РОССИЙСКИЙ ФУТБОЛ ЕГО НЕ ЗАБУДЕТ

Игорь РАБИНЕР

из Москвы

Cедой Юрий Гаврилов медленно шел по аллее Петровского парка, и по его покрасневшему от горя лицу катились слезы. Ни жена, ни бывшие одноклубники - никто в эту минуту не смел потревожить его одиночества.

Только что гроб с телом Константина Ивановича под траурную музыку военного оркестра поместили в катафалк, чтобы отвезти в последний путь. На Ваганьково.

Когда за несколько минут до того я попросил Гаврилова в двух словах описать, кем для него был Бесков, знаменитый спартаковский диспетчер, о котором тренер когда-то сказал: "Если не знаешь, что делать с мячом, отдай его Гаврилову", произнес именно два слова. "Отец родной".

Уже после окончания траурного митинга, почти никем не замеченный, в динамовский манеж вошел с букетом цветов Федор Черенков. На его лицо жутко было смотреть. Он наверняка повторил бы слова своего бывшего партнера. И стоявшие с такими же черными лицами в почетном карауле Дасаев, Ярцев, Хидиятуллин - тоже повторили бы. В том "Спартаке", который для миллионов людей стал чем-то большим, нежели футбольной командой, они уже были друг для друга не тренером и игроками, а отцом и детьми.

Сколько их было вчера в манеже "Динамо", братьев и сестер, сыновей и дочерей, внуков и внучек Бескова! В церкви на Ваганьковском, где отпевали Константина Ивановича, места хватило далеко не для всех. Если бы это было не утро буднего дня и проститься с Бесковым пришли бы тысячи отправившихся на работу болельщиков, пространства могло бы не хватить и в динамовском манеже.

Все, кто там был, не могли не подойти к Валерии Николаевне. Она, в черной шляпке с вуалью, была так же красива, как всегда. Муза Бескова, долгие годы одна из самых знаменитых женщин Москвы, приняла за эти дни, наверное, несколько сотен телефонных звонков. И нашла в себе силы ответить на каждый. И на каждое из тысяч вчерашних соболезнований - тоже. Держитесь, Валерия Николаевна...

Три команды пришли в полных составах. Двумя из них, конечно, были "Динамо" и "Спартак". Войцех Ковалевски, подойдя к гробу, перекрестился. Поляк уже достаточно сросся с красно-белым клубом, чтобы понимать, что означал для этого клуба Бесков.

Первой же из команд, в половине одиннадцатого, появился ЦСКА. Жо или Карвалью, когда клали красные гвоздики к гробу, вряд ли понимали, кому отдают долг памяти. А может, им и объяснили, что этому человеку в 80-м оказалось под силу победить сборную Бразилии во главе с Зико и Сократесом на "Маракане". Сборную их Бескова - недавно умершего Теле Сантаны.

Были в манеже "Динамо" и авторы обоих наших мячей в том матче - Черенков и Сергей Андреев. Главный тренер ростовского СКА, забивший когда-то бесковскому "Спартаку" победный гол в финале Кубка-1981, выкроил часы, чтобы прилететь на похороны. И таких было немало. Из Донецка примчался Виктор Прокопенко, из Киева - Леонид Буряк, из Минска - Сергей Боровский, из Тбилиси - Андрей Чернышов.

Футбольный народ, обычно спорящий и разобщенный, собрался вчера на прощании с Бесковым почти весь. Был его зять и нынешний наследник в "Спартаке" Владимир Федотов. Были все поколения - от Валентина Иванова и Никиты Симоняна до спартаковских дублеров в красно-белой форме. Были действующие тренеры - Семин, Газзаев, Бородюк. Была футбольная администрация клубов - Шавло, Игнатьев, Эштреков. Были недавние игроки - Кирьяков, Ледяхов, Шмаров, Пятницкий. Были врачи - Мышалов, Белаковский, Васильков. Были футбольные чиновники - Мутко, Толстых, Тукманов, Радионов. Были политики. Были артисты. Были те, кто, будучи футболистами, с великим тренером в какой-то момент не поладил, - Маслаченко, Маcлов, Ловчев, Бубнов. Кого не назвал - простите...

Только Олега Романцева, наследника Бескова в "Спартаке", никто не увидел. Жаль.

Уже на кладбище проститься с Бесковым пришла Валентина Тимофеевна Яшина. Когда-то, после неудачного для ее мужа чемпионата мира-62, его раз за разом освистывали жестокие трибуны, и возглавивший сборную Бесков мудро не поставил его на важнейший домашний матч с Италией. А на выезде - поставил. И Яшин взял знаменитый пенальти от Маццолы, и СССР прошел Италию, и Бесков поехал вместе с Яшиным в Лондон, на матч столетия английского футбола. И с трибуны наблюдал, как вратарь на "Уэмбли" себя обессмертил...

Каждому было что вспомнить. Михаил Гершкович в подробностях рассказывал, как в 59-м Бесков набирал мальчишек в ФШМ. Близ нынешнего лужниковского плавательного бассейна располагалось тогда пять полей. За день тренер успевал просмотреть 6 - 7 тысяч (!) ребят и выбрать из них 10 - 12 самых талантливых. И никогда не ошибался.

Никита Симонян говорил: "Когда Бесков возглавлял "Спартак", не раз бывало, что после матча я подходил к нему - поздравить с победой. Но Константин Иванович хмуро отвечал: "Поздравлений не принимаю. Не важно, что мы победили, - мы не показали игры, которая может понравиться зрителю..."

Хмурым майским днем 2006 года не стало последнего из великих тренеров, на которых когда-то стоял наш футбол. Вслед за Борисом Аркадьевым, Михаилом Якушиным, Гавриилом Качалиным, Виктором Масловым, Валерием Лобановским ушел Константин Бесков. Теперь он лежит в одной ваганьковской земле со Львом Яшиным и Николаем Старостиным.

Все проходит. Остается только память.

Мы будем всегда помнить о вас, Константин Иванович. И расскажем нашим детям.

Пусть земля вам будет пухом.

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают