Алексей Березуцкий: Победы пока не надоели – буду играть

Сегодня нашим собеседником стал защитник ЦСКА Алексей Березуцкий, один из самых титулованных футболистов России. Чего только стоят четыре победы в чемпионате России и в семи (!) национальных кубках, бронзовые медали чемпионата континента и завоевание Кубка УЕФА. Несмотря на столь солидный послужной список, Алексей остается основным защитником клуба, претендующего на титул в нынешнем первенстве страны, и входит в число кандидатов на поездку в Бразилию в составе национальной команды, завоевавшей путевку в финал ЧМ-2014.
Своими воспоминаниями о прошлом и размышлениями о настоящем футболист поделился в беседе с корреспондентом «Спорт уик-энда».

Самое лучшее предложение было от Сёмина, но выбрали ЦСКА

— Вы один из старожилов команды. Что для вас значит такой факт?

— Не каждый может этим похвастаться, но для меня это обыденное дело, поскольку у нас, в ЦСКА, старожилов много, в отличие от других команд Премьер-лиги. Поэтому ничего удивительного в таком долголетии (Алексей в армейском клубе с 2001 года! — В. Ф.) не вижу. Таких, как я, много — Рахимич, Игнашевич, мой брат, Акинфеев, который вообще с детства находится в ЦСКА. В нашей команде футболисту в паспорт не смотрят.

— Вы обладаете одним из богатейших наборов титулов в российском футболе. Не пресытились еще?

— За последние семь лет мы выиграли чемпионат только один раз, хотя постоянно находимся в призовой тройке. В любом случае, есть куда совершенствоваться, к чему стремиться. А главное, победы не надоедают…

— А когда играли в «Торпедо-ЗИЛ», могли предположить, что карьера так удачно сложится?

— Надеяться было можно, а предполагать — сложно. Особенно то, что мы станем первым клубом в России, который выиграет Кубок УЕФА.

— Как всё же у вас возник вариант с ЦСКА?

— Было несколько вариантов. Вася (брат-близнец Алексея. - В. Ф.) остался в Москве, а я уехал в Новороссийск. Надеялся, что это лишь перевалочный пункт. Хотя наверняка этого знать никто не мог. К счастью, игра стала получаться, тогда последовали предложения от нескольких клубов. В итоге же Евгений Леннорович (Гинер. — В. Ф.) просто не дал мне шансов подумать о других командах, о чем я ничуть не жалею.

— А кто всё-таки был инициатором приглашения в ЦСКА?

— Это сложный вопрос, который лучше всего задать Евгению Ленноровичу. В молодежной сборной, в которую я вызывался, тренером был Валерий Георгиевич (Газзаев. — В. Ф.). И гипотетически он мог уже иметь договоренность с клубом ЦСКА.

— А почему уезжали в Новороссийск?

— Всё очень просто. Тогда в «Торпедо-ЗИЛ» у нас было не очень много игровой практики, и мы решили, что нам с Васей надо уходить. Шансов заиграть нам не давали, поэтому стали искать варианты. Собирались вдвоем, но в последний момент, когда я решил уйти, Вася остался. Сыграли свою роль финансовые вопросы: то, что обещали нам двоим, отдали ему одному.

— Евгений Кучеревский, возглавлявший тогда «Торпедо-ЗИЛ», выделил именно эту причину — финансовую…

— Она была не основной — это сто процентов. В таком возрасте о деньгах много не думаешь. И если брать финансовый аспект, то самое лучшее предложение было у нас от «Локомотива» — Юрий Павлович звал нас с братом. Очень хотел, чтобы мы перешли, но мы не согласились только по одной причине: в тот момент «Локомотив» был топ-клубом, первый в России после «Спартака» как по финансовым вопросам, так и по организационным. Но мы предложение Сёмина всерьёз даже не рассматривали, вариант появления в основном составе «Локомотива», в то время как мы не сыграли ни одной минуты в классе сильнейших, был малореальным. Я — не Криштиану Роналду, а Вася — не Месси. А в этом возрасте необходимо постоянно появляться на футбольном поле, чтобы прогрессировать. Перейдя в «Локомотив», мы с большой долей вероятности оказались бы в дубле.

2-е место — это неудача

— Как раз с 2002 года ЦСКА и начал свое восхождение…

— Если сейчас мы с братом являемся старожилами, то тогда мы были только маленькими винтиками в большой машине. ЦСКА в ту пору обновился процентов на 75 и укрепился очень хорошо. Только по именам новичков можете судить: Гусев, Шемберас, Яновский, Попов, Рахимич, Ранджелович… Из молодежной сборной также пришли футболисты. И было понятно, что как минимум мы будем претендовать на место в тройке. В итоге мы заняли второе место, проиграв «золотой» матч. Мы переживали неудачу: нас же настраивали на то, чтобы мы занимали только первое место.

— А «Локомотив» в тот год был лучше?

— Я думаю, что да. Один раз железнодорожники нас точно обыграли в чемпионате, и по балансу личных встреч были лучше нас.

С Газзаевым мы познали вкус побед и обрели дух победителей

— Какую роль сыграл Валерий Газзаев в вашей жизни как футболиста?

— Обо всём говорит такой факт: с этим тренером мы выиграли все трофеи. Что самое важное, не просто познали вкус побед, а обрели дух победителей. Возможно, это самое сложное. Простой пример — «Спартак», который имел в 90-х дух победителя, но потом утратил его, и сейчас до сих пор не может его найти. Когда ты после ничьей даже с сильным соперником уходишь расстроенным, и все, включая тренера, выглядят недовольными — это важный аспект. Появляется уверенность, что ты можешь побеждать в каждом матче любого соперника — это самое главное, что Газзаев привил нам за эти годы. Это и позволило ЦСКА стать одним из флагманов российского футбола.

— Первое чемпионство 2003 года — наиболее памятное?

— На самом деле, все чемпионства равноценны. Понятно, что какие-то эмоции были в первый раз ярче, но всякий раз были свои особенности. Хотя радость — это лишь месячное дело, пока не выйдешь из отпуска и не погрузишься в работу.

Каждый должен перейти через свой «Вардар»

— С ходу у ЦСКА в еврокубках дела не заладились. Такие матчи, как с «Вардаром» — из той серии, через что нужно в жизни пройти?

— Сто процентов — такая история есть у каждой команды. Даже в этом сезоне у наших клубов, даже с «Манчестер Юнайтед». Конечно, это неприятная вещь для игроков, тренеров и болельщиков. Но пройти через такое необходимо — однозначно.

— Отсутствие опыта играет в таких ситуациях свою роль?

— Сейчас тяжело это оценить, поскольку не очень хорошо помнится. Наверное, сказалось, поскольку в нашем составе были молодые игроки, которые не участвовали в еврокубках. Хотя мы старались. Нельзя сказать, что мы не настраивались на «Вардар». Мы прекрасно понимали, что это хорошая команда. Просто у любой команды может быть момент, когда она может сверкнуть, и «Вардар» эту возможность использовал. И хотя мы были сильнее, но свою силу нужно было еще доказать. Наверное, дело было не только в фарте, но и в функциональном состоянии. Просто всё сложилось неудачно…

— Подстегнул ли этот момент при борьбе за чемпионство?

— Насколько я помню, мы как начали чемпионат на первом месте, так и закончили. Да и с «Зенитом», который пытался оказать конкуренцию, находились в равных условиях, поскольку перестали играть в еврокубках. Однако не думаю, что-то поражение от «Вардара» как-то повлияло, поскольку все наши мысли изначально были о чемпионстве.

На установке нам прочитали статью Петржелы

— После первого чемпионства Валерий Газзаев неожиданно ушел. Правда, ненадолго. Согласны ли вы с теми утверждениями, что через полгода в ЦСКА вернулся уже другой Валерий Георгиевич?

— В таком возрасте кардинально поменяться нереально. Все его принципы работы и отношение к делу остались прежними. Сказать, что пауза как-то отразилась на тренировочном процессе, тоже нельзя. Прошло всего лишь полгода. Наверное, ему нужно было отвлечься, отдохнуть — это тоже важный фактор. Естественно, что у отдохнувшего человека свежие мысли в голове появились.

— В одном из решающих матчей на финише сезона-2004 ЦСКА победил в Питере «Зенит» — 3:0, и Валерий Газзаев сказал, что ему не пришлось настраивать на матч команду благодаря Петржеле…

— Я помню, что было опубликовано интервью с Петржелой, в котором было сказано, что ЦСКА — плохая команда с плохим тренером. В общем, обложил он нас всех. Причем, как я обращал внимание, Петржела постоянно этим занимался. И Валерий Георгиевич просто прочитал нам статью о том, какие мы слабые и как «Зенит» нас обыграет. Не сказал бы, что легко, но мы всё же выиграли. Хотя чемпионами в итоге не стали…

Иностранцы нужны, но только ТОП-уровня

— Какое впечатление у вас оставила кратковременная работа с Артуром Жорже (португальским наставником, несколько месяцев возглавлявшим армейскую команду в 2004 году)?

— Двоякое. В принципе, мы шли в пятерке, но я уверен, что мы бы там находились, даже если бы главным тренером был я (улыбается). С таким составом — это немудрено. А вот быть на первом месте — задача намного сложнее. В любом случае, португальский специалист что-то команде дал. Хотя с ним не получалось ни феерической игры, ни результата. Насколько мне известно, Жорже не тренировал серьезных команд до ЦСКА лет пять, поэтому долго вкатывался в эту работу, но так и не успел.

— Согласны ли вы с той точкой зрения, что иностранец слишком долго въезжает в процесс, потому что некоторое время просто не в состоянии понять, куда он попал.

— Всё от тренера зависит. Если взять в пример Гуса Хиддинка, то он в менталитете пытается разобраться в первую очередь. И делает это великолепно. На мой взгляд, это его основная работа. Возможно, из-за того, что ему довелось работать с разными клубами и сборными и с игроками разных национальностей. Он старается ничего не ломать и быстрее понимает нашу ситуацию. У Жорже этого до конца не вышло. Но ещё больше не получилось у Зико, который просто не понимал менталитет российских игроков.

— Как раз в 2004 году пошла в наш чемпионат волна тренеров из-за границы. А лично вы приветствуете тренеров-иностранцев?

— Если они топового уровня, то — да. Но опять-таки — без фанатизма. Если взять все команды, то у нас великолепных тренеров от силы три-четыре. Все остальные в большинстве своем задействованы дома. Они приезжали сюда в основном за деньгами. Не думаю, что тренер, который пытается вырваться на топовый уровень, поедет именно в Россию. Я, по крайней мере, такого не замечал. Характерный пример — Лаудруп. Приехал, заработал и уехал. И много таких было. А потом мы о них просто забываем. На мой взгляд, в России должно работать не больше пяти иностранных специалистов, но все они должны быть тренерами с большой буквы.

Наша победа в Кубке УЕФА круче

— Если вспомнить победу в Кубке УЕФА, то что было сложнее: выйти в финал или выиграть его?

— Наверное, и то и другое. У нас и команда подобралась что надо, и готовы были очень хорошо. Настраивались, всё хорошо получалось. Играли с запасом. Была уверенность в силах, и мы её чувствовали. Финал — такая вещь, где один матч всё решает. Насколько я помню, мы в ЦСКА ещё не проиграли ни одного финала. Если не считать Суперкубков. Так что с психологической подготовкой у нас всегда было в порядке.

— В 2008 году Кубок УЕФА уже взял «Зенит». Могли бы сравнить успех питерской команды и вашей?

— В любом случае, мы круче, потому что мы — первые. Хотя в принципе — разницы никакой. И мы, и «Зенит» стали обладателями одного и того же трофея. В любом случае — это очень непросто. Ведь в олимпийской системе любая ошибка может привести к непоправимым последствиям.

— После тех побед ЦСКА и «Зенита» уже прошло много лет, но ни одна из команд так и не смогла повторить данный успех…

— Это в любом случае — непросто. Тот же «Арсенал» пытается уже вы­играть двадцать лет какой-либо еврокубок, а у него не получается. Потому что с какого-то момента наступает плей-офф, где тебе просто может не повезти. Кроме того, после 2008 года в России не было такой команды, чтобы сказать: она здорово играла, с подбором великолепных игроков и находилась в форме, а в Европе ей просто не повезло. Не случайно в последние годы наши команды, которые выигрывают чемпионат, неудачно потом выступают в еврокубках. При всех нюансах и оправданиях, главное — мы не были готовы к повторению тех побед.

Когда команда в идеальном состоянии, ей еврокубки не мешают

— Что было тяжелее пережить в 2012 году: непопадание в Лигу чемпионов по итогам чемпионата или же вылет из Лиги Европы от скромного, по европейским меркам, АИКа?

— Естественно, что пропуск «Спартака» в Лигу чемпионов оставил неизгладимое впечатление, потому что мы сами хотели играть в этом турнире. От этого было сильное расстройство и даже негодование.

— Разделяете точку зрения о том, что командам, которые не задействованы в еврокубках, легче играть в чемпионате?

— Когда команда выглядит идеально, как мы в 2005-м или «Зенит» в 2008-м, это совершенно неважно. Когда же существуют в игре шероховатости, это сказывается. В 2005—2006 годах мы были всех сильнее. Выступали в еврокубках, а через три дня играли уже со «Спартаком» и, несмотря на усталость, обыгрывали его, потому что были готовы лучше. Когда команда в таком состоянии, наличие свободного времени на восстановление не столь существенно. И такой команде всё равно, сколько матчей проводить. Когда всё это сходится воедино, наоборот, приятнее чаще играть. Когда же в игре что-то хромает, то удобнее проводить матчи раз в неделю, чем два.

— В прошлом году ЦСКА всё-таки стал чемпионом. Когда же поверили в то, что это реально?

— Когда свисток прозвучал в матче с «Кубанью». Надежд когда-то может быть больше, а когда-то — меньше. Но когда тебя уже никто не обгонит и ты точно на первом месте — это уже совсем другое.

— Даже когда отрыв на финише у ЦСКА был на восемь очков, вы всё равно сомневались?

— Вы знаете, я за свою жизнь видел отрывы куда больше — это специфическая вещь. Ничего невозможного нет, и любой отрыв можно компенсировать.

У нас сначала принимают странные решения, а потом удивляются

— Ваш главный конкурент — «Зенит» провел два матча при пустых трибунах. Один из них — с ЦСКА. Понравилось?

— Конечно, нет. У нас сначала принимают странные решения, а потом удивляются, что они — странные. Кто читал регламент перед чемпионатом — я не знаю. Но все были тогда согласны со всеми пунктами этого документа. Но когда дело дошло до практики, вдруг осознали, что это глупость и регламент надо менять. Не пойму также, что происходит с условной дисквалификацией Широкова и моего брата. У нас в сборной и так немного народу, которые дают интервью и что-то интересное говорят. И почему-то наш Комитет по этике пытается вмешаться в этот процесс. Своими действиями, на мой взгляд, этот орган добился того, что мой брат и Роман Широков, который известен своими интересными и язвительными комментариями (зачастую оригинальными), просто перестанут откровенничать с журналистами, потому что могут получить за это дисквалификацию. В итоге все будут слышать только избитые фразы: «это был хороший матч, нам не повезло, в следующем постараемся сыграть лучше». Может, Комитет по этике именно этого и пытается добиться? Однако популярность чемпионата, сборной и клубов, в которых они играют, будет от этого только падать. Согласен, что глупые и жесткие оскорбления неприемлемы, но то, что сказали Широков и Вася, у нормального человека может вызвать лишь широкую улыбку. Не более того…

Мы и так играли до 10 — 15 декабря

— Какое впечатление произвела первая часть нынешнего сезона?

— У большой группы команд еще не потеряно ничего. Все клубы из первой шестерки при определенных обстоятельствах могут претендовать как на чемпионство, так и на еврокубковую позицию. Понятно, что у кого-то шансы выше, а у кого-то меньше. Весна покажет, сможет ли тот же «Локомотив» сохранить свою игру или же «Динамо» прибавить.

— Можно ли говорить о том, что «Зениту» будет тяжелее всего — из-за форсирования подготовки к матчам Лиги чемпионов?

— В отличие от нашей команды, скамейка запасных «Зенита» намного глубже. На фоне «Спартака» — тоже. Всё прежде всего будет зависеть от того, в какой форме будет находиться питерская коман­да.

— Второй год подряд наш чемпионат проходит по системе «осень — весна». Как вы отнеслись к этому переходу?

— Мне, конечно, очень нравятся суждения некоторых специалистов и даже знакомых мне игроков на тему: зачем мы это сделали, что это за чушь и т. д. Единственный вопрос, который меня занимает, что такого мы сделали? На данный момент у нас не поменялось ровным счетом ничего! Мы играем в те же сроки, как это делали и раньше. Поменялись местами только круги.

— Но ведь в декабре играем теперь…

— Для участников еврокубков ничего не поменялось: мы, как играли до 10 — 15 декабря, так и продолжаем. А такие команды, как «Анжи», «Краснодар» или «Терек», вообще не напрягает играть в такое время года, потому что у них прекрасные условия. Раньше уходили в отпуск в самом конце ноября, а теперь, кто не играет в еврокубках, 10 декабря. Что тут сильно изменилось?!

— Но ведь в июне и июле практически футбола нет у нас…

— Сергей Александрович (Фурсенко. — В. Ф.) обещал нам месяц летнего отпуска, но обещание не соответствует действительности: пока летом больше десяти дней мы не отдыхали. Так что ситуация как была, так и осталась — один в один. Единственное, я не беру в расчет ФНЛ и второй дивизион, поскольку не знаю, как там всё происходит. Другое дело, что если мы собираемся строить стадионы, как вот, например, у «Спартака», который будет современным, то почему бы и не играть подольше?

Спасибо «Зениту»

— Кстати, о проблеме стадионов, с которой ЦСКА столкнулся минувшей осенью…

— Это катастрофа. Добавить тут нечего. Убили поле в Химках. Причем, насколько я знаю, на это повлияли не только игры сборной. Поэтому здесь хочу сказать спасибо «Зениту» за то, что позволил провести нам матч Лиги чемпионов на «Петровском». Ведь играть нам реально было негде. Причем подобное продолжалось два месяца, когда за два-три дня мы узнавали, на каком стадионе будем проводить следующую игру. Не знаю, кто это допустил…

— А в Питере играть понравилось?

— Понятно, что дома лучше. Но поле было хорошим. Хотя накануне нашей встречи на «Петровском» играл «Зенит», но никаких выемок не было. Если персонал стадиона хочет подготовить поле, то он это делает! Просто нужно следить за газоном, ухаживать за ним. И это при том, что севернее Питера у нас в РФПЛ команд сейчас нет.

— ЦСКА очки в групповом турнире взял только в Питере. На своем ли уровне выступила команда в Лиге чемпионов?

— Притом, в какой форме находился «Манчестер Сити», я уже не говорю про «Баварию»: обыграть эти команды было бы чудом. Если бы мы говорили про этот же английский клуб образца двухлетней давности, ситуация была бы другой. Но то, что мы даже в такой сложной группе не заняли третье место и пропустили вперед чехов — это катастрофа.

— В чем же «Виктория» превзошла вашу команду?

— Это одна из самых слабых команд в Лиге чемпионов, с которыми только приходилось играть. Ну, видимо, в последнем матче мы оказались ещё хуже.

Вадим ФЕДОТОВ.

• источник:

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают