Дорога Слуцкого

Дорога Слуцкого

Наш обозреватель подводит итог работы главного тренера ЦСКА, для которого матч с «Тоттенхэмом» стал последним на этом посту.

Игорь РАБИНЕР из Лондона

«Я УСТАЛ, Я УХОЖУ»

«Я устал, я ухожу». Суть решения Леонида Слуцкого можно уложить в эту знаменитую короткую формулировку Бориса Ельцина, произнесенную на всю Россию 31 декабря 1999 года. Не следует искать за случившимся каких-то подводных течений, скрытых мотивов. Их нет.

Семь лет во главе одного, к тому же ведущего в стране, футбольного клуба — это более чем весомый повод для усталости. В Германии, где ни руководителям, ни тренерам не свойственна чрезмерная импульсивность, средняя продолжительность пребывания тренера бундеслиги на своем посту — 16 месяцев.

У Слуцкого, дольше которого до нынешней среды проработал со своим нынешним клубом лишь Арсен Венгер, в ЦСКА их было восемьдесят пять. А еще — больше трехсот матчей во главе красно-синих, чего в его истории не удавалось никому и никогда. Ни Борису Аркадьеву, ни Павлу Садырину, ни Валерию Газзаеву — богам и кумирам армейских болельщиков .

Между прочим, тренер, из шести своих полных чемпионатов страны во главе ЦСКА выигравший ровно половину, ушел непобежденным. В ранге действующего чемпиона страны. И это тоже станет частью истории — потому что больше таких случаев, если не брать уходы в сборную, в нашей стране не было.

Слуцкий, первый чемпион России и главный тренер национальной команды, почти не игравший в футбол на профессиональном уровне, и тут сломал шаблон. Тем более что покинул он ЦСКА добровольно.

Его усталость, разумеется, не физическая. Устаешь от эмоциональной выхолощенности, от ощущения, что уперся в невидимую стену, которая не позволяет двигаться дальше. Можно, конечно, продолжать работать на завоеванном имени и добытых уже ранее титулах. При этом — по инерции, на холостом ходу. Но это — не настоящая жизнь. Пусть и за хорошую зарплату.

А Слуцкий из тех, кто вкладывается в работу без остатка и хочет жить по-настоящему. И ему всего 45 — для футбольного тренера это зачастую возраст даже не зрелости, а только восхождения. Сил, энергии, желания развиваться — море. И если это сталкивается с чувством, что чемпионат страны ты уже три раза выиграл, а добиться чего-то серьезного в Европе не позволят объективные условия существования клуба, однажды неизбежно приходит осознание: пора уходить.

Приходит это осознание еще и потому, что к нему привыкли, все успехи воспринимаются как рутина, а за неудачи больно шельмуют. Публика довольно жестока, и у нее есть потребность в свежих лицах, а лицо приевшееся начинает раздражать. А уж если тренер ведет жизнь культурного образованного человека, если его приглашают то на КВН, то на «Что? Где? Когда?» — тем более. Тренировать, блин, надо! Вечером ли, ночью, — гонять этих бездельников, а не праздношатанием заниматься!

Так же и у прессы, которой нужна постоянная подпитка новыми Каррерами, которые возбуждают говорить и писать что-то новое. А что нового сообщишь о том, чья жизнь и судьба уже давно у всех на виду? Многие перестали вдумываться в сказанное им — и, когда рассуждая о Мостовом, он сравнивал бывших ярких игроков с людьми, пришедшими с фронта и не знавшими, как применить себя в новой жизни, вычленяли и начинали плясать только вокруг одного вырванного из контекста слова — «дилетант». Оттого он и перестал давать интервью — поскольку видит, что его не слышат.

Со стороны активных фанатов ЦСКА особой любви к нему, этакой интеллигентщине, и вовсе никогда не было — достаточно вспомнить майки «Леня, уходи!» на старте, между прочим, первого его чемпионского сезона. И обещание одного из состоятельных фанатов в случае завоевания армейцами золота при Слуцком купить и содержать в московском зоопарке бегемота. Обещание это, кстати, так и не было выполнено — хотя ставка с тех пор по идее уже утроилась…

Сам Слуцкий всегда говорил, что у него иммунитет к оценкам, которые раздаются не изнутри коллектива. Но не верю, что человека, который столько сделал для клуба, может не задеть и больно не ранить то отношение армейских фанатов, которое выразилось в недавних баннерах, хамских и оскорбительных. Совсем не исключаю, что последней каплей, прибавившейся к общему ощущению тупика, стало именно это. Элементарная человеческая неблагодарность.

Если вдуматься, чемпионство ЦСКА нынешнего сезона — это настоящее чудо. Ведь на протяжении последних трех лет, с 2013 года, красно-синие не покупали футболистов за деньги. К ним при Слуцком и до того не перешел ни один действующий игрок сборной России, за исключением шедшего «с базара» и находившегося в трех месяцах от завершения карьеры Широкова. В то время как тот же «Зенит»… Но все это не ценят, считают «обязаловкой». Видят только неудачи в последних Лигах чемпионов — забывая при этом о том, что чаще Слуцкого в плей-офф этого турнира не выходил ни один российский тренер. Да еще, когда что-то начинает идти не так, опускаются до личных оскорблений в форме наглядной агитации.

Если, увидев их, он хоть на секунду подумал: «Да в гробу я все это видал», — никак не возьмусь его осуждать.

Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, «СЭ»

ДАЖЕ ГИНЕР НЕ ОЖИДАЛ ОТ НЕГО СТОЛЬКО ТРОФЕЕВ

А если кто-то думает, что сделал Слуцкий для ЦСКА лишь то, что должен был сделать, — вспомните момент его прихода на место Хуанде Рамоса, что расценивалось многими как переход к модели эконом-класса. И оцените воспоминания Евгения Гинера в нашем разговоре для книги «Леонид Слуцкий. Тренер из соседнего двора»:

«В то время был экономический кризис, и настал очень тяжелый момент. Рамос же ставил такие задачи, которые мы не могли выполнить… На что я рассчитывал, приглашая Слуцкого? Предположить, что мы выиграем еще столько титулов, для меня было бы удивительно. А вот то, что Леонид Викторович отработает здесь столько лет, — нормально».

В 2008 году, когда из ЦСКА ушел Валерий Газзаев, Гинер уже приглашал Слуцкого — но получил отказ. «Я был тогда настолько счастлив в „Крыльях“… — говорил мне позже тренер. — При таких отношениях с командой, которую сам же и собрал… Нет. Это было невозможно. Причем куда угодно. Мы с Евгением Ленноровичем встречались несколько раз. И я прекрасно понимал, что такое предложение может не повториться».

Много лет спустя Гинер признается мне, что за предыдущий отказ Слуцкого еще больше зауважал, хотя основная версия, почему он случился, у президента ЦСКА все же иная: «Думаю, не получилось, поскольку он сам понимал, что еще не готов принять топ-клуб. Человек же сам чувствует, может он что-то делать или нет. Это очень серьезный и ответственный вопрос. И когда человек умеет дать себе в этом отчет — уже плюс, огромный плюс. И мне очень это понравилось. Потому что когда тренер имеет возможность из простого клуба перейти в топ-клуб, работать в совсем других условиях, бороться за трофеи — это большой соблазн».

Поэтому менее года спустя, когда не получилось у Зико и не хватило денег на удовлетворения требований Рамоса, предложение повторилось. Причем в момент, когда у Слуцкого, тремя неделями ранее ушедшего из «Крыльев», моральное состояние было — хуже не придумаешь. Полгода команде не платили зарплату, случился известный матч в Грозном… Послушайте его слова:

«После Самары я был настолько уставший! И в момент, когда я был в низшей точке эмоционального состояния, вдруг услышал: „Ты — главный тренер ЦСКА“. Меня подняли каким-то самым большим подъемным краном в мире и за одну секунду вынесли на самый эмоциональный верх. Это было грандиозно». Тут контракт Слуцкий подписал молниеносно, едва на него взглянув.

Но со своим чувством самоиронии в какой-то момент (все же не думаю, что при назначении) сказал Гинеру: «Я себя называю — „черная вдова“. Здесь есть два варианта — либо меня нельзя приглашать в клуб, но если уж пригласили — нельзя увольнять. Потому что, когда я работал во всех прежних командах, они существовали. А не стало их после моего ухода». И вправду — с футбольной карты исчезли «Уралан» и «Москва», а «Крылья» на момент произнесения этих слов спасались с помощью петиций президенту страны.

Гинер этих слов, думаю, не забыл. Потому что нынешний уход Слуцкого — не увольнение, а решение самого тренера. К тому же и придет, по всей видимости, его друг и экс-помощник в ЦСКА Виктор Гончаренко. Преемственность во всей красе.

30 октября 2009 года. Москва. ЦСКА — «Терек» — 1:0. Леонид СЛУЦКИЙ в дебютном для себя матче ЦСКА. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

НЕ РАБ ДЕНЕГ

Меньше всего я удивлен тому, что из ЦСКА Слуцкий ушел сам. Деньги для него никогда не имели определяющего значения, что в нашем разговоре для книги о тренере точно сформулировал Евгений Гинер: «В моем понимании есть две категории людей. Есть рабы денег. А есть люди, которые тоже хотят зарабатывать, и чем больше — тем лучше. Но для того, чтобы было легче жить. Чтобы условный вопрос, на что купить ребенку школьную форму, не мешал работать. Вот Леонид Викторович — из таких, а не из рабов денег».

А вот — слова из нашего давнего разговора с самим Слуцким: «Этап, когда я тренировал „Олимпию“ и ездил на троллейбусе, был для меня таким же счастливым, как и сегодняшний, когда я езжу на хорошей машине с водителем тренировать ЦСКА. Думаю-то все равно о другом. И если у меня не будет хотя бы минимального внутреннего комфорта или удовлетворенности, я не смогу работать на этом месте, даже если мне предложат сто миллионов».

О многом в подтверждение этих слов говорит один тот факт, что первый раз он взял из клуба контракт, чтобы просто поглядеть, о чем там вообще написано, лишь спустя три года после прихода в ЦСКА. И что в его контрактах с клубом никогда не было пункта о неустойке.

Вот и ушел он сам, не цепляясь за щедрый оклад, что свойственно немалому числу его коллег. Причем не раз (известно как минимум о двух таких случаях) Слуцкий пытался сделать это и раньше. Ключевая история произошла летом 2012 года, после бронзы и непопадания в Лигу чемпионов. И базировалась она на все той же усталости.

«Я подал заявление об отставке и искренне хотел, чтобы его приняли», — рассказывал Слуцкий. Гинер сначала предложил ему вернуться к разговору через десять дней, а их провести на отдыхе с семьей. А когда тренер пришел еще раз с прежней просьбой, потратил по нескольку часов несколько дней, чтобы его переубедить. И тогда уже Слуцкий решил: «Увидев такое отношение, я понял: уход из ЦСКА будет предательством. И согласился остаться. Хотя решение далось нереально тяжело».

К тому времени у Слуцкого за два с половиной года был лишь один выигранный Кубок. Гинер, посчитав заявление тренера не более чем эмоциональным всплеском, видел его голод до трофеев — и сам, думаю, хотел себе доказать, что правильно поступил, назначив его осенью 2009-го. И следующей весной Слуцкий взял первое из трех своих чемпионств.

Хотел бы, кстати, посмотреть, кто еще из тренеров, работавших с одной командой такой срок, по итогам ни одного (!) сезоне не опустился ниже третьего места. Свое законное место в тройке ЦСКА Слуцкого занял и сейчас, когда он уходит. Причем со всего тремя очками отставания от зоны Лиги чемпионов, от «Зенита». В таком «тупике», думаю, многие из его коллег мечтали бы оказаться.

25 октября 2009 года. Москва. ЦСКА — «Москва» — 1:3. Евгений ГИНЕР через день подпишет контракт с Леонидом СЛУЦКИМ. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

ЗА ГРАНИЦУ — ЛУЧШИЙ ПУТЬ?

Передавая Слуцкому дела в 2009 году, Хуанде Рамос, мягко говоря, невысоко оценил игроков и команду в целом. А заключил двухчасовой разговор с преемником фразой: «А если что-то случится с вратарем — бросайся с моста».

И с вратарем за эти годы случалось, и чего только вообще ни происходило. Но окончательное ощущение несдвигаемой стены навалилось на него только сейчас. И теперь уже сам Гинер, похоже, не видит, как это моральное состояние тренера можно преодолеть. Аргументы были исчерпаны. А может, и вправду нужен был свежий взгляд и какая-то новая энергетика для того, чтобы строить новую команду. История рассудит.

Возможно, это расставание — красивое, мирное, без битья тарелок — будет лучше для всех. Ведь, когда ситуация не созревает, а перезревает, все заканчивается жутким скандалом даже между такими достойнейшими людьми, как Константин Бесков и Николай Старостин в 1988-м. Гинер как матерый президент понял, когда стороны дали друг другу все.

Слуцкий никогда не боялся неизвестности, чего-то еще не пройденного. Возраст и кругозор позволяют ему не бояться достаточно серьезной смены обстоятельств. Поэтому ожидаю сейчас крутого поворота в его судьбе. И не сомневаюсь, что это будет очень интересно, и он чрезвычайно мотивирован. Совсем не удивлюсь, например, если он бросит себе крутой вызов и уедет за границу — допустим, в скромную английскую команду. Благо, известно, что его связывают прекрасные отношения с Романом Абрамовичем — и за его весомой рекомендацией, надо полагать, дело не станет.

Если все сложится именно так, Слуцкий вновь сломает шаблоны. Ему не привыкать.

Могу ошибаться (сам тренер никогда в этом не признавался и нескоро, думаю, признается), но мне кажется, что на Слуцкого довольно сильно повлияла неудача в сборной. В том смысле, что заставила о многом задуматься и внутренне переоценить.

Людей с таким чувством собственного несовершенства, как у него, матчи вроде 0:3 с Уэльсом не могут не потрясти. Проиграй валлийцам, допустим, так же, как словакам — это еще можно списать на стечение обстоятельств и расположение звезд. Уэльс — уже никак. После этого волей-неволей приходится смотреть на собственную страну в масштабах мирового футбола как на захолустье. А значит, и на себя как на его составную часть. И, если у тебя есть здоровые амбиции, хотя бы сделать попытку из него, этого захолустья, вырваться…

А в том, что это чувство собственного несовершенства есть, я убедился еще в 2010-м, когда мы беседовали со Слуцким у него дома. Незадолго до того ЦСКА вышел в четвертьфинал Лиги чемпионов (что, к слову, не удавалось больше никому из российских тренеров со времен Олега Романцева-1995, да и то тогда 1/8 финала в природе не было), и я поинтересовался, когда у Слуцкого появилось чувство, что он готов работать с российским топ-клубом.

Ответ меня потряс. Тренер сказал: «А оно у меня и сейчас еще не появилось. У меня никогда не было высокой самооценки. Что появилось — так это чувство большого тренерского счастья, что поработал в Лиге чемпионов. Получается, что я уже не зря был в профессии».

Не только поэтому, Леонид Викторович. Еще и потому, что вы сломали абсурднейший шаблон, царствовавший в России: мол, чтобы стать успешным тренером, нужно обязательно играть в футбол, желательно — хорошо. Особенно четко это сформулировал Анатолий Байдачный: «Для меня неприемлемы тренеры, которые не играли в футбол».

Жажда знаний подменялась уже не имевшим практической ценности умением бить по мячу. Оттого и чуть не лопнули в середине 2000-х от зависти коллеги, когда на стажировке в «Челси» к ним вышел супермодный в тот момент Жозе Моуринью — и, увидев ряд из тридцати российских специалистов, вдруг подошел к молодому Слуцкому и обнял его. Они уже были знакомы, и Особенный имел возможность оценить стремление этого безвестного парня к познаниям. Спустя годы, перед четвертьфиналом Лиги чемпионов с «Интером», он передаст Слуцкому упаковку из трех бутылок своего фирменного вина…

Леонид СЛУЦКИЙ и Жозе МОУРИНЬЮ. Фото Александр ФЕДОРОВ, «СЭ»

ОТ ДЮСШ БЕЗ РАЗДЕВАЛОК — К ТРЕМ ЧЕМПИОНСТВАМ И НОВОЙ АРЕНЕ

А до того о его жажде знаний узнали волгоградские преподаватели. Слуцкий закончил школу с золотой медалью и институт физкультуры — с красным дипломом. Вскоре он начнет возвращать эти знания волгоградским детям — в школе ЦСКА имени Леонида Слуцкого, которая в ближайшие дни открывается в родном городе тренера.

Мало кто понимает, что для своего нынешнего уровня Слуцкому пришлось пройти куда более долгий и трудный путь, чем почти всем его коллегам. Потому что, в отличие от них, игравших в футбол, он начинал в статусе «никто и звать никак».

Поставьте себя на его место. Вам 22 года, вы аспирант Волгоградского инфизкульта с красным дипломом. Вы приходите тренировать детей в затрапезную ДЮСШ-11 своего города, где когда-то сами занимались. Обнаруживаете разрушенный стадион, раздевалок нет вообще. Чтобы набрать детей, сами пишете объявления, а ваша мама расклеивает их по соседним подъездам.

Представили? А теперь подумайте — какие три чемпионства, какая сборная, какие 2:1 на «Сан-Сиро» и «Этихаде» и 3:3 на «Олд Траффорде»? Да пусть даже и 1:5 от «Ромы» и 0:3 от «Монако»… Какая, наконец, сборная с выходом и пусть даже провалом на Euro?

Он много раз падал, вставал — и шел дальше. От ДЮСШ-11 с разрушенным стадионом без раздевалок — к трем золотым медалям с ЦСКА и новой красно-синей арене на 3-й Песчаной. То, что на нее команду вывел именно Слуцкий, тоже ведь войдет в историю.

А нынешний уход — это даже не падение. Это переосмысление и передышка, чтобы не ехать дальше по одним и тем же рельсам, а стать еще сильнее. Чтобы прийти в новый клуб и, возможно, новую страну уже другим тренером, чем он приходил семь лет назад в ЦСКА. Чтобы по-другому выстраивать отношения с руководством и, может быть, игроками. Чтобы уже обладать резюме, с которым твоя новая команда не подумает задаваться вопросом: «А кто это?». Чтобы, может быть, стать смелее и агрессивнее в стратегии игры, чего от него многие в армейские времена так хотели. Чтобы, наконец, вновь обрести ту свежесть эмоций, которая была у него раньше и которой, быть может, не хватало в последнее время.

В ЦСКА Слуцкий шел человеком без единого взрослого (два чемпионских титула в ДФЛ и победу с «Москвой» в чемпионате дублеров не берем) трофея в карьере. Он размышлял тогда: «Если бы завоевание титулов озачало тяжелые отношения с игроками — то, наверное, я бы не сделал выбор в пользу титулов. Может быть, это и делает меня человеком без титулов, по крайней мере, на данном этапе. Но буду надеяться, что это не так. Работа в ЦСКА даст ответы».

Дала. Он и тираном не стал, и титулы завоевал. И сохранил в себе способность, прочитав в день выездного матча с «Ромой» о мечте девушки-инвалида, болельщицы ЦСКА Елены Поповой получить майку Тотти с автографом, после 1:5 не забыть об этом — и лично позвонить ей с известием о таком подарке.

Я не могу относиться к такому человеку объективно, побеждает он или проигрывает. И если кто-то ждал от этого материала холодного, беспристрастного разбора плюсов и минусов — не обессудьте. Мне вообще кажется, что настоящей объективности в этой жизни не бывает — либо она означает равнодушие.

И потому я неравнодушно жду следующего витка в карьере Слуцкого. А желающим его на прощание похвалить или поругать напоминаю четверостишие Редьярда Киплинга, продекламированное им на пресс-конференции на следующий день после победного матча в отборочном цикле Euro-2016 Россия — Швеция:

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос — лжив.

За последний год Слуцкий отведал изрядно и успеха, и поруганья. Как это было в карьере любого тренера — того же Валерий Лобановского, которого сейчас считают богом, а когда-то и игроки в 1976-м из киевского «Динамо» пытались выжить, и из сборной в 1983-м увольняли с формулировкой Госкомспорта «в дальнейшем не привлекать к работе со сборной СССР». А Лобановский продолжал идти своей дорогой — и вернулся в сборную уже два с половиной года спустя. И дважды, причем оба раза триумфально, возвращался в Киев.

Куда выведет дорога Слуцкого — узнаем, думаю, совсем скоро.

• источник: www.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
3 комментария

Надеемся на мудрость ЕЛ Гиннера!

Ответить
8 декабря 2016, в 21:02
+1

Всплакнул.

Ответить
paranoja
9 декабря 2016, в 14:24
0

Когда уже это закончится?
(не читал, осуждаю)

Ответить
barsuk09
9 декабря 2016, в 14:32
0
Сейчас обсуждают