Леонид Слуцкий: «Так осторожно „Спартак“ не играл против нас никогда»

Леонид Слуцкий: «Так осторожно „Спартак“ не играл против нас никогда»

Главный тренер ЦСКА в беседе с корреспондентом «СЭ» подвел итоги обсуждаемого до сих пор воскресного дерби и рассказал о предстоящем матче с «Рубином».

НЕ ХВАТИЛО ПОСЛЕДНЕГО ПАСА

— Начнем с неприятного. Уже отошли от поражения в дерби со «Спартаком»?

— Если честно, до сих пор переживаю. Понятно, что команда должна отходить быстрее, и она уже это сделала, а вот у меня не получается. Тем более что мы долго не проигрывали и как-то отвыкли от столь отрицательных эмоций. Да и то, как складывался сам матч…

— Что же произошло?

— Ничего необычного. Нам не хватало самой малости в концовках. «Спартак» играл настолько явным вторым номером, что я вообще не помню, когда он так действовал. Семь человек стояли строго сзади!

— Но так они действовали и в матче с «Динамо». В последние 20−25 минут — точно.

— Имею в виду их встречи с нами. Все-таки дерби, как я их понимаю, должны играться «от ножа», несмотря на любые потери в составах.

Знаете, мы провели анализ матча и очень удивились статистике. Обычные, нормальные показатели ЦСКА — это около десятка быстрых атак, чуть больше позиционных и еще несколько после длинных передач. А против «Спартака» насчитали 26 позиционных атак и всего три быстрые. Все дело в том, что быстрые атаки были в этой игре невозможны.

— В таком случае, чего же ЦСКА не хватило в многочисленных позиционных атаках?

— Последней передачи и исполнения в концовках.

— Чего все-таки больше — последнего паса или удара? Условно говоря — Эльма или Думбья?

— Ну, у Эльма все-таки несколько другая роль, хотя передачу на гол он отдать, конечно, может. А не хватило именно таких передач. Конечно, Думбья может решить момент и без ассистента, но в любом случае при большом количестве подходов у нас, очевидно, было очень мало выходов на ударную позицию.

Хотя моменты все равно имелись — у Дзагоева в первом тайме, у Тошича. Чуть не повезло Игнашевичу, когда он прекрасно пробил со штрафного. Один гол можно и нужно было выжать и в такой игре. А если бы мы забили первыми, она точно поменялась бы.

— К такому «Спартаку» вы были готовы?

— Наверное, нет. Я был на его игре с «Динамо» и видел, что, ведя в счете, спартаковцы перешли на схему с тремя центральными защитниками, то есть, по существу, действовали в пять оборонцев (Комбарова и Паршивлюка на флангах атакующими игроками тоже не назовешь). Поэтому возможность подобного варианта предполагал, но не в таком концентрированном виде.

Против нас в три центральных уже играли — и «Зенит», и «Рубин», и тот же «Спартак». Но это было направлено против пары Думбья — Вагнер. Здесь же было не конкретное противодействие, а просто сверхочевидный крен в сторону обороны. Это, конечно, предвидеть было сложно.

— Когда такой крен стал понятен, что-то в игре ЦСКА можно было поменять?

— Да ничего в общем-то менять не нужно было. Только реализацию эпизодов. Мы играли первым номером, атаковали и через центр, и через фланги, крайние защитники активно подключались к атаке — что еще здесь придумаешь?

— Если говорить о крайних защитниках… Вам не было обидно, что ни одна передача на обычно умелого в чужой штрафной Фернандеса так и не прошла, а вот Набабкина удалось вывести на цель как минимум дважды, но он ничего так и не исполнил?

— При чем тут обиды? На самом деле и Набабкин может исполнить — дело случая, что у него в этот раз не получилось.

— Вы говорите о пасах, а вот пресса между тем дружно заговорила о «думбьязависимости» ЦСКА. Опровергнете?

— А что здесь опровергать? Любая команда так или иначе зависит от своих лидеров. Особенно когда на их позиции нет сравнимой альтернативы.

Думбья, по существу, наш единственный нападающий столь высокого класса. Понятно, что с ним было бы легче, но говорить, что игра сложилась бы совсем по-другому, будь Сейду на поле, неправильно. Она могла сложиться точно так же.

ЭПИЗОД С ПЕНАЛЬТИ БЫЛ ОЧЕНЬ СЛОЖНЫМ ДЛЯ БЕЗБОРОДОВА

— А насколько, по-вашему, на ее ход повлияли судейские ошибки? Особенно главная — с назначением пенальти в ваши ворота?

— Говоря об этом пенальти, хочу для начала исправить допущенную мной на пресс-конференции ошибку: естественно, карточка, которую заслуживал Паршивлюк за симуляцию, была у него первой, а не второй. Просто спартаковцы получили так много предупреждений, что я немного запутался. И ведь специально уточнил у начальника команды перед выходом к журналистам, но он тоже был убежден, что карточка у спартаковского защитника уже имелась.

По существу же могу сказать, что меня удивляет следующая позиция: мол, ЦСКА получил в свою пользу неправильный пенальти в Саранске (а я после многократного просмотра того эпизода могу признать, что это действительно так), поэтому теперь прилетела «ответка». Но тогда почему она не прилетела «Спартаку» за ошибки судьи в его игре с «Динамо»?

Каждый матч — это отдельная история, и проигрывать из-за неправедного одиннадцатиметрового очень обидно. Но нужно быть объективным: момент на самом деле был сложным. Безбородов его вообще толком не видел, тогда как Арсланбеков, помогавший главному арбитру принять решение, наблюдал за эпизодом из-за спины Акинфеева, и оттуда все действительно смотрелось как фол.

Зато с нашей позиции момент был виден прекрасно. Именно поэтому вся скамейка вскочила в негодовании. Наверное, активнее должен был повести себя в такой ситуации судья на линии или резервный рефери, которому, собственно, Овчинников и высказал претензии. Считаю, кстати, что ничего столь уж страшного в их диалоге не было — сплошь и рядом на поле случаются «зарубы» пострашнее. Поэтому несколько удивлен наказанию, которое вынес КДК.

Часто приходится слышать вопрос: что обиднее — такое поражение или, скажем, 0:3 от «Спартака» в прошлом году? Могу четко ответить: такое. 0:3 обидны в том плане, что тебе наглядно продемонстрировали: ты слабее, иди домой и тренируйся с утроенной энергией, чтобы не попасть больше под каток.

А вот когда ты проигрываешь не по игре, да еще и из-за ошибки арбитра…

— Кроме незаслуженного пенальти был еще и спорный момент в добавленное время, когда Василий Березуцкий упал в чужой штрафной…

— Его классифицировать очень сложно. Телевидение ни одного повтора не дало, наша камера (которая, кстати, четко запечатлела симуляцию Паршивлюка) тоже стояла так высоко, что понять что-либо сложно. В динамике мне показалось, что Вася упал не сам, а при помощи Комбарова, но однозначно утверждать это не могу.

— Думаю, случись несправедливый пенальти в первом тайме и пойми арбитр в перерыве, что ошибся, вы в моменте с Березуцким получили бы компенсацию.

— Вполне возможно. Но если уж на то пошло, в первом тайме был очевидный одиннадцатиметровый на Вернблуме — когда Яковлев ударил его локтем. Однако давайте уже закончим с этой темой. Если по ходу матча эмоции зашкаливали и были подозрения, что мы попали под какую-то целенаправленную акцию, то теперь готов повторить: моменты для главного судьи были действительно тяжелыми. А ошибиться мы все можем.

— Набабкина за удаление как-то оштрафовали?

— Нет. Это был обычный выплеск эмоций в дерби. Причем у каждого была своя правда. Паршивлюк утверждает, что он просто подошел спросить, мы считаем, что этого совершенно не нужно было делать — эпизод, по сути, уже завершился. Да, Набабкин сыграл грубо, но за это он и получил заслуженную желтую карточку. А больше Давыдова никто не трогал.

В данном случае соглашусь с Комбаровым. Если не ошибаюсь, именно он сказал, что дерби без эмоций не бывает. А штрафом Набабкину станет пропуск следующего матча.

— Заменит его Алексей Березуцкий?

— Скорее всего.

ВЕДЕМ ПЕРЕГОВОРЫ С ИГРОКОМ В СРЕДНЮЮ ЛИНИЮ

— Выход Дзагоева в матче против «Спартака» был форс-мажорным?

— Если вы о возможности рецидива травмы, то никаких опасений на этот счет не существовало. Да и функционально Дзагоев был готов: он без проблем отыграл все 90 минут, отбегав, кстати, больше всех в команде и показав вместе с Панченко наивысшую скорость. Восстановление Алана после игры тоже идет нормально.

Другое дело, что он только вернулся в строй и форму, естественно, набрать не успел — оптимальнее для него было бы начать через неделю. Но тут все решила наша кадровая ситуация. Кстати, не считаю, что Дзагоев сыграл плохо. Конечно, он может действовать лучше, что неоднократно доказывал, но подобных игр у него хватает и в оптимальном состоянии.

— А вот выход Натхо, как я понимаю, был плановым.

— Да. По всем показателям мы понимали, что он готов на 30 минут. Правда, предполагалось, что заменит Бибрас как раз Дзагоева (Миланов при этом уходил налево), но тот выдержал весь матч. А после гола надо было усиливать атаку.

— Что с остальными травмированными?

— Щенников 24 августа летит в Германию на обследование и, по всем прогнозам, потратит после этого еще месяц на восстановление. Так что его возвращение ждем где-то в конце сентября. Думбья вернется в строй после перерыва на матчи сборной — на этих сроках сошлись и наши, и немецкие, и швейцарские врачи. По Эльму никакой новой информации нет.

— А Цауня? Он уже вернулся в общую группу?

— Да, но у футболиста, который пропустил так много (а здесь речь идет о полутора годах) и перенес фактически четыре операции, при возвращении к нагрузкам обязательно вылезают всякие болячки. Поэтому какой-то промежуток времени для полного восстановления Цауне еще нужен. Может быть, месяц, может, меньше — если, конечно, организм не даст какого-то серьезного сбоя, как это было в подобной ситуации с Гонсалесом.

— Сакраментальный вопрос: что с Еременко? И ждете ли вы кого-то еще?

— Отвечу так: на сегодня мы ведем переговоры с одним игроком в среднюю линию. Больше пока ничего сказать не могу.

ОТЛУЧИТЬ ГИНЕРА ОТ ФУТБОЛА? ЭТО НЕВОЗМОЖНО!

— После проигранного дерби готовиться к следующему матчу (в данном случае с «Рубином») сложнее? Или, наоборот, все рвутся реабилитироваться?

— Говорил уже много раз: готовиться к игре после проигрыша сложнее всегда. Не важно, обидным получилось поражение или разгромным, настроение в любом случае плохое. Но у нас опытные ребята, они все прекрасно понимают, поэтому все идет в штатном режиме.

— Вы понимаете, что собой представляет нынешний «Рубин»?

— Да, конечно.

— Даже несмотря на то, что в последнем матче казанцев Азмун и Девич остались на лавке, а позицию форварда неожиданно занял Портнягин?

— Там, на лавке, еще и Ливая сидел — такому выбору нападающих высокого уровня можно только позавидовать. Естественно, я не понимаю до конца, кто из них выйдет против нас, но зато с линией обороны и опорной зоной все примерно ясно. А значит, понятен и рисунок игры команды.

— В нынешней премьер-лиге наметилось четкое расслоение клубов, что для лидеров означает нежелательность даже минимальных очковых потерь в играх с теми, кто слабее. В связи с этим: готовы ли вы безоговорочно обыгрывать «Рубин» в гостях?

— Ну что значит — «безоговорочно»? С одной стороны, мы играем на победу в каждом матче. С другой, в Казани всегда было очень тяжело — вспомните хотя бы наши последние 0:0. Тем более что трудно сказать, насколько психологически подготовленным окажется новый «Рубин». Плюс совсем другой стадион — а это тоже сильно влияет на эмоции. Тех воспоминаний, которые вызывали старая арена, старые раздевалки, уже не будет…

— Имеете в виду рассказы о закопанных крысах?

— (Улыбается.) Да, легенд ходило много, но суть не в них, а в наших результатах — матчи в Казани, повторю, всегда давались нам непросто. А тут новый красавец-стадион — это абсолютно свежие эмоции, причем не только у нас, но и у хозяев тоже, пусть даже для них этот матч будет вторым.

— Уверенная поступь «Зенита» вас как-то тревожит?

— Об этом не думаю — нас гораздо больше тревожат собственные проблемы, которых, как ни крути, хватает.

— В их числе и вызов президента клуба на заседание комитета по этике?

— Нет, тут как раз все было более или менее понятно. Как вообще можно президента клуба отлучить от футбола? Запретить ему посещать свой кабинет, стадион — или, к примеру, общаться со мной или игроками? Так это невозможно. Разве только вывести из руководящих футбольных органов? Но неужели это решит какие-то существующие в нашем футбольном сообществе проблемы? Да и для Евгения Ленноровича вызов на это заседание — далеко не самая большая головная боль.

— На команде это как-то отражается?

— Никак. Гораздо больше, если честно, меня беспокоит дисквалификация Овчинникова — непосредственного помощника всегда хочется иметь на скамейке. Тем более что наказание, по-моему, не соответствует проступку.

Борис ЛЕВИН

• источник: football.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают