сыграли против «Зенита», «Спартака», «Краснодара» лучше? Уровень команды на сборах не всегда проверяется досконально. При постоянных победах не чувствуешь всех слабых мест, не выявляешь всех ошибок. А потом они всплывают в важные дни.

— Проигрыш «Спартаку» был трагедией?

— Удивительно, но нет. Он нас только распалил. Мы хорошо представляли, как надо было играть. Не случись ляпа при втором спартаковском голе, оставался бы еще тайм борьбы на встречных курсах. А так соперник повел и большими силами отошел назад, стал играть на контратаках.

— Предположу, что затем у вас был интересный педагогический опыт работы с защитником Васиным, совершившим роковую потерю.

— Да. Сразу после матча написал ему в мессенджере: не ошибается только тот, кто не играет. Подошел к парню лишь через две недели. И произошел интересный диалог. Спросил: «Вот если я Васе Березуцкому или Игнашевичу скажу, что из-за них проиграли, как они отреагируют?» — «Возможно, они вас далеко пошлют». — «Вот. Они никогда не зацикливаются на своих ошибках, они их не признают. И поэтому они большие игроки. И ты должен вести себя так же. Это не ошибка, а составляющая твоего развития. И брать на себя персональную вину ты не должен». Тот гол — цепь просчетов, их было четыре. И ни в одном звене эту цепь не порвали. Однако в памяти обывателей только последняя фаза эпизода — и виноват Васин. Надо не бить игроков за просчеты, а закалять ими.

— Нынешнее лето необычно для подготовки?

— Почему?

— Из-за Кубка конфедераций.

— Необычность в другом. Из-за чемпионата мира до зимней паузы придется сыграть двадцать туров. Плюс напряжение лета с квалификацией Лиги чемпионов. Если попадаем в группу, там еще шесть матчей. Итого тридцать игр плюс Кубок и вызовы в сборные. Это огромная нагрузка, которая требует большого числа футболистов, готовых играть на всех фронтах. Порядка восемнадцати.

— Мы говорим об игроках из внутренних резервов клуба?

— Прежде всего. Исхожу из того, что имеем. Понятно, кто у тебя есть и кого надо поднимать.

— Важность летних отборочных раундов Лиги чемпионов означает форсаж формы?

— Нет. У нас будет месяц для планомерной подготовки. Плюс два тура чемпионата до еврокубкового старта.

— Реанимацию Дзагоева в планы закладываете?

— Да. Определили источник всех его проблем. Наметили поэтапное лечение. Грех такого футболиста не использовать сполна.

— В финале Лиги чемпионов болели…

— …за «Ювентус».

— Огорчились?

— Больше всего — поведением Серхио Рамоса. Особенно на контрасте с благородством проигравшего Буффона. Рамос повел себя неадекватно и уровню матча, и тому, что происходило на поле. За этим скрывается интересное явление. Команды уровня «Реала» выгадывают привилегии, оказывая колоссальное воздействие на судей. Принцип такой: идет агрессивный наглый фол для срыва атаки соперника, и при этом вся команда кричит, что ничего не было. И наоборот, когда останавливают своих. Когда такая реакция постоянна, арбитры начинают сомневаться. Такое давление на них — в философии клуба. Мы видели это еще в БАТЭ. Помните, Хагушу дали в Мадриде вторую желтую за рядовой фол против Дренте, а когда Рамос локтем въехал в лицо Сосновскому, рефери отвернулся? Буша-старшего как-то спросили, что для него изменилось после ухода с поста президента. Он отшутился: я стал чаще проигрывать в гольф. То есть исчезли проявления почитания. Так и против «Реала» приходится бороться не только с игроками во главе с Криштиану, но еще и с историей, традициями, давлением трибун. Не каждый, в том числе и судья, готов это выдержать.

— Без команды уже скучаете?

— После двух недель разлуки хочется вернуться, поймать тот рабочий ритм. Не хватает шуточек Васи Березуцкого, общения с Дзагой, Лешей Березуцким, Витиньо. Но сбор в Австрии совсем скоро…

• источник: www.pressball.by

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
1 комментарий

Михалыч просто Супер

Ответить
9 июня 2017, в 16:07
0
Сейчас обсуждают