Игорь Акинфеев: «Мотивация одна — игра в футбол»

Игорь Акинфеев: «Мотивация одна — игра в футбол»

Он редко дает интервью, а потому каждое действительно на вес золота. Побеседовать договорились после очередной тренировки в Ватутинках.

— Если не против, поговорим на обратном пути, — предложил Игорь. — Времени, можете не сомневаться, будет предостаточно.

Так и вышло. К месту назначения ехали два часа.

— Вот так практически каждый день — в Ватутинки и обратно. Сколько можно было бы успеть за время, потраченное в пробках?
Зато в дороге есть возможность спокойно пообщаться. Включаю диктофон и задаю первый вопрос.

ГИНЕР СКАЗАЛ: «БУДЕШЬ ИГРАТЬ ДО 36−37 ЛЕТ. ТОЛЬКО ЗА ЦСКА»

— Недавно вы установили феноменальное достижение для российских вратарей, отыграв 200-й официальный матч на «ноль». Для вас было важно преодолеть этот рубеж?

— Приятно, когда случаются подобные события. Не столько даже мне, сколько моим родным, близким. Они вложили в меня много сил, всегда поддерживали и помогали. Когда все начиналось, никто не знал, что в итоге получится.

Тот матч чемпионата России с «Волгой», когда состоялся юбилей, в принципе, был рядовым. Да, удалось добраться до такой цифры, но я же не один играю на поле. Благодарен партнерам, которые поддерживают меня все одиннадцать лет, что я выступаю за ЦСКА. Без нашего прекрасного коллектива не было бы никаких юбилеев и достижений. Поэтому я разделяю всю эту радость с ребятами. Спасибо всем, с кем довелось поработать, кто в меня верил с самого начала. Валерию Газзаеву, Вячеславу Чанову, всем остальным. Это в первую очередь их заслуга.

— А вообще вы следите за статистикой?

— Внимательно — нет. К тому же цифры порой могут ввести в заблуждение. Смотришь, к примеру, сколько матчей мы сыграли в этом году, сколько мячей пропустили. Вроде бы провели немалое количество игр на «ноль», а четыре гола от «Динамо», получается, изрядно подпортили общую картину. Мне кажется, не следует зацикливаться на статистических показателях. В первую очередь надо смотреть за собой и своей игрой, не забивая голову посторонними вещами.

Помню, как раструбили газеты после выездного матча с «Манчестер Сити»: «Акинфеев впервые за десять лет пропустил пять голов!». И так, и эдак мусолили тему, но никому в голову не пришло, что ключевые слова этой фразы «впервые за десять лет». Понятно, что всегда хочется выигрывать, не пропуская при этом мячей. Но так не бывает.

— Все идет к тому, что в обозримом будущем вы возглавите клуб Льва Яшина.

— Опять же, такой цели я никогда перед собой не ставил, поскольку живу сегодняшним днем. Люди часто загадывают наперед и не понимают, что в любой момент случиться может все, что угодно. Я тоже не мог предугадать, что в моей карьере будут две тяжелые травмы. Но это произошло.

Еще раз скажу, я не задумываюсь о том, возглавлю ли я клуб Льва Яшина или нет. Когда это может произойти, через полгода, год или в другое время. Я привык просто идти от игры к игре, быть полностью сконцентрированным на своей работе. А на иные вещи попросту не обращаю внимания.

— Тем не менее, вы уже переписали на свое имя большинство отечественных вратарских рекордов. Как вам это удается?

— Почему? В Лиге чемпионов установил рекорд, о котором мне никак не дают забыть (смеется). А если серьезно, причина в том, что я не задумываюсь о рекордах как таковых. Мне просто хочется играть на стабильно высоком уровне, помогать своей команде добиваться поставленных целей. Существуют задачи, ты стараешься их решать. При этом никогда не буду тянуть одеяло на себя. Это не мое.

Я вам честно скажу: мне просто хочется играть как можно дольше и наслаждаться футболом. Не считаю свои матчи, минуты без пропущенных мячей и так далее. Хочу продолжать карьеру, ведь я получаю от выступлений огромное удовольствие.

— Еще один немаловажный момент: вы всю жизнь верны одному клубу. Болельщики ЦСКА называют вас легендой.

— Это счастье, оказаться в такой команде, защищать ее цвета. Благодарен судьбе, что все сложилось именно так. Наверное, в чем-то мне повезло, это глупо отрицать. Много факторов в жизни, которые склеились, как было нужно. Родился в Московской области, пошел заниматься в школу ЦСКА.

— Преданность игрока одному клубу — большая редкость в наше время. Почему, на ваш взгляд?

— Я могу говорить только о себе. Всегда был честен с нашим клубом, точно так же, как ЦСКА был честен со мной. Когда подписал новый контракт, слышал ехидные комментарии от так называемых экспертов. Акинфеев, мол, засиделся на одном месте, выбрал спокойную и комфортную жизнь, не хочет попробовать себя в другом чемпионате и так далее. Этим людям, наверное, трудно понять, что я никуда не хочу уходить. Вижу, как ко мне относятся в клубе, в свою очередь, сам стараюсь сделать для ЦСКА все, что могу.

— Нынешней зимой вы продлили соглашение с клубом на пять лет. Можно ли сказать, что вы бы хотели выступать за ЦСКА до конца карьеры?

— Как позволит здоровье, как распорядится судьба. Опять же, мы не знаем, что ждет нас в дальнейшем. Перед подписанием контракта общался с Евгением Ленноровичем Гинером. По его словам, я должен играть до 36−37 лет, причем только за ЦСКА. Дай Бог, чтобы его слова стали пророческими.

— Понятно, что вас в ЦСКА все устраивает. И все-таки, если бы появилась возможность выбирать, скажем, из «Барселоны», «Реала», «Баварии», «Челси» и «Ювентуса», куда бы вы пошли?

— Все это виртуальные категории, а наша жизнь — реальна. Когда тебе хорошо и комфортно, о переменах не задумываешься. Скажу еще раз, у человека с рождения есть собственный путь. На этом пути происходят разнообразные встречи, события. Любая случайность порой имеет большое значение. Когда меня маленьким ребенком привели в армейскую школу, кто знал, что со временем я попаду в дубль, сыграю там 7 матчей, и Валерий Газзаев возьмет меня в основу? Для меня все это было как в сказке. Оглядываясь назад, понимаешь: пройти такой путь дано не каждому.

ТОЛЬКО ПЕРВОЕ МЕСТО!

— Говорят, удержаться на вершине труднее, чем забраться на нее. ЦСКА в прошлом году выиграл на внутренней арене все, что можно. Нынешний сезон складывается для команды сложнее.

— На мой взгляд, у каждого сезона есть свои особенности. Задачи, понятное дело, всегда остаются максимальными, но есть обстоятельства, которые могут вмешаться. Те же травмы, болезни, что-то еще. У кого-то состав становится сильнее, появляются новые футболисты и так далее. Множество факторов, так или иначе влияющих на расстановку сил.
Не забывайте и о том, сколько команд хотят забраться на вершину. Любой клуб, обладающий мало-мальски нормальным составом, желает выиграть титул. Чемпионат, кубок, что-то еще. Сейчас не те времена, когда ты можешь на одной ноге обыгрывать всех подряд и становиться первым. Конкуренция очень высокая.

— Что, по-вашему, происходило с ЦСКА минувшей осенью? Очень уж длинной получилась та неудачная серия.

— У меня есть собственный взгляд на ситуацию. После больших побед, как ни крути, наступает некий спад. Это вовсе не расслабленность, никто не собирался почивать на лаврах. Именно спад. Возьмите «Барселону» — уж какая команда, сколько всего выиграла за последние годы. А сейчас переживает не самый простой период, и виртуозных матчей в ее исполнении гораздо меньше.

Мы, конечно, старались выправить положение, но получилось не сразу. Наконец, пришло время, и все наладилось. Я, кстати, не сомневался, что это произойдет.

— Настроение в болельщицкой среде меняется моментально. Стоит команде неудачно провести пару-тройку матчей, и многие сразу забывают о прежних достижениях, какими бы серьезными они не были.

— Мы понимаем, что от ЦСКА всегда ждут только побед. Но давайте реально смотреть на вещи. Постоянно выигрывать невозможно. Не думаю, что кто-то может упрекнуть нас в нежелании побеждать. Мы всегда хотим быть на вершине, только существуют еще и соперники со своими планами и амбициями.

— Понятно, что прошлой осенью далеко не все получалось еще из-за кадровых проблем — ряд ключевых игроков в тот момент были травмированы. Зимой все поправились. Перерыв вообще оказался для армейцев очень кстати. Команда спокойно и очень плодотворно подготовилась к оставшейся части сезона, к ней вернулась уверенность.

— Все верно. Нужно было одержать одну-две победы, чтобы вновь почувствовать ту уверенность, о которой вы сказали. Если это удается, команда набирает ход. Когда у нас не все получалось, слышал от многих, мол, мы потеряли дух победителей. Ерунда все это. Ничего мы не теряли.
Когда команда объединена одной целью, когда она действительно является единым организмом, когда все предельно сконцентрированы, работают в удовольствие, результат обязательно придет. Это очень тонкий момент, его можно прочувствовать, только находясь внутри коллектива. И по тренировкам, и по другим деталям понимаешь, каково истинное состояние команды. Мы много раз общались с ребятами на эту тему, и пришли к такому выводу.

Когда же есть некая расхлябанность, или просто что-то не получается, ты понимаешь, что команда не в лучшем состоянии. Она не готова на равных бороться с сильнейшими клубами в Лиге чемпионов, ей будет непросто обыграть даже аутсайдера российской премьер-лиги. Как выйти из этого состояния? Работать, но ни в коем случае не раскисать.

— Есть такое выражение — «чемпионская химия». Считается, что она присутствует внутри больших клубов, помогает завоевывать титулы. Откуда она возникает?

— Приходит с победами. Когда все внутри органично, команда выглядит мощно и уверенно. Нельзя сказать, что она не замечает противника, но выходит на матчи с полной убежденностью в собственном превосходстве.

— Не обидно, что в Лиге чемпионов выступал ЦСКА осеннего образца, а не нынешний, который смотрится гораздо увереннее и интереснее?

— С одной стороны, немного жаль, что так произошло. Мы, конечно, понимали, в какую группу попали. Разумеется, не выходили на матчи обреченными, боролись, старались. Но на таком уровне этого недостаточно. «Викторию» в расчет не берем, ей мы уступили по собственной глупости. А противопоставить что-либо «Баварии» и «Манчестер Сити» в том нашем состоянии было нереально. Эта планка пока слишком высока не только для нас, но и для других российских клубов.

— Неприятности ЦСКА начались как раз после визита в гости к «Баварии». Правда ли, что поражение на «Альянц Арене» столь угнетающе подействовало на команду?

— Не думаю, что это так. Если у человека присутствует внутренний стержень, неудача не выбьет его из седла. Нужно забыть о случившемся, продолжать тренироваться и играть. Просто на тот момент мы не были готовы к Лиге чемпионов. Как ни пытались изменить ситуацию, сделать этого не удалось. Возможно, подобное объяснение кому-то покажется недостаточным, но другого у меня нет.

— Серия весенних побед позволила армейцам выправить ситуацию. У команды по-прежнему есть шанс защитить титул чемпиона России. Как бы вы оценили турнирную ситуацию?

— Мы не занимаемся подсчетами, раскладами и так далее. Наша задача — выходить на поле и побеждать. Иными словами, собирать свои очки и идти дальше. В этом сезоне очень интересная турнирная ситуация, «Зенит» и «Локомотив» выступают стабильно, показывают хорошие результаты. Мы не собираемся ждать осечек от конкурентов. Это было бы неправильно по отношению к футболистам этих команд, ведь мы едим один хлеб. Пусть все решается в честной борьбе, а по итогам чемпионата посмотрим, кто сколько очков наберет.

— Если ЦСКА выиграет оставшиеся матчи, то займет минимум второе место. Вас устроит такой результат, учитывая, насколько сложным получается нынешний сезон?

— Валерий Газзаев нам часто говорил, что второе место мало чем отличается, скажем, от десятого. Существует только первое место, на котором всегда хочется находиться. Как я уже говорил, выигрывать хочется постоянно, но не бывает так, чтобы у тебя все и всегда было хорошо. Разумеется, в оставшихся матчах мы приложим все силы, чтобы подняться в таблице как можно выше.

ИЗВИНИЛСЯ ЗА ОШИБКУ ПОСЛЕ ИГРЫ С «ДИНАМО»

— Неудачные матчи у вас бывают крайне редко. Когда они все же случаются, как их переживаете?

— Сейчас уже вполне нормально. Когда был молодой, это, не скрою, давалось с трудом. Все время думал, отчего меня так обсуждают, почему люди пишут такие вещи, разве они не понимают сути игры? Теперь мне, по большому счету, по барабану на всех этих так называемых экспертов. Я просто улыбаюсь и иду дальше. Понимаю, что весь этот шлак мне по жизни не нужен. Есть семья, мои родные и близкие, и я должен быть рядом, помогать им. Все остальное не имеет серьезного значения.

— Вам не кажется, что истинных экспертов футбола в России ничтожно мало? Из тех, конечно, кто постоянно мелькает на телевидении и в СМИ.

— Честно говоря, об этом даже говорить не хочется. Какой смысл связываться с людьми, чье мнение никак не может быть авторитетным? К сожалению, порой подобные персонажи формируют общественное мнение. Люди не хотят разбираться в тонкостях, узнавать, что именно произошло. Прочитают, что наговорили так называемые псевдоэксперты, и на основании их высказываний делают выводы. К счастью, я далек от этого, поскольку давно уже практически не читаю газет. Меня нет ни в каких социальных сетях, а в Интернете я могу разве что прогноз погоды посмотреть.

— Слышал, что после матча с «Динамо» вы извинились перед командой за ситуацию, которая привела к четвертому голу в ваши ворота.

— Это правда. Я сказал ребятам, что виноват и принес извинения.

— Но вы ошибаетесь, образно говоря, раз в сто лет. Если бы все остальные извинялись после каждого промаха, времени бы больше ни на что не осталось.

— Я на других не смотрю, а за себя всегда готов ответить. Счет был 2:3, еще можно было что-то поменять. При 2:4 команда психологически надломилась. Тем более, до этого мы пропустили три мяча за двенадцать минут. Конечно, можно было предъявить претензии полевым игрокам, что они забили всего два, а не пять голов. Сделали это — и выиграли бы со счетом 5:4 (смеется).

А если серьезно, я такой человек: когда ошибаюсь, всегда готов это признать. Не только в футболе, вообще по жизни. Надо быть честным, тогда на тебя никто и никогда косо не посмотрит. Если же кто-то не способен признать свои ошибки, пусть это останется на их совести.

— Знаю, что те ваши слова произвели сильное впечатление на партнеров по команде.

— Ошибиться может каждый. Если так случилось, имей мужество признать свою вину. Обсудили, поговорили — и все, движемся дальше.

— Что вообще произошло с ЦСКА в том злополучном матче? Вели после первого тайма 2:0, выглядели вполне уверенно. И вдруг — бац! — и 2:4.

— Это невозможно объяснить. Дело случая. Нельзя сказать, что у нас ничего не получалось, просто вдруг игра развернулась не в нашу пользу. В футболе такое бывает. К счастью, команда правильно отреагировала на то поражение и после этого начала побеждать.

— По ходу нынешнего сезона нередко приходилось слышать о том, что у армейцев короткая скамейка. Что вы думаете на этот счет?

— Понятное дело, всегда хочется, чтобы в команде было больше качественных игроков. Подождем лета. А вообще, не вижу смысла много говорить на эту тему. Футболисты — люди подневольные. Мы должны выполнять свою работу: летать на матчи, ездить на тренировки. У каждого есть контракт, там четко прописано, что необходимо выполнять. Во всех остальных вопросах разберется руководство. Думаю, всем видно, что усиление нам необходимо. Но опять же это не мой вопрос, я должен выполнять свою работу.

ПОЧЕМУ СУДЬЯ ПОДНЯЛ ФЛАЖОК, А ПОТОМ ЕГО ОПУСТИЛ?

— Чем отличается 28-летний Игорь Акинфеев от самого себя, скажем, десятилетней давности?

— В жизненном плане, думаю, я стал более спокойным и уравновешенным.

— А в игровом? В недавнем матче против «Волги» вы довольно жестко пообщались с боковым арбитром.

— Меня потом ругали за несдержанность, но это делали только те люди, которые не были на матче. Я такой человек, мне трудно терпеть несправедливость. Побежал к боковому судье вовсе не с целью на него накричать. Постараюсь разъяснить тот момент, поскольку телекартинка полной версии дать никак не могла.

Когда мяч в игровом эпизоде отскочил от меня, лайнсмен поднял флажок. Не знаю, что там было, офсайд или что-то другое, но флажок был поднят. И вдруг через две секунды судья его опустил. Пошло продолжение атаки. Хорошо для нас, что у соперника пас не получился. А если бы нам забили гол?

Мы готовились к игре, тренировались. Я вратарь, мне не хочется пропускать. А судья поднимает флаг, держит его, потом опускает. Игра, между тем, не останавливается. Как это понимать?

Даже если бы мне за ту желтую карточку пришлось заплатить штраф, я бы все равно остался уверен в своей правоте. У нас принято нападать на футболистов, критиковать их. А судьи почему-то никогда и ни в чем не виноваты. Ну, поднял он флажок, потом опустил, что здесь такого? Может, ему просто помахать захотелось?

— За свою карьеру вы отбили немало 11-метровых ударов, в том числе и в послематчевых сериях. В чем ваш секрет? Насколько важно, к примеру, поймать взгляд бьющего перед тем, как он исполнит пенальти?

— Конкретной тактики поведения у меня нет. Иногда вратари рассказывают, мол, я заметил, куда игрок повернулся перед ударом, куда он посмотрел и так далее. На самом деле, все происходит машинально. Когда ты понимаешь, что находишься в хорошем состоянии, есть некая уверенность. Тогда существуют большие шансы отбить удар. А бывает, не чувствуешь такой уверенности, в этом случае тебе чаще всего забивают.

— Какие из выигранных вами титулов можно назвать самыми запоминающимися?

— В Кубке России два самых сложных финала — против «Амкара» и «Анжи». По антуражу, по сюжету. Всем казалось, что «Амкар» в 2008-м должны легко обыграть, а мы горели 0:2 по ходу второго тайма. А прошлогодний матч с «Анжи», который в тот момент находился в самом соку? У них звездный состав, сумасшедшая мотивация, желание выиграть первый титул. Перед игрой только и говорили о том, что у ЦСКА нет шансов. Но мы выиграли.

Вот такие тяжелейшие матчи и запоминаются больше других. Когда ты выложился по полной, оставил все силы на поле, взял свое в жесточайшей борьбе. С такими победами приходит уверенность, что тебе все по плечу.

— Ту игру против «Анжи» многие называли матчем имени Акинфеева. Вы не раз выручали команду в сложнейших ситуациях в игровое время — чего стоят только эпизоды с участием Это’о. А потом блестяще проявили себя в серии пенальти.

— Я на эти разговоры внимания не обращаю. Если вспоминать моменты того матча, у Это’о дважды не совсем получились завершающие удары, он пробил прямо в меня. Вообще, для вратаря главное, чтобы в него попали.
Если продолжать о запоминающихся титулах, конечно, самым памятным событием стал выигрыш Кубка УЕФА. Это знаковая победа, она будет стоять на первом месте долгие годы. Ни с чем не сопоставима та радость, которую мы испытали.

— Вопрос об уровне чемпионате России. Кто-то говорит, что он повышается, другие считают, что турнир стоит на месте. Что вы думаете на этот счет?

— Мне кажется, играть в нашем чемпионате стало интереснее. Сейчас немало действительно хороших команд, соответственно, больше драматичных и напряженных матчей. Понятно, что не все игры такими получаются, но в целом здесь есть прогресс. А вот проблемы со стадионами как были десять лет назад, так и остались. Где-то как три камеры стояло, так и стоит, люди не могут повтор с нужной точки увидеть. Не хочу говорить, о каких стадионах идет речь, но там даже трибун нет нормальных. А если едешь на кубковый матч в гости к команде из первой или второй лиги, то сталкиваешься с газонами, больше напоминающими асфальт, а не футбольное поле. Понятно, что у людей праздник, они ждут приезда топ-клуба, но также надо понимать, что не каждому футболисту можно играть, к примеру, на синтетике. Когда люди возмущаются, почему привезли дубль, об этом надо подумать в первую очередь. Мне, например, после двух таких травм нельзя постоянно играть на искусственном газоне. Один раз в месяц можно, но регулярно, повторюсь, нельзя.

«ЗАЖРАВШИЕСЯ КОТЫ»

— Предлагаю вернуться чуть назад и вспомнить о том, как вы начинали. Много было запоминающихся событий еще до того, как попали в главную команду?

— С большим удовольствием вспоминаю то время. Команда ЦСКА 1985-го года рождения, тренер Павел Григорьевич Коваль. Мы выигрывали все, что возможно — и чемпионаты России, и первенство Москвы. Запоминающиеся поездки, прекрасный коллектив. Иной раз, признаюсь, даже хочется вновь окунуться в ту атмосферу, попасть на детский сбор.

— Какие задатки должен иметь ребенок в 5-летнем возрасте, чтобы стать вратарем?

— Самое главное, чтобы мальчик очень хотел заниматься футболом, ездить на тренировки. Бывают разные ситуации, у одних родителей нет возможностей, у других — времени и желания этим заниматься. Но если парень действительно очень хочет, если у него есть талант, он должен постоянно твердить об этом, просить у родителей помочь ему.
Огромное желание самого ребенка — определяющий фактор. Бывает, когда мальчика чуть ли не насильно заставляют записываться в футбольную школу. Давай, мол, тренируйся, а когда вырастешь, станешь суперзвездой, и все мы будем в шоколаде. Если дело обстоит именно так, советую не тратить времени понапрасну — все равно ничего не получится.
Знаете, сейчас вспомнил нашу команду 1985-го года. Очень сильно выступали, все по юношам выигрывали. У нас было 7−8 человек, которые могли бы сделать ошеломляющую карьеру. Увы, не сложилось. У каждого своя судьба, порой нелегкая. В жизни очень важно правильно распорядиться теми качествами, которые тебе были даны. Кроме таланта, необходимо также трудолюбие и упрямство.

— Легко ли отыскать мотивацию для дальнейших выступлений на столь высоком уровне после того, как было одержано столько больших побед?

— Мотивация у меня всегда одна — игра в футбол. Не могу себе представить, чтобы человек, который не любит футбол, прошел через все эти стадии, играл за юношей, дубль, попал в основной состав, провел несколько сотен матчей. Это не просто деньги и слава, это огромный труд. Если ты любишь футбол и готов трудиться до седьмого пота, то есть шанс, что у тебя все получится. Других рецептов не существует.

— Рыбалка по-прежнему остается одним из главных ваших увлечений?

— Конечно. Но это, скорее, не увлечение, а самый настоящий отдых. Он включает в себя не только сам процесс рыбалки. Приятно в хорошей компании посидеть на природе, пожарить шашлык. Когда есть три-четыре свободных дня, с удовольствием можно позволить себе так отдохнуть.

— После недавнего матча с «Кубанью» у армейцев было два выходных. Не рыбачили в те дни?

— Сейчас еще холодновато. Нет нужного антуража, деревья пока не раскрылись.

— Вот закончится чемпионат…

— …и в сборную сразу поедем (улыбается).

— Каков ваш самый большой трофей? На рыбалке, разумеется.

— В Астрахани мне удалось поймать щуку весом около пяти килограмм. А ребята, которые со мной ездили, ловили 12-килограммовую щуку, есть даже фотография в интернете.

— Какие фильмы смотрите в свободное время?

— Предпочитаю комедии, мелодрамы. Триллеры и прочие ужастики не смотрю. Негатива и так хватает. Достаточно включить телевизор и прощелкать с первой кнопки по пятую — повсюду идут сериалы с убийствами. Сразу же выключаешь.

— Вы дважды возвращались после тяжелых травм. И не просто возвращались, а продолжали демонстрировать высочайший уровень. Многое переосмыслили за то время, что не играли?

— Люди живут, зачастую не думая, что с ними может случиться что-то нехорошее. Когда это происходит, они порой теряются. Не стану скрывать, у меня разные мысли присутствовали, особенно после второй травмы. Как все будет дальше, смогу ли я в будущем играть в полную силу или нет. Очень помогла помощь родных и близких. Это люди, которые всегда рядом, что бы ни случилось. И ты понимаешь, что с их поддержкой все сможешь преодолеть. Не надо задумываться о плохом, нужно просто гнуть свою линию.

— Что бы вы посоветовали людям, внезапно оказавшимся в сложной ситуации?

— Самое главное — верить в себя. Я общался с Вениамином Мандрыкиным, все знают, что с ним произошло. Смотрел на него и видел: даже в такой ситуации он не унывает, радуется жизни, ищет позитив в любой мелочи. Я к тому, что чудеса случаются, но для этого надо хорошо постараться. Если лежать на диване и мечтать, ничего не произойдет.

— Впереди чемпионат мира. Единственный большой турнир, в котором вы еще не принимали участие.

— Надо постоянно доказывать, что ты можешь туда ехать. Не кому-нибудь, а самому себе. Конечно, сыграть на чемпионате мира — мечта любого футболиста. Я уже был на трех чемпионатах Европы. Правда, играл на одном.

— Зато именно тогда, в Австрии и Швейцарии шесть лет назад, сборная России добилась высшего достижения в своей новейшей истории.

— В 2004-м в Португалию меня взяли скорее авансом. А вот в 2008-м я на себе прочувствовал, какой это драйв. Потрясающие эмоции, я очень рад, что испытал все это. Это был самый успешный год в истории сборной. Нужно верить, что нам многое по плечу, что в Бразилии команда сможет выступить удачно.

— Еще через четыре года Россию ждет домашний чемпионат мира. Когда заходит речь о том, кто будет выступать за сборную в 2018-м, все в первую очередь называют вашу фамилию.

— Мне бы не хотелось рассуждать об абстрактных вещах, поскольку, как я уже говорил, не привык загадывать далеко наперед. Никто не знает, что с нами будет через четыре года. Надо жить сегодняшним днем.

— Есть ощущение, что у нас не ценят ведущих футболистов так, как они того заслуживают. Не в материальном смысле, конечно, а в плане уважения.

— Все люди разные. Я много раз сталкивался с болельщиками других клубов, которые говорили много добрых слов, поддерживали. Это, конечно, приятно. С другой стороны, кажется, кому-то выгодно формировать мнение, мол, футболисты — это зажравшиеся коты. Нам бы их зарплату, их блага и дальше в том же духе. Что тут можно сказать? Каждый сам выбирает свой путь. Кто-то стал спортсменом, кто-то дворником, кто-то юристом. Я с четырех лет занимался в школе ЦСКА. Хотел стать футболистом, выступать на самом высоком уровне. У меня была цель, к которой я двигался с детских лет.

Максим Квятковский

• источник: bobsoccer.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают