Витиньо: С детства привык к оружию

Нападающий ЦСКА Витиньо рассказал в интервью Григорию Телингатеру о приколах Василия Березуцкого, о правилах выживания в фавеле и том, как опоздал на матч.

— На чемпионате мира в Бразилии мой коллега Александр Спиваквстретил в фавеле Алемау человека, который называл себя вашим другом Берги. Он просил передать вам привет.

— О, здорово! Это правда мой друг. Мы с ним в детстве играли в футбол.

— Берги сказал, что в Алемау вас уважают даже бандиты. Это правда?

— Было много ребят, с которыми я когда-то гонял в футбол, будучи совсем юным. Я даже не уследил, кто из них чем сейчас занимается, но в Алемау действительно многие за меня болеют.

— Вы самый известный человек в фавеле, где обитает 70 тысяч человек?

— В моем районе больше нет профессиональных футболистов или других знаменитостей. Из фавелы Алемау родом Адриано. Правда, он из другой части фавелы.

— Как вообще начинают играть в футбол в фавелах?

— Есть несколько футбольных полей и очень-очень много людей. В результате достаточно тяжело попасть на поле, хотя существует специальное расписание: есть время для детей, есть — для стариков. А вообще площадки используются всю ночь.

— Нападающий «Динамо» Кевин Кураньи однажды побывал в фавеле, и на него там наставляли пистолет. А когда вам последний раз угрожали оружием?

— Я с детства привык к оружию, часто видел его. Хотя именно на меня никто не наставлял пистолет.

— То есть вы не боитесь снова появляться в фавеле?

— Нет, потому что я знаю, как там все устроено. Знаю, куда можно пойти, чтобы не рисковать. У меня в Алемау осталось много друзей и родственников.

— Меня в Бразилии сразу предупредили: нельзя фотографировать всех подряд, потому что наркоторговцы не любят светиться.

— Есть такое. Те, кто живут в фавелах, знают это и другие правила. Я никогда не фотографировал бандитов и никому не советую.

— В Южной Америке часто крадут людей, чтобы потребовать выкуп. Не боитесь, что доберутся и до кого-то из ваших родственников?

— Риск есть всегда, но подобное происходит редко. К тому же в фавеле Алемау очень много моих знакомых. У них есть свои знакомые, и никто из них не станет красть кого-то из моей семьи. Мой отец когда-то играл в футбол, и его тоже уважают. Слава богу, с моими родственниками ничего подобного не случалось. Наша семья знает некоторых людей, которые раньше были бандитам, но сейчас оставили преступный мир.

— Из-за чемпионата мира фавела Алемау сильно изменилась?

— Да изменилась, и на мой взгляд ситуация ухудшилась.

— Как так? Все же говорят, что улучшилась.

— Появились круглосуточные посты полиции, но все еще остаются бандиты, так что иногда происходят столкновения. Раньше их не случалось и было спокойнее. Были моменты, когда жизнь в Алемау улучшилась, но сейчас там снова плохо.

— Полузащитник «Краснодара» Жоаозиньо однажды рассказал мне, что у него 10 братьев и сестер. Ему приходится регулярно помогать финансово своей семье. А вам?

— Я тоже помогаю своей семье всем, чем могу. Снимаю жилье для мамы, папы и тети, которая живет не в Алемао. Помогаю и другим родственникам.

— Знакомые вас часто просят о помощи?

— Близкие друзья — нет. А вот некоторые знакомые просят, и я делаю все, что могу.

Витиньо ЦСКА
Витиньо ЦСКА — From Official Website

— Чем вы в детстве поразили президента «Ботафого» МаурисиоАсумпсао, что он забрал вас в команду?

— Я сыграл 3 игры против «Ботафого»: в первой забил, во второй ассистировал, а через какое-то время я выступал за команду более старшего возраста и снова отличился против них. После этого президент «Ботафого» договорился о моем переходе.

— Откуда у вас появилось прозвище мини-маг (mini mago)?

— В «Ботафого» выступал Майкосуэл. У него было прозвище mago suvel. У меня были какие-то схожие с ним характеристики, поэтому меня так назвали.

— Мои бразильские коллеги рассказали, что для вас Зеедорф в «Ботафого» был как отец.

— У него великолепная карьера, и он делился опытом со мной и другими молодыми. Мне вообще в «Ботафого» все помогали. Тренер со мной много общался и работал, в том числе над завершением атак.

— Недавно я делал интервью с бывшим защитником «Локомотива» Родолфо, и он сказал, что у всех четырех клубов из Рио-де-Жанейро проблемы с финансированием.

— Долги есть у всех бразильских команд. Не везде платят зарплату вовремя.

— Это правда, что вы готовы были сами заплатить неустойку «Ботофого», чтобы уйти в другую команду?

— Пришлось это сделать, потому что «Ботафого» не хотел общаться с ЦСКА.

— Каково это, когда все рассказывают вам, что нужно делать? Тренер «Ботафого» и Зеедорф уговаривают вас остаться, а руководство ЦСКА и тренер по физподготовке сборной Бразилии Пайшау советуют перебраться в Москву?

— Да уж, это сложно. Есть много заинтересованных сторон. Моя мать хотела, чтобы я остался в Бразилии. У меня там было все хорошо, но появился шанс шагнуть вперед. И мне нужно было это продвижение, потому что у меня родилась дочь Мануэлла.

— Покидая «Ботафого», вы заявили, что однажды вернетесь в это клуб. У вас до сих пор сохранилось это желание?

— Благодаря этому клубу я стал тем, кем я являюсь. Да, когда я уходил, переговоры не были простыми. Болельщики по-разному отнеслись к моему уходу, но если однажды будет возможность вернуться в «Ботафого», то я буду рад это сделать.

— В Москве вам пришлось тяжело?

— Да. Все-таки в Рио я чувствовал себя спокойно. Знал, где находятся банк, магазины и все остальное. Я чувствовал себя в безопасности. В Бразилии в любой момент мог пойти в парк с родными и друзьями, чтобы хорошо провести время. В Москве поначалу было тяжело ездить на тренировки, а потом сидеть дома. А когда наступил холод, я стал еще больше времени проводить дома.

— Перед мундиалем я побывал в редакции Globo T. V. Там удалось пообщаться с самой красивой ведущей телеканала по имени Барбара. Когда я сказал ей, что в России от Витиньо ждут большего, она начала активно вас защищать. Утверждала, что если бы не проблемы с адаптацией, то вы бы уже стали звездой чемпионата России.

— Честно говоря, я с ней лично не знаком. Знаю ее, потому что часто вижу по телевидению. Приятно, что она обо мне так говорит. (В этот момент вокруг Витиньо собралась дюжина мальчишек из академии ЦСКА, которые увлеченно рассматривали бразильца).

— Так в чем же заключались ваши проблемы с адаптацией? Неужели все из-за того, что вы не сразу узнали как дойти до магазина?

— Возьмите кого-нибудь из этих ребят, которые нас окружили, и отправьте играть в Бразилию. Думаю, им будет не так уж и просто. Другие тренировки, другой подход. Нужно обладать определенной уверенностью, чтобы стабильно выступать.

— Говорят, спортивный директор ЦСКА Антон Евменов был инициатором вашей покупки, а когда стало понятно, что вам понадобится много времени на адаптацию, то он был уволен. Это правда?

— Если увольнять директоров за каждый спорный трансфер, то некому будет работать. Я не знаю, почему ушел Антон, но вряд ли это связано с моим переходом.

— Вы перешли в ЦСКА вскоре после того, как у вас родилась дочь Мануэла. В том числе из-за нее адаптация в России затянулась?

— Нет-нет. Она нормально себя чувствует в Москве. Правда сейчас она находится в Бразилии, но скоро должна вернуться ко мне. Моя адаптация в большей степени связана с игрой и тренировками, к которым нужно было привыкать.

— С первым голом за ЦСКА вас поздравила собака?

— На самом деле было не совсем так. Я отличился в товарищеском матче, а еще до этого на поле выбежал пес. В Бразилии, кстати, бывали случаи, что собаки выбегали на поле во время матчей чемпионата.

— Когда на поле появился пес, Игнашевич ни о ком не вспомнил?

— Вроде бы нет.

— В Бразилии рано становятся отцами. Нападающий «Краснодара» Ари в 16 лет сделал первого ребенка. В этом отличие бразильского менталитета от российского?

— Да, на моей родине у многих достаточно рано появляются дети. У нас это считается обычным делом. То, что у меня есть Мануэла, делает меня намного более ответственным.

— У легендарного бразильского нападающего Гарринчи было аж 14 детей. И это только тех, кого он признал.

— Гарринча, как и я, из «Ботафого». В клубе часто вспоминают о его славной карьере. Да, он отметился не только голами, но и наследниками. Так бывает, когда ты много путешествуешь по стране, бываешь в разных местах. Но лично я хотел бы остановиться на одном ребенке. Не планирую больше делать детей.

— Вы сделали себе татуировку в честь Мануэлы. Покажите?

— Не вопрос. Тут ее лицо, дата рождения, имя и алмаз.

Витиньо
Витиньо — Eurosport

— Почему алмаз?

— Потому что она — мой бесценный алмаз.

— В вашем инстаграме очень много фотографий дочки, но, кажется, еще больше селфи. Любите фотографировать себя?

— Нет. Просто иногда мне бывает скучно, и я так себя развлекаю. Пытаюсь запечатлеть момент и показать его другим.

— У вас есть любимое селфи?

— Я каждое новое селфи люблю все больше, так что у меня нет лучшего.

— На кого из сборной Бразилии вы подписаны в инстаграме?

— Тьяго Силва, Дани Алвес, Бернард, Неймар, Луис Густаво, Паулиньо, Джеферсон…

— В общем, вся сборная. А кто из них подписан на вас?

— Халк и Бернард, потому что мы с ними знакомы.

— А почему игроки сборной Бразилии ничего не комментируют?

— Даже я ничего не комментирую. Если только редко и коротко. А у меня всего лишь 13 тысяч подписчиков. Это очень мало по сравнению с игроками сборной Бразилии.

Витиньо и банан
Витиньо и банан — Other Agency


— В вашем инстаграме есть фотографии вас и Мануэлы с бананом в поддержку Дани Алвеса.

— Я — темнокожий. Ведь у меня темнокожая мама и отец со смешанной кровью. Часть его семьи белая. Так или иначе, это неважно. Не нужно к человеку относиться иначе из-за того, что у него другой цвет кожи. Это несправедливо. Не должно быть такого, чтобы в людей кидали бананы. Не знаю, почему это происходит. Думаю, это вопрос образования.

— Понятно, что адекватные люди не склонны к расизму. Однако в мире встречаются и дураки. Сталкивались с ними в России?

— Со мной ничего такого не случалось. И я бы не хотел, чтобы произошло. Хотя я был на том матче Лиги чемпионов, когда фанаты имитировали обезьяну в отношении Яя Туре. Да и в дерби это случалось с Думбия и Муса. Боюсь ли я того, что столкнусь с расизмом? Нет, не боюсь. Просто я отношусь к таким вещам крайне отрицательно.

— «Флуминенсе», «Ботафого», «Сантос», «Фламенго». Еще недавно все эти клубы пытались вас взять в аренду у ЦСКА. Однако армейцы не захотели отпускать.

— Были кое-какие разговоры. Меня напрягало, что в Москве у меня нет никакого развития. Генеральный директор Роман объяснил, что клуб нуждается во мне, что мне стоит остаться, что у меня еще будет возможность себя проявить. Продолжаю работать в ЦСКА и ситуация налаживается.

— Руководство ЦСКА сильно возмущалось тем, что вы не сразу заиграли?

— Нет-нет. Никто на меня не кричал. Наоборот, Роман всегда поддерживал меня. Для меня это важно.

— Все знают, что защитник ЦСКА Василий Березуцкий любит прикалываться. С вами он проворачивал какие-то шутки?

— Он постоянно что-то придумывает. То с Думбия, то еще с кем-нибудь. Если честно, то я вообще ничего не могу понять, потому что не знаю русский язык. Но тут достаточно наблюдать за шуткой. Все так смеются, что я тоже начинаю.

— В первом туре вы забили шикарный гол в ворота «Торпедо». Болельщики теперь шутят, что вам нужна жара, чтобы показывать классный футбол.

— Такая погода похожа на бразильскую. Я был бы только рад, если бы не было холодов, а только солнце на протяжении всего сезона. Мы с Майконом и Гилерме стараемся зимой гулять по закрытым помещениям. Можем зайти в торговый центр или в гости друг к другу.

— Я общался со многими бразильцами в РФПЛ. Все называют Майкона своим другом. Такое ощущение, что он стал центром притяжения для всех соотечественников. Вот вы с ним как познакомились?

— Он, как и я, из Рио-де-Жанейро. Мы с ним на одной волне и моментально нашли общий язык. Он рассказал мне, как переезжал в Россию, какие трудности были у него. Здорово, что рядом есть такой друг. Он мне во многом помогает. На самом деле тут не так важно, что мы из соседних районов. Просто все бразильцы, живущие за рубежом, стараются объединяться и помогать друг другу.

— При входе на базу ЦСКА появился баннер фанатов. Вы понимаете, что на нем написано?

— Я видел это полотно, но не понимаю кириллицу.

— «Obrigado pela vitória».

Баннер на базе ЦСКА
Баннер на базе ЦСКА — Eurosport

— Спасибо. Теперь буду знать.

— Напоследок расскажите о вас то, о чем в России еще никто не знает.

— Дайте подумать… До «Ботафого» я играл за небольшую команду «Сенас». Там мои партнеры по команде собрались и попросили тренера поставить меня в стартовый состав на игру. Он согласился, и я вышел. На следующий матч он решил снова поставить меня в основу, но я опоздал на стадион. После этого игроки просили тренера об обратном: «не ставьте Витиньо, раз он на матчи не приходит».

— Напоминает историю Марио Фернандеса, которого вызвали в сборную Бразилии на матч с Аргентиной, но он опоздал на самолет, и с тех пор его больше не приглашают в национальную команду.

— Да, я слышал эту историю, но он мне не рассказывал о том, что там произошло. А я немного боюсь об этом расспрашивать.

• источник: www.eurosport.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
1 комментарий
Все-таки между нашими менталитетами пропасть: они словно из джунглей Амазонии вышли. А тут еще и возраст младенческий играет большую роль. Наверно так и с Вагнером было. Но тот быстро в себя пришел. С Витей все гораздо хуже. Если в ближайшее время так и не заиграет — зимой надо продавать. Ждать будет уже нечего.
Ответить
armi
17 августа 2014, в 15:27
0
Сейчас обсуждают