Евгений Варламов: «Попытка привить «Рубину» атакующую модель не удалась»

Воспитанник казанского футбола, ставший заметной фигурой в российском футболе, поигравший за сборную России, так и не сыграл ни одного матча за «Рубин»! Евгений Варламов — тренер детской школы ЦСКА. Рослый защитник уверенно играл в воздухе, почти не допускал позиционных ошибок и редко позволял нападающим соперника обыгрывать себя один в один. Он любил и умел подключаться к атакам. Фланговые навесы становились голевыми, да и сам он был не прочь отличиться — 302 матча на высшем уровне — 30 голов. Как юный казанский футболист оказался в челнинском «КАМАЗе», кого из своих тренеров Варламов поминает добрым словом, что защитник думает об игровой модели современного «Рубина» и за какую команду болеет. Обо всем этом Варламов рассказал в интервью спортивной редакции «БИЗНЕС Оnline».

ЧЕТВЕРИК ПРИЕЗЖАЛ ЗА НАМИ В КАЗАНЬ

evgeny-varlamov.jpg

Евгений Варламов в форме КАМАЗа

— Когда играют ЦСКА и «Рубин», за кого болеешь?

— Однозначно, за ЦСКА. Но во всех других случаях, конечно, переживаю за «Рубин». По возможности посещаю все московские игры казанцев. От души желаю «Рубину» удачи.

— Судьба, что как и Руслан Нигматуллин, будучи воспитанником казанского футбола, ты не сыграл ни одного матча за «Рубин»?

— Может быть, судьба. Может быть это хорошо, может быть плохо. Минуя «Рубин», мы, тем не менее, стали неплохими футболистами — это хорошо. С другой стороны, конечно, хотелось бы поиграть и за «Рубин», как-то помочь родному городу.

— С земляком Нигматуллиным общаешься?

— Да, конечно, видимся, созваниваемся, хотелось бы встречаться чаще, Москва не благоприятствует стабильному общению. Сам осваивался в Москве года три, не меньше. Огромный мегаполис.

— Родители не были против твоего переезда в Челны?

— А я особо и не спрашивал. Был заинтересован футболом и к тому времени давно самостоятельно решал свои вопросы. Стал зарабатывать самостоятельно, пускай и небольшие деньги, родители поняли, что я уже выбрал свой путь. Так что родители тоже были за. Даже не помню, чтобы на семейном совете стоял вопрос о моем переходе в «КАМАЗ». К тому же главный тренер челнинской команды Валерий Четверик приехал в Казань, собрал родителей ребят из «Идели», включая моих, и убедил их в том, что в Челнах есть хорошие условия для занятий футболом. Убедил пап и мам, что мы нужны «КАМАЗу». А Валерий Васильевич был мастером убеждать…

— И что, неужели тебя ни разу потом в «Рубин» не приглашали, уже когда ты превратился в заметного игрока, члена сборной России?

—  Нет, таких предложений не было.

— Странно, ведь еще Игорь Волчок, наставник «Рубина» в конце прошлого века, выведший команду в первую лигу, развернул успешную широкомасштабную кампанию по возвращению домой воспитанников казанского футбола, игравших в разных городах. Многие, например, Сергей Харламов, Айрат Ахметгалиев, Айрат Гайнуллин, вернулись…

— Я помню эту кампанию. Знаю, что мой друг Артем Пожидаев, вместе с которым мы в 1993 году рванули из Казани в «КАМАЗ», успел поиграть за «Рубин». Хорошо помню, как он играл против ЦСКА, за который я выступал, в матче на Кубок России, который состоялся на стадионе «Торпедо».

— Из вашего челнинского призыва, а воспитанников Александра Клобукова из казанской «Идели», укатило в Челны аж 16 человек, первым в высшей лиге чемпионата России сыграл Марсель Тухватуллин, с которым ты вместе играл за «КАМАЗ»… Успехи «Рубина» радуют?

— Естественно. Это же команда из моего родного города.

БЕРДЫЕВ ТРЕНЕР С ИЗЮМИНКОЙ

object_15.1361152208.38189.jpg

— Ты почти пять лет работаешь тренером, пускай и детским. Что ты думаешь об игре «Рубина», который дважды стал чемпионом России благодаря отработанной защитной модели, потом попытался перейти на более атакующую игру, но в итоге вернулся к хорошо знакомой тактике? Некоторые коллеги договариваются до того, что, мол, такая команда как «Рубин» России вовсе не нужна!

— Да, попытка привить «Рубину» атакующую модель не удалась, поэтому вполне логично, что наставники команды вернулись к хорошо знакомой тактике. Что и приносит свои плоды, может быть, не такие бросающиеся в глаза обычного человека. И это правильно, на высоком уровне главное — результат. Главное, вовремя перестроится, что и сделал Курбан Бердыев. Это тренер со своей изюминкой, со своей фирменной игрой, он проложил свою тропинку в футболе, идет по ней. Каждый тренер хочет прогрессировать, идти вперед, не топтаться на месте. Раз не получилось, в другой раз получится с другими футболистами. Поэтому, я считаю, что Бердыев на правильном пути, если он дает результат. Такие самобытные команды, как «Рубин», нужны. Они должны быть, премьер-лиге нужно игровое разнообразие, чем больше будет команд со своей игрой, со своей тактикой, тем интереснее будет наш чемпионат.

— Помимо Клобукова, работающего в клубном интернате «Рубина», с этой командой тебя связывает еще одно тренерское имя — Павел Садырин, работавший и с «Рубином», и с ЦСКА. Чем тебе запомнился этот самобытный и яркий специалист?

— Да, он пришел в ЦСКА в конце 1997 года, потом уходил, работал в Казахстане и «Рубине», затем снова пришел в ЦСКА. Он и лично мне многое дал. Что главное для футболиста — практика, играть побольше. При Садырине не могу сказать, что я стал большим футболистом, но именно в ЦСКА имя себе заработал, попал в сборную страны, стал в этой команде трехкратным призером чемпионата России.

В ЧЕЛНАХ Я ПРОШЁЛ и ФУТБОЛЬНУЮ, И ЖИЗНЕННУЮ ШКОЛУ

—  С ЦСКА и «Рубином» все понятно, а какое место в твоей футбольной жизни занимает «КАМАЗ», давший тебе путевку в большой футбол. Ведь в середине 90-х эта команда была грозной силой в российском футболе — в той команде, созданной главным тренером Валерием Четвериком, было много ярких футболистов: Виктор Панченко, Руслан Нигматуллин и, конечно же, Евгений Варламов. Четверик заметил тебя в команде второй лиги «Идель» из Казани, и в 1993 году ты дебютировал в высшем дивизионе и довольно быстро стал одним из основных игроков «КАМАЗа»…

— Жизнь не стоит на месте, в наше тяжелое время уже «Рубин» финансирует «КАМАЗ» и «Нефтехимик», игравшие в 90-х соответственно в высшей и первой лиге, когда казанцы прозябали во второй. Я успел поиграть за «КАМАЗ» четыре сезона: 140 игр, 5 голов забил. С каждым годом финансирование команды ухудшалось, и как следствие, «КАМАЗ» постепенно опускался в турнирной таблице все ниже и ниже, пока не вылетел в первую лигу в 1997 году. И в 1998 году я ушел в ЦСКА. Что касается Четверика, то он был не столько тренером, сколько организатором, целая плеяда подобных специалистов работала в российском футболе в конце прошлого века — Валерий Овчинников, Арсен Найденов, Четверик, Сергей Павлов, Виктор Антихович. А со мной в Челнах играли очень квалифицированные футболисты — Ахрик Цвейба, Иван Яремчук, Сергей Пучков, Роберт Евдокимов, да всех и не перечислишь. Навскидку назвал только сборников, которые много мне дали в роли старших товарищей. То есть были в команде умелые исполнители, оставалось собрать их вместе, организовать, отпрессовать. Особой тактикой мы не блистали — все впереди, все сзади, тренировочный процесс давно был отработан, все от простоты, был и результат. Я благодарен Четверику за то, что он пригласил меня из Казани в Челны, за то, что он мне доверял, поставил меня сначала в дубль, потом в основной состав. Можно сказать, с помощью этих игр я привлекался потом в юношескую, молодежную сборные. Я благодарен, что я состоялся как футболист. Так что «КАМАЗ» это отдельная история в моей жизни, только положительные эмоции остались, в том числе и от самого города. Я женился в Челнах! Семья появилась, первая дочь родилась там — Вероника в 1996 году, заиграл в большой футбол, что-то стало получаться, за мной стали следить специалисты. Все в Челнах! Ко мне там отнеслись по-хорошему, там и получил приличную жизненную и футбольную школу.

ЗА ЦСКА БОЛЕЛ С ДЕТСТВА

— Помимо ЦСКА в 1998 году на тебя претендовали едва ли не все столичные клубы, но ты выбрал армейский. Почему, ведь там еще не было нынешнего президента клуба Евгения Гинера, превратившего ЦСКА в суперклуб?

— Да, Гинера тогда не было, но меня привлекло отношение. Ну и славное имя, я с детства болел за две команды — ЦСКА и «Динамо» (Киев). Ко мне в Челны приезжали люди из ЦСКА, вели серьезные беседы, пригласили в Москву, где я познакомился с наставником команды Садыриным. Хорошо поговорили, никаких золотых гор мне не обещали, четко разложив все по полочкам. Вот мне и понравилось.

— Значит, после того, как в 2008 году решил повесить бутсы на гвоздь, ты особо не колебался, куда податься и стал детским тренером в ЦСКА?

— Нет, я не сразу пошел в армейскую клубную школу, сначала попробовал себя в роли главного тренера коллектива физкультуры «МЧС». Но потом меня пригласили в ЦСКА, и я больше ни о чем не думал, только об этом клубе. Первое время работал в молодежной команде — в августе 2008 года меня назначили помощником старшего тренера молодежной команды ЦСКА голландца Йелле Гуса. А потом дали понять, что лучше всего начинать тренерскую работу с детей… Это были ребята 1994 года рождения.

— У тебя четыре дочки, футбольный мяч для них наверняка был привычной игрушкой?

— Они только бросают его, не пинают — старшая, Вероника занимается баскетболом. Настя, она родилась в 2001, Даша (2005) и Маша (2009) футболом пока не заболели. Хотя место есть, живем в четырехкомнатной квартире. Это когда женихов начнут приводить, вот тогда с жилплощадью точно возникнут проблемы. Было очень удобно, когда жили на «Соколе», работаю в том же районе, традиционно армейском. Тут и вояк много живет, генералов, привык, но потом переехали на «Новослободскую».

— Как часто бываешь в Казани?

— Редко, как правило, раз в год. Раз в два года.

— Не жалеешь, что связал свою судьбу с футболом, ведь в 32 года из-за травмы пришлось завершить игровую карьеру…

— Нет, нисколько. Да и старые травмы особо не беспокоят, не мешают регулярно участвовать в междусобойчиках тренеров нашей армейской школы. Да и на детских тренировках двигаться приходиться немало.

• источник: sport.business-gazeta.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают