Привет из фавелы, Витинью!

Корреспондент «СЭ» случайно познакомился в Бразилии с другом детства нападающего ЦСКА Витинью, благодаря чему смог посетить одну из фавел Рио-де-Жанейро.

Прилетев в Рио, я даже и представить не мог, что уже через два часа буду разгуливать по фавеле, да еще и в компании человека, чье детство прошло бок о бок с нападающим армейцев.

За эту встречу я должен благодарить судьбу, которая подарила мне в аэропорту добродушного таксиста Жилсона. Услышав о моем желании посетить фавелу, он почесал затылок и позвонил дочке, которая несколько месяцев назад вышла замуж за выходца из беднейших кварталов Рио.

***

Так мы и познакомились с Берги. Но я бы, конечно, ни за что на свете не заговорил с ним о Витинью, не обнаружь случайно на его машине наклейку с эмблемой «Ботафогу» — клуба, где талантливый футболист вырос и откуда перешел в ЦСКА.

— Берги — страдалец! — рассмеялся Жилсон.

— Почему?

— Да ведь его «Ботафогу» чаще проигрывает, чем побеждает.

— Ничего, — сказал я. — Зато растит такие таланты, как Витинью.

Берги, до того сидевший хмуро, приободрился и показал большой палец:

— Витинью — мой друг. Мы провели вместе все детство.

После этих слов он достал телефон и похвастался фотографией, на которой Витинью стоит в обнимку с его сыном.

***

Фавела, где родились Берги и Витинью, называется Алемау. Она начинается на равнине и уходит в гору, как и множество других в Рио. Преодолеть подъем пешком — сложно, поэтому на узких улочках в чести мотоциклы и мотороллеры. Еще одним средством передвижения служит лошадь.

Дома в массе своей — покосившиеся лачуги, сбитые кое-как из всего, что было доступно в момент возведения. Смотреть на эти жилища без содрогания невозможно. И, кажется, даже певец деревенской неустроенности Сергей Есенин покинул бы эти места без вдохновения.

***

Мы поднимались все выше. Прямо перед нашими носами какой-то гостеприимный житель фавелы достал пистолет. Жилсон вдавил педаль газа так, что я едва не вылетел в окно. А немного придя в себя, прочел на стене дома: «Покойся с миром, Кайу».

— Что с ним случилось?

— Полиция застрелила, — вздохнул Берги. — Но он не был преступником. Это произошло во время одной из акций протеста.

***

Достигнув пика Алемау, мы спешились. Здесь, на самой вершине фавелы, расположился полицейский участок. Стражей порядка очень много, и все они наготове — в бронежилетах, с огромными автоматами наперевес.

Я подошел к ограде, откуда открывался обзор. Вот они эти неопрятные домишки с высоты птичьего полета. А между ними вклинился домашний стадион «Ботафогу» под названием «Энженьяу», где еще недавно блистал Витинью.

У ограды четыре полицейские машины. А по левую руку на стене очередная страшилка: «Иисус не сберег Батисту».

***

Над головой, между тем, вовсю свистели фуникулеры. Это вагончики, предназначенные для перевозки жителей фавел. Как уже было сказано, беднейшие кварталы Рио расположены на приличной высоте — взобраться туда пешком сложно.

Для местных жителей проезд стоит 1 реал (полдоллара), для туристов, которые иногда наведываются сюда в компании аборигенов, — 5.

Только прокатившись в фуникулере, рассчитанном на шесть человек, понимаешь, насколько необъятны фавелы Рио. На карте со схемой движения, вывешенной в каждой кабинке, станций больше, чем в питерском метро.

Мы, правда, ехали (или летели — как кому угодно) по самой короткой ветке всего из пяти остановок: Адеус, Баиана, Алемау, Итараре и Палмейрас. На вагончиках этой линии можно прочесть трогательный текст: «Палмейрас — ты навсегда в наших сердцах». В данном случае, если кто не понял, речь о районе Рио, а не о футбольном клубе.

***

— Фуникулеры появились года три назад, — рассказывал Берги, пока мы парили над Алемау.

— Получается, Витинью их уже застал?

— Конечно. А вот, кстати, стадион, где мы играли с ним сутки напролет.

Я посмотрел вниз. Стадиончик крохотный.

— 11 на 11 играли?

— Нет. 8 на 8.

— И Витинью, наверное, был сильнее всех?

— Да. Бывало даже, перед голом всю команду обводил.

— А вот в ЦСКА он — звезда запаса…

— Серьезно?! Почему?

— Конкуренты просто сильнее. Тренер дает ему шанс, но он им не пользуется. Выходит на поле в конце матча и…

Я усиленно изображал ногами дриблинг.

— Все ясно. Без головы играет, да? — стукнул себя по макушке Берги.

— Именно.

— Ну ничего, вот увидите, он прибавит.

— Кто-то еще из друзей детства, кроме Витинью, стал профессионалом?

Берги задумался.

— Нет, пожалуй, только он.

— Давно с ним общались последний раз?

— Около года назад. Он обещал приехать в Алемау в июле.

— Как к нему относятся в фавеле?

— Его тут уважают даже бандиты. А как иначе? Он же профессиональный футболист!

— Иногда возникают слухи, что Витинью может вернуться «Ботафогу».

— Вряд ли. У «Ботафогу» очень мало денег.

— Родители Витинью все еще живут в Алемау?

— Насколько мне известно, нет. Витинью увез их отсюда. Он вообще очень любит свою семью. Недавно, например, оплатил брату учебу.

— Молодец!

— Да, парень он отличный. Дружелюбный, добрый, всегда готов прийти на помощь.

— Что ж, если вдруг я увижусь с Витинью раньше, обязательно передам ему от вас привет.

— Да-да, скажите, это тот самый Берги, с которым он все детство играл в футбол.

***

Когда фуникулер спустил нас на равнину, Берги попрощался, сел в машину и уехал. Он уже несколько лет не живет в Алемау, хотя работает здесь — в одном из баров.

А я поблагодарил за все Жилсона и отправился к океану. Подумал, может, там рассекают волны друзья Вагнера Лав или Веллитона?

Александр СПИВАК

• источник: football.sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
2 комментария
«Да, парень он отличный. Дружелюбный, добрый...» Может и так, но он — балласт, почти год уже в ЦСКА, а толку от него, отдачи НИКАКОЙ! Может лучше «поделиться» с другим клубом его дружелюбием?
Ответить
armi
25 июня 2014, в 18:38
0
@armi, думается, что это его последний шанс и если не оправдает, то зимой его попросят
Ответить
rasuvaeff
25 июня 2014, в 20:18
+1
Сейчас обсуждают