Сергей Шустиков: Слуцкий меня просто слил

В откровенном интервью «ССФ» экс-тренер ЦСКА ответил на обвинения в пьянстве (главный редактор спортивных каналов «НТВ-Плюс» Василий Уткин в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявил: «У Шустикова критическая ситуация — пьет, как сапожник») и, назвав бывшего друга Леонида Слуцкого предателем, открыл тайну своего неожиданного (после пяти лет работы) расставания с армейским клубом.

«Я ЖИВУ СПОКОЙНЯК»

Встретились с утра пораньше в кофейне на Тверской. Шустиков приехал с женой и младшей дочкой. Стильная борода, элегантный шарф, бодр, энергичен… И не сказать, что человек в беде. Во время фотосъемочной прогулки злободневно пошутил: «Шататься надо?».

— После «сапожника» многие позвонили о делах справиться?

— Да, люди звонят, поддерживают. Приятно. В Интернете — жена комментарии читала — многие не верят, что это про меня. Хотя есть и такие, кто предлагает помощь, думая, что действительно все так плохо. Я в шоке был, когда старшей дочке из института позвонили: «Может, деньгами помочь?». Но это те, кто меня не знает.

— Как вы узнали о том, что «ситуация критическая — Шустиков остался без семьи и работы»?

— Жена в Интернете новость увидела — я-то газет не читаю. Сначала завелся, но быстро успокоился. Я отходчивый. А Наталья закипела. Нашла телефон редакции, позвонила, потребовала опровержения.

— Вы собирались на Уткина в суд подавать.

— Жена до сих пор думает. Но это лишняя канитель, адвокаты…

Конечно, неприятно. Обидно. Взяли — и в грязь. Хорошо еще, что отец и мать ничего не читают. Хотя теперь наверняка найдутся «добрые» люди — расскажут.

Я просто не понимаю, почему и за что должен оправдываться. «Остался без семьи, от него все ушли»? Сами видите — нормальная у меня семья! Жена кипит: «Куда я ушла? Я с тобой в официальном браке 20 лет живу, а так еще больше!». Единственная проблема сейчас — работы нет. Но многие тренеры в таком же положении.

«Шустиков спивается, умирает»? Не буду бить себя кулаком в грудь: «Пить? Да никогда!». Я обычный, нормальный человек — и выпить иногда нравится, и погулять-потанцевать. Не без греха, в общем.

Но такое ощущение складывается, что в России только один Шустиков пьет! И весь я из себя такой хреновый. Давайте еще всей страной лечить начнем…

Меня всю жизнь алкоголиком выставляют. Как будто кто-то ждет не дождется: «Когда же ты наконец сопьешься!». И долбят этим постоянно. Сели на конька и едут. И ладно бы это писали-говорили люди, с которыми я действительно пил, а так ведь вообще не пересекались! Такое про меня выдумывают — правды процентов десять.

Недавно знакомые историю рассказали — как будто это со мной произошло. Пьяный хочет попасть в метро, а его полицейский не пускает. «Слышь, ну хоть посмотреть пропусти!» — «Ты что, метро никогда не видел?» — «Ну ты же никогда не пускаешь!». Я говорю: «Ребят, вы что, совсем ох… ли? Это же старый анекдот!» — «Да? А нам сказали, что это ты на „Автозаводской“ спускался…».

Понимаете? Где-то кто-то ляпнул, и начинает обрастать.

Еще раз — я не без греха, веселый парень, много чего в жизни было, покуролесил. Но не до такой же степени! Если и косорезил — никогда не прятался, приходил и платил штраф. Но другие-то гуляли не меньше! Просто прихватывали все время меня.

Теперь эта история с Уткиным… Если бы он ничего не написал, то и я бы не стал интервью давать. Я живу спокойняк, играю в теннис, бегаю по утрам, сел на диету — хочу к лету подхудеть. Жена, трое детей. И писать, что я загибаюсь, что чуть ли не бомжую…

Смотрел тут Лигу Европы, мысли сами в голову полезли: «Ну на хрена человеку это надо?». Лег спать — не спится. Все лежал с открытыми глазами, думал.

Видимо, кому-то хочется выставить меня в таком свете. Будет нормальный человек без повода такое говорить? Значит, попросили.

— С целью?

— Заморать имя. Сделать так, чтобы мне было трудно найти работу. Чтобы, не дай Бог, я где-нибудь еще не всплыл.

— Может, позвонить Уткину и все узнать?

— Не буду я ему звонить! Он что, друг мне, чтобы я с ним разговаривал? Да и не скажет он ничего — «ну вот, такая информация…».

А я считаю, что эту информацию ему озвучил кто-то из клуба. И нужно это только одному человеку.

Сразу скажу — к клубу претензий нет. Захотели — уволили. Как могут уволить любого. Имеют полное право. Претензии есть к конкретному тренеру. Который мог со мной поступить по-человечески, а получилось так, что просто слил.

— Слуцкий?

— Да.

ПРОФЕССОР, ТЕОРЕТИК, БОЖИНА

— Вы с 2005 года работали в паре.

— Считаю, я внес огромный вклад в его успехи. Сколько для него сделал! Чтобы он попал в ЦСКА, чтобы достиг сегодняшнего уровня. Когда в «Москве» начинали работать, я только играть закончил, поэтому с пацанами в команде все было налажено тут же. Все подборки для теории я делал, все ему рассказывал-показывал… Успокаивал, когда в газетах всякую хрень писали. Вбивал в голову: «Не слушайте никого, вы отличный тренер!». Абсолютно во всех ситуациях его поддерживал, даже когда он был не прав.

— Вы были друзьями?

— Я считал, что да. Семьями общались. Я считал его совсем другим человеком.

— Когда изменились отношения?

— Это происходило постепенно. Если раньше человек со мной никогда не спорил — никогда, то в последнее время споры стали возникать практически из ничего, с нуля. Видимо, возникло желание показать, кто в команде главный. Но мне-то чего это показывать? Я с 2005 года все про человека знаю… Потом пара статей вышла: «Шустиков в ЦСКА замены делает, Шустиков в порядке». Его это, видимо, задело, цепануло. После прошлогодних побед он почувствовал себя увереннее, а тут еще стали в голову вбивать: «Ты все можешь сам, давай без Шустикова…». Он решил, что я ему больше не нужен. Такое развитие событий можно было предвидеть, но я даже не хотел об этом думать.

В конце концов он просто перестал общаться. Не отвечал на звонки. Впервые за время знакомства не поздравил с Новым годом. Сменил телефон. Я месяц ждал звонка, но только после нашего опровержения, когда мы написали, что, возможно, Уткина кто-то попросил так сказать, единственный раз позвонил: «Это не я». Странно. Если не ты, зачем звонить и оправдываться? Причем позвонил тут же, с незнакомого номера, я сначала даже голос не узнал…

Он такой человек — со всех сторон хороший, чистый. Поставленная речь, раскованность, умеет разговаривать с руководством, с прессой… Профессор! Никогда ничего плохого не подумаешь. «У меня все хорошо, это не я».

Если вы с ним сейчас на эту тему поговорите, он может совсем другую картину нарисовать. И вы мне скажете: «Да ты хрень несешь! Вот Слуцкий — теоретик, божина!». Этого у него не отнять — умеет себя подать, произвести впечатление.

Я ждал от него простого мужского разговора: «Сергей, мы с тобой заканчиваем». Позвони, объясни ситуацию! Не понимаю, почему этого нельзя было сделать. Все можно было разрулить — и всей этой грязи сейчас бы не было. Я хотел с ним поговорить, но он эсэмэсками отправлял меня в клуб. Думаю, за девять лет совместной работы я не заслужил такого отношения.

Не хочу, чтобы люди подумали — вот Шустикова уволили, и он начал поливать… Да ничего я не начал! Я мог бы про него такое рассказать… Но не стану. Стараюсь всегда быть на позитиве. С утра встаю: солнце — отлично, дождь — еще лучше! Еду на любимую работу и балдею от этого. Всегда на эмоциях. Увидеть меня в полуобморочном состоянии нереально. Поэтому не понимаю, за что ко мне можно плохо относиться или не любить.

«ТЫ НЕДЕЛЮ ПИЛ НА СБОРЕ»

— Как происходило расставание с ЦСКА?

— Меня не взяли на сборы. За два дня до вылета в Испанию позвонил администратор: «Ты был в списках, но теперь нет». Я начал набирать главному тренеру. Дозвонился. Ответ был: «Иди в клуб, там тебе все расскажут».

Потом уже люди звонили: «Нам сказали, что ты поехал на первый сбор, неделю там пил и не выходил на тренировки». Говорю: «Интересно. Только я ни на один сбор не ездил».

— Что все это время делали?

— Сидел дома, ждал разговора с Гинером. Но Леннорыч — занятой человек: то строительство стадиона, то поездка на турнир в Израиль. Встреча несколько раз откладывалась. Наконец, пообщались. Нормально. Про Гинера говорят, что он бывает резок, но со мной, сколько ни разговаривали, никогда даже голоса не повысил. Сказал: «На данный момент мы расторгаем контракт, но продолжим за тобой следить и, может быть, со временем подпишем новый». Впрямую причину расставания никто не назвал, но все и так было понятно — главному тренеру я больше не нужен. Предложили написать по собственному желанию. Написал.

Еще раз, к клубу никаких претензий нет. Разве что могли чуть пораньше сказать, что хотят расстаться. А так протянули до конца февраля — устроиться куда-то было уже нереально.

— В январе Гинер сказал: «Шустиков переведен на другую работу в клубе, тоже тренерскую».

— Мне никто ниче-го такого не говорил.

Слышал о работе в детской школе, но это не для меня. Пятьдесят раз одно и то же объяснять… Для такой работы больше педагогом нужно быть, чем тренером. В этом, кстати, проблема наших школ: дело в не предлагаемых системах обучения, там просто должны работать люди, которые умеют находить контакт с детьми. Которым это дано.

«ПОШЕЛ ТЫ…»

— Восстановить отношения…

— Со Слуцким? Нет. Я все понял про этого человека, кто он и чем живет. Как будто с другой стороны посмотрел на все его поступки. Для него главное — достичь цель, а что будет с людьми, которые помогают к этой цели идти, — неважно. Нет, для кого-то он, может, и нормальный человек, но мое мнение о нем изменилось. В моих глазах он упал очень сильно.

— Предатель?

— Да. Использовал меня и слил. А потом еще и грязь полилась.

— Если встретитесь…

— Как воспитанный человек я должен буду поздороваться. Но для этого необязательно руку жать.

— Будущее Слуцкого как тренера?

— Он может стать хорошим тренером, может все выучить. Как и что говорить игрокам, как и что показывать. Но ему нужно научиться требовать. Неважно, какой перед тренером игрок — молодой, старый, великий, самый великий. Тренер должен требовать! Слуцкому этой требовательности не хватает.

В «Москве» и Самаре все было по-другому. Атмосфера в командах была другой, игроки другие… А в ЦСКА — сплошь футболисты сборных, звезды. Некоторые с очень тяжелым характером. И если ты к каждому будешь искать подход, так и охренеть можно. Руководить надо! Тренер должен руководить! Неважно, кто перед тобой — игрок сборной или молодой пацан. Все должны быть равны.
Есть мнение: Слуцкий — мягкий человек, он этого сделать не может. Может! Просто с одними это проходит, а другие могут сказать: «Пошел ты…». Это тоже надо понимать и учитывать.

— «Пошел ты…» — это про Дзагоева, замененного в финале Кубка?

— Алан — осетин, горячий. С характером. Когда я был игроком, тоже иногда тренеров посылал. В запале игры. Кричит и кричит с бровки. Надоест — пошлешь. Он тебе что-нибудь ответит… Да, это некрасиво, но такое поведение игроков могу понять. Ни один футболист, если он не травмированный, не будет рад замене. Алан шел, что-то бормотал себе под нос, потом еще на лавку сел — секунд тридцать бормотал. А когда остыл, стал носиться по полю с кубком, как ни в чем не бывало. Слуцкий же, понятно, какое-то время переживал.

— Как бороться с постоянными удалениями Дзагоева?

— Это только с возрастом может пройти, с опытом. И то — тяжело будет избавиться. Ты ему перед игрой хоть 150 раз объясни, что можно, а чего нельзя. Алан будет улыбаться и со всем согласится. Но в игре на секунду обо всем забудет — не сдержится, вскипит. Ударит по ногам и снова вернется в нормальное состояние. Но уже в раздевалке.

«СЛУЦКОМУ ЛУЧШЕ СТОЯ»

— Для многих по-прежнему остается загадкой, что случилось в приснопамятном матче «Терек» — «Крылья Советов» в 2009 году. Считается, что игра была договорной…

— Скажу так — Слуцкий там не был виноват. Он ничего не мог сделать.

— В ЦСКА Слуцкий несколько раз писал заявление об уходе. Поддерживали?

— Нет. Но если бы он ушел, и я ушел бы вместе с ним. Так было всегда — его уволили из «Москвы», я пошел за ним в Самару. Не было бы «Крыльев» — пошел бы в «Терек» или какой-нибудь другой клуб. Просто я считал, что неправильно одним заявлением перечеркивать труд, который был проделан, чтобы попасть в такую команду, как ЦСКА. Если ты всю жизнь стремился к этому, то какой смысл?

— Чемпионство-2013 — больше заслуга Слуцкого или игроков?

— Это чудо, совершенное всей командой. Выиграть три трофея с 14 игроками — фантастика! По ходу сезона кто-то выздоравливал, кто-то вылетал, но обойма так и держалась — 14 игроков.

— После выигрыша трофеев отношение к Слуцкому в команде поменялось?

— Да нет, все как относились, так и относятся.

— Качаться на «лавке» меньше стал?

— Не сравнивал. Когда мы в «Москве» работали, он поначалу на всех матчах стоял. Но потом кто-то посоветовал сесть и раскачиваться. Как по мне, стоя ему было лучше.

— Мешает?

— Если еще главный тренер будет кому-то мешать…

— Вы сами матчи ЦСКА смотрели не со скамейки.

— Ну неудобно мне там! Шум-гам, один ухает, другой ахает… Я становился с другой стороны «лавки» и спокойно смотрел футбол. Никто не мешал, не дергал. А в перерыве мы со Слуцким обменивались мнениями.

— Валерий Маслов: «Слуцкий — молодец, что слушается Серегу Шустикова, он без него и замены не делает. Серега — умница!».

— За умницу — спасибо. На деле было так: главный тренер подзывал, я высказывал свое мнение. Если оно принималось — хорошо, нет — тоже без проблем. В конце концов, он отвечает за результат, ему и решать. Но чтобы я подходил по ходу матча и говорил «Меняй Думбия на Набабкина!», такого точно не было.

— Как делили функции с Онопко?

— Он своими делами занимался, я — своими. Контакт был нормальный. Мы с Савельичем друг друга еще с советских времен знаем. Он за Донецк играл, я — за «Торпедо». С Савельичем ни у кого проблем нет. И у него ни с кем проблем нет. С одной стороны, это хорошо.

— Вы как-то признались в интервью: «Ненавижу, когда называют Сергеем Викторовичем».

— Так и есть, коробит. Я всю жизнь был Шустом. Сергеем только жена зовет. А так — Шуст, Шуст… В ЦСКА Викторовичем звали — тоже нормально.

Шустиков был одним из лучшим в «Торпедо»

«СЛЫШАЛ О ЖЕЛАНИИ РЕБЯТ ПОБИТЬ МУСУ»

— «Динамо» — ЦСКА где смотрели?

— Дома.

— За сменщиком Овчинниковым следили?

— Я за игрой следил, за командой. Все-таки не чужие. Когда стали проигрывать, думал: «Е-мое, как же завтра пацанов будут в газетах песочить!». Мне всегда своих жалко…

— ЦСКА еще может отстоять чемпионство?

— Если не будет больных, то поборются. Состав-то очень качественный — на уровне «Зенита» и «Спартака».

— Среди главных козырей ЦСКА все отмечают наличие русского костяка. Акинфеев, Игнашевич, братья Березуцкие…

— Иметь таких игроков в составе — большое подспорье для тренера. Вася Березуцкий! Для меня он лучший защитник в чемпионате. Даже лучше Игнашевича. Передачи и с левой, и с правой, игра головой, отбор… Ему бы показывать себя больше. Играет-то по старым торпедовским законам — защитник должен отобрать мяч, сыграть с ближним, а дальше внимательнее со своим. Все. А если Вася раскочегарится…

— Почему Акинфеев не хочет попробовать себя в Европе?

— С Игорем по футбольному таланту в России мало кто сравнится. Когда он спокоен, ему невозможно забить. Даже на тренировках. Говорил: «Больше не забьете!» — и не забивали.
А не ехать в Европу — это его право, его решение. У него и здесь все нормально. Закончит карьеру в ЦСКА — останется работать в клубе.

— Витиньо в ЦСКА заиграет?

— Я смотрел, как он играл за «Ботафого». Сразу отметил, индивидуально очень сильный футболист. В некоторых матчах просто рвал! Обыгрывал двоих, троих, с ударом… Но были вопросы по командной игре. А тут еще адаптация. Иногда складывается впечатление, что его в космос запустили. Выходит — глаза во-о-от такие, не поймет, что происходит. Ну ты хотя бы бегать начни… Пока тормозит больше.

— С Думбия всегда так будет — два матча играет, три болеет?

— Сейчас, похоже, в норму пришел. Думбия — это фантастика! Какие он голы «Динамо» забил! Вроде корявенький, а как исполняет.

— Порой кажется, что Мусу, когда он моменты не реализует, в команде готовы побить.

— Слышал о таком желании ребят. Серьезно. Но Муса играет так, как играет.

С африканцами в этом плане очень непросто — их нужно или использовать такими, какие они есть, или не использовать вовсе. Изменить не удастся. Такие у них головы.

— Самый странный из легионеров, с кем довелось работать?

— Маазу. У человека или антенна повреждена, или предохранители сгорели.
А самый талантливый — Барриентос. Я 10 минут посмотрел на него в чемпионате Аргентины — в жизни такого не видел! Фантастический игрок! В «Москве» он не слушал тактику, вообще ее не понимал, но выходил на поле и делал все так, как было нужно команде. Вписывался абсолютно! Потому что понимал игру. Если бы еще по жизни не был разгильдяем…

— Хонду прошлым летом надо было продавать?

— Вопрос не ко мне, но то, что последние полгода он мыслями был в «Милане», — это все видели. Хотя сейчас и в «Милане» не играет — пешеход…

Спору нет, талантливый футболист, но на своей волне. Помню, первый раз приехал в ЦСКА. Схватил русско-японский словарь, начал учить. А потом съездил на Кубок Азии, японцы его выиграли, и Хонда в Москву прилетел уже с испанским разговорником. Мол, в «Реал» пора, в «Барселону»…

— Все отмечали — профессионал!

— Я это слово не люблю. Профессионал — это тот, кто ни шагу в сторону. В плане режима, питания… На протяжении многих лет. Мне кажется, в футболе это очень тяжело, практически нереально.

— Где в основе ЦСКА молодые российские звездочки?

— Не знаю. Лучшие клубы сейчас стали вкладывать в школы приличные деньги, приглашают испанцев, аргентинцев, голландцев… А в молодежных командах выделить некого. Вроде все с хорошей техникой, все правильно двигаются, а ярких индивидуальностей нет. Однородная масса. Видимо, дело не в системе подготовки.

Я поэтому наш чемпионат очень мало смотрю. Часто бывает, включаю минут на 15 — не прет. А если сразу не нравится, смотреть бесполезно. Смотрю в основном Испанию, Италию и Англию.

ТРИО ШУСТИКОВЫХ

— Как отец (капитан легендарного «Торпедо» 1960‑х Виктор Шустиков. — Прим. ред.) отнесся к последним новостям?

— А вы что, моего батька не знаете? Живет в своем мире, абстрагируется от всего, ноль эмоций. Я его в школу вместо мамы на родительские собрания посылал. Мама расстраивалась, плакала, а отец спокойно ходил. Придет: «Сереж, все нормально. Только ты там двойку получил. Исправить бы…» — «Ладно!». Весь разговор.

— Довольны карьерой сына (Сергей Шустиков-младший выступает за дзержинский «Химик» в ФНЛ. — Прим. ред.)?

— Мы в прошлом году играли с «Химиком» на Кубок, я посмотрел — двуногий, голова хорошая… Скоростенки бы еще, но я тоже никогда скоростью не отличался. Главное, чтобы он сам был доволен. А я знаю, что ему в «Химике» нравится.

— Что дальше — работа главным тренером? Года полтора назад писали, что у вас был вариант с родным «Торпедо».

— Знаю, в ЦСКА насчет меня звонили, но лично никто не обращался.

Пока отдыхаю. Главным или помощником идти — непринципиально. Есть другие нюансы…

Не могу общаться с людьми, которые мне неинтересны или не нравятся. Общаться только потому, что человек может помочь моей карьере… С такими у меня разговор короткий — «здрасьте — до свидания». По-другому не получается.

Еще важно, чтобы, приезжая на работу, я был на позитиве. Вроде поработали, напряглись, но все улыбаются — получили удовольствие.

Хочу остаться в футболе. Я в футболе с 6 лет. И до сих пор, когда выхожу на поле, чувствую себя на нем гораздо комфортнее, чем в обычной жизни. Отдыхаю душой. В этом плане я человек неприхотливый: зеленая ровненькая травка, мокрая от росы или политая, и ты как дашь плассер метров на 60… И мяч — лягушечкой… Ощущения — словами не передать…

Роман Вагин, Николай Роганов

• источник: www.sovsport.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
2 комментария
хорошее интервью и Шуст вполне нормальный…
Ответить
Levsha
22 марта 2014, в 12:39
0
Да, мне тоже вью понравилось. А Слуцкого пора гнать из ЦСКА — не его уровень!
Ответить
22 марта 2014, в 19:52
+1
Сейчас обсуждают