Репортаж с трибуны: в поисках Виллаш-Боаша

Репортаж с трибуны: в поисках Виллаш-Боаша

Обозреватель «СЭ» — о том, что не попало в объективы камер на центральном матче 8-го тура РФПЛ — ЦСКА — «Зенит».

Юрий ГОЛЫШАК из Химок

Я сидел на пресс-конференции в первом ряду и гадал: сколько раз сорвался бы от всех этих вопросов Виллаш-Боаш, хмурый и безо всяких подначек?

Питерские корреспонденты сошлись в формулировке: «отыгрались на ровном месте». Предложения их начинались по-разному — а завершались одним, вот этим самым: «На ровном месте»…

Но Боаша в зале не было — а без него фирменная невская издевка теряла смысл. Добрейший Сергей Богданович Семак не раздражался вовсе. Улыбался каждому, завладевшему микрофоном. С врачебной снисходительностью сводил наскоки к темам отвлеченным — начинал вдруг говорить про собственную большую семью, которую надо кормить. Тут же снова выруливал на футбол: вовсе не на ровном месте «Зенит» отыгрался, а по-хорошему должен был выигрывать. Если б случился пенальти на Смольникове. И вообще, судейство оставляло желать…

Семаку верили как Вольфу Мессингу. Все кивали головами: да, семью надо кормить. А Смольников — это голова.

Вот только Леонид Слуцкий, появившийся десятью минутами позднее, понятия не имел, что ЦСКА, оказывается, в этом матче «отскочил».

***

Питерские корреспонденты Боаша не одобряют.

— И ведь не скажешь, что не прав! Но как-то это все…

— Как-то это все хмуро, — продолжаю мысленно я. Глядя на подмосковное небо.

— Вот-вот, — соглашаются коллеги.

…Фанаты «Зенита» и ЦСКА устроили дуэль взглядов — через железные поручни, через полицейские дубины, через лошадиные хвосты. Большой неприязни не чувствовалось — как, впрочем, и любви.

Первыми не выдержали приезжие. Выкрикнули что-то. С противоположной стороны отвечать не стали. Но взгляды стали строже. Больше «Зенит» обстановку не накалял.

Я и сам не понял, как оказался в толпе с сине-бело-голубыми флагами. Как закружил, понес меня этот людской ручей к подъезду номер десять. Казалось, из таких тисков не вырваться. И буду я смотреть футбол из зенитовского сектора. Задание под угрозой. Кое-как выбрался на обочину — и бочком, бочком к другим дверям.

Отметив про себя: пока я размышляю, не стоит ли на следующий матч приходить в ватнике, питерские фанаты продолжают разъезжать по выездам в маечках с коротким рукавом. Прекрасные люди.

***

Когда-то я, вооружившись фотокамерой, отправился смотреть футбол с бровки. Не столько смотреть, сколько слушать. Но вот неожиданность — игра не началась, а фотографов погнали за ворота. Там смотрите, там слушайте. С того матча осталась у меня россыпь фотографий Акинфеева со спины. Сквозь сетку ворот. Вот Акинфеев в прыжке. Вот поправляет одну гетру, вот другую. Вот выбрасывает с руки туда, куда другой с ноги не добьет. Если кому надо — обращайтесь.

…Толпы, большие толпы стекались к «Арене Химки» — вот растерянно силится вырваться из пробки свадебный лимузин. Вот чумазый подмосковный кот выпучил глаза, не зная, куда бежать. Здесь люди, там — собаки лагерных пород.

Я на всякий случай отыскиваю для чахлого своего автомобиля дворик подальше от стадиона. Чуть ближе к городу над вольной Невой. Помню, как рассказывал мне Рашид Рахимов — оставил машину у самых стен австрийского стадиона. На лобовом стекле вымпел: «Рахимов — легенда «Аустрии». Кто обидит такого человека?

Вернулся — а фанаты то ли «Рапида», то ли еще кого расписали автомобиль авторскими пожеланиями. Гвоздями по металлу, чтоб дольше помнились.

***

Встречаю одного из самых известных болельщиков ЦСКА — Андрея Малосолова. По прозвищу Батумский. Такой матч — чудесный повод рассказать о делах фанатских.

— Откуда прозвище?

— Связано с поездкой в город Батуми в 89-м. Доехал я, правда, только до Тулы, там меня высадили. Потому что никакого билета не было. Это был своеобразный кодекс чести — даже если есть деньги, билет не покупать. Я коллекционировал программки, из Батуми мне их привезли. Менял их, продавал. Люди спрашивали: «Тебя же не было в Батуми?» — «Не было» — «А программки есть?» — «Есть» — «Вот и будешь Батумский…»

Суббота. Химки. ЦСКА — «Зенит» — 2:2. Болельщики «Зенита». Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

— Самый живописный выезд в вашей жизни?

— У меня выездов больше ста. Треть — с каким-то экстримом. Случались страшные вещи, немыслимые по современным меркам. Например, выезд в Воронеж в 89-м. С этим городом к тому моменту было года четыре жесткого противостояния. В 84-м году у них возникло движение, которое побило всех москвичей, там особенно здорово получили киевляне. Единственные, кто воронежским «накидал» — это фанаты ЦСКА в Москве, на кубковом матче. В 86-м случился героический выезд — 28 наших ребят отбились в Воронеже от огромной толпы местных. Мы их прозвали «28 панфиловцев». Но выезд 89-го года помнить будут все, кто в нем участвовал.

— Что случилось?

— Нас было 150 человек, это очень много для первой лиги. После матча нас провожали на вокзал тысяч пять местных болельщиков. Нас вела милиция — и каждые сто метров происходила попытка прорыва. То с их стороны, то с нашей. Летели камни, палки, трехлитровые банки… Для обывателя это выглядело страшно — но для нас было прикольно.

На вокзале милиция решила: даже если у кого-то есть билет на поезд — считайте, потеряли.

Суббота. Химки. ЦСКА — «Зенит» — 2:2. Алан Дзагоев не смог забить пенальти в ворота Юрия ЛОДЫГИНА. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

— Что делать?

— Говорят: «Единственная возможность вам отсюда уехать — электричкой до Мичуринска. Мы с вами доедем, а дальше уж как-нибудь сами». Уместились в два последних вагона, а вся эта воронежская гопота растеклась по остальным. На каждой остановке происходил штурм с двух сторон. Стекла были выбиты все, двери перекошены. Тот редкий случай, когда мы дрались в связке с милицией. Но очень хотелось жить. Выдержали атаки на пяти станциях. Полностью разбитая электричка как в фильмах ужасов на тихом ходу подчалила к Мичуринску, на следующей доехали до Рязани, а там в 6 утра все 150 человек сели в поезд Куйбышев — Москва. Представляете сцену — как мы вваливались в спящий поезд? Без билетов!

Рассказы Малосолова можно было слушать до утра, забыв про футбол. Вернулся в день сегодняшний усилием воли. Есть и во мне что-то героическое.

***

— Состав не вызывает недоумения, — отчитывался перед питерскими радиослушателями коллега. Я взглянул в протокол. Ломбертс, Анюков… Пожал плечами. Не вызывает так не вызывает.

Вижу столик с надписью — «делегат матча». Рядышком — «инспектор матча». Ищу глазами самый главный, где выведено «Виллаш-Боаш матча», но нет. Не нахожу.

Быть может, Боаш на другой стороне. Укрылся от сочувствующих взглядов. Ломбертс, забив гол в собственные ворота, отчаянно жестикулировал, обращаясь именно туда. Прося милости то ли у тайной ложи химкинской арены, то ли у Богородицы.

— Шесть матчей дисквалификации… — задумался я.

А не до прощального лета сидеть Боашу по тайным ложам? Занимательная арифметика!

***

Халк всматривался в лицо арбитра: где-то мы уже встречались? Не Матюнин ли? Лучше уж пусть судит Краловец…

Вячеслав Малафеев, забывшись, побрел на разминке с мячиком в руках к армейцам. Чуть не столкнулся с удивленным Игнашевичем. Улыбнулись, поздоровались. Поговорили о чем-то — быть может, о ситуации на рынке недвижимости. Если так, то диверсия Малафеева удалась — направил мысли соперника в сторону от футбола.

— 5:0, — прогнозировал кто-то рядом.

Я и сам парень отчаянный — но на такое не решился бы. Осмотрел предполагавшего с почтением.

***

— Главный матч Восточной Европы! — ликует диктор. — Его покажут в 16 странах, но мы-то с вами увидим все вживую!

Акинфеев со значением пожал руку августовской «мисс ЦСКА», доставившей к полю приз. Секунду спустя приобнял зенитовского капитана Данни. Лично я поступил бы с точностью наоборот.

Суббота. Химки. ЦСКА — «Зенит» — 2:2. Игорь Акинфеев и Сергей Семак. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

Дед в ложе прессы долго рассматривал в программке фотографии игроков «Зенита». Протирал очки, силился запомнить. Кажется, не вышло — и досадливо пролистнул программку на пару страниц дальше. Остановившись на портретах конкурсанток «мисс ЦСКА». Воодушевился, загнул уголок. Дома рассмотрит внимательнее с помощью лупы — и определит мисс ЦСКА по собственной версии.

Приезжие фанаты вяло освистывали фамилии армейцев — пропустив лишь Леонида Слуцкого. Леонида Викторовича уважают. А в свете последних риторических подвигов Виллаш-Боаша махнулись бы тренерами с радостью. Еще и доплатили бы.

Я наблюдал за Дзюбой — и спешу вам доложить: Артем вполне освоился. Жестикулирует бурно, чертит в воздухе векторы клубного развития. Виллаш-Боаш может быть спокоен — пока главный тренер на трибуне, команда в надежных руках.

«Играй красиво» — написано на бортике. Должно быть, Ломбертс с той фразой внутренне справился без переводчика. Ибо сыграл красиво — отправляя мяч в собственные ворота мимо озадаченного Лодыгина.

— Ломбертс? Пусть! — рассудили болельщики ЦСКА. Похлопали и Ломбертсу. Хотя бы за то, что напомнил фанатам старшего поколения майора Фокина. Поражавшего свет автоголами дивной красоты еще во времена, когда на месте «Арены Химки» пустырь расцветал борщевиками.

***

На бровке мелькнула знакомая загорелая плешь. Глаза мои расширились. Не померещилось ли? Не объявят ли вот прямо сейчас по стадиону: «В команде «Зенит» замена — вместо выбывшего Виллаш-Боаша к работе приступает Лучано Спаллетти»?

Эх, обознался. Лысина оказалась отечественного производства — и принадлежала резервному арбитру Карасеву. Драма не состоялась.

Суббота. Химки. ЦСКА — «Зенит» — 2:2. Виктор Гончаренко (справа) наблюдает за матчем. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

Впрочем, с какой стороны посмотреть — вот, например, исчезающий гель, наносимый арбитром Мешковым, исчезал практически моментально. Таял еще в воздухе. То ли уцененный, то ли так задумано. Это ли не драма? Это ли не сюжет?

Кто-то смотрел футбол из самых туч — с крыши соседнего небоскреба. Почувствуй себя богом. Всякий потянется к такому футболу, главному мачту Восточной Европы — вертолеты сновали над ареной словно стрекозы в летнем лесу, один за одним. Пока не показался совсем наваристый, военный.

Кто-то ответил авиацией камерной — запустил дрон над полем. Выше, выше, выше! Стадион на секунду отвлекся от футбола, наблюдал за прибором, растворяющимся в хмурых небесах. Вот, кажется, исчез. Распался в плотных слоях атмосферы. Ан нет, вынырнул вдруг из тучи — как товарищ Чкалов над Ванкувером.

Фанаты ЦСКА достали самые злые плакаты. Например, такой — «Вперед, гусары». Зенитовский сектор не остался в стороне — ответил чем-то зловонным, пиротехническим. Сами бросили, сами же затоптали. Очень уж едко вышло. Халк отблагодарил фанатов за поддержку, зарядив мячом в знаменосца.

…На этот матч стоило идти хотя бы ради такой сцены — Лодыгин на коленях перед самой верной «Зениту» трибуной. Трясет сжатыми кулаками, кричит: «Мы первые!»

Пусть не первые, пусть приврал. Но как же это было красиво!

ЦСКА
Москва
12 сентября,
Химки
Зенит
С-Петербург
• источник: www.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.Telegram» в Telegram
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают