Сергей Игнашевич: «Брат, ты плачешь?» — поразился Мамаев"

Сергей Игнашевич: «Брат, ты плачешь?» — поразился Мамаев"

Не встречались мы ровно пять лет. Предыдущее интервью готовилось к 30-летию Игнашевича. На днях ему исполнилось 35.

— Расспросить хотелось о многом, — начали вкрадчиво.

Сергей рассмеялся:

— Представляю, сколько вопросов накопилось!

Игнашевич — персонаж идеальный, на общие фразы не разменивается. Разговаривать с таким — счастье для корреспондента. Лично нам хочется, чтоб он играл до 46. Как хоккейный вратарь Гашек.

***

— Как провели время после чемпионата мира?

— На пять дней уехал в Италию. Спа-отель на озере Гарда. Хотелось отключиться от всего.

— Место необычное — как и в других ваших путешествиях?

— Необычного запланировать не успели. Я был уверен, что в Бразилии пробьемся в плей-офф. Вернулся досрочно — и поначалу вообще не хотелось из дома выходить. Нам дали две недели отпуска, решил съездить хоть куда-то.

— Жили на берегу?

— Нет, пять километров вверх от озера. Тишина такая, что люди шепотом разговаривали. Как раз то, что мне было надо в тот момент.

— Из Капелло нынче вылепили какого-то Урфина Джюса. Доброе слово о нем отыщем?

— В моей жизни было столько тренеров, что я приспособлюсь к любому подходу. К демократу, диктатору, либералу, левому, правому… И вот что отмечу — никогда не видел, чтоб 24 футболиста так профессионально относились к работе, как последние полтора месяца в сборной. Все посвятили себя турниру, мечте. С этой мечтой мы выходили на тренировки, с ней засыпали. Почему в итоге не получилось? Наверное, правильнее, если об этом скажет тренер.

— Не считаете, что Россия выступила в свою силу? И сам факт поездки на ЧМ для нее — потолок?

— Полагаете, мы слабее Алжира? Или Кореи? Сыграй мы эту же группу в два круга — думаю, вышли бы с первого места!

— Чей-то комментарий задел?

— Ясно, что многое говорилось и писалось в те дни на эмоциях. Но когда начинают высказываться депутаты или товарищи, которые не имеют отношения к футболу, это раздражает.

— Куда профессиональнее все оценил Капелло — «виноваты судьи и указки».

— Тоже эмоции, это ж понятно!

— На месте Капелло вы пошли бы в Госдуму отчитываться?

— На мой взгляд, он имеет полное право не ходить.

— Самолет из Бразилии был очень грустный?

— Самым грустным в моей карьере был самолет после «Европы» в 2012-м. Даже хуже, чем после Марибора. Колоссальное разочарование. Уверены были, что выйдем в плей-офф, удачно стартовали, и так резко все оборвалось…

— Не сразу осознали, что вылетели?

— Точно! Пришли в раздевалку, Чехия вела с Польшей 1:0. Матч еще не завершился, их ничья выводила Россию дальше. У нас была гробовая тишина. Через несколько минут кто-то тихонько сказал, что чехи выиграли. Я ехал в отель, толком не понимая, выходим мы или нет. Хотя до матча знал все расклады. Шоковое состояние!

— Сейчас шок был не тот?

— Меньше. Улетали из Бразилии два дня спустя. Обсуждать начали прямо в раздевалке, после матча. Продолжили в автобусе. Так всю ночь и проговорили. Следующий день вообще был странным — расселись на лужайке возле отеля и спокойно общались.

— Без тренеров?

— Разумеется.

— Они держались в стороне?

— В этом была сложность. Весь штаб — итальянцы, кроме Овчинникова. И он тоже держал дистанцию. Не поговорить. При этом Капелло — действительно топ-тренер. Работать с ним интересно.

— В давнем интервью вы обронили: «Капелло лучше всех предыдущих тренеров чувствует футбол». Готовы повторить?

— Да, он может здорово управлять игрой. На чемпионате учел каждую мелочь: питание, медицина, тренировочный процесс, отдых. Всё на высочайшем уровне.

— Как физически были готовы?

— Хорошо. Хотя вы наверняка заметили — европейские команды выглядели в этом плане чуть хуже, чем латиноамериканцы. У многих минуты с 70-й начинало дергать мышцу.

— И у вас?

— Да! Прежде такого не случалось! А здесь падали и Березуцкий, и Козлов…

— Причина?

— В Куябе очень высокая влажность. Естественно, все написали, что «сборная не бежит». Во втором туре на том же стадионе был матч Босния — Нигерия. Боснийцы проигрывали 0:1 и совершенно не могли прибавить. Две команды страдали, ползали по полю. Мы смотрели и понимали, почему такой темп. Вот в Рио и Куритибе, где проводили следующие матчи, дышалось легче.

— Что же команда «встала» в последние 10 минут с Бельгией?

— Капелло лучше меня знает ответ на этот вопрос.

— По мнению Глушакова, обстановка в сборной стала более профессиональной: «На Euro в тренажерный зал ходили 2−3 человека. Сейчас — все». Вы были среди тех, кто посещал тренажерку два года назад?

— А для чего вы спрашиваете?

— Интересно.

— Это мелочь! При Капелло была одна тренировка в день, на обеде говорили: «Вечером по желанию занятие в тренажерном зале». На «Европе» такого не было. Являлись лишь те, кто постоянно ходит в зал.

— Вам он нужен?

— Мне — да.

— Самый большой фанат тренажерного зала, которого встречали?

— Олич в ЦСКА. Завел личного тренера по физподготовке и работал. Мы смотрели на Олича, как на инопланетянина. Гадали — зачем ему это? Есть же общий тренер, регулярные занятия…

— Время прояснило?

— Да. Теперь понимаю: здорово, если б у каждого был такой помощник. Который досконально изучил организм именно этого игрока и может держать его в хорошей форме.

— У Хонды тоже был личный тренер?

— Не знаю, можно ли назвать его «тренером». Он за Хондой вещи носил — и кто-то считал его слугой. Какие-то свои отношения. Но Хонда после травм восстанавливался только под его руководством. Говорил: «Не волнуйтесь, я буду в порядке». И 2−3 дня ему давали на индивидуальную подготовку.

— Тренеры нормально это воспринимали?

— Слуцкий — да. Другие, не сомневаюсь, отнеслись бы иначе.

— Есть человек, ваше представление о котором резко изменилось после Бразилии?

— Нойер. Играл потрясающе. Он всегда был самоуверенный и из-за этого ошибался. А тут — ни одной помарки! На таком турнире вратарь в касание дает разрезающий пас между двух нападающих своему центральному полузащитнику. Высочайший класс! Почему его было в списке претендентов на «Золотой мяч»?

— У вратарей свои списки.

— Ну и зря.

***

— Матч с Алжиром стал для вас сотым в сборной. В команде поздравили?

— Да. Илья Казаков, пресс-атташе, купил в Куритибе модельку такую, маленький стадиончик. Копию того, на котором играли. Все ребята расписались на стеклянной коробочке. Очень приятно. А когда вернулся в ЦСКА, Слуцкий заказал футболку сборной с сотым номером, вручил мне. На ней тоже ребята расписались, я попросил. Получилась майка сборной — с автографами игроков ЦСКА.

— О грядущем юбилее за пару дней до матча с Алжиром одному из нас напомнил Зырянов.

— С Костей мы постоянно на связи. Он обожает статистику, все знает!

— И каким статистическим фактом вас особенно сразил?

— Говорю же — все знает. Количество побед, ничьих и поражений, допустимых, чтоб стать чемпионом России. Среди сезона может прислать SMS: вам уже забили столько, что первого места не видать.

— Что ж он вам сказал после весеннего поражения от «Динамо»?

— Костя еще в декабре дал интервью: «ЦСКА выбыл из чемпионской гонки». И я так думал.

— Гинер рассказал, что Федун заявил ему год назад: «Поздравляю с первым честным чемпионством». Реакция?

— Вы хотите меня поссорить с Гинером? Или с Федуном? Ну, подкалывают они друг друга. В первый раз, что ли?

— Но тут под сомнение ставят ваше прежнее золото.

— Некоторые слова нефутбольных людей вызывают улыбку.

— Знаем, празднуя чемпионство ЦСКА в 2013-м, один из ветеранов команды не сдержал слез. Не вы ли это были?

— Я. После матча с «Кубанью» мы прыгали в центре поля. У меня от счастья текли слезы. Мамаев заметил, толкнул в бок Щенникова: «Жора, глянь. Брат, ты что, плачешь?» — «Да!»

— Раньше такое бывало?

— На поле? Никогда! Молодые все спокойнее воспринимают. Дзагоев, Щенников выиграли и, конечно, счастливы. Но не так глубоко, как я. Отыграв 7 лет без золота, понимаю, насколько ценны эти мгновения.

— Годом позже обошлось без слез?

— Да. В 2013-м ситуация была другая. Всю весну лидировали, у нас был отрыв в 8 очков. Чемпионство долгожданное, выстраданное… А когда на первое место выпрыгиваешь из засады в самом конце — это фантастика. Сказка, которой нет объяснения. Можно сравнить с победой австралийца в шорт-треке на Олимпиаде-2002, когда на последнем круге упали все фавориты.

— Как «статистик» Зырянов прокомментировал?

— Костя накануне игры с «Локомотивом» прислал SMS: «Уверен, что победите и станете чемпионами». Пытался сглазить, он это любит. Перед каждым матчем ЦСКА против «Зенита» поздравлял с какими-нибудь достижениями. Круглая дата, сотый, двухсотый матч у кого-то… Бессовестный. Самое обидное, ему сглазить удавалось — была долгая серия, когда не могли «Зенит» обыграть.

— Кем вы представляете Зырянова, если он все-таки закончит?

— Из Кости получится идеальный помощник тренера.

— Не главный?

— Главному нужны ярко выраженные лидерские качества. Зато Костя преданный, надежный друг. Думаю, многие, кто с ним играл и планирует тренировать, рассматривают Зырянова в качестве ассистента.

— А Семак главным тренером станет?

— Сейчас пишут, что помогать Капелло будут наши тренеры. Семак — оптимальный вариант. Дальше все от него зависит.

— У кого-то из игроков ЦСКА Слуцкий ассоциируется с фразой: «Сопли не жуем!» У вас?

— С ней же. В экстремальной ситуации — то оружие, которое Леонид Викторович регулярно достает. Слуцкий — очень человечный. Будь мы ровесниками и приятелями по жизни, он был бы прекрасным другом. Общие знакомые о Слуцком отзываются тепло. Именно как о друге.

— Почему вы не приятели?

— Субординация!

— Нет ощущения, что два чемпионства оторвали его от земли?

— Нет! Но если два года назад Слуцкий мог промолчать, когда его критикуют или оскорбляют, то теперь ему есть что ответить. За словом в карман не полезет.

— Подарок Слуцкого всему персоналу — дорогущие часы — обсуждали в команде?

— Игроки — нет. Но поступок красивый. Меня когда-то впечатлил Ривалдо. Распилил свой «Золотой мяч» на 50 частей, сделал на них гравировку и раздал всем игрокам и персоналу «Барселоны».

— В ЦСКА вы всяких бразильцев повидали. Кто из них поступил бы так же, если б выиграл «Золотой мяч»?

— Мариу Фернандес. Не факт, что сам бы додумался, но если б намекнули — скорее всего, сделал бы это с удовольствием.

***

— В какой момент вы поняли, что за границу уже не уедете?

— В 32 года. В 2008-м случился финансовый кризис, платить солидные деньги за футболиста могли две-три команды Испании, четыре-пять в Англии…

— Шандор Варга рекомендовал вас Венгеру. Что помешало переходу?

— У «Арсенала» был интерес, когда я еще в «Локо» играл. По словам Шандора, представители клуба обращались к Семину, но тот не захотел с ними общаться. В 2006-м ЦСКА хорошо провел Лигу чемпионов, мне как раз против «Арсенала» матчи удались. А Варга в дружеских отношениях с Венгером. И летом 2007-го говорит: «Арсен будет внимательно за тобой следить. Он настроен серьезно и готовит трансфер в зимнее окно». На меня эта фраза произвела расслабляющий эффект.

— Почему?

— Мыслями уже был далеко. Думал: «Раз Венгер так во мне заинтересован, значит, точно уеду». Но сначала сборная проиграла в Лондоне 0:3, затем ЦСКА неудачно выступил в Лиге. И Венгер посчитал, что я не сильнее тех защитников, которые есть в «Арсенале». На этом все закончилось. Я был поражен такому повороту.

— Последнее предложение, которое стоило рассмотреть?

— Я готов был рассматривать все. Очень большое было желание уехать после конфликта с Газзаевым. Каждое трансферное окно обсуждал варианты с агентами. Бывало, уснуть не мог, размышлял, куда перейти.

— Ну и?

— Не срослось. Жалею, что у меня на первых порах не было стоящего агента, с которым выстроили бы карьеру с прицелом на отъезд. Может, не ходил бы тогда по России из клуба в клуб. И не присутствовал бы на переговорах с руководителями, которые способны легко уболтать молодого игрока. Есть примеры выдающейся работы агента.

— Это вы о ком?

— О продаже Видича в «МЮ». Разве у нас он считался лучшим защитником? Я помню, как над ним издевался Бракамонте. Когда Видич спотыкался, на коленях пытался его догнать, а Бракамонте все равно забил. Видич — хороший защитник, но на будущую звезду английской лиги он не тянул.

— Видич в «Спартаке» и «МЮ» — разные футболисты?

— Да! В большой команде вырос в большого игрока. Нужно сказать спасибо агенту, который убедил «МЮ», что Видич им подходит. Аналогичная ситуация со Шкртелом, купленным «Ливерпулем» у «Зенита».

— Качественный рывок футболиста, который вы видели сами?

— Первым на ум приходит Саша Кокорин. Когда 18-летним он появился в «Динамо», все твердили: «Вот наше будущее!» Но я тогда это будущее не особо разглядел. Потом Euro-2012, работали бок о бок. На тренировках основной состав играл против запасных. И я на своей шкуре испытал, как прибавил Кокорин!

— Хоть за один удар по ногам вам было стыдно?

— Как-то в матче с «Москвой» Бракамонте подсел под Березуцкого, тот грохнулся спиной, пришлось просить замену. Я в следующем же эпизоде вынес мяч вместе с ногами аргентинца. Дали желтую. Бракамонте, похромав, игру продолжил. Но все равно стыдно. Больше так не делал.

— А хотелось?

— Год спустя — очень! Опять с «Москвой» играли, и поляк Йоп в центре поля Вагнера отоварил. Бил умышленно, сзади. Сегодня за такой фол впаяли бы не только красную, но и дисквалификацию похлеще, чем Суаресу. А Лаюшкин ограничился желтой. Я так завелся, что Йопа хотел убить! Но тут на ровном месте схватил предупреждение. И отомстить поляку уже не получилось.

***

— С Газзаевым давно общались?

— Зимой — в Израиле на Объединенном суперкубке. Жили в одной гостинице. Здоровались, какими-то шутками обменивались. Первое, что он сказал: «Сережа, всё играешь? Молодец, профессионал!» А еще на отдыхе в Эмиратах встретились на футбольном поле. Играли в одной команде, как в старые добрые времена.

— 7 августа у него юбилей.

— Да, 60 лет. Из ЦСКА он пригласил несколько человек, включая Слуцкого.

— А вас?

— Нет. Я и на предыдущем юбилее не был. Пока не вспыхнул в 2007 году известный конфликт, отношения с Газзаевым были другими. Я даже входил в небольшую группу футболистов, которых он мог собрать накануне матча, посоветоваться.

— Слуцкий с игроками советуется?

— Нет. Кроме Газзаева из моих тренеров такое практиковал еще Семин. Но я был слишком молод, чтобы участвовать в тех дискуссиях. Иногда Юрий Палыч на установке специально коверкал фамилии соперников.

— Зачем?

— Для пущего эффекта. Мол, не боги горшки обжигают. Когда Дима Сычев много забивал в «Спартаке», Семин говорил: «Есть там какой-то Сачков или Сучков — что, закрыть его не сможете?!» Нападающего Кампамбу из «Ростова» называл Кампамамба. Защитника «Сатурна» Ляпкина — Тяпкиным. И в сборной, когда со Словакией играли, какие-то фамилии переделывал. Хотя некоторые, возможно, ему просто не давались.

— Правда, что в Лиссабоне после победы ЦСКА в финале Кубка УЕФА Газзаев шагнул в автобус со словами «шесть нулей!», намекая на премию?

— Это кто-то преувеличил. На стадионе возле автобуса мы пили шампанское с Мутко. По дороге в аэропорт выкрикивали фамилии всех игроков, тренеров, персонала. Когда автобус подкатил к трапу, речь зашла о премиальных. Изначально нам обещали по 50 тысяч долларов. А тут на эмоциях обратились к Газзаеву: «Валерий Георгиевич, за такой успех должно быть минимум пять нулей!» Тот поддержал: «Не обсуждается! Приедем и все решим!»

— Удалось?

— Нет. Так по четыре нуля и осталось.

— Команда и год с самым потрясающим микроклиматом в вашей жизни?

— Пожалуй, ЦСКА, 2014-й. После прошлогоднего чемпионства свалился огромный груз ответственности. Мы совершили большое дело, не обладая такими ресурсами, как конкуренты. И с точки зрения психологии сезон-2013/14 прошел намного легче.

— Хонда в этом смысле из коллектива не выпадал?

— Его недавняя фраза в интервью «СЭ», что второе золото в ЦСКА он не заслужил, говорит о человеческих качествах. Хотя до конца я его все-таки не понял. Разный менталитет. Японцы — не только трудоголики, но и жутко скромные. Например, говорить девушке «я тебя люблю» у них не принято. Они по-другому доносят, намеками.

— Кажется, ваша жена подружилась с супругой Хонды?

— Да. На первых порах мы вчетвером выбирались в ресторан. Я хотел, чтобы Хонда быстрее освоился в команде. Когда начинался карантин на базе, Наташа и Мисако ходили друг к другу в гости, готовили всякие национальные блюда. Но чем дальше, тем реже становились эти встречи. Хонда ярко проявил себя в матчах за ЦСКА, сборную, стал лучшим футболистом Азии. И я узнал еще одну его черту.

— Какую?

— Карьерист. Его не волнуют отношения внутри команды, личные интересы — важнее. Хонда бросил учить язык, потому что Россию воспринимал как перевернутую страницу. Мечтал уже о «Реале», «Милане». Взялся за испанский, чаще общался с Гонсалесом, Вагнером. Потом на итальянский переключился.

— Слуцкий говорил нам: «Хонда парень вроде неглупый, начитанный. Но в кругозоре пробелы. Он понятия не имеет, что такое СССР или группа Queen. Сказал, в его стране про Фредди Меркьюри никто не знает».

— Хонда и о роли Японии в Великой Отечественной войне ничего не знал! Спрашивал: «Что мы празднуем 9 Мая?»

— По ощущениям, дотянете в сборной до 2018 года?

— Не думаю.

— Печально.

— Вы не поняли. Я просто не думаю об этом. Три года назад мне казалось, что отыграю пару сезонов и не смогу выдерживать конкуренцию. Время прошло — а я чувствую себя неплохо!

— Так это замечательно.

— Допускаю, что в какой-то день организм скажет: «Стоп». Откажется от нагрузок. Бывает вот что. Иногда вдруг становится очень тяжело — и я не понимаю: почему? Неужели это — тот самый звонок? Сейчас в ЦСКА после отпуска первые два дня тренировок дались нереально трудно. А уже на четвертый — гораздо легче. Но точно так же организм реагировал и в 25.

***

— 14 июля вам стукнуло 35. Как отметили?

— Никак. Не то настроение. В день рождения нужно расслабиться, а я после чемпионата мира не мог. И улыбаться не мог. Вообще не хотелось внимания к своей персоне. Ребят из ЦСКА собрал в ресторане неподалеку от базы. И всё.

— Жена Наташа в каждый ваш день рождения устраивает сюрпризы. Сейчас было что-то?

— Было! Попросила наших знакомых назвать любимую книжку. Заказала весь этот список в интернете и вручила мне коробку с 50 книгами.

— Мы аплодируем. Никто не повторился?

— Если кто-то повторялся, Наташа просила назвать другую. И все книги возила людям на подпись — с особенными поздравлениями.

— Черкануть «Серега, поздравляю!» было недостаточно?

— Разумеется. К примеру, мой друг Герман Ткаченко очень серьезно отнесся к этой миссии. Проконсультировался со всем офисом и даже Наташу попросил приехать. В конце он приписал: «Просьба прочитать и обсудить». Не помню, что за книжка. Но прочитаю обязательно и обсужу. 50 книг — запутался, какая от кого…

— А если бы вы подбирали кому-то книжку?

— Уже думал. Наверное, «Три товарища» Ремарка. В 24 года этот роман так захватил, что дочитал и до пяти утра не мог заснуть! Сейчас, конечно, отнесся бы проще. А номер два — «Мартин Иден» Джека Лондона.

— У жены какая книжка — номер один?

— «Обломов» Гончарова.

— В коробке она была?

— Нет. Семак подарил «Очарованного странника» Лескова. Леша Смертин — «Чевенгур» Платонова, Дима Сенников — «Ночь нежна» Фицджеральда.

— Слуцкий?

— Четыре тома рассказов Джека Лондона. Веселые подписи были у ребят из «Квартета И» Леши Бараца и Славы Хаита. Слава подарил сценарий одного из их спектаклей и три тома Моэма. Открываю — надпись: «Сергей, впервые подписываю не свою книжку. Ощущения приблизительно такие же, как если бы ты ставил автограф на фотографии Дениса Колодина».

— А Барац?

— Леша написал: «Сергей, книга — лучший подарок. Но я предпочитаю часы. Кстати, приглашаю на свой день рождения…»

— И вы когда-то жену удивили подарком: своими руками изготовили «Монополию».

— Да, оригинальнее точно ничего не дарил. Два месяца в Ватутинках делал. К игровому полю подрисовывал домики, фотографии, чертил, клеил… Вписывал события, которые были в нашей с Наташей жизни. Вместо тюрьмы, например, была база. И снимок Газзаева.

— Кто-то из футболистов знал?

— Нет. У меня одноместный номер, это молодежь живет по двое.

— На сборах вы прочитали «Анну Каренину» в айфоне. Мучение?

— Уже привык. Если нет книжки, айфон выручает. У кого-то Толстой идет со скрипом, а мне очень нравится. Особенно описания природы. Мне это так знакомо! Я же все детство проводил у бабушки с дедушкой в деревне, ездил на сенокос. И вот читаешь у Толстого, как Левин шел в поле косить, потом ложился отдохнуть, ему приносили кувшинчик молока с хлебушком… Слюнки текут!

— В Бразилии игроков сборной с книжкой видели?

— Рыжикова. Но с какой — не помню. А Кержаков читал Довлатова, которого я сам люблю. Спрашиваю: «Ну как, Сань, смешно?» Керж удивился: «Нет, серьезно все…» Наверное, не добрался до «Чемодана» или «Заповедника». Еще с одним футболистом сборной произошел забавный диалог. Заметив у меня в руках книжку Мураками, о чем-то спросил. Говорю: «Ну, а ты сейчас что читаешь?» Он вздыхает: «Да вот начал, Маргарита какая-то…» «Мастер и Маргарита? Ну и как тебе?» — «Да сразу не пошло. Отрезанная голова, иностранцы какие-то… Ничего не понял.» Похоже, навалился булгаковский сюр на неокрепшую молодую душу.

— Когда-то вы подшучивали над музыкальными пристрастиями Дзагоева и советовали ему послушать Высоцкого. Проникся?

— Нет. Высоцкого навязывать никому не собираюсь. Просто написал как-то на своем сайте, насколько разные у нас с Аланом музыкальные вкусы. И поделился ссылками на любимые песни Высоцкого.

— Среди игроков вашего поколения есть его поклонники?

— Тот же Кержаков. Когда после матча с Алжиром мы сидели на лужайке, слышал, что у Саши в номере звучит Высоцкий. Я иногда задумываюсь: он ведь приезжал с концертами и в хоккейную сборную СССР, и в футбольную, общался с игроками. Если б я сейчас встретился с живым Высоцким, это было бы потрясение. Завораживает его творчество, внутренний стержень. На «Таганке» смотрел спектакль, посвященный Высоцкому. Был и в его музее. Причем бродил там один. Наташа сильно опаздывала, и я не дождался.

— Как музей?

— Пробирает. Под потолком проектор, где в круглосуточном режиме крутят запись с репетиции «Гамлета» — его последнего спектакля. Изучал записки из зала на концертах Высоцкого. Кто-то просит: «Володя, пожалуйста, исполни такую-то песню…» А кто-то пишет: «Давай нашу, про попугая!»

— Почему вы никогда не пойдете на концерт Стаса Михайлова?

— Ха! В хорошей компании я на любой концерт схожу.

— Тогда почему отнеслись с иронией, когда с концерта Михайлова вернулся вратарь Чепчугов?

— Серега так о нем рассказывал, что стало ясно: для него это серьезная величина. Кстати, у моей жены одна из любимых групп — Metallica. Какие-то хиты я знаю, но в целом — не вставляло. Тяжеловато для меня. В прошлом году на фильм «Metallica: Сквозь невозможное» шел с Наташей без энтузиазма. Но получил громадное удовольствие!

— Шаронов ради концерта Metallica или Black Sabbath готов сорваться на другой конец Европы.

— Теперь я его понимаю. В декабре Рома летал в Бирмингем на Black Sabbath, прислал свою фотографию с Оззи Осборном. Обычно я из телефона чужие снимки сразу удаляю, а этот сохранил. Вон, смотрите. Круто же?

***

— Кто из футболистов удивил вас отпускным маршрутом?

— Сенников лет десять назад. Сделал прививку от малярии и махнул в ЮАР к Лекхето. Я бы ни за что не согласился!

— Почему?

— Друг, поживший в ЮАР, рассказывал, как там опасно. И дело не в том, что туриста могут ограбить. В стране очень высокий процент больных СПИДом. Однажды на его глазах произошла авария, он подбежал к машине оказать помощь. Окровавленный человек, сидевший за рулем, прошептал: «Не прикасайся! У меня СПИД…» Сеня же поехал, рискнул. А от СПИДа позже скончалась жена Лекхето. Потом и Бобо умер.

— Вас легионеры в гости зазывали?

— Нет. Знаю, Мамаев летал в Чехию на свадьбу к Нециду. Еще наш переводчик Макс Головлев отправился с невестой в Бразилию по приглашению Вагнера. По случаю отпуска Вага закатил вечеринку, собрал кучу друзей. Ближе к ночи разместил их по кроватям. А Максу и невесте постелил в комнате тещи в каком-то углу. Наслушаешься таких историй и думаешь: «Нет уж, лучше вы к нам».

— Как-то, прогуливаясь по Лос-Анджелесу, вы встретили Алдонина. Случайно?

— Нет. Был в курсе, что Женя тоже там отдыхает. А вот когда этой зимой в Майами столкнулся с Онопко, обомлел. Он и словом не обмолвился, что собирается в те края. Иду по торговому центру — вдруг Савельич с пакетами! Жену дожидается. «Тебя еще вчера на хоккее углядел, — говорит. — Но ты далековато сидел, не подойти». Оказалось, мы оба были на матче «Флорида» — «Детройт».

— Отпуском в Америке нынче никого не удивишь. Байкал — другое дело. Съездили?

— Наташа не захотела. После чемпионата мира снова предложил: «Давай в какое-нибудь глухое место рванем? В тайгу, на Байкал, к моей родне в белорусскую деревню…» Нет! Она исключительно городской житель, ей важен комфорт. Спальный мешок и палатка — не для нее. Хотя против погружения в древнюю цивилизацию Китая Наташа ничего не имела. Мы и маршрут разработали: терракотовая армия императора, заброшенные деревни с непроизносимым названием и Ченду — «город панд».

— И что?

— Летом 2013-го резко поменяли планы, когда узнали, что ЦСКА летит на сбор в Китай. Возвращаться туда что-то не тянет. Лучше в Японию. Или на Мачу-Пикчу, в город инков. Или в Бомбей. Заинтересовался этим городом, прочитав «Шантарам» Робертса. Автобиографический роман про австралийца, который застрял в Индии на несколько лет.

— В Лондоне вы посетили могилу Карла Маркса.

— Любопытно. Никогда не был на католическом кладбище. Показать нетуристические уголки Лондона мы с Наташей попросили друга, журналиста «НТВ Плюс» Тимура Журавеля. Он фанат этого города. Из Хайгейта, где похоронен Маркс, отправились в район Уайтчепел. По следам Джека Потрошителя.

— Оригинально.

— Хотелось прочувствовать атмосферу того Лондона. Запаслись книжкой с подробным описанием преступлений и четко прочерченным маршрутом. По нему и двигались. Но город уже перестроен. На месте тех событий сегодня то забор, то школа, то частный дом. Правда, обнаружили бар, где Потрошитель якобы был перед одним из убийств. Там продаются футболки, кружки, какая-то брошюра. Полистали — рассчитана на совсем уж непродвинутую публику.

А в Москве я посмотрел документальный фильм ВВС. Они выдвинули версию, что Потрошитель — это мясник, который заразился от проституток сифилисом и начал им мстить, понимая, что медленно умирает. Потому его и не нашли.

— Самый странный музей, в котором вы были?

— Венецианская биеннале — выставка современного искусства. Несколько павильонов разных стран. Бродили по ним с Наташей и поражались. В скандинавском была откровенно гомосексуальная тема. В российском — темная комната со старым телефоном. Когда он звонит, загорается кнопка, ты снимаешь трубку и слышишь, как на тебя орут матом. В каком-то южноамериканском павильоне был бассейн, где плавал якобы самоубийца. Лицом вниз, в цивильном костюме, а на плитке лежат его туфли, часы и бумажник.

— Завораживающая картина.

— Я и раньше был не поклонником современного искусства. А уж после биеннале вообще охладел. Вот в театр всегда иду с удовольствием.

— Вы были в «Мастерской Фоменко» на спектакле о поэте Борисе Рыжем, фигуре крайне загадочной. Понравилось?

— Да, спектакль изумительный. Сходите обязательно! На некоторые постановки в «Мастерскую» попасть очень трудно. Зал маленький, люди годами ждут очереди. А в театре Наций обязательно посмотрите «Рассказы Шукшина» с Мироновым и Хаматовой. Потрясающе! Все, кому советовал, в восторге, и меня благодарят.

— И футболисты?

— Это занятная история. Спектакль идет два-три раза в год. Я сначала был там с друзьями и под впечатлением купил еще десять билетов. Принес в ЦСКА: «Идем в театр! Отличный спектакль, гарантирую!»

— Обрадовались не все?

— На легионеров я и не рассчитывал. Подхожу к нашей звездной молодежи. «Пойдешь?» «В театр? — ужаснулся один. — Нет, конечно!» Спрашиваю второго: «А ты? Реакция неожиданная: «А Дюжев играет? Нет? Э-э-э. Вот на Дюжева я бы пошел».

— Кто же составил вам компанию?

— Алдоша, Набабкин, Слуцкий, Широков — он как раз в тот день был в Москве. Остальные — не футбольные друзья.

— Часто уходите с середины спектакля, не досмотрев?

— Так было только раз. И мне немножко стыдно. В Москву привезли английскую постановку, где играли Басилашвили и Фрейндлих. Блистательные актеры, безумно их уважаю. И все самое интересное было, наверное, во втором действии. А в первом они играли так размеренно и скучно, что я чуть не задремал.

— Вы рассказывали нам, что прежде, чем принять важное решение, пишете на листочек плюсы и минусы. Когда последний раз прибегали к этому способу?

— Достроив, наконец, загородный дом, решали с Наташей, где жить — там или в московской квартире. Каждый выписывал плюсы и минусы. Вторых набралось больше. И дом превратился в дачу.

— Главный аргумент — пробки?

— И дети. Им нужна хорошая школа, спортивная секция, общение со сверстниками. А по пробкам не наездишься. Многие наши друзья мечтали из Москвы перебраться в область. Продали квартиры, купили коттеджи — и через пару лет назад рвутся. За городом жить с детьми слишком хлопотно. Да, кстати! С помощью листочка мы с Наташей выбирали и имя младшему сыну.

— Какие были варианты?

— Будь моя воля, назвал бы Васей или Афанасием. Красивые русские имена.

— Супруга не одобрила?

— Категорически! В итоге остановились на Тимофее.

Александр КРУЖКОВ // Юрий ГОЛЫШАК

• источник: www.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают