Рахимич: надеюсь, что в ЦСКА останусь до конца своей жизни

Боснийский полузащитник Элвер Рахимич, которого в ЦСКА уважительно называют «Папой», вспомнил о том, как переходил в армейский клуб из махачкалинского «Анжи», и о том, кто из тренеров ЦСКА запомнился ему больше всего. Рассказал, что ЦСКА самая веселая команда, об отношениях внутри коллектива. Поведал, что до сих пор поддерживает общение с Предрагом Ранджеловичем. Поделился переживаниями от того, что махачкалинский клуб лишился места в премьер-лиге. Рассказал о шансах сборной Боснии и Герцеговины на чемпионате мира в Бразилии и многом другом.

— Элвер, когда вы переходили в ЦСКА в 2001 году, какие у вас были мечты, надежды?

— Так тяжело сказать, о чем я думал. Естественно, я думал играть в ЦСКА, добиваться трофеев. Об этом думал — это и сделал.

— То есть все задуманное удалось реализовать?

— Да.

— В тот момент могли себе представить, что ЦСКА станет для вас домом до конца игровой карьеры?

— Нет, не мог. Это тяжело представить, потому что когда приходишь как футболист, думаешь, что будешь играть год, два, пять лет, а потом перейдешь в другой клуб. Я не мог себе представить, что так надолго останусь в ЦСКА, и что армейский клуб станет для меня родным клубом, как дом.

— Если сейчас оглядываться назад, хотели бы что-то поменять?

— Нет, оставил бы все как есть.

— В какой момент поняли, что из ЦСКА не уйдете?

— Сложно сказать, но с годами я понял, что ЦСКА — мой дом, моя команда, и что я не уйду и останусь в ЦСКА. Надеюсь, что останусь в команде до конца. Я не знаю, до какого времени, какие буду исполнять функции, но надеюсь, что останусь.

— За время игры в ЦСКА кто больше всего запомнился из тренеров?

— Валерий Георгиевич (Газзаев), конечно. Все тренеры в ЦСКА, которые были и есть сейчас — по-своему хорошие, профессионалы, все что-то сделали для ЦСКА, но Валерий Георгиевич — самый запоминающийся.

— А сейчас вы продолжаете общаться с ним?

— Да, мы общаемся, видимся на сборах. Когда видимся, хорошо общаемся.

— Какая победа для вас стала самой запоминающейся?

— Финал Кубка УЕФА. Каждая игра и каждая победа по-своему помнятся, но мне кажется, что этот трофей самый запоминающийся.

— А если говорить о поражениях?

— Когда мы проиграли «Спартаку» 0:3.

— Вы же дебютировали как раз в матче со «Спартаком». Помните ту игру?

— Да, конечно. Матч на «Динамо», 1:1 и Ранджелович забил. Как не запомнить свою первую игру. Это был отличный дебют, самый лучший (улыбается).

— А сейчас поддерживаете отношения с Ранджеловичем?

— Да, конечно, общаемся. Он сейчас играет в Сербии во втором дивизионе, заканчивает карьеру. Ранджелович еще играет, еще забивает голы, молодец (смеется).

— Как думаете, почему у него не получилось тогда закрепиться в ЦСКА?

— Так тяжело сказать. У каждого есть что-то свое, своя судьба.

— Какой след в вашей карьере оставил «Анжи»?

— Очень большой след, и мне очень жаль, что «Анжи» вылетел. Я болел за них до конца, чтобы они остались. У меня там очень много друзей, которые сейчас работают как тренеры, в структуре клуба. Гаджи Муслимович (Гаджиев) — очень хороший человек и тренер. Если бы не было «Анжи», меня бы не было и в ЦСКА. Это очень большой след в моей карьере. Это были прекрасные два года, и спасибо им за все.

— С кем из армейцев у вас лучше всего складывалось общение?

— Я со всеми хорошо общаюсь, у меня со всеми хорошие отношения. Я не могу выделить кого-то в большей степени.

— А вы помните, как у вас появилось прозвище «Папа»?

— Это как-то само по себе пришло. Больше с молодыми… Я им помогаю, и они называют меня папой.

— Даже Милош Красич еще давно в интервью говорил, что у него в ЦСКА два папы — Газзаев и Рахимич.

— Вот, видите. У каждого свой папа. Это, наверное, и из-за большого уважения ко мне.

— В ЦСКА есть такие люди, как братья Березуцкие, Вернблум, которые любят пошутить над коллегами.

— О да, они надо всеми любят пошутить.

— Какие-то запоминающиеся случаи с вами были?

— Мне кажется, что каждый день что-то происходит (смеется). Вася шутит каждый день. У нас веселая команда. С Васей Березуцким не может быть скучно.

— Вы в ЦСКА приходили практически в одно время с Евгением Гинером. Какую роль этот человек сыграл в вашей карьере?

— Если про меня говорят «папа», то я именно про этого человека могу сказать «папа». Это говорит само за себя. Я отношусь к нему как к отцу, и думаю, что и он ко мне относится соответствующе. Я отношусь к нему с очень большим уважением и только могу сказать спасибо за все то время, что я нахожусь в команде, что мы вместе. И надеюсь, что мы еще долго будем вместе. Он очень хороший человек, и с ним очень приятно работать, думаю, что таких людей в футболе очень мало.

— За время в ЦСКА были предложения из других клубов?

— Да, как и у каждого игрока. Но папа решил, что я навсегда останусь в ЦСКА, до конца жизни. Я послушал папу и так и есть. Я не жалею, что послушал его.

— Вы сейчас планируете тренерскую деятельность. Если бы сегодня предложили место в штабе «Спартака», согласились бы?

— Конечно, прямо сегодня бы уехал (смеется). Я думаю, что такого предложения не будет и поэтому можно шутить на эту тему. Так тяжело говорить, это жизнь… Я уважаю «Спартак» и никогда ничего плохого про эту команду не говорил. Конечно, это самый большой соперник для нас, и всегда матчи против «Спартака» — особенные, всегда хочется выигрывать в них. Но именно в клубе, болельщики — хорошие люди. Если бы не было «Спартака», то был бы не такой интересный чемпионат. Как ЦСКА без «Спартака»? Кого мы будем обыгрывать? (Смеется). Я сейчас, конечно шучу. Я уважаю все команды, у всех есть своя история. Я думаю, что и болельщики «Спартака» относятся ко мне с уважением, как и я к ним. Конечно, это наш самый принципиальный соперник, но все равно.

— Элвер, многие футболисты уже в начале карьеры думают, что будут работать тренерами. Вы изначально планировали после игровой карьеры работать тренером?

— Скорее нет, но в последнее время мне это нравится. Хочется попробовать себя на тренерской работе. Хочу как тренер добиваться чего-то. Я многого добился, как игрок и теперь хочу стать известным тренером. Другой вопрос — получится это или нет, но я буду стараться, как старался футболистом.

— Вы уже задумывались о получении лицензии, обучении?

 — Да, конечно. Сейчас все закончу и буду учиться. В ближайшее время надо получать лицензию. Надеюсь, что останусь в тренерском штабе ЦСКА. Тут есть у кого поучиться. Если не будет против Леонид Викторович (Слуцкий), у него можно многому научиться. Он очень хороший человек и тренер. Есть у кого поучиться. У нас с ним очень хорошие отношения.

— Против Виктора Онопко и Сергея Овчинникова вы играли, когда они еще были футболистами. Сейчас они оба в тренерском штабе ЦСКА. Не задумывались ли вы раньше о завершении карьеры? Или сейчас настал тот час?

— Нет, я раньше не думал об этом. Сейчас наступил этот момент. К каждому игроку придет момент, когда он поймет, что пора заканчивать, так и ко мне пришло это понимание. Я не жалею ни о чем, жизнь продолжается.

— Элвер, к кому вы обычно обращаетесь за советом? Есть ли у вас по жизни наставник?

— У меня много близких и друзей, которые, я верю, никогда мне не сделают плохо. Всегда дают мне хорошие советы. Конечно, среди них есть и люди, с которыми я работаю. Конечно, они тоже на многое влияют.

— У вас же семья в Москве живет?

— Да, но сейчас они находятся в Германии, и дети там же учатся. Но сейчас я заканчиваю карьеру и не могу сразу сказать, останусь ли я в Москве. Но если останусь, то конечно, семья будет жить в Москве.

— Можно ли сказать, что ЦСКА открыл для вас дорогу в сборную?

— Да, конечно. Наверное, когда я приехал в ЦСКА, они узнали про Рахимича. Но я думаю, что и в «Анжи» они обо мне знали, но то совсем другое. При всем уважении и любви к «Анжи», ЦСКА — совсем другое.

— Вас пригласили в тренерский штаб сборной Боснии и Герцеговины. Каковы ваши основные задачи?

— Главная задача — выгнать главного тренера и стать главным тренером до начала чемпионата мира (смеется). Это сейчас моя главная задача. Если без шуток, то я буду помогать тренерскому штабу. Но 16 я приеду, у нас начнется сбор, и я поговорю уже с тренером, руководством. Может быть, они захотят, чтобы я остался и после чемпионата мира, и это неплохой вариант. Если такое будет, я буду рад.

— Как оцениваете перспективы вашей команды в Бразилии?

— У нас в группе Аргентина, Нигерия и Иран, и я думаю, что лидер из этих команд — Аргентина. Но мне кажется, что у нас есть шанс выйти из группы. Если получится, будет очень хорошо. Уже само попадание на чемпионат мира - большой успех. Сейчас надо двигаться раньше, стараться выйти и принести радость нашим людям в Боснии и Герцеговине.

— А у российской команды какие шансы?

— Я думаю, что у России большие шансы выйти из группы. Думаю, что если все сложится, то Россия может далеко пройти. Надеюсь, что мы и Россия встретимся где-нибудь в полуфинале (улыбается). Было бы супер, идеально. Конечно, будет тяжело всем. Мы постараемся сделать все, чтобы выйти из группы.

— Как у вас складывались отношения с болельщиками, когда вы только перешли в ЦСКА?

— У меня всегда были хорошие отношения с нашими болельщиками. Никогда не было проблем, они всегда поддерживали. В ЦСКА самые лучшие болельщики. Конечно, у нас бывали плохие игры, когда болельщики на нас обижались, но они все равно продолжали нас поддерживать. Это наш 12-й игрок. Мне кажется, они меня уважают, как и я их.

— Что бы вы сказали болельщикам, завершая карьеру?

— Спасибо за поддержку, за то, что всегда были рядом. Надеюсь, что ЦСКА всегда будет выигрывать все подряд и радовать своих болельщиков. И всем здоровья — это самое главное.

— Получается, что все титулы, которые были выиграны ЦСКА в России, были завоеваны при вас. Вам лучше остаться в команде, а то вдруг перестанут выигрывать, если уйдете?

— Нет, такого точно не случится. Я останусь в ЦСКА до конца жизни, пока мне не скажут, что я уже надоел и не выгонят меня (смеется). Надеюсь, что так будет.

• источник: www.sports.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают