Леонид Слуцкий: «Я — клубный тренер»

Главный тренер ЦСКА, которого многие сейчас называют будущим преемником Фабио Капелло в сборной России, признался, что пока не представляет себя во главе национальной команды.

У СБОРНОЙ ЧУВСТВОВАЛАСЬ НЕУВЕРЕННОСТЬ

После товарищеского матча с «Химками» (3:0) главный тренер армейцев пообщался на базе в Ватутинках со студентами факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA. Естественно, разговор начался с наболевшего — выступления сборной России на ЧМ-2014.

— Всех сейчас волнует вопрос: что же стряслось с Акинфеевым?

— Объяснение простое: Игорь тоже человек, а все люди ошибаются. Но Акинфеев своим высочайшим уровнем игры приучил, что делает это крайне редко.

Чемпионат мира — высший футбольный форум, и к нему нужно быть готовым не только функционально и технически, но и психологически. Вы видели, наверное, многочисленные «символические» сборные по итогам группового турнира. В том числе и сборные неудачников. Так там полно звездных игроков, от которых ждали многого, но не дождались.

Сейчас у Игоря идет психологическая реабилитация, мы с ним общаемся, и он знает, что в ЦСКА его любят, всегда поддержат. Словом, надеемся, что период восстановления будет минимален.

У игроков сборной вообще была неуверенность в своем мастерстве — особенно перед первой игрой. Я общался с ребятами, сказал им, что это чувствовалось.

— В связи с неудачей Капелло вас называют одним из кандидатов на его место.

— Мне часто задают вопрос про сборную, и каждый раз не знаю, что ответить. Я никогда не работал в сборных, я клубный тренер, и мне просто сложно представить себя в национальной команде.

— Многие говорят, что необходима натурализация футболистов для сборной.

— Во-первых, не вижу иностранных игроков, которые способны серьезно усилить команду и при этом сами хотят стать россиянами. Мариу Фернандес? Сомневаюсь, что он горит желанием. Вандерсон? Но разве он намного сильнее Дзюбы или Кокорина?

А во-вторых, посмотрите на сборную России по мини-футболу. Я, конечно, не могу говорить за всех, но убежден, что в целом интерес к ней снизился, даже несмотря на успехи. Причина очевидна: пять бразильцев на площадке.

БУДУ СЧАСТЛИВ, ЕСЛИ НИКТО НЕ УЙДЕТ

— Чего вы ждете от трансферной кампании? Осенью отсутствие резерва привело к серьезным проблемам.

— ЦСКА исторически не имел длинной скамейки и вряд ли будет ее иметь. Так что буду счастлив, если никто не уйдет, ведь прошлым летом клуб покинул Вагнер, зимой — Хонда.

Мы купим максимум одного-двух человек, причем вряд ли сразу в основной состав, поскольку делаем ставку на молодых, нераскрученных ребят. Последние, кто сразу стали игроками старта, — это Мариу Фернандес и Эльм. Дело, конечно, и в финансах. Вот сколько, по-вашему, нужно заплатить за форварда, который способен с ходу вытеснить Думбья из стартового состава? Думаю, миллионов 30! А Мариу Фернандеса? Или даже Мусу?

— Кто вам сейчас нужен по позициям?

— Мы ищем опорника, игрока в верхнюю тройку и нападающего.

— Что скажете о Витинью, который забил «Химкам» два мяча и вообще здорово смотрелся?

— Вам повезло! (улыбается.) Это первый дубль бразильца за все время пребывания в ЦСКА. Адаптация его проходит тяжело, там много специфики. Но надежда умирает последней.

Вообще мы всегда до конца стремимся раскрыть потенциал каждого игрока, делаем для этого все возможное и невозможное. ЦСКА не может позволить себе купить футболиста за 10 миллионов евро и посадить его на лавку, а затем, если совсем не пойдет, купить на его место нового. Вот потому-то и не могу вспомнить, чтобы человек, не заигравший в ЦСКА, засверкал в другом клубе. Джанер, Мамаев — это все-таки из другой оперы. В том, что это качественные игроки, сомнений не было. Павлу, например, просто не хватало игрового времени.

— А что стало с корейским игроком, который приехал к вам по спонсорскому соглашению?

— Все над ним смеялись, но Ким Ин Со, который попал к нам студентом, затем, вернувшись на родину, заключил свой первый профессиональный контракт, вышел с клубом в высший дивизион и продолжает прогрессировать. Получается, мы ему дали дорогу в большой футбол. Просто до уровня ЦСКА он не дотягивал.

— Сейчас много говорят о развитии детских школ. Вот объясните: почему, к примеру, в вашей, армейской, никак не рождается настоящая звезда?

— Мы уделяем школе огромное внимание: у нее и бюджет большой, и тренеры работают грамотные. Команды выступают достаточно удачно в различных турнирах, в том числе в молодежной Лиге чемпионов, но…

Средний уровень молодых игроков довольно высокий — ребята обучены, понимают тактику. А вот выделить кого-то не получается. Сейчас против «Химок» играли 7−8 дублеров, и все они для меня примерно равноценны. У кого-то одно качество чуть лучше, у кого-то другое. Работа школы позволила создать достойные команды во всех возрастах. Но никакая методика не может воспитать звезду. Это под силу только Господу Богу. Единственный наш игрок, который за все последние годы дорос через аренды до уровня премьер-лиги, — защитник Никитин. Потенциальных звезд я сейчас не вижу… Вот выделялся всегда Дзагоев, так он и играет.

Парадокс: у ведущих клубов хорошая инфраструктура, ведется селекция, привлекаются иностранцы, но яркие личности не появляются. Я могу ошибаться, но моя версия: футбол ушел со дворов, и даже 6-летние ребята задействованы теперь в системе подготовки. А в ней очень сложно быть самородком.

Если 7-летний паренек приезжает с Украины в Россию и «шокает», это ему, может, даже идет, но через какое-то время он начинает говорить как все. Так же и в игре. Во дворах всегда ценились те, кто лучше всех водится. В школе, как ни крути, на первый план выходят друге вещи.

Вот взять сборную Хомухи: хорошая команда, очень ровная, никому на Euro не уступила, выиграла в финале по пенальти — молодцы. Но ярких людей, способных сразу заиграть в премьер-лиге, там нет.

ЛИМИТА БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО

— Каким должен быть лимит на легионеров?

— Мое мнение: его вообще быть не должно. Это спорт, играть должны сильнейшие. Почему в Лиге чемпионов мы должны заведомо уменьшать свои шансы против клубов Англии, Италии, Испании и даже Швеции или Чехии? При этом я вас уверяю: если бы сейчас лимита не было, то состав ЦСКА никак не изменился бы. И я не вижу ни одного примера в других клубах, что российский игрок заиграл именно благодаря лимиту. Дзюба? Наоборот, он проявил себя в «Томи» и «Ростове», где россиян хватает.

— Руководители тульского «Арсенала» заявили, что не будут приглашать легионеров. Как оцените перспективы такого решения?

— Не вылететь с таким подходом, наверное, возможно, но бороться за что-то большее… Хотя сам по себе проект интересный, будет пользоваться общественной поддержкой. Посмотрим, что из этого получится.

Понятно, что ЦСКА на такой шаг не пойдет, потому как претендует на самые высокие места и выступает в еврокубках. Российские футболисты, способные усилить нас, есть, но их очень мало, спрос на них сумасшедший — отсюда задранные цены. Россиян, способных усилить тульский «Арсенал», намного больше.

— А российский костяк — обязательное условие для чемпионства?

— Считаю, что да. Посмотрите статистику: последние годы всегда было именно так. В «Рубине» — Бухаров, Семак, Шаронов, Рыжиков, в «Зените» — Быстров, Кержаков, Зырянов, Анюков, Малафеев. У нас с этим тоже порядок. Мы теперь шутим, что Ефремов — двукратный чемпион России, а Халк пока ничего не выиграл. Может, он станет сейчас чемпионом мира, но это уже другая история (смеется).

И так по всей Европе. Исключения — разве что «ПСЖ» и «Манчестер Сити», но там собраны суперзвезды.

ЧТОБЫ РАБОТАТЬ ЭФФЕКТИВНО, НУЖНО ДОВЕРИЕ

— В ЦСКА, по общему мнению, образцово выстроены отношения между руководством и тренером. Как удалось этого добиться?

— Когда я устраивался в ЦСКА, то сразу было обговорено: все работают во благо клуба, любое решение должно приниматься с этой мыслью. А что касается полномочий, то они и так очевидны. После окончания рабочего дня я всегда заезжаю в клуб, чтобы обсудить положение дел с генеральным директором, реже — с президентом, с которым мы говорим уже о глобальных вещах.

И еще. Лично я могу эффективно работать только в условиях доверия. Ругать меня бессмысленно, лучше точно не будет. Поэтому жду от руководителей следующего: я работаю на максимуме, как могу, а вы, оценив мой максимальный уровень, решайте, устраивает ли он вас. Вызовы в кабинет и рассказы о том, что мне нужно делать, бессмысленны. Просто не сработают.

— То есть вы работаете в комфортных условиях?

— Мне повезло оказаться в клубе с адекватными руководителями. А условия могут стать дискомфортными, стоит только проиграть несколько матчей подряд. Частые стрессы — это часть работы тренера.

— Два чемпионства подряд вас изменили?

— В профессиональном плане, думаю, нет, а с точки зрения психологии — наверное. Причем не моей лично, а футболистов, которые стали более четко выполнять требования. Сам я меняюсь, конечно, но чемпионские звания здесь ни при чем.

— Виктор Онопко — бывший спартаковец, Сергей Овчинников — легенда «Локомотива». По какому принципу вы приглашаете себе помощников?

— На их клубную принадлежность точно не смотрим. Важны профессиональные и человеческие качества. Футбольное происхождение интересует болельщиков, но не тренерский штаб и руководство клуба. Овчинникова мы пригласили, потому что у него, работавшего в сборной, налажены контакты с россиянами. Мне с ним тоже комфортно общаться, он имеет свою позицию, опыт самостоятельной работы на высоком уровне.

— Уже вовсю строится новый стадион ЦСКА. Вы принимаете в этом участие? Выражали какие-то пожелания?

— Нет. А что я могу пожелать? Раздевалки везде стандартные, поле тоже… Знаю, строители советовались с докторами — где лучше разместить комнаты для реабилитации, для физиотерапии. Для команды важно, что стадион должен стать для нас еще и базой. Там будут гостиница, тренировочные поля. Молодежь переедет на стадион «Октябрь».

— А что будет с Ватутинками?

— Не знаю, будет ли сохранять клуб эту базу, но даже сегодня, на мой взгляд, она абсолютно не нужна. Сколько времени мы проводим в дороге — это просто ужас… Чтобы добраться в день матча до Химок, уходит полтора часа.

— Тот факт, что из ФНЛ в премьер-лигу вышли сразу четыре клуба, говорит о снижении уровня элитного дивизиона?

— Это просто стечение обстоятельств. Вот Россия впервые за 12 лет вышла на чемпионат мира. Значит ли это, что четыре года назад наше первенство было намного слабее? Конечно, нет. В Томске до сих пор не могут понять, что случилось с командой в первом матче против «Уфы». Несчастный случай. А об уровне нашего чемпионата вполне объективно говорит таблица коэффициентов УЕФА, где мы на 6−7-м месте.

— Вы как-то говорили, что самый современный футбол показывают команды Андре Виллаш-Боаша. По-прежнему так считаете?

— В плане идей он был действительно самый современный, но не всякая команда может сделать то, что ты хочешь. В «Челси», к примеру, португальцу не удалось применить схему с высокой линией обороны — Терри она не подошла. Похожая история была и в «Тоттенхэме». На сегодня самый качественный футбол показывает, наверное, «Бавария». Дортмундская «Боруссия» и «Ливерпуль» в лучших матчах тоже впечатляли.

ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ МАШИНЫ

— Как вы относитесь к футбольным экспертам, которые часто критикуют тренеров, в том числе вас?

— Никак. Зачем мне, к примеру, слушать человека, который много лет в футболе не работает, а 20 лет назад «Тюмень» при нем вылетела в первый дивизион, побив все мыслимые рекорды по пропущенным мячам?

В клубе используется современная система анализа. Данные я изучаю после каждой тренировки, это уже вошло в привычку. И если вдруг завтра этой системы не окажется, я, конечно, проведу тренировку, но буду испытывать серьезный дискомфорт. Это как если спросить человека: «А какое место в вашей жизни занимает утренний кофе?»

Система использует тысячу показателей. «Эксперты», которых вы упомянули, — пять. Кому верить? Пожилому человеку у телевизора или машине с 15 камерами? Ответ очевиден. Тем более что система постоянно совершенствуется, добавляются новые функции. Можно посмотреть, кто мощнее отталкивается, у кого четырехглавая мышца сильнее на правой ноге, а у кого на левой. И так далее.

— В школе это тоже применяется?

— На регулярной основе — нет. Во-первых, чтобы внедрить такую систему, ею нужно владеть, а своих специалистов в этой области у нас практически нет. Во-вторых, в школе в этом нет нужды — там главное, чтобы ребята учились играть. Да и показатели в юном возрасте могут быть обманчивы.

— Какой зарубежный чемпионат вам сейчас наиболее симпатичен?

— В плане эмоций и движения — Англия. В плане лучших клубов, эстетического удовольствия — Испания. И еще мне очень нравится Германия. Если говорить о средних клубах, а не о грандах, где почти все зависит от индивидуальностей, то именно немецкие команды сегодня показывают самый современный футбол.

Филипп ПАПЕНКОВ

• источник: football.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают