Харин и Акинфеев

Если в России и есть дефицит футбольных кадров, то вратарской линии это касается в меньшей степени. Игорь Акинфеев, Александр Беленов, Илья Абаев, Сергей Рыжиков, Юрий Лодыгин — каждым из них можно гордиться. У тренера сборной России Фабио Капелло во всяком случае есть выбор.

Алексей Поликанов, защищавший в советские времена ворота московских клубов «Динамо», «Торпедо» (в составе этой команды он выиграл чемпионат и Кубок СССР в 1960-м), ленинградского «Динамо», в начале 1990-х вошел в тренерский штаб «Зенита», включенного в высший дивизион российского футбола. Причем занял должность тренера вратарей, которой до этого в наших клубах не было. В свои 75 Алексей Анатольевич продолжает тренировать. Корреспондент «Спорта День за Днем» побывала в СДЮСШОР «Зенит», чтобы поговорить с тренером о вратарях, их нелегком хлебе.

Машинка или мячик

— Как строится ваша работа с юными ребятами, мечтающими стать вратарями?

— Работаем с ребятами от семи до семнадцати лет. Я бы сказал, что с младшими работать тяжелее. Они еще психологически не готовы к тем требованиям, которые им предъявляют. Старшие уже приучены. Когда с ними занимаешься на протяжении нескольких лет, то больших проблем не возникает. Не помню, чтобы у меня, например, с кем-то возникали проблемы дисциплинарного характера. Ребята очень любят свое дело, не хотят с ним расставаться.

— Как это возможно? Человек не выдерживает конкуренции?

— Она действительно высокая. Но есть такая футбольная пословица: «Лучший тренер — это конкуренция». И мы пытаемся ее создать. Бывает, парень ни к чему не стремится. Его все устраивает: хорошо экипирован, ездит на турниры за границу. Чего еще нужно? Чтобы этого избежать, стараемся подобрать такому вратарю достойного конкурента.

— Говорят, родители приводят детей в секцию, рассчитывая на то, что профессия футболиста обеспечит им хороший заработок?

— По-разному бывает. Часто родители приводят детей, чтобы просто их чем-то занять. Если человек сильный, развитый и здоровый, у него может получиться в спорте. Изначально видно, какую игрушку берет ребенок: машинку, мячик или что-то еще. К семи годам что-то начинает вырисовываться. Лишь некоторые родители приводят детей в футбол ради заработка. Таких единицы.

— Талант вратаря виден сразу?

— Совершенно не виден. Все может быть наоборот. Одна из главных характеристик хорошего вратаря — рост. Может так получиться, что парень не вырастет, и все его хорошие задатки не будут востребованы.

В мое время за сборную выступал Анзор Кавазашвили, его рост — 175 сантиметров. А в клубах, бывало, играли и более низкорослые голкиперы, но они ценились. На рост не обращали внимания — лишь бы играл хорошо. Сейчас мода на высоких, быстрых и ловких.

Харин и Акинфеев

— Сейчас по количеству «сухих» матчей в чемпионате России лидирует голкипер «Локомотива» Илья Абаев. Как оцениваете его шансы потеснить в сборной Игоря Акинфеева?

— Ну, для начала в сборную надо попасть. Абаев — надежный голкипер. Были примеры, что в сборную попадали и к тридцати годам. Один из моих воспитанников, Саша Макаров, был приглашен в сборную лет в 28. Во многих странах вратари в возрасте могут вызываться в национальную команду. Именно вызываться, а там уж кто как себя проявит.

— И все-таки Акинфеев — бессменный лидер сборной. Стоит ли ждать перемен?

— Я увидел Игоря, когда ему было пятнадцать лет. Тогда он играл со старшими ребятами. Меня поразило его поведение! Акинфеев играл в финале чемпионата России среди юношей без всякого напряжения. Его естественность и легкость, с которой он выполнял работу, шокировали. Очень уверенный в себе, психологически устойчивый голкипер, что, конечно, важно. Но самое главное — у него есть дар предвидения.

Я работал с разными вратарями юношеских сборных: Плотников, Помазун, Пчельников, Окрошидзе. Игроки пусть и не такие известные, но все прошли через мои руки. Так вот Акинфеев выделялся на этом фоне. На моей памяти было два таких талантливых человека: Дмитрий Харин, который в семнадцать лет играл за «основу» московского «Торпедо», и Акинфеев. Харин с юных лет был «бригадиром» — куда ни посмотрит, там команда уже выстроена. И Акинфеева, совсем еще юного, слушались мужики, которым было под тридцать. Надо же иметь такую харизму!

У Лодыгина есть школа

— А что скажете о Юрии Лодыгине? Тоже отважный вратарь.

— Влиться в новую команду всегда тяжело. К тому же в ту, где уже есть авторитетный голкипер. Но видите, у Юры все как-то легко получилось. Когда он пришел в «Зенит», было видно, что он хотел расти и был к этому готов. То есть тренеры, которые с ним работали раньше, заложили школу. Это проявляется в манере Лодыгина ловить мяч, выбирать позицию. Это уверенный в себе, умелый голкипер с крепкой психикой.

— Кого можно назвать высококлассным вратарем?

— Того, кто играет за сборную. Сколько голкиперов из Петербурга играло за национальную команду? Например, Николай Соколов. По тем временам (Соколов выступал в 20−30-х годах прошлого века. — «Спорт День за Днем») это был вратарь уровня Яшина. Он питерский, хотя родился в Подмосковье. Дальше Леонид Иванов — вратарь национальной сборной на Олимпийских играх 1952 года. Как вы думаете, кто следующий? Вячеслав Малафеев. Представляете, какой большой перерыв! Значит, что-то в городе не так с подготовкой вратарей.

— И что же?

— Сложный вопрос. Даже те способные ребята, которые выросли у нас, пока не проявили себя в сборной. Стать вратарем высокого уровня не так легко. Нужна игровая практика. Если я играю левого защитника, меня могут поставить правым или центральным. А из ворот никуда не денешься. Там одно на всех место. На вратаре огромная ответственность. Если тренер меняет основного голкипера на молодого, желая дать тому игровую практику, он сильно рискует.

— Вратари — особые люди?

— Конечно. Они ненормальные! Нормальный не пойдет в ворота. Он забивать голы пойдет, чтоб девушки хлопали. А тут все ругают: играли, мол, хорошо, это вратарь виноват. Это, повторюсь, большая ответственность.

Малафеев по характеру — как Яшин

— «Урал» и «Анжи», цвета которых защищают Николай Заболотный и Михаил Кержаков, выросшие в Петербурге, ведут борьбу за выживание в премьер-лиге. Это полезно для вратаря?

— Тут есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны, у вратарей, выступающих за слабые команды, много работы. Они обучаются, становятся лучше. Минус в том, что в слабой команде ты три мяча пропустил, семь раз выручил — и тебе говорят: какой ты молодец. А в сильной — семь раз выручил, один пропустил, и ты уже эту команду не устраиваешь. Психологически в такую команду, конечно, будет сложно перейти.

Моим мальчишкам я всегда вот что рассказываю: я играл в такой команде, где я два мяча пропущу, а товарищи три забьют. Это была сказочная команда — московское «Торпедо»! Такой случай действительно был. Мы играли решающий матч чемпионата в Киеве. Я пропустил гол. Ко мне подбегает Борис Батанов, говорит: «Леш, ничего, мы парочку забьем!» И забили. Мы выиграли 2:1 и стали чемпионами СССР. Так что судьба вратаря зависит и от того, в какой команде он играет.

— В то время, когда вы играли, было проще получить необходимую практику?

— Часто вспоминаю, какое у нас было счастливое поколение! В 1958 году я попал в команду мастеров. Пришел в московское «Динамо», тренируюсь. Начинается подготовка к чемпионату мира. Национальная команда на месяц едет в Китай, а мы — на сборы в Гагры. В штате должно быть три вратаря. Двое уехали готовиться. Кто играет? Я один. И все товарищеские игры я, восемнадцатилетний пацан, проводил с «основой»! Больше ведь никого нет. Какие были возможности! Разве сейчас есть такие? Вот был в «Зените» Андрей Зайцев. Купили Лодыгина. И сиди в запасе. Тренироваться можешь, но ведь тренировка — это полдела.

— Вячеслав Малафеев тоже не играет. Его, выходит, тоже Лодыгин вывел из состава?

— Есть такое понятие, как счастливое стечение обстоятельств. У Славы была серьезная травма. Непонятно даже было, сможет ли он продолжать карьеру. Конечно, клуб должен был укрепить вратарскую позицию. Купили Лодыгина, тот своего шанса не упустил.

— Кем видите Малафеева в будущем?

— Так сразу и не скажешь. В роли бизнесмена, скажем, не вижу. Он по человеческим качествам доверчивый и добрый. Может, я и не прав, но, думаю, в каком-нибудь шоу-бизнесе его «съедят». С другой стороны, Слава может нанять людей, чтобы они занимались его бизнесом. Недвижимостью или еще чем-то. Он же возьмет на себя представительские функции. С ним приятно работать. Я неплохо знал Льва Яшина. Это был уникальной доброты человек. Суровый спортсмен, но изумительно открытая личность. Вот и Слава к себе располагает.

— А в роли тренера Малафеева не видите? У Слуцкого и Черчесова вроде бы неплохо получается.

— Думаю, с его характером это сложно. Что делает главный тренер? Решает чью-то судьбу: кого-то отчисляет, кого-то поощряет, отвечает за свои решения перед высшими чинами, ведь без материального стимулирования многого не добьешься. Это должность для жесткого человека. Особенно в России. Тренером вратарей Слава может стать, если его устроит эта профессия. Но не думаю, что это произойдет. К тому же видите сейчас как: приезжает в команду иностранный тренер, привозит с собой помощников, включая специалиста по работе с вратарями.

Я не такая, не жду трамвая

— Хороших вратарей в Питере по-прежнему готовят только в двух школах?

— А знаете почему? Они каждый день тренируются с сильными партнерами, которые ставят перед ними сложные задачи. Но есть проблема. В городе мало напряженных игр. Бывает, у меня вратари за игру выбивают мяч только один раз. Чему тут можно научиться? Да, на тренировках можно. Но на тренировке на тебе не лежит никакой психологической ответственности. Когда ее нет, привычка проявлять себя в сложных ситуациях не сформируется. Без этого нельзя. Случись что-то неожиданное — и ты беспомощен. Ответственные игры у наших команд только на первенстве России. Несколько напряженных матчей случаются на городских соревнованиях, но этого мало, чтобы дать ребятам хорошую школу.

— А поездки за рубеж?

— Такая возможность есть у Газ­прома, финансирующего «Зенит». Да и наша школа не страдает. Руководство умело управляет, есть средства для поездок за границу. Но и эти игры товарищеские. Проходят не так часто. К тому же сейчас из-за политической ситуации все меняется.

— Вы много лет готовите вратарей. Можете сравнить представителей разных поколений?

— Сейчас все-таки возможностей у ребят больше. Вратари моего поколения, чтобы добраться до тренировки, висели на подножках трамвая, питание в семьях было другое. Но самое главное отличие — мячи и поля. Тогда, падая, мы сдирали себе бока. А на следующий день снова на этот бок падать. Сегодня и мячи хорошие, и падать одно удовольствие. Стало проще научиться. Почти в каждой футбольной школе есть тренер по вратарям. А раньше ни пособий, ни телевизоров, ни кассет, где можно подсмотреть что-то. Брали все от старших на тренировках. Сейчас условия жизни лучше.

• источник: www.sportsdaily.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают