У КЛАССА НЕ БЫВАЕТ ВЕСНЫ ИЛИ ОСЕНИ

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ

из Лужников

Зеленая фотографическая жилетка и камера, взятая напрокат у одного из наших фотомастеров, всерьез склоняли к тому, чтобы хоть раз ненадолго сменить специализацию. Кроме того, обманывать людей, выпустивших обозревателя "СЭ" к самой бровке в качестве фотокора, было нехорошо. И потому пару-тройку минут я добросовестно пытался клацать затвором. Потом понял, что спецов все равно не переплюнуть, а вот широкоугольности взгляду - даже при самом широкоугольном из объективов - явно не хватает. В общем, отдал камеру, достал блокнот и принялся фотографировать без оптики. Записывать кадры на внутренний "жесткий диск".

ЗИМНИЙ ФУТБОЛ

Прав был Валерий Газзаев, когда говорил в четверг на пресс-конференции, что терминов "весенний" и "осенний" применительно к футболу в лексиконе профессионалов нынче быть не должно. Сказано это было по-газзаевски - немного менторским, наставническим тоном. Допускаю, что тем самым армейский тренер слегка поучал молодого репортера, задавшего вопрос. Но ведь прав оказался на сто процентов! Если незнание футболиста по фамилии Плеймейкер Газзаеву аукалось еще долго (до тех пор, пока Карвалью не стал самим собой), то после Суперкубка вряд ли найдется хоть кто-то, кто не поаплодирует тренеру за смелость в словах, оказавшуюся непоколебимой истиной.

У класса не бывает весны или Осени. Вино не может быть чуть-чуть недобродившим или скисшим, потому что тогда это будет уже не вино. Так же и зрелище: либо есть, либо нет, без скидок на сезон. В субботу - было. Сверху, с трибун, все выглядело, вероятно, еще роскошнее, но и у бровки, откуда не видать стратегических и тактических виньеток, обдавало жаром мощной и красивой игры.

А если уж непременно привязывать ее ко временам года, то предпочел бы термин "зимняя". Хотя бы потому, что запасные и те разминались на снегу. Едва "Спартак" повел в счете, Олич и Гусев с каменными лицами выбрались на лоскут поля между воротами и угловым флажком - попробовать искусственной травки. Не тут-то было: резервный судья Захаров мигом вернул их в белый сектор за щитовой рекламой.

Зато российские болельщицы в очередной раз доказали: у них календари и градусники не за окном, а в голове. Как футбольно ориентированные барышни, стекавшиеся в Лужники, высидели два часа в джинсиках и подстреленных курточках при минусовой температуре, знают только они сами. Но высидели как-то, ознаменовав тем самым приход весны. И на футбол шли весело, и назад - с улыбкой, ничуть не потеряв в привлекательности. Героини.

АВАРИЙНЫЕ СЛОВА

Спартаковский вратарь Алексей Зуев вышел на игру с любопытным рисунком на ногах. Ярко-малиновые и зеленые точки, нанесенные с явным умыслом и в определенной последовательности, то ли грели вратарские бедра и голени, то ли являли собой какую-то боевую раскраску. После матча спартаковский доктор Лю Хуншен сказал, что это были следы от лекарственных мазей. И добавил еще одно хитрое слово не то медицинского, не то китайского происхождения.

Живопись на ногах Зуеву не помогла. Во втором тайме вратарь занервничал, ошибся, прерывая фланговый прострел, и Чиди Одиа сделал счет 2:2. До этого момента казалось, что "Спартак" может выиграть и что основная масса фотокоров все-таки зря клубится именно за зуевскими воротами. Потом выяснилось, что не зря. Доверившиеся своему чутью репортеры получили вознаграждение сначала в виде снимков гола Одиа, затем в виде изображения самого Зуева, сотрясающего воздух жестами и словами, которые обычно говорят в нашей стране в любых аварийных или чрезвычайных ситуациях. Его коллега из ворот напротив, думаю, тоже пару раз за матч произнес это заклинание.

А потом был еще и третий гол Жо. И была дуэль бразильца с Бояринцевым, за которой спартаковский кипер деморализованно следил, понимая: остаться в выигрыше здесь невозможно. Разве что очень повезет, потому что Бояринцев вообще не должен и не может выигрывать верховую борьбу у Жо. Не повезло - бразильский затылок отправил мяч почти в "девятку". В роли статистов оказались все, включая Зуева. Наверное, именно это и называется нелегкой вратарской долей.

"ПРОСТИТЕ, А КУДА Я ПОПАЛ?"

Третий гол ЦСКА - неплохой переход к Квинси Овусу-Абейе, новичку красно-белых. Его дебют в стартовом составе "Спартака" не только нам голландца показал, но и самому Квинси Обуйся Оденься - такое вот прозвище довелось услышать в субботу - впервые дал понять, где и во что ему предстоит играть.

Экс-арсеналец вышел на матч не совсем побеждать. Скорее показывать товар лицом. Его желание понравиться говорит о неравнодушии к болельщикам той страны, куда его занесло карьерными ветрами. И это хорошо на самом деле. Тем более что очень часто финты и рывки Квинси совпадали с действительно полезными для всей команды действиями. Один только пас внешней стороной стопы на Павлюченко заставил пожалеть о том, что гол, забитый после этого, был отменен! (Голландец уже и отпраздновать его успел вместе со "Спартаком", и на табло уже счет 2:0 включился, и Старков максимально отжестикулировался, а тут вдруг раз - и на тебе... Такая задумчивость в судейских решениях, на мой взгляд, не очень хороша для футбола.)

Но было ли правильным в первой же игре делать из Квинси не свободного художника, а серьезного, ответственного человека на левом фланге? Вопрос не праздный. Язык футбола интернационален, спору нет. Левый хавбек - он что в "Арсенале", что в "Спартаке" левый хавбек. Но у любого футболиста должно быть право и время понять, куда он попал. А судя по выражению лица Квинси в некоторых моментах - например, в тех, где ему приходилось иметь дело с Рахимичем или Алдониным, - голландец этого в субботу еще не понял.

Сам себя он подсознательно ориентировал на демонстрацию лучших индивидуальных качеств в каждом из эпизодов. И, сосредоточенный на решении этой задачи, не очень хорошо осознал, что "под ним" в защите - не кто иной, как Родригес. И что Одиа, вымуштрованный Газзаевым, - все равно что механический заяц, заряженный все 90 минут идти во фланговые проходы и бесконечно подавать в штрафную. Сдержать его во втором тайме, наверное, на пару с Родригесом было можно, но это не дало бы Квинси шанса слегка попозерствовать в атаке.

Он выбрал второе. А может, ему никто не указал построже на первое. Скорее наоборот: до перерыва именно импровизации новичка вызывали одобрение на тренерской скамейке вице-чемпионов страны. В результате Одиа получил на своем краю относительную свободу и грузил попеременно с Оличем мячи на 11-метровую отметку до тех пор, пока один из них трагически для "Спартака" не изменил направление полета от затылка Жо на 83-й минуте.

СПОКОЙСТВИЕ ПОБЕДИТЕЛЯ

Вызов игрока из-за ворот на замену - маленький одноактный спектакль. Вот со скамейки красно-белых махнули - нужен футболист, соперник сравнял счет. Любой взмах ни в коем случае не остается без внимания запасных, поскольку отслеживается ими весь второй тайм с особой тщательностью. Но кого зовут? Даже молодой защитник Кабанов, кажется, верит, что и его могут бросить в топку за 10 минут до конца. Нет, нужен другой, и Кабанов берет на себя роль ретранслятора тренерских желаний.

"А может быть, я?" - вздымает руку и ищет взглядом тренерские глаза Кавенаги. В этот момент абсолютно ничто не напоминает о многомиллионности аргентинца. Он просто истомившийся от неподвижности грустный боец, которому до смерти хочется на поле. Но нет, Кавенаги, и не ты тоже... Аленичев у другого флажка расписывается у кого-то на аккредитации. Ему не очень полезна синтетика, поэтому сам он, похоже, не верит, что тренеры его выпустят. Хотя и стоит на морозе без шапочки. Наконец ясно - нужен Калиниченко. Избранник трусит к скамейке, а в маленькой колонии запасных жизнь замирает до следующего тренерского взмаха. До победного гола армейцев остается чуть более трех минут...

В это время Старков, так и не застегнувший за полтора часа ни пиджак, ни куртку, не надевший ни шапочки, ни перчаток, курсирует между бровкой и скамейкой с одеялами, которые он игнорирует. Пройдет совсем немного времени, и все изменится. Старков постоит за спинами фотожурналистов во время награждения ЦСКА, сходит к своим на поле, побудет с ними в круге, обнявшись, затем вернется обратно под пластиковый козырек. Примет рукопожатие Валерия Газзаева, поговорит о чем-то с помощником Игорем Клесовым, кому-то позвонит...

Старков не будет знать куда себя деть. Таков удел тренеров, которым на дистанцию от обретения надежд до их крушения отведено судьбой слишком мало времени. Как в субботу.

И - диссонансом - Газзаев. Другой Газзаев, совершенно не буйный, респектабельный, уверенный в себе. Газзаев-победитель. Осетин, выбегавший к бровке куда реже латвийца. И в то же время без сомнений покинувший техническую зону, чтобы утихомирить Чиди Одиа, обиженного Моцартом.

Все в этой картине было почти сюрреалистично: и кипящий бразилец со славянским лицом и австрийской фамилией, и извивающийся от гнева нигериец, и успокаивающий его Газзаев. Успех, признание и удовлетворенные амбиции открывают в нем в последние годы человеческие качества - одно за другим, - неизвестные ранее посторонним. Полагаю, это чувствует и он сам.

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают