Леонид Слуцкий: Вагнер и Хонда стоили троих. Третьего мы теперь и ищем

По просьбе обозревателя Sportbox.ru главный тренер ЦСКА, завершающего второй тренировочный сбор в испанской Марбелье, разложил на составляющие минувший футбольный год.

Небольшой экскурс в прошлое, с вашего позволения. Ровно год тому назад — ну, может быть, без десяти дней — мы разговаривали с Леонидом Слуцким на том же месте в тот же час: в холле уютного испанского отеля, в котором ЦСКА квартирует зимой регулярно.

В значительной мере ощущение дежавю отразилось на структуре этой беседы, потому что в 12 прошедших месяцев уместилось столько событий, что иному клубу на полную героическую биографию хватит.

***

— Первый вопрос адресован главному тренеру лично: насколько серьезно повлияли на вас бурные события 2013-го?

— Что касается быта, образа жизни, отношения к ней — здесь не изменилось ровным счетом ничего. Но можно говорить о внутренней профессиональной уверенности: да, конечно, я наработал некий запас прочности. Пусть совсем небольшой, минимальный даже, но он появился. Я получил ответ на вопрос, который задает себе, наверное, каждый из нас: можешь или нет? Ощущение того, что все-таки можешь, очень важно для самооценки.

— Ответ, который порождает новые вопросы…

— Ну конечно. Их, на самом деле, можно ставить перед собой до бесконечности, потому что останавливаться действующему футбольному тренеру нельзя. Да попросту невозможно остановиться, никто этого тебе не позволит, иначе нужно сразу заканчивать с профессией. Но, знаете, полученный ответ не дает никаких преференций — ты не выходишь на матч, выигрывая 1:0. Просто внутренние ощущения изменились, не больше.

— А с точки зрения взаимоотношений в команде, в тренерской среде?

— В отношениях с коллегами — точно нет. Я уже десятый сезон подряд работаю в премьер-лиге, и баланс профессиональных отношений давно установлен. Что касается команды, тут знаете как? Никогда футболисты не скажут этого напрямую, но очень часто наши старослужащие, которые на своем веку кое-что выиграли, пробрасывали молодым: как только вы пришли в команду, мы забыли, что такое трофеи. Понятно, да? С 2006 года команда не была чемпионом…

— Тот самый случай, когда в шутке есть доля шутки.

— Наверное. Думаю, многие именно так в глубине души и считали. По отношению ко мне таких шуток никогда не было, но они, вполне допускаю, подразумевались. Теперь, значит, в случае чего придется искать новые причины…

— Или новые жертвы.

— С этим будут проблемы, потому что дебютантов у нас не сказать что много.

— Год назад вы отмечали, что впервые за время работы в ЦСКА получили возможность провести полноценный подготовительный период — три сбора, а не «полтора», как вы тогда выразились. Опыт оказался удачным. Сейчас вторая попытка — правда, с привкусом недетской трагедии, которая произошла в Чехии…

— Понимаю, о чем речь. Но, во-первых, тогда мы выпали из еврокубков на ранней стадии, и к зиме уже отболело, что называется. Во-вторых, шли на первом месте в чемпионате и готовились не догонять, а отбиваться от конкурентов. Сегодня ситуация принципиально другая. То, что случилось с ЦСКА в декабре, в последнем матче Лиги чемпионов, — да, очень болезненная во всех отношениях история. И в РФПЛ мы теперь догоняем, а не уходим. Это сложнее. Другое дело, что у нас не такая внушительная игровая обойма, и как знать, хватило бы нас на все турниры или нет. Но мы ведь и сейчас этого не знаем.

— Президент сказал, что хватит. Значит, так тому и быть.

— Безусловно. Политику клуба определяет президент.

— В прошлом феврале лечился Хонда, Думбия, помню, вышел на поле и тут же подломился…

— Да, в матче с «Локомотивом».

— Сейчас Хонды нет, зато Думбия в составе, появились Цубер, Миланов и Витиньо. Не так уж все плохо в плане ротации.

— Вы забыли про Вагнера.

— Я к тому, что динамика налицо, и ощутимая. А ведь принято думать, что ЦСКА есть данность, застывшая величина…

— Это, конечно, стереотип. Ему есть объяснение: если обращать внимание в протоколе на три первые фамилии — Акинфеев, Березуцкий, Игнашевич, — такой вывод очевиден. На самом деле, в команде остались четыре-пять футболистов, которые, скажем, работали еще с Валерием Георгиевичем. Того же Хонду, который был в команде четыре года и ушел по окончании контракта, можно смело называть старожилом, однако он работал уже только со мной.

— Говоря о динамике, о ротации, вот что хотел уточнить: как изменились за год ваши представления о тактическом арсенале ЦСКА? Больше стало возможностей или меньше?

— Взгляды на тактику за короткий срок не могут трансформироваться кардинально. Точнее, могут в том случае, если в основной состав вливается целая группа игроков с определенными модельными характеристиками, под которых нужно подстраивать игру. Но это не наш случай. Сейчас у меня одна дилемма, прямо связанная с человеком, и автоматически, уже через человека, — с тактикой, с игровой направленностью. Год назад этой дилеммы не было. Вагнер и Хонда — настолько яркие люди, что они вдвоем стоили трех игроков группы атаки…

— С коэффициентом 1,5 на брата.

— Сегодня, когда их нет в команде, стоит вопрос: где взять эту потерянную боевую единицу, как ее вернуть? Вот о чем одет речь, в самых общих чертах.

— Сегодняшний Витиньо может больше, чем Витиньо из 2013-го?

— Он прогрессирует, старается. Он может больше, безусловно, но недостаточно для того, чтобы гарантированно делать результат.

— Человек уже понял, что такое Россия?

— Сложно сказать. Наверное, он пока и не пытается это понять. Достаточно того, что Витя стремится адаптироваться к футбольным требованиям, которые ему предъявлены. Он получает немало игрового времени и, соответственно, шансов. А теперь наступает заключительный этап подготовки, теперь мы будем смотреть, как он ими воспользовался.

— Из молодых русских год назад ближе всех к основе стоял Ефремов, и с тех пор статус его не изменился, насколько я понимаю.

— Понимаете, молодой футболист — это по определению нестабильность, невозможность точного прогноза, особенно если речь о команде, которая борется за высокие места. Поэтому важно, чтобы молодые застолбили некий уровень, на который всегда может рассчитывать тренер. Ефремов, Караваев, Базелюк — эти ребята находятся в команде достаточно давно, при этом Базелюк с Караваевым в ходе сезона получали игровое время, а вот в позиции Ефремова конкуренция была ощутимо выше, и ему сыграть не удалось. Но могу сказать примерно то же самое: эта тройка стоит к основе ближе всех.

— Чисто внешне результаты зимних спаррингов повторяют мрачный безголевой пятиматчевый осенний отрезок. Понятно, что знак равенства здесь даже не подразумевается, но повод поговорить о характере этих явлений, пожалуй, есть…

— Ну причем тут характер? Осенний отрезок, о котором вы говорите, совершенно нетипичен для ЦСКА, он случился впервые как минимум за последние четыре года, и тому были разные причины. Нет, это абсолютно не связанные вещи, здесь принципиально разные причины и мотивы. Голы на сборах нам действительно даются тяжело. Но, во-первых, стоит оценить уровень соперников — ЦСКА встречался, пожалуй, с сильнейшими командами постсоветского пространства. Во-вторых, в этих матчах преследуются совсем другие цели. Мы ищем варианты в атаке, и футболистам, которые выходят на поле вместо Вагнера и Хонды, ярко проявлять себя в матчах с квалифицированными соперниками действительно сложно.

— Есть ощущение, что чем старше становится Игнашевич, тем он лучше играет в футбол. Это наблюдение, по крайней мере, касается первого паса. Мне Игнашевич, вот честно, напоминает позднего Ривелино, который в диапазоне 50 метров не ошибался вообще, ни на сантиметр…

— Могу сказать по-другому. Я не наблюдаю у наших центральных защитников, которых считают возрастными уже лет пять, никакого регресса. Никакого абсолютно. Ни по игровым показателям, ни по тестам, ни по медицине, ни по технико-тактическим действиям. Даже минимального снижения качества, хотя бы в одном из компонентов, не наблюдается.

— Вы можете назвать прогрессивной схему лимита «10+15», которая, возможно, будет в скором времени внесена в регламент?

— Я об этом глубоко не задумывался. Во-первых, я никак не могу повлиять на это решение, во-вторых, у нас настолько часто меняется регламент, что опережать время просто нерационально. Когда пробьет час, будем сидеть и думать над оптимальными вариантами. В качестве иллюстрации предложу вот такой пример. ЦСКА давно следует четкому принципу построения состава: линия обороны — русская, группа атаки — акцент на иностранцев. Но когда регламент допустил послабление — с «6+5» на «7+4», — ЦСКА тут же приобрел Марио.

— Сезон для ЦСКА открывается 2 марта кубковым матчем с «Соколом». Каким будет ваш третий сбор?

— После спарринга с «Видеотоном» 17 февраля команда получит два дня отдыха, а 20-го начнется краткосрочный недельный сбор с двумя контрольными играми — 22-го и 25 февраля. Здесь же, в Марбелье, только отель поменяем. Понятно, что в этот период эксперименты в основном заканчиваются: будем наигрывать варианты оптимального состава.

— Вопрос, который не удалось задать вам в декабре, когдаSportbox.ru проводил свой традиционный тренерский опрос. Назовите, пожалуйста, тройку лучших футболистов 2013-го. Любопытно посмотреть, как ваше мнение могло повлиять на расклад…

— Всегда очень трудно рассматривать именно год, состоящий из двух половинок разных сезонов. Скажем, если брать окончание прошлого чемпионата, моя тройка была бы составлена из футболистов ЦСКА… Но давайте попробуем такой вариант: Акинфеев, Халк, Диарра.

— Вопрос вне формата: Олимпийские игры смотреть успеваете?

— Конечно! Все смотрел, все видел. И Третьякова, и хоккей, и Ана. Не обязательно в прямом эфире, конечно, но ничего интересного пока не пропустил.

Константин Столбовский, Sportbox.ru

• источник: news.sportbox.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
Оставить первый комментарий
Сейчас обсуждают