Евгений Гинер: «ЦСКА — в полуфинале Лиги чемпионов»

В большом интервью «СЭ» президент ЦСКА рассказал о предстоящем матче с «Зенитом», причинах многочисленных пенальти, которые пробивает его клуб, последнем исполкоме РФС и многом, многом другом

МАТЧ С «ЗЕНИТОМ» ОЧЕНЬ ВАЖЕН? ДА, НО ОН НИЧЕГО НЕ ОПРЕДЕЛИТ

— О чем вы думали на уходящей неделе чаще — о матче ЦСКА — «Зенит» или о прошедшем в четверг исполкоме РФС?

— Конечно, о матче. Что исполком? Плановое мероприятие, никаких судьбоносных вопросов там не решалось, самые серьезные из них до конца готовы не были, поэтому и перенесены на декабрь. А игра нам предстоит важнейшая, да к тому же еще и очень интересная.

— Нынешний «Зенит» сильнее того, в котором был российский костяк?

— Разговоры о костяке, считаю, не очень важны. Есть команда в целом, она — единый организм. И если говорить о «Зените», то он всегда играл в хороший футбол. Причем ключевое слово здесь — «играл». Мог выигрывать, проигрывать, но с ним каждый раз было интересно. Сейчас питерцы на ходу, и их лидерство в турнирной таблице вполне заслужено.

— Но вы же наверняка собираетесь его оспорить?

— Это даже не обсуждается!

— В такой ситуации справедливо ли назвать предстоящую игру определяющей в плане борьбы за звание чемпиона России?

— Нет. Впереди еще 18 туров, все может поменяться, и не раз. Опыт последних лет окончательно убедил меня в том, что решающими в борьбе за чемпионство являются не стыковые матчи, а те очки, которые можно назвать запланированными, — имею в виду встречи с командами из нижней части таблицы, да и с середняками тоже. Конечно, если в последнем туре у вас игра с «Локомотивом», как в прошлом сезоне, то не назвать ее решающей нельзя. Однако и к ней ведь надо подойти с определенным очковым багажом. В этом плане расстроила, естественно, ничья с «Уфой» — там можно было заработать те же три очка, что и с «Зенитом».

— То, что уже в среду ЦСКА предстоит игра в Манчестере, как-то влияет на матч с «Зенитом»?

— Это две абсолютно разные истории. А кубковые встречи накануне — история третья. Ведущие клубы должны уметь бороться на двух-трех фронтах, выходя на каждый следующий матч, как на главный. Да и играть через два-три дня должно быть приятно для футболистов — тренировок-то тогда меньше (улыбается).

— Будь перед вами жесткий выбор: третье чемпионство подряд или выход из нынешней группы Лиги чемпионов, что предпочли бы?

— Конечно же, чемпионство. Это титул, конечный успех. Вот если бы вы предложили победу в Лиге, тогда выбор был бы очевидным. Достичь такого результата хотя бы раз — это фантастика. А локальный успех никогда не будет выше итогового.

— Но группа у вас сейчас такая, что выйти из нее — настоящий подвиг.

— Знаете, один умный человек сказал мне на днях: все мечтают о полуфинале Лиги, а ЦСКА, судя по соперникам, в него уже попал. Так что расстраиваться подобному жребию точно не следует.

— И как вы восприняли ничью в первом матче с «Ман Сити» — «Слава богу, проигрышная серия прервана» или «Черт, упустили победу»?

— Отыграться в матче с таким соперником, проигрывая по ходу 0:2, — это в любом случае достижение.


Евгений Гинер и Фабио КАПЕЛЛО. Фото — Александр ФЕДОРОВ, «СЭ»

ЛИМИТ ПОМОГАЕТ СБОРНОЙ? НАОБОРОТ, ВРЕДИТ!

— В общении с журналистами после того матча вы сохраняли оптимизм по поводу перспектив ЦСКА в группе, но если быть реалистами: чего все-таки не хватает ЦСКА, чтобы бороться с европейскими монстрами на равных?

— Прежде всего, денег: мы не можем позволить себе приглашать лучших игроков мира. И еще один очень важный момент: когда начинаешь разговор с представителями топ-клубов о лимите на легионеров, они даже не понимают, о чем речь. В итоге мы фактически соревнуемся со сборными более чем полумиллиардной Европы, усиленными лучшими игроками других континентов.

Вчера увидел в газете мнение уважаемого Анатолия Федоровича Бышовца, он доказывал, что отмена лимита плохо повлияет на сборную. Да, действительно, мы же видим, как плохо она влияет на национальные команды Германии или Испании. Никаких успехов у людей! Утверждаю не только как спортивный руководитель, но и как бизнесмен: все наоборот, именно конкуренция — важнейший фактор совершенствования. Жора Щенников никогда не вырос бы до уровня игрока сборной, если бы рядом не было Мариу Фернандеса — и в плане спора за место в составе среди крайних защитников (есть же еще Кирилл Набабкин, и Леша Березуцкий), и в плане примера для подражания.

Я рад, что исполком согласился с тем, что лимит должен присутствовать в заявке, а не на поле, куда нужно выпускать сильнейших. Остается, конечно, еще такая вещь, как контроль за качеством приезжающих футболистов. Это надо проработать и уже в декабре утвердить схему «10+15».

Тут, кстати, есть свои нюансы — вот все говорят, что в Англии качество легионеров жестко ограничено требованием их участия в 75 процентах матчей за сборную. Но забывают при этом, что требование это исходит от властей, выдающих рабочую визу, а не от футбольного руководства. И что клубы могут обойти запрет, доказав талант и перспективность того или иного игрока. Скажите мне: если Мариу Фернандес не вызывался в сборную Бразилии, то, значит, он — некачественный легионер? А если Халк перестанет туда вызываться?

— Ваш подход к комплектации команды как-то изменится в связи с переходом на схему «10+15″?

— Нет. У нас и сейчас в заявке практически такое же количество легионеров — 11. Да и переходный период — в год, как минимум, — обязательно должен быть: нельзя же разрывать действующие контракты с лишними игроками по щучьему веленью.

— Но теперь прежде чем купить кого-то, надо будет кого-то продать.

— В этом и заключается работа трансферных служб клубов. Я же хочу сосредоточить внимание на другом аспекте проблемы: успешность наших сборных зависит не от лимита, а от развития детско-юношеского футбола в стране. Именно это должно быть приоритетной задачей.

На исполкоме эта тема обсуждалась. И Сергей Вадимович Степашин, и Владимир Иванович Якунин подчеркивали, что этот вопрос нужно решать в сотрудничестве с государством. И приводили в пример Германию. У нас есть все возможности перестроить систему, особенно в свете улучшения всей футбольной инфраструктуры в преддверии ЧМ-2018. И мы не должны упустить такой шанс.


Артем ДЗЮБА. Фото — Александр ФЕДОРОВ, „СЭ“

ДЗЮБА В ЦСКА? ЭТО НЕВОЗМОЖНО!

— Если вернуться к трансферам ЦСКА — почему, на ваш взгляд, Еременко и Натхо, особенно второй, так по-разному смотрятся в чемпионате России и Лиге чемпионов?

— Мне тяжело сказать, насколько велика эта разница, но есть одна непреложная истина: чем насыщеннее собственный чемпионат, тем проще команде в Европе. У нас, к сожалению, большую часть матчей по-настоящему боевыми не назовешь. Имею в виду, конечно, не отсутствие желание бороться, а разницу команд в классе.

И Натхо, и Еременко не так часто играли в еврокубках, чтобы привыкнуть к ним. А в Лиге чемпионов даже у бывалых футболистов во время гимна мурашки по коже. Нужно, наверное, какое-то время, чтобы даже два этих отличных игрока освоились и раскрепостились.

— Вы неоднократно подчеркивали, что не влезаете в определение состава и иные тренерские дела, но все же спрошу: будь вы на месте Леонида Слуцкого, Дмитрий Ефремов появлялся бы периодически в стартовом составе?

— Если бы на месте Леонида Викторовича оказался я, оставаясь руководителем клуба, — то безусловно. Рост молодых — одна из главных наших задач. Но если бы был исключительно главным тренером, от которого руководство требует результата, то, боюсь, все было бы уже не столь очевидно (улыбается). Думаю, Слуцкий лучше нас с вами понимает, кого когда надо выпускать — Дзагоев с Щенниковым отличное тому доказательство.

— В ходе многочисленных разговоров вокруг Артема Дзюбы мелькнуло сообщение о возможном его переходе в ЦСКА…

— Мы никогда Артемом не интересовались.

— Я даже не об этом: способны ли вы вообще представить его в красно-синей форме?

— Думаю, переход спартаковского воспитанника в ЦСКА или, наоборот, армейца в „Спартак“ практически не реален. Имею в виду именно воспитанников — не условного Красича или Ромулу, например. Болельщики обоих клубов этого просто не приняли бы.

— Но есть же пример Широкова.

— Да, Рома — наш воспитанник, но за первую команду ЦСКА он так и не сыграл, проведя всю свою футбольную жизнь в других клубах.

— В последнее время возникли разговоры, что начал сдавать Сергей Игнашевич…

— Такие разговоры возникают периодически, а центральный защитник уровня Игнашевича в нашей стране по-прежнему только один — Вася Березуцкий. Здоровья Сереже — а в его мастерстве ни на йоту не сомневаюсь. Может быть, я предвзят, поскольку всегда считал и считаю своих футболистов лучшими, но досужие разговоры об Игнашевиче меня не волнуют.

— Вы много общались с Игорем Акинфеевым после неудачного для него чемпионата мира, когда в критики голкипера не записался только ленивый?

— Игорь — настолько уравновешенный парень, что успокаивать его не нужно. Он все прекрасно понимает сам. Мне удивительно только, когда в футболе всех собак пытаются повесить на одного человека. Да, вратарь допустил ошибку в игре с Кореей, но где были нападающие, почему они не забили этой команде четыре мяча, как Алжир? И выигрывает, и проигрывает вся команда. И мне приятно, что Капелло не повелся на общие настроения и продолжил ставить Игоря. Это очень важно.

— И еще один вопрос по персоналиям: могут ли болельщики ЦСКА надеяться, что увидят еще когда-нибудь Эльма в красно-синей футболке?

— Жизнь научила меня принципу „Никогда не говори никогда“. Эльм серьезно болен, и по-человечески я вообще не рекомендовал бы ему заниматься большим спортом. Но если дела, дай бог, пойдут на поправку, все может быть.

— После окончания контракта клуб собирается поддерживать с ним какие-то отношения?

— А почему нет? Вы же знаете, что мы никого из своих не бросаем. Помогаем по мере возможностей, если того требует ситуация. По-моему, не было случая, чтобы ушедший от нас игрок отзывался о ЦСКА плохо.


ЦСКА пробил в 11 матчах чемпионата-2014/15 уже семь пенальти, два из них — „Уфе“ в Перми.
Фото — Алексей БЕЛИКОВ, „Спортархив“

СЕМЬ ПЕНАЛЬТИ? СПАСИБО НАШЕЙ АТАКЕ!

— У ЦСКА в этом году удивительная статистика: команда в текущем чемпионате била уже семь пенальти, в то время как у остальных клубов их максимум три. Многие сразу же вспомнили кричалку „Гинер все купил“. А у вас есть объяснение таким цифрам?

— Да. „Виновата“ отличная игра нашей линии атаки. Могу твердо сказать, что мы не работаем ни с арбитрами, ни с соперниками. В то же время нельзя не отметить работу Валентина Иванова — он пытается привести российское судейство в порядок и установить единообразие в подходах к идентичным моментам. В том числе — и к пенальти. Из наших семи разве были спорные?

— Один точно был — в Саранске.

— Честно говоря, уже и не помню тот момент. Но ошибки случаются даже у самых лучших рефери. Один из семи — это нормальная погрешность.

— А не оказал ли влияние на судей ваш прессинг на их коллег после кубкового матча с „Краснодаром“ и последнего дерби со „Спартаком“?

— Судейство матча с „Краснодаром“ меня действительно возмутило, и я дал там волю эмоциям. Естественно, зря. Понимаю, что был неправ, но случай был, что называется, из ряда вон. А со „Спартаком“ никакого прессинга не было. Совершенно спокойно и вежливо, с улыбкой на лице поинтересовался природой назначения пенальти — было просто интересно.

Мы нормально пообщались тогда с Захаровым и Безбородовым и вместе определили, что ошибку допустил пятый арбитр — Арсланбеков. Возможно, в том эпизоде он просто неудачно расположился, но дальнейшие события (имею в виду матчи „Краснодар“ — „Зенит“ и „Кубань“ — Тосно») подтвердили, что уровень этого рефери, мягко говоря, невысок.

— После того памятного матча с «Краснодаром» вы сказали, что если ЦСКА не нужен в Кубке, то он будет выставлять третий состав. А сегодня армейцы — едва ли не единственные среди лидеров, кто остался в четвертьфинале.

— В Кубке всегда свои лидеры. И сильных команд на нынешней стадии немало — «Рубин», «Локомотив», «Кубань», да и остальные способны собраться на один матч. Те же «Крылья Советов» — отнюдь не подарок.

Если участвуешь в турнире — значит, должен думать о максимальном результате. Приносить Кубок в жертву чемпионату — глупость. Правильно сказал кто-то из краснодарцев: разговоры о том, что поражение поможет сконцентрироваться на других турнирах, — от лукавого. Другое дело, что возможна ротация состава, которая в любом случае не снимает ответственности за итог матча. А мои тогдашние слова — тоже только эмоции, не более того.


Николай ТОЛСТЫХ и Евгений Гинер. Фото — Александр ФЕДОРОВ, «СЭ»

ТОЛСТЫХ ИМЕЕТ ПРЕТЕНЗИИ? ПУСТЬ ВЫЗОВЕТ МЕНЯ НА ДУЭЛЬ!

— Многие ждали, что на исполкоме РФС в четверг будет поднят вопрос о созыве внеочередной конференции по отставке президента РФС. Это были домыслы?

— Да. Для созыва внеочередной конференции исполком не нужен. При определенном количестве собранных подписей конференцию можно созвать и без него. А на заседании мы можем объявить недоверие кому угодно — хоть Обаме с Меркель. По сути это ничего не значит.

— Хорошо, тогда спрошу иначе: как вы восприняли очередные выпады Николая Толстых в ваш адрес на пресс-конференции после исполкома?

— Я не читал отчета с этой пресс-конференции, но мне рассказали о том, что г-н Толстых обвинил меня в отсутствии мужества в связи с тем, что я не принес извинений исполкому. Однако вся страна знает, что я уже извинился, причем настолько публично, насколько это вообще возможно: перед телекамерами и тремя десятками журналистов разных изданий сразу после заседаний Комитета по этике. Да, я не имел права выражать свои мысли в той форме, в какой выражал, сожалею об этом, ввиду чего и принес извинения. Хотя по сути был абсолютно прав.

— Но можно было извиниться непосредственно на исполкоме.

— Через три месяца? Это г-н Толстых ждал три месяца, чтобы извиниться за утечку известной аудиозаписи. Да и не почувствовал я, что он взял на себя ответственность за случившееся, как настоящий руководитель, — иначе мы имели бы не только признание печального факта, но и какие-то выводы, как вообще это стало возможным. Пока же виновных продолжают искать.

— Вы задумывались, кто это мог быть?

— Нет. Мне абсолютно без разницы.

— А ваша первая реакция, когда увидели стенограмму напечатанной?

— Да не было никакой реакции. Я видел в жизни столько подлости, что убежден: подобные деяния в конечном итоге всегда бьют по самому подлецу. Даже не знаю, какая цель преследовалась, — в отличие, кстати, от президента РФС, который по поводу любой статьи осведомлен, кто ее заказал. Даже если, как в большинстве случаев, заказчика не существует в природе. Я же не ищу черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.

— Если бы вы знали, что идет запись, вели бы себя иначе?

— Что касается нецензурных выражений — да. Хотя это и часть жизни, особенно российской, но вести себя так неправильно и некрасиво — признаю. Поэтому и извинился перед всеми. Если же у Николая Александровича есть личные претензии ко мне, то пусть как настоящий русский мужик вызовет меня на дуэль.

— И что, примете вызов?

— Это второй вопрос.

— Выбор оружия в таком случае останется за вами. Что предпочли бы?

— Гипотетически мы можем говорить о чем угодно, хоть о ракетах С-300.

— У вас есть парочка под рукой?

— Вот так мы довели ситуацию до абсурда. Впрочем, сделали это совсем не мы. Повторю еще раз: я извинился, причем не втихаря, а перед всей страной, в средствах массовой информации, поэтому все высказывания г-на Толстых на сей счет просто удивительны.

— Возможна ли конструктивная совместная деятельность при таком личном антагонизме?

— У меня никакого антагонизма к Николаю Александровичу нет. У нас просто разные взгляды на развитие футбола. Будь он моим другом, был бы и антагонизм, а так детей нам вместе не крестить. Каждый должен делать свое дело. Можно не здороваться друг с другом и плодотворно трудиться на благо отрасли.

Человеческие качества Толстых рассматривать не хочу — он взрослый человек, старше меня, поэтому может жить, как считает нужным. Если буду видеть, что российский футбол развивается, пусть и не по моим лекалам, наступлю на горло любым своим личным обидам. Но сейчас я этого, увы, не вижу.

Знаете, в чем между нами большая разница?

— В чем же?

— В том, что у него всегда есть два мнения — свое и ошибочное. А меня жизнь научила прислушиваться к оппоненту. Никогда не стесняюсь сказать, что был неправ, если понял это. Уверен, что способность признавать свои ошибки — удел сильных людей.


Евгений Гинер. Фото — Антон СЕРГИЕНКО, «СЭ»

ТРУДОВАЯ ИНСПЕКЦИЯ В РФС? НЕ МОИ ПРОБЛЕМЫ

— Вас, как главу финансового комитета РФС, можно, наконец, поздравить с доступом ко всем финансовым документам федерации?

— Пока мне этот доступ только пообещали. Но поскольку такие обещания слышу с февраля, давайте дождемся обозначенного срока — 5 ноября. Он, кстати, возник благодаря Якунину, предложившему установить дату на исполкоме. Теперь, надеюсь, дальше тянуть будет невозможно, и мы сможем-таки собрать финансовый комитет.

Мне кажется даже не странным, а нелепым, когда дают какую-то часть бумаг и говорят: разбирайтесь. Любой финансист скажет вам, что без всех документов картина не будет объективной, заключение по положению дел невозможно. Или руководство РФС считает, что если Гинер — не финансист, то можно дать ему часть, и он успокоится? Но я привлек к работе в комитете суперпрофессионалов — Базарова из Сбербанка, Соловьева из ВТБ, да тех же Керимова со Смородской, отлично разбирающихся в предмете, — они могут над такими попытками только посмеяться.

— Сможете теперь дать ответ на сакраментальный вопрос, который задают и министр спорта, и вся футбольная общественность: «Где деньги, Зин?»

— Хочу еще раз обозначить ошибку в отношении нашего комитета, допускаемую и руководством РФС, и частью общественности: мы не должны искать деньги, для этого есть коммерческо-маркетинговая служба. Мы должны подсказать, где были допущены ошибки — особенно в расстановке приоритетов при трате полученных сумм.

— Исполком обсуждал ситуацию с приходом в РФС трудовой инспекции?

— Я, честно говоря, узнал об этом как раз на исполкоме.

— Вся пресса писала…

— Стараюсь до обеда газет не читать, а после обеда часто бывает просто некогда (улыбается). Могу сказать одно: кричать на всю страну, что проверка эта, мол, заказана тем-то и тем-то, просто абсурдно. Фискальные органы на то и существуют, чтобы проверять законность действий всех организаций.

— Но в данном случае речь о задолженности Капелло. И 24 ноября, по моим данным, инспекция должна огласить свой вердикт, после чего бумаги будут переданы в прокуратуру и последствия могут оказаться тяжелыми — вплоть до уголовной ответственности руководителя организации.

— Мне кажется, Николай Александрович сам прекрасно работал бы в фискальных органах. У него всегда и на всех есть компромат, чем он просто гордится.

— Вряд ли у него может быть компромат на трудовую инспекцию!

— Я не об этом — он сам должен, понимать возможные последствия. Прекрасно помню, как к Вячеславу Ивановичу Колоскову приходили серьезные проверяющие органы. Он, кстати, хорошо знал, с чьей подачи. Но никогда не кричал об этом, а просто делал все, чтобы снять возникшие проблемы.


Никита СИМОНЯН, Евгений Гинер и Николай ТОЛСТЫХ. Фото- Антон СЕРГИЕНКО, «СЭ»

КТО ДОЛЖЕН ВОЗГЛАВИТЬ РФС? ДЕЛО НЕ В ЛИЧНОСТИ, А В СИСТЕМЕ!

— У вас есть четкое понимание, кто может возглавить РФС, чтобы погасить все нынешние конфликты, объединить футбольных людей и вывести организацию из финансового пике?

— Я вам скажу так: тут дело не в конкретной личности, а в системе работы. РФС надо заниматься тем, чем занимаются федерации во всех ведущих странах: сборными, развитием детского и массового футбола. А профессиональный футбол отдать лигам, которые в свою очередь обязаны выделять средства на решение задач союза.

Когда я слышу о создании специальной команды в чемпионате России под ЧМ-2018, то даже смеяться уже не могу. Или другой аспект: когда-то я попросил Платини, с которым нахожусь в отличных отношениях, разъяснить кое-что одному из комитетов УЕФА, так он сразу же развел руками: не имею права, все комитеты самостоятельны, никаких указаний. А у нас сейчас Николай Александрович готовит документы, позволяющие сразу несколько комитетов, в том числе юридический, сделать карманными.

При всей тяжелой внешнеполитической обстановке никто не запрещает нашим гражданам обращаться в международные суды. А г-н Толстых хочет это футбольным клубам запретить! Нормально, как вы считаете? Поэтому и говорю: должна быть создана система, в рамках которой ни Николай Александрович, ни Евгений Леннорович, ни Иван Иванович не могли бы делать то, что им заблагорассудится, а должны были бы действовать в строго определенных рамках. В которых управлять РФС может любой грамотный менеджер, даже далекий от футбола.

— Как вы в связи с этим относитесь к программе Валерия Газзаева?

— В ней много плюсов и дельных мыслей. Есть, конечно, и какие-то минусы, как в любой программе, но вопрос здесь не в моем отношении, а в том, что надо убедить участников конференции, которая должна принять ту или иную программу.

Я очень тепло отношусь к Валерию Георгиевичу, уверен в его профессионализме. Знаю его как человека с большим сердцем, отличного друга и великого тренера. Но вот в качестве менеджера соприкасаться не приходилось, оценки здесь давать не готов. Хотя уверен, что человек с такими личностными качествами, умеющий слушать и делать правильные выводы, способен справиться с любой задачей.

— И последний вопрос. Противники системы «осень-весна», которые вменяли ей в вину даже нынешнюю октябрьскую непогоду, действительно могут успокоиться до 2018 года?

— Однозначно могут. А вообще меня всегда удивляет человеческая тупость. Вы правильно подметили: в сегодняшнем форс-мажоре опять все перевернули с ног на голову. Только система «осень-весна» позволила решить проблему безболезненно, потому что есть возможность для маневра, для переноса игр. Иначе матч «Амкар» — «Динамо» пришлось бы играть в условиях, максимально далеких от футбольных. Потому что откладывать его было бы нельзя.

Борис ЛЕВИН

• источник: football.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают