Вице-президент РФС Сергей Капков о Газзаеве, Абрамовиче и строительстве стадионов (фрагмент интервью)

- Почему все-таки было решено, что сборной нужен иностранец?

- Потому что все возможные российские претенденты из нашего чемпионата отказались.

- Варианты привлечения Анатолия Бышовца или Валерия Непомнящего обсуждалась?

- Тогда нет.

- А с прежними тренерами сборной вы разговаривали?

- Только с Газзаевым. Но у него были другие планы.

- Между тем создается впечатление, что он хотел бы вновь возглавить национальную команду.

- Думаю, что хотел бы. Но его не отпустил бы ЦСКА, а совмещение исключалось. Чтобы строить футбольную пирамиду требуется тренер национальной сборной, который контролировал бы всю вертикаль сборных - от детских и юношеских до олимпийской и национальной, задавал бы им всем общую философию.

- Как вы относитесь к позиции Газзаева, что сборной должен руководить россиянин?

- Мы несколько раз разговаривали с ним, и я готов согласиться с его словами: тренером сборной должен быть россиянин, но подходящей кандидатуры нет. К сожалению, тренерская школа у нас сейчас довольно слаба. С другой стороны, многие российские тренеры, может быть, и не были заинтересованы в работе со сборной, потому что в клубах получают значительно больше.

- Вы давно знаете Абрамовича?

- Да. Я даже был у него заместителем губернатора на Чукотке.

- Тогда вспомните, пожалуйста, "футбольный" этап его биографии. За прошедшее время футбол изменил его как бизнесмена или как человека?

- Не заметил особых изменений. Наоборот, мне кажется, в футболе Абрамович нашел именно то, что совпадает с его характером, внутренним миром. Именно поэтому он так плотно им занимается. Кстати, интерес к футболу у него появился давно. Абрамович лишь искал, в чем его воплотить: как вы помните, до "Челси" он проявлял интерес к покупке российского клуба, в частности ЦСКА. Ездил на матчи армейцев, в том числе и на выездные, присматривался. В итоге выбрал английский футбол как сильнейший в мире, но в России пытается развивать футбольную инфраструктуру.

- Почему Абрамович не любит общаться с прессой?

- Видимо, потому что первый опыт общения с прессой после того, как он попал в публичную жизнь из бизнеса, был негативным. Знаете, как случается в политике? Что бы ты ни говорил, напишут все равно то, что надо. Хотя в принципе к журналистам Абрамович относится хорошо. Как вы помните, мы приглашали группу спортивных журналистов в Лондон, он беседовал с ними.

- Кстати о стадионах, один из которых ваш фонд собирается строить в столице. Зачем Москве еще одна арена?

- Так ведь хороших почти нет. Разве что "Локомотив". "Лужники" - очень "сложный" стадион. Старый, с искусственным покрытием и непонятной структурой собственности. В конце концов, с его трибун не слишком удобно смотреть футбол. Про остальные я и не говорю. Если бы нам дали возможность реконструировать в Москве какую-нибудь арену мы бы двигались в этом направлении. Но такой возможности нет. Знаю, что свои стадионы собираются строить ЦСКА и "Спартак". В ЦСКА я верю - потому что разговаривал на эту тему и с его руководством, и с Юрием Лужковым. Так или иначе, и ЦСКА, и "Спартак" планируют строить максимум тридцатитысячники. А мы - стадион на 55 тысяч мест, один из лучших в Европе. Такой, на котором можно было бы провести финал Лиги чемпионов.

- Разговоры о таких новостройках идут уже давно. Люди разуверились.

- Что ж, как я уже заметил, это одна из наших главных задач. Вторая - строительство базы сборной, и в этом направлении тоже идет работа. К сожалению, пока мне не удается убедить продать нам землю в ближнем Подмосковье - даже по коммерческой цене. Со стадионом все тоже непросто. Спасибо Лужкову - он подписал соответствующее постановление. Но при этом "обременил" собственниками. На земле, где планируется строительство, расположен гаражный кооператив. И мне придется договориться со 150 его членами предоставить им для гаражей альтернативное место. А они понимают, кто я. Поэтому диалога, скорее всего, не получится: место под гаражами предложат выкупать по цене машин и квартир. Тем не менее мы пытаемся что-то сделать. Уже заказали экологическую экспертизу, выясняем, есть ли выход из тупика.

- Вот здесь-то и может помочь государство.

- Да. Но дело не в стадионе. Возможно, главная задача нашего фонда в том, чтобы привлечь внимание к проблемам футбола. Что мы все говорим "Абрамович, Абрамович"? Найдется много людей, которые готовы поддержать наши инициативы. Примеры существуют. Когда мы стелили поле в Набережных Челнах, президент Татарии Минтимер Шаймиев, как восточный человек, положил еще одно. То же произошло в Нарофоминском районе Подмосковья. Мы строим одно поле - глава города покупает еще два. Мы положили 35 полей, и здесь с нами связывается Александр Гайдамак (известный бизнесмен, владелец "Портсмута". - Прим. "СЭ"). И говорит: "Давайте поделим территории. У меня в Башкирии заводы. Можно я там поля положу?" Ну и вопрос! Конечно! Мы приехали к Мутко, все обсудили. Мутко предложил выбрать пару адресов. Гайдамак выбрал, построил поля.

Другими словами, на собственном примере мы стараемся втянуть в работу как можно больше заинтересованных лиц.

А возвращаясь к вопросу о базе сборной, хочу сказать, что мы продолжаем вести диалог, разрабатываем приемлемые схемы. Такой объект никогда не окупится. Но мы, например, обещаем, что база увеличит стоимость окружающей земли, которая достанется им. Можно создать с РФС или правительством Подмосковья управляющую компанию... В общем, двигаемся вперед. Жаль, не так быстро, как хотелось бы.

• источник: sport.com.ua

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают