Евгений Гинер: «К новому стадиону ЦСКА перейдет славный дух старой “Песчанки”»

Евгений Гинер: «К новому стадиону ЦСКА перейдет славный дух старой “Песчанки”»

Оказалось, что о необходимости построить для ЦСКА собственный стадион Евгений Гинер задумался почти сразу после того, как пришел в армейский клуб. Для того же, чтобы воплотить эту прекрасную идею в жизнь, потребовалось пятнадцать лет. Насколько долог оказался этот срок, судить сложно. Главное, мечта многих болельщиков ЦСКА наконец осуществилась — и мы пришли поговорить с Евгением Ленноровичем о том, каким был этот путь к созданию собственного футбольного дома.

— Вы пришли в ЦСКА в феврале 2001 года. Понятно, что в первое время у клуба было много насущных проблем, которые вам пришлось решать. А когда возникла идея построить для ЦСКА новый стадион?

— 1 апреля 2001 года. Русскому человеку нужен дом — это ведь только за границей все постоянно арендуют, живут в чужих квартирах. Это — во-первых. А во-вторых, собственный стадион — это совсем другая атмосфера, другая жизнь команды.

— Путь к созданию армейского стадиона был весьма тернист. Например, долгое время клуб судился за землю под строительство с Министерством обороны.

— Нет, мы скорее договаривались, а не судились. Проблема была не столько в тогдашнем министре Сердюкове, сколько в том, что после развала Советского Союза федеральные, городские земли не были разделены. Поэтому для начала нужно было во всем хорошенько разобраться — чтобы потом не оказалось, что строить на этой земле нельзя и что стадион нужно снести. Когда пришел Сергей Семенович [Собянин], дело значительно ускорилось — он нам очень помог, как и Марат Хуснуллин [заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики].

— До 2000 года на 3-й Песчаной улице располагался старый стадион ЦСКА имени Григория Федотова, который был любим не одним поколением армейских болельщиков. Как вы считаете, перейдет ли к новой арене — по наследству — славный армейский дух «Песчанки»?

— Безусловно. Мне тысячу раз предлагали построить стадион где-то в другом месте. Например, Роман Аркадьевич [Абрамович] советовал возвести арену по дороге в Сколково — там большой участок. Но как раз для того, чтобы сохранить этот славный дух, о котором вы говорите, я принял решение строить на старом, историческом месте. Да, нам еще нужно здесь обжиться, устранить какие-то недочеты, но при этом, если вы заметили, после окончания матча-открытия зрители покинули трибуны за пятнадцать минут. Людям было удобно — и спуститься в метро, и уехать на машинах. Думаю, за полгода условия тут станут идеальными.

— При проектировании стадиона за основу была взята какая-то европейская арена или макет создавался с нуля?

— Нет, ни на какой другой стадион мы не ориентировались. Проектировщикам я дал задание создать уютный домашний стадион. Наверное, он получился в духе старых английских стадионов, которые мне очень нравятся, — они прямоугольные, с разделенными трибунами, расположенными близко к полю.

— Шесть лет ЦСКА играл в Химках и вот, наконец, возвращается в пределы МКАД. Теперь болельщики смогут добираться на домашние матчи армейцев на метро, и нам особенно приятно, что скоро — как важнейшее дополнение к новому стадиону — появится станция метро ЦСКА. Правда ли, что вы проложили много усилий, чтобы московские власти утвердили именно это название, а не «Ходынское поле», как планировалось ранее?

— Не хочу, чтобы в этом интервью, слишком часто звучало слово «я». Я бы сделал акцент на том, что московские власти прислушались к пожеланиям болельщиков. Кроме того, очень много помогали Сергей Борисович [Иванов], Сергей Викторович Чемезов [генеральный директор корпорации «Ростех"]. Сергей Семенович дал нам добро — и дальше мы уже действовали в правовом поле. Все знают, что здесь — Мекка ЦСКА. Не только футбольного, но и хоккейного, баскетбольного. Здесь же и другие виды спорта. Можно было бы не настаивать на своем, если бы станция метро была бы здесь изначально и называлась по-другому — менять название было бы неправильно. Новая же станция метро заслуживала имени ЦСКА — считаю, это честнее всего. В декабре она должна открыться.

Проект входа на станцию метро ЦСКА
Проект входа на станцию метро ЦСКА

— Вернемся непосредственно к стадиону. Расскажите историю возведения башни. Как возникла идея совместить футбол с бизнесом?

— Стадион должен окупать себя. Я тоже не вечен, и стадион должен жить — обслуживать себя, зарабатывать на команду — вне зависимости от того, есть Гинер или нет.

— Стадион — это не просто спортивное сооружение, а своего рода храм, в стенах которого должна храниться славная история ЦСКА. Каким всё же будет его название? В одном из интервью вы сказали, что он будет называться ВЭБ-Ареной.

— Да, я сейчас веду переговоры о коммерческом названии. Это — актуальная тенденция, дополнительный заработок как для команды, так и для самого стадиона.

— Трибуны уже названы — как части аббревиатуры армейского клуба (Ц, С, К и А). Получат ли они дополнительные названия в честь легендарных армейцев?

— Мы думаем об этом. Возможно, устроим опрос, хотя я прекрасно понимаю, что единого мнения никогда не будет.

— Планируется ли установка памятников великим армейцам на близлежащей территории?

— Я разговаривал со скульпторами, однако пока не понятно, где и как можно воплотить эту идею в жизнь — просто потому, что у нас мало пространства. А делать это на пандусах, где ходят люди, не слишком удобно. Впрочем, в дальнейшем мы попытаемся найти выход из положения — нам обещали передать два соседних поля.

— Появится ли на стадионе музей ЦСКА?

— Да, как только мы отшлифуем то, что связано с подъездами, выездами, вентиляцией и прочими подобными вещами, мы перейдем к созданию музея.

— Планируется ли там какая-то экспозиция, посвященная жизни болельщиков?

— Ребят, я неоднократно говорил, — а вы уже, наверное, поняли, что заставить меня говорить то, чего мне не хочется, очень трудно, ибо я не перед кем не рисуюсь, — что музей должен быть посвящен не только футболистам, тренерам и соперникам, с которыми играл ЦСКА, но и болельщикам. Мы — одна семья, и нельзя вычеркнуть болельщиков из списка тех, чья деятельность будет представлена в музее. Я считаю армейских болельщиков лучшими в стране — это мое субъективное мнение, и его никто не сможет опровергнуть. Когда мы построили стадион, вы не представляете, сколько людей, у которых хранятся старинные фотографии, газетные вырезки, сувениры, стали звонить в клуб с предложением передать всё это достояние в музей. Один из болельщиков собрал воедино программки всех матчей ЦСКА! И он наверняка сделал это не для того, чтобы заработать деньги, а чтобы подарить людям праздник. По-моему, это прекрасно! Так что, повторюсь, мы одна семья, в которой не только Федотов, Аркадьев, Николаев, Плахетко, Березуцкие, Газзаев и многие другие, но и болельщики, которые являются нашим двенадцатым игроком. Без болельщиков ЦСКА был бы обычным клубом — какие бы результаты он ни давал.

— Появление нового стадиона подразумевает работу по привлечению новых болельщиков, которые будут этот стадион заполнять.

— Эту работу мы ведем постоянно. Еще в Химки мы приглашали и солдат, и воспитанников детских домов, и студентов. Среди болельщиков произошло разделение: есть те, кто не пойдут на стадион ни при каких обстоятельствах, ибо предпочитают смотреть футбол по телевизору, и есть те, кто пойдут на стадион всегда — в любую погоду, при любых обстоятельствах. При этом мы свое дело сделали: построили уютный стадион, где комфортно находиться, где болельщик будет вести себя иначе, — придут семьи, мамы, дети. Пятилетний ребенок, которого отец впервые привел на трибуну, уже никогда не выбросит эти впечатления из своего сердца. Люди будут дорожить своим именным местом, которое будет передаваться от отца к сыну. Главное сейчас, чтобы люди заполнили семейные сектора.

— В Химках трибуны заполнялись только на статусных матчах — на игры же со средними соперниками приходили в основном фанаты. Расскажите, как формировалась ценовая политика на абонементы на новой арене.

— За это отвечает коммерческий и маркетинговый отделы. Если я буду заниматься решительно всем, то, во-первых, у меня лопнет голова, а во-вторых, зачем давать людям зарплату, если я всё делаю сам. Если вы зададите этот вопрос Андрею Зарубьяну [коммерческому директору] или Роману Бабаеву, они наверняка вам ответят. Мое субъективное мнение: заниматься заполнением этого стадиона должны вы, приводя своих друзей, девушек, жен. Почему? — Потому что мы единая семья. Один с сошкой, а семеро с ложкой? — Нет, в семье такого не бывает.

— Болельщики активно интересуются, как можно попасть на работу в клуб. Готовы ли вы к тому, чтобы расширить ряды сотрудников после открытия стадиона?

— Я не против, так что отвечу, что готов. Но это должны быть люди нового поколения: они должны не просто хотеть работать в ЦСКА и чувствовать себя сопричастными, но и привносить в клуб что-то свое. Сегодня есть много молодых людей, имеющих прекрасное образование, креативные мысли. Мы-то уже из того века — каменного! А такие люди должны здесь работать. Курьеров у меня в клубе нет: каждый должен делать свое дело, нести ответственность и показывать результат. Не потому, что это спортивный клуб, от которого требуется результат; я просто хочу, чтобы каждый выкладывался на сто процентов. Нужен тот, кто готов прийти, доказать, не опозориться и не ходить потом с красными ушами, рассказывая, что работает в ЦСКА. А ведь сегодня это очень престижно — никто не скажет, что за пятнадцать лет мы не подняли клуб… над землей. Мы, конечно, не на небесах — мы не «Реал» и не «Манчестер Юнайтед». Но нас знают и с нами считаются.

— Каковы ваши впечатления от первого поединка на новом стадионе — с «тереком»?

— Мало сказать, что я был восхищен и что по телу у меня пробежали мурашки… Вы знаете, наверное, у меня такой характер: мы победили, и я был этому рад, но опустошен. Я очень устал и даже отчасти не понимал, что происходит. Мы отдали все силы — и вот теперь дело сделано, и теперь стадион начнет жить, работать. Это — на десятилетия вперед.

Салют перед первым матчем на «Арене ЦСКА». Фото: Чемпионат.ком

— Почему ЦСКА не стал проводить специальный матч открытия?

— Я хотел организовать такой матч и даже договорился с Романом Аркадьевичем о приезде «Челси», но сроки открытия стадиона сдвинулись. Мне было очень неудобно, что мы поломали их планы — но я очень признателен Роману Аркадьевичу. Кроме того, я хочу за год — до начала следующего сезона — привести наш стадион в идеальное состояние — чтобы потом пригласить тот же «Челси».

— Следите ли вы за жизнью трибун за воротами?

— Да, я очень благодарен болельщикам за их старания. Мне нравится, что в нашей семье есть доверие — никакие металлические заборы не отделяют нас от болельщиков.

— Мы тоже это очень ценим. А если говорить даже не про новый стадион, а про все последние годы: можете ли вы вспомнить самые яркие матчи по атмосфере?

— Я мог бы привести в пример игру с «Реалом» или с «Манчестером» — «Юнайтед» и «Сити». Но если говорить в целом — о духе, о перфомансе, — то прежде всего стоит выделить дерби со «спартаком». Когда заполнялись «Лужники», это было незабываемое зрелище.

Дерби ЦСКА — спартак в Лужниках. Фото: Пески.ру

— Мы тоже скучаем по «Лужникам». Может быть, когда «Лужники» будут реконструированы, дерби снова будут проводиться именно там?

— Да, это возможно. Только нужно будет договориться со «спартаком», чтобы в «Лужниках» прошли обе игры.

— Знаете ли вы, что армейские фанаты активно используют черный цвет — в дополнение к красному и синему. …Вот, я вижу у вас и шарф, который мы дарили.

— Конечно, он у меня. Я ценю такие подарки, поверьте.

— Так вот, долгие годы третий комплект армейской формы был черным. В прошлом сезоне он стал нестандартным — салатовым. В этом же сезоне черный комплект снова появился, но в нем пока сыграли только один раз — в Кубке России…

— Давайте уж не будем выяснять, кто в каких трусах пришел! Это маркетинг, и ничего более. Должно быть разнообразие. Даже вам будет удобнее вспоминать, в каком году мы что-то выиграли в форме определенного цвета.

Граффити на «Арене ЦСКА с изображением Федотова. Фото: Паблик «Арена ЦСКА»

— Стадион украшен граффити, которые прославляют легендарных армейцев. Эта идея принадлежала болельщикам, они же ее полностью реализовали. Как оцените результат?

— Мне понравилось! Сделано очень красиво, мне кажется, это наш оригинальный армейский стиль. Но работа еще далеко не закончена — в будущем должны будут появиться изображения еще многих легенд.

— Россия готовится к проведению чемпионата мира. Часть новых стадионов ужа введена в эксплуатацию («Открытие-Арена», «Казань-Арена»), часть (зенитовский, динамовский) всё еще строятся. Если сравнивать с этими стадионами, в чем плюсы и минусы нового армейского?

— Мне кажется, сравнивать неправильно. Наш стадион, во-первых, наш, а во-вторых, он совсем другой. Строить исключительно под чемпионат мира было бы неправильно. У нашего стадиона впереди десятилетия, а чемпионат мира, — мы могли бы добиться права его принимать, — принес бы нам в лучшем случае три игры. Наш стадион удобен, уютен, поблизости несколько станций метро, много разъездных путей. Осталось довести до ума такие вещи, как питание, рассадка…

— Армейские фанаты дружат с белградским «Партизаном», польским «Видзевом», софийским ЦСКА. Возможно ли в летнее межсезонье проведение товарищеского турнира с участием этих команд на нашем стадионе?

— Да, но неужели вам было бы интереснее посмотреть игру с софийским ЦСКА (при всем уважении), а не с «Челси»?

— Просто в таком случае приехали бы фанаты этих клубов, и для болельщиков был бы настоящий праздник.

— Думаю, «Челси» тоже создаст праздник — стадион заполнится до отказа. Если возвращаться к вопросу проведения турнира — то такие матчи мы можем проводить с кем угодно в межсезонье — мы готовимся, проводим игры. Второй момент — это бюджеты этих клубов. Если приглашать эти клубы — им нужно будет оплатить дорогу, проживание… Даже ЦСКА сейчас просто так, никуда не поедет, а эти клубы поедут с удовольствием, но надо же еще за что-то.

• источник: rbworld.org

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают