Антон Евменов: «Это я настоял на продаже Вагнера»

За последние пять лет Антон Евменов был причастен почти ко всем трансферам ЦСКА и среди болельщиков считался личностью едва ли не культовой.

Ведь у клуба был свой особый подход к работе на рынке. Летом Евменова повысили: глава селекционного отдела стал спортивным директором. А в начале 2014 года он неожиданно ушел. С тех пор минула пара недель, но про ЦСКА Евменов по-прежнему говорит в настоящем времени — «наш клуб», «мы», «у нас». Пару раз во время разговора Антон заводит речь про «клуб, который в его сердце», но сам себя одергивает. Лирика, мол. Ненужный пафос. А потом, того не замечая, вновь произносит слово «мы».

— ЦСКА вы покинули с формулировкой: «Хочу учиться». Но с таких должностей ради учебы не уходят. Что произошло на самом деле?

— Решение, конечно, принял не спонтанно, а какое-то время шел к нему. Желание поучиться за границей было давно. Сейчас вот понял, что наступил самый благоприятный момент. У меня маленький ребенок — ему пока не важно, в какой стране жить, лишь бы кормили и поили. И жене тоже интересно поучиться по своей профессии. Друзья будут неподалеку. К Москве я не привязан. Живу в ней 15 лет, но город мне все равно чужой (Евменов родом из Красноярска.).

Хотя причин действительно несколько. Но спортивных директоров как назначают, так и увольняют. Ничего криминального. Мы с клубом по-доброму расстались, и я доволен теми пятью годами, что провел в ЦСКА.

ВСЁ, ЧТО ВЫ ХОТЕЛИ ЗНАТЬ ПРО ТРАНСФЕР ВИТИНЬО

— За пару месяцев до вашего ухода в прессе написали, что «совет директоров ЦСКА недоволен трансфером Витиньо» и лично вами. Я примерно представляю структуру управления ЦСКА и не очень понимаю, о каком совете речь. Тем не менее, поговорим об этой версии: вас убрали из-за Витиньо?

— Не слышал о существовании совета директоров ЦСКА. Не было и никаких разговоров типа: «Антон, мы нашли кого-то лучше тебя, уходи».

А что касается Витиньо… Если все специалисты, болельщики, игроки ждали, что он заиграет сразу, то, наверное, мы не оправдали этих надежд. Любой трансфер молодого футболиста в какой-то мере — лотерея, казино. В прессе звучало, что Витиньо — новый Вагнер. Хотя он далеко не Вагнер даже по позиции на поле. Все ожидали увидеть как минимум Халка. Но даже Халку, купленному за 60 миллионов, потребовалось время для адаптации в новой команде. Хотя признаю: мы заплатили за Витиньо такую сумму, которая подразумевает — парень должен сразу заиграть.

Однако посмотрите на футболистов такого же амплуа. Сколько запрягал Виллиан в «Шахтере»? А Домингес в «Рубине»? Данни не сразу стал блистать в «Динамо». В «Шахтере» только сейчас вышли на ведущие роли бразильцы новой волны — Алекс Тейшейра и Дуглас Коста. На смену Виллиану и Фернандиньо приехали Веллингтон Нем, Бернанд и Фернандо, последние двое привлекались в сборную. Но пока сидят. Для адаптации должны пройти определенные процессы.

Наберитесь терпения. Потенциал у Витиньо есть. Надо сделать все, чтобы он адаптировался. Я понимаю, если бы возникли претензии к профессионализму, отношению к тренировкам. Тогда да — это была бы ошибка, причем грубейшая. Но футболист усердно тренируется.

Тем не менее, перекладывать ответственность на других не собираюсь. Имя Витиньо впервые прозвучало из моих уст. Мы инициировали переговоры. Показали его Слуцкому. Слуцкий сказал: потенциально это новая звезда. Мы согласились. Я вел все переговоры из Бразилии, координируя действия с Москвой. Верю, что с каждым днем и каждым новым матчем Витиньо начнет оживать. Поверьте, он сам этого хочет больше всего на свете.

— «Анжи» купил Виллиана у «Шахтера» за 35 миллионов евро и потом за те же деньги продал его в «Челси». До какого ценника может дорасти Витиньо?

— Игрок стоит столько, сколько за него заплатили. А рыночная цена — когда несколько клубов предлагают за игрока плюс-минус сопоставимые деньги. Если Витиньо проведет в чемпионате России 30 — 40 матчей подряд на уровне, как в Бразилии, и продолжит прибавлять, то, возможно, в два-три-четыре раза окупит свою стоимость. К сожалению, сходу заиграть у него не вышло.

Когда я еще работал в ЦСКА, звонили люди из Европы. Говорили, что следят, и если у Витиньо не будет получаться, они готовы общаться по аренде с правом выкупа. А в Бразилии его возьмет любой клуб, который сможет платить его далеко не самую высокую зарплату.

— А если он вернется в Бразилию, и там тоже не будет играть?

— Тогда мы все ничего не понимаем в футболе.

— Вы мне однажды сказали, что переговоры по Витиньо — это очень крутая история. Что в них особенного?

— Да, это самые увлекательные переговоры в моей жизни.

Когда мы приняли решение, что игрок интересен и кто-то должен поехать в Бразилию поговорить с агентом и посмотреть в глаза футболисту, до закрытия окна оставалось дней десять. Я полетел со сломанной ногой, на костылях. Я не самый великий футболист, но травму на поле успел заработать. Выглядел забавно. Всем говорил, что буду косить под убогого, чтобы выбить скидку.

В Бразилии распространенная практика: в контракте записывают сумму штрафа, выплатив которую, игрок становится свободным агентом. Обычно есть цена для внутреннего рынка, а для заграничных клубов она раза в два выше. Мы эту сумму знали, а больше никто не знал. За неделю до нас «Порту» приезжал с 10 миллионами в клюве, но получил отказ, потому что клуб не в курсе был о фиксированной сумме.

Нам же следовало заручиться поддержкой игрока. Под покровом ночи вели беседы. Я рассказывал про ЦСКА. Подключили Вагнера и нашего бывшего тренера Пайшао, который работает в сборной тренером по фитнесу. Он говорил Витиньо: «Езжай не задумываясь, за Россией мы тоже следим!» В итоге убедили парня. Первый этап был пройден.

Дальше надо было убедить клуб, который продавать отказывался. А открыто говорить про сумму отступных мы права не имели. Этой информацией де-юре владеют только игрок и клуб. Решили пойти ва-банк. Наняли известного бразильского юриста. Мы вместе пришли на встречу. Я к тому моменту уже их достал по горло и просто сидел молчал, а говорил юрист. «Мы знаем все про его контракт, готовы идти через суд, игрок может сам себя выкупить». Витиньо прислал в клуб факс: «Дайте реквизиты, я выкуплю себя». Мы дали ему гарантии.

При этом на Витиньо оказывалось давление. К нему подходили главный тренер, ведущие футболисты, тогда еще выступавший за «Ботафого» Зеедорф: «Витя, не бросай нас!» Но он принял решение. Сильно нервничал — был даже удален в последнем матче, потому что пошел в стык вратарем, чтобы показать, что не убирает ноги и борется до конца.

Потом Витиньо улетел в Италию, чтобы уйти от давления. До закрытия окна оставалось пять дней. В «Ботафого» поняли, что дело труба. А мы знали, что там с деньгами проблемы, зарплату игрокам не платили месяца два. На клуб могли наложить арест, если бы деньги пришли позже. Следующей задачей было рассрочить платеж, но тут уже они взгрызлись, как собаки: «Либо все сразу, либо ничего и никогда!»

— Так, а сумма какая была?

— Меньше 10 миллионов, которые привозил «Порту». И ведь после согласования трансфера проблемы не закончились. Думали уже шампанское открывать — а сертификат на игрока не приходит. Бразильская федерация футбола отказалась выдавать трансферный лист, сославшись, что у нее лежит запрос по «Ботафого» от общегражданского суда. Пришлось действовать через ФИФА. Наши юристы сработали прекрасно. Хэппи-энд.

Сейчас мы очень много времени уделяем Витиньо. Всем обидно, в том числе главному тренеру. Думали, придет — и все ахнут. Не ахнули… Но я уверен, что это рано или поздно произойдет.

ГИНЕР И ПРАВИЛО ТРАМВАЯ

— За время вашей работы в ЦСКА во главе селекционного отдела, могли какие-то переходы свершаться без вашего участия и согласия?

— Никакой бравады: все последние трансферы, кроме Цауни, прошли через меня. Оба шведа, Муса, Витиньо, Миланов, Цубер… Эти имена первыми озвучивал селекционный отдел. Хотя я не тот человек, кого надо ставить в известность и согласовывать, поэтому когда Цауня приехал на просмотр и приглянулся, это абсолютно нормально.

У нас четко выстроены все процессы. Каждый знает свой маневр. Селекционный отдел ищет игроков. Идет сбор информации и анализ, которые передаются тренеру и гендиректору. Потом составляем шорт-лист по горящим позициям. Кандидаты у нас есть по всем амплуа, но сразу после закрытия очередного трансферного окна мы определяем проблемные позиции к следующему окну. Предлагаем по три-четыре претендента. Слуцкий их расставляет по номерам: этот первый, этот второй, этот вообще не подходит. Когда тренер дает добро, начинаем вступать в переговоры. Там уже проясняется, какой переход реален, а какой нет.

— Роль Гинера в этой цепи какова?

— Она основополагающая. Он президент клуба. Все докладывалось гендиректору. Потом информация ложилась на стол Гинеру, который проводил спортивно-экономический анализ. За ним оставалось последнее слово.

— Какое количество или процент трансферов Гинер зарубал?

— Ни одного. Если трансфер проходил все стадии, и все участники сошлись во мнении, что футболист клубу нужен, ни разу не случалось, чтобы Гинер вышел из кабинета и сказал: «Не брать!»

— Будь у вас сейчас возможность повлиять на состав ЦСКА, какие позиции вы бы усилили?

— Никакие. Согласен с президентом клуба: для оставшихся матчей у нас достаточно игроков. Нельзя покупать ради покупки. Мы так не работаем. …в смысле, уже не мы. ЦСКА так не работает. На одном совещании придумали «правило трамвая». Сначала люди выходят из трамвая, а потом уже новые заходят.

— Так Хонда ж вышел.

— Так Миланов зашел.

— А Витиньо — вместо Вагнера?

— Да, да. Нужно четкое понимание, сколько необходимо игроков, чтобы уверенно пройти сезон. Если оставить за скобками травмы, которые нас преследовали. Мне кажется, на каждую позицию нужно два с половиной футболиста. Первый — железный игрок основы. Второй — чтобы был готов подстраховать в любой момент. А половинка — это игрок из молодежки. У нас так и получается.

КИТАЙСКИЙ БРАЗИЛЕЦ И БРАЗИЛЬСКИЙ КИТАЕЦ

— Три лучших трансфера Антона Евменова.

— Марио Фернандес — первый. Понтус Вернблум — второй. Удивительный спортсмен, боец, добавил команде победного духа, никогда не сдается. В то же время прекрасный человек с отличным чувством юмора. Ходит по земле. И купили мы его за бутерброд с колбасой. А третьим, я все же очень надеюсь, будет Виктор Винисиус Коэльо Дос Сантос, более известный как Витиньо.

— Ваша самая большая ошибка.

— Есть одно выражение — возможно, я даже первый, кто его придумал. Футбол — это как жизнь, только каждый раз ты начинаешь ее заново. Это значит, никогда не поздно что-то поменять. А не ошибается тот, кто ничего не делает, и свои ошибки надо уметь признавать.

Вот я готов признать, что ошибся, летом настояв на продаже Вагнера. Президент и гендиректор поначалу восприняли вариант в штыки, но я сделал многое, чтобы форсировать переговоры с китайцами. Это была превосходная сделка с финансовой точки зрения, в этом я и сейчас убежден. Но со спортивной мы сильно потеряли. Прежде всего потому, что лишились маневра по Хонде.

— То есть если вернуть время обратно, то…

— Да, я бы предпочел сохранить Вагнера до зимы. Он без проблем помогал бы команде, а Хонду можно было бы летом продать за 2−3 миллиона. И китайцы за полгода никуда бы не делись.
Кстати, и когда Вагнер возвращался из Бразилии, я не верил, что это даст эффект. Вот так.

— Кто с китайской стороны вел переговоры?

— Бразильский китаец.

— Кто?..

— Китаец, который в детстве переехал с семьей в Бразилию, у него бразильский паспорт, он отлично знает рынок. Работает почти со всеми бразильцами в Китае, которых там полчища.

ГРУДНЫЕ ДЕТИ

— Самый обидный трансфер, который не удался. Самая большая рыба, сорвавшаяся с крючка.

— Сходу назову двоих. Первый — Хамес Родригес, колумбиец. У нас уходил Красич. На замену рассматривались Родригес и Тошич. Слуцкий сделал осознанный выбор в пользу Тошича, на тот момент более готового футболиста. Тогда Зоран «зажигал» за «Кельн». Никто не сомневался, что он придет и сразу поможет. А Родригес — к слову об адаптации — перешел в «Порту» и год приходил в себя. Агент его рассказывал, что Хамес даже сбежать хотел в одно время. Зато теперь его продали за 40 миллионов.

Второй — Паулиньо. Когда приходил Эльм, бразилец был вторым кандидатом номер один. А Эльм как раз взял паузу до окончания чемпионата Европы. Мы со Слуцким полетели на Кубок Либертадорес, где играл Паулиньо. Он играл здорово и убедил. На другой день мы встретились. Он попросил чуть больше денег. Задним умом понимаю — надо было рисковать и платить. Ведь чуть позже мы согласились. Но было поздно. Паулиньо такой человек… Типа, вы меня хотите — берите. Ах, будете торговаться? Тогда я к вам не пойду.

Мы могли купить Паулиньо за адекватные деньги. Тогда 90 процентов прав на игрока принадлежало одному банку, а «Коринтиансу» только 10. Игрок мог нам достаться ниже рыночной цены. Но — затянули. Впоследствии его продали за 24 миллиона евро в «Тоттенхэм», а мы вели разговор о сумме более чем в три раза меньше. Жаль. Зато потом появился Эльм.

— Это ведь тоже был кропотливый трансфер.

— У Эльма был «семейный райдер». Годовые визы сразу для мамы, жены, друзей. Чтобы в любой момент к нему могли прилететь в гости. Возникал миллион бытовых вопросов. Эльм — в хорошем смысле слова педант. Квартиру ездил смотреть не только с женой, но и с двухмесячным ребенком, таскали его в июле везде с собой. Вообще, вопреки расхожему мнению, легионеры из Европы гораздо более требовательные и придирчивые, чем латиноамериканцы.

Всегда знаю, о чем будет первый звонок переводчику от иностранца, только-только приехавшего в Россию. Не работает интернет, отключился спутниковый телевизор, не запирается дверь. В первые два месяца они как грудные дети. Чтобы хорошо относиться к нашей стране, национальному характеру и специфическому городу Москва, нужно иметь чувство юмора. Как у Бракомонте, который ржал, записывал истории и сочинял про Россию песни.

ХОНДУ НАДО БЫЛО ПРОДАТЬ ДВА ГОДА НАЗАД

— Кем для вас останется Хонда, самый неоднозначный игрок в современной истории ЦСКА?

— Человек, пришедший из клуба со смешным названием «Фи Фи Фи» — он сделал себе имя, выступая за ЦСКА, стал лидером сборной и лучшим футболистом Азии. Два года назад было неплохое предложение от «Лацио». Но мы решили, что надо оставить и попытаться продлить контракт. Хонда клялся и божился: я вас уважаю, вы на мне еще заработаете, я японец, для меня это святое. Ага, ну да. А когда летом Евгений Леннорович принял личное решение не продавать его в «Милан», то Хонда перешел в режим наибольшего благоприятствования себе. Брат, он же агент, названивал мне: «Вы лишаете нас мечты!» За ЦСКА Кейсуке играл процентов на 50 своих возможностей. А последние месяцы — на 30−40. Его поведение оставлю без комментариев. Хонда мог сделать больше и уйти по-другому. Задним умом все герои, но я бы два года назад его продал. Предлагали в два раза больше, чем мы за него заплатили.

— Наличие у Хонды фактически слуги не вызывало у других игроков раздражения?

— Скорее улыбку. Все привыкли, что у японцев есть свой оруженосец, Маса. Ходил дружелюбный, всем кланялся. Хотя впечатления профессионального массажиста не производил. Чем они занимались, не знаю. С другой стороны, Хонда в этом смысле не уникален. У Андрея Шевченко был китаец-массажист.

— Почему Гинер осерчал на «Милан»?

— Потому что они пришли с позиции силы. Мы «Милан», а вы… Я в переговорах не участвовал, но, наверное, тоже остался бы недоволен подобным отношением. Предлагали смешную сумму и двух дублеров. Вели переговоры через непонятных людей. Если Галлиани приехал лично и они бы выпили с Гинером по чашке зеленого чая, то, думаю, Евгений Леннорович мог бы растаять. Такие жесты ценятся в большом футболе.

— Как избегать повторения ситуаций, как с Хондой?

— Если предлагают много, надо продавать. Если не стали продавать, садиться за стол переговоров. Предлагать улучшенные условия контракта и более долгий срок, обещать, что в случае хорошего предложения отпустишь. Если игрок наотрез отказывается подписывать, значит, он обиделся и мысленно уже ушел. Тогда нужно возвращаться к поступившему предложению. А если переподписал, то ты, считай, закрепил за собой игрока на долгий срок.

— С Думбия вот-вот случится та же история, что с Хондой?

— Нет, договор с ним продлен на энное количество лет. Просто с Сейду есть договоренность, что при серьезном предложении от большого клуба президент его отпустит.

ПОЧЕМУ УШЕЛ НЕЦИД

— Слуцкий рассказывал про прайс-лист игроков «Анжи», ходивший в кулуарах. Вы его видели?

— Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Да мы и не пытались даже кого-то забрать, потому что летом уже сделали покупки. По сути, из всей плеяды «Анжи» ЦСКА мог рассмотреть двух человек с серьезной стратегической перспективой: Кокорина и Траоре. Возможно, еще Логашова. Но там запредельные зарплаты и трансферные суммы. Впрочем, раз их кто-то заплатил — значит, оно того стоит. Но мы так не работаем.

— Никто не понимает, почему ЦСКА отдает в аренду Нецида, когда налицо проблемы в атаке.

— Это пример спортивного решения, нацеленного на то, чтобы молодой футболист получил свой шанс.

— Речь про Базелюка?

— Да. Базелюк начал забивать сумасшедшие мячи за дубль, за молодежку. Видя его прогресс, мы решили подбросить угля, дать ему возможность вспыхнуть за первую команду. А оставайся в команде Нецид, первым на замену выходил бы он. У чеха другой статус и зарплата, с которой некомфортно сидеть на лавке. Проанализировав это, мы решили отдать Томаша в аренду. А гол Кости «Ростову» — один из самых приятных моментов моей карьеры в ЦСКА. Это нормально, когда клуб осознанно и порой искусственно создает благоприятную среду для футболиста Зачем сейчас брать игрока категории «Б», условного Карашаускаса, чтобы «просто был»? Надо тогда закрывать школу и дубль. Нужно либо покупать футболиста, способного сразу влиться в основу. Либо дожидаться Базелюка и Караваева.
Что касается Нецида, то как и в случае с Марком Гонсалесом надо отдать должное их профессионализму. Оба ради игровой практики согласились на десятикратное понижение зарплаты.

— Десятикратное?!

— Да. Марк вообще джентльмен. Он пошел играть в Чили за копейки, чтобы вернуться в футбол и возможно поехать на чемпионат мира. В кино Гонсалеса мог бы играть Пьер Ришар. Он постоянно попадает в передряги. Только не смеяться хотелось, а плакать. Однажды Марк выступал за сборную, выпрыгнул в борьбе за верховой мяч, столкнулся с защитником и получил сотрясение мозга. Падая, уже будучи без сознания, порвал крестообразную связку. А в больнице, когда делали томографию, обнаружили еще одно повреждение колена. Однако из всех ситуаций Гонсалес выходил как настоящий мужик. Просто молодец.

— Марку не намекали, что с таким здоровьем надо заканчивать?

— Нет. Он знает, что делать, сам. Если бы Гонсалес хотел тупо заработать, то не ушел бы на понижение зарплаты, а сидел и дорабатывал контракт с ЦСКА.

НАМ ПРЕДЛАГАЛИ НАШЕГО ДУМБИЯ

— Вы говорите про шанс для молодежи. А вот тренер дубля ЦСКА Александр Гришин сказал однажды: «Молодой игрок получает первую зарплату, покупает машину — и пропал».

— Так бывает. Даже суперталанты загибаются, если не работают над собой. Надо правильно есть, спать, тренироваться, дружить с правильными людьми. В футболе выживают сильнейшие. Игрок садится сначала на велосипед, потом на «Жигули», потом на «Бентли», а потом на «Миг-29″ — и полетел. Если на одной из этих стадий сбой, спортсмен не поднимается выше этого уровня.

— Речь о том, что в России сама среда враждебна, завышенные зарплаты гробят талантливых игроков. У меня не выходит из головы эпизод, когда такой Ника Пилиев после двух выходов на замену приехал на базу в Ватутинки на новой модной белоснежной тачке и демонстрировал ее всем. Еще ничего не добился, но уже на белоснежной тачке.

— А где сейчас Ника Пилиев? По моей информации, отчислен из «Волгаря-Газпрома». Вот и ответ. Хотя насколько я помню, у него была земная зарплата. Видимо, захотелось купить автомобиль. Кто-то бежит в магазин за «Бентли», а кто-то приобретает квартиру для родителей.

Понятно, что у молодых ребят много соблазнов. Тех, кто им не подвержен, единицы. Кака — евангелист, он постоянно читает религиозные книги и все время проводит исключительно с семьей. Кардосо — такой же. Марио Фернандес вновь стал таким после того, как у него родился ребенок в Бразилии. И все.

Вот почему очень велика роль родителей. А если игрок оказался в другом городе, то агента. Важно, чтобы агент был максимально толковым и объективным, плыл с клубом в одной лодке и не раскачивал ее, пинал игрока, если тот плохо тренируется. Агент — не тот, кто впаривает футболистов, а тот, кто приходит на матчи молодежи. Есть прилипалы, а есть те, кто игрокам как отцы. Вы читали биографию Ибрагимовича? Не будь Мино Райолы при всей его одиозности, Златан мог и не состояться как большой футболист.

Я всем агентам, кто мне звонил, отвечал: «Говоришь, у тебя игрок нереально крутой? Отлично! Мы сами рано или поздно за ним придем». Не понимаю, когда появляются непонятные люди и с порога заявляют: «Здравствуйте, я агент Лионеля Месси».

— Самое забавное предложение от агента?

— Нам предлагали Думбия. Когда он уже играл в ЦСКА. Пришло непонятно от кого письмо на e-mail. Просто огонь, фантастическое настроение на целую неделю. Может, надо было повторно купить? Еще точно также предлагали Эменике, когда он уже выступал за «Спартак».

— Что вы ответили на эти странные письма?

-Я на спам не отвечаю. Когда начинается такая рассылка, мысленно заношу игрока в черный список. Эменике до его перехода в «Спартак» нам предлагало пять-шесть разных человек. Впрочем, в случае с нигерийцем я оказался не прав. Игрок-то очень приличный.

ДЗАГОЕВ — РОССИЙСКИЙ ЛЭМПАРД

— Дзагоев может рано или поздно уехать за рубеж?

— У него есть все для этого. Надо только провести 20−30 матчей на одной позиции, потому что в ЦСКА он где только не играл. Моя версия: Алан — верхний опорник. Как Лэмпард.

— Константин Сарсания говорил, по Дзагоеву поступали реальные предложения.

— Я их не видел. Но не исключено. В последнее время редко присылают предложения на бумаге. Чтобы уехать в Европу, Алану нужен человек, который даст совет и адекватно оценит, какой клуб для него оптимален, где дадут время на адаптацию. И цена на Дзагоева большая. Ее потянет в Европе клубов 15. И выбирать надо с умом.

— Кто на вашей памяти игрок с самым большим потенциалом, который не раскрылся?

— В Рамона столько камней брошено, что еще один кидать не хочу. Думал, что Мамаев иначе проявит себя в ЦСКА. С другой стороны, его продали за хорошие деньги.

— Что помешало Мамаеву? Характер? Здоровье? Несовместимость с тренером?

— Не пошло. Чтобы игрок рос как на дрожжах, тренер должен в него верить. Иногда прощать, иногда реагировать жестко.

КОМУ В РОССИИ НУЖЕН ДЕТСКО-ЮНОШЕСКИЙ ФУТБОЛ

— Почему ЦСКА так пассивно работает на российском рынке?

— Мы стараемся активно работать, на самом деле. Работали по Шатову, но случилось то, что случилось. Брали на сборы Безлихотнова и Панченко. Покупать же игроков в дубль не хотим. Есть школа, и дубль комплектуется оттуда. В планах было: все российские футболисты ЦСКА — воспитанники клуба

— Это утопия, по-моему.

— Это задача, которую можно ставить. Не все, но хотя бы два-три. В дубле и школе есть много талантливых ребят. Если не будет допущено грубейших ошибок, они начнут стучаться в дверь первой команды, как это делают Базелюк и Караваев. Вообще для меня детско-юношеский сектор — самое интересное, что есть в футболе.

К сожалению, миграция между российскими клубами ограничена, и решение зачастую принимается не по спортивному принципу. Кто-то кому-то друг, кто-то кому-то позвонил. У нас премьер-лига живет в своем мире, ФНЛ — в своем, а второй дивизион вообще нигде не живет, а выживает. Почему не разбить ту же ФНЛ на зоны? Почему если в регионе или городе холодно, то там все равно насильно надо насаждать футбол? Никто не играет на Аляске. Или в Аргентине в Патагонии. И не возмущаются же, что «целый штат, а нет профессиональной команды».

Низшие лиги должны становиться кузницами кадров. Будь я селекционером клуба ФНЛ, вообще не пропускал бы матчи дублей РФПЛ. И особенно товарищеские матчи в период, когда звезды уезжают в сборные, и молодежь получает шанс. Надо просить большие клубы: дайте нам футболиста, вы ему продолжаете платить зарплату, а мы предоставляем регулярную практику. Всем выгодно. Через год получите назад игрока, который выйдет на новый уровень. Маленькие клубы должны стремиться к тому, чтобы играть в честный футбол и собирать зрителей на своих стадионах. Но вместо этого все решают приземленные задачи.

Симпатизирую идее о создании фарм-клубов во второй лиге. Но пока они появляются искусственно. Нельзя создать команду, просто переведя в нее 20 футболистов 19-ти лет. Подход нужен иной. Приглашать 4−5 игроков в возрасте 27−28 лет из ФНЛ, возможно, своих воспитанников. Они образуют костяк, станут лидерами в раздевалке и будут направлять молодых ребят. Нужен хороший тренер, качественный медицинский штаб, удобная база для тренировок, постоянный контакт с первой командой из РФПЛ. И вот тогда уже не страшно отправлять ребят в единоборства с мужиками во второй лиге.

Мало кто из игроков заходил в футбол через парадный вход. В низших дивизионах играли Рауль, Лэмпард, Терри. Даже Месси полсезона провел во второй лиге. Да, там он всех разорвал. Но все равно — нужно все стадии пройти. Вундеркинды типа Акинфеева рождаются раз в десять или в пятьдесят лет, им не нужны методики и процессы, они пробьются через любой асфальт. А вот для тех, кто не гений, важно выстроить систему.

— Есть мнение, что наш футбол плохо развивается из-за государственного финансирования клубов. Разделяете?

— Нет. Если запретить государству финансировать клубы, то останется несколько команд, а остальные, простите, просто сдохнут. Это не выход. Другое дело, региональным клубам, которые более чем на 50 процентов финансируются из бюджета, надо ставить верные задачи. Должны приходить люди, которые понимают, чего они хотят от клуба из, условно, Красноярска или Владивостока. В США если хотят создать команду, то проводят исследование, нужна ли она городу. Может, люди скажут: нам не футбол нужен, а хоккей или танцы. Маркетинговая компания легко посчитает, сколько жители готовы тратить и сколько можно заработать. Тогда можно рассчитывать реальный бюджет.

А большие клубы, у которых сильные компании за спиной и серьезные амбиции — их будет пять-шесть. Но это нормально. Во многих чемпионатах две-три такие команды. А в России пять.
На самом деле, на тему развития футбола можно говорить месяцами. Честно говоря, в этой работе и вижу свое предназначение.

— Вы думаете, это в России кому-то нужно?

— Мне точно нужно. Надеюсь, появится шанс. Главное — начать. Должны прийти молодые люди с открытым мышлением и свежими идеями, готовые работать на 110 процентов.

АИСТЫ, ПРИНОСЯЩИЕ ФУТБОЛИСТОВ В ДУБЛЬ

— Куда вы едете учиться?

— Это MBA по спортивному менеджменту. Два года интенсивного обучения. Есть около 15 школ по всему миру. В мире есть единственный MBA по футболу, в Ливерпуле, но это пока местечковая история. Я выберу другое учебное заведение. Какое не скажу.

— Есть вероятность, что в России примените полученные знания?

— Только в России и хочу их применять. Я здесь родился и состоялся.

— Другие клубы не обращались с предложениями?

— Не готов обсуждать. Сейчас мой план, А — в июле уехать и на два года исчезнуть.

— А вернуться в ЦСКА однажды хотелось бы?

— Почему нет? Я же не уходил с войной. Буду нужен — в клубе знают мои амбиции, чем я хотел бы заниматься и за что отвечать. Приходил в ЦСКА, будучи никому не известен. Хотя можно было позвонить Юрию Белоусу, с которым я работал в «Москве». Во время приема на работу меня два раза переспрашивали — а ты правда знаешь испанский? Ну да, говорю, я год в Аргентине жил. Могу вам Сервантеса прочесть в оригинале. В первые полгода в ЦСКА мотался по детско-юношеским турнирам. И именно тогда понял, что это — мое. Многие думают, что в дубль футболистов приносят аисты. А тут я окунулся в атмосферу детско-юношеского футбола. И максимальное время старался посвятить ему. Самый большой кайф — кропотливые решения в сфере детско-юношеской подготовки при главной команде. Во всех европейских клубах за это отвечает спортивный директор.

— Главное ваше достижение в ЦСКА — соучастие в чемпионстве?

— Постольку-поскольку. Не я же играл. Хотя медаль есть. Висит на люстре. Забрал из офиса, когда вещи собирал. Чемпионство можно потрогать, но в мыслях главное достижение — что убедил руководство пригласить аргентинца Андреса Лиллини возглавить школу ЦСКА. Раньше там шли хаотичные процессы. Лодка плыла, куда ветер подует. Теперь есть человек, который выбирает курс.

Работяга. По поводу него я написал огромную аналитическую работу на 15 страницах, почему нужен и

• источник: sport-express.ru

Быстрая и бесплатная служба доставки новостей

Подписывайтесь на наш канал «CSKA.INternet» в Telegram или
установите себе наш виджет на Вашей странице Яндекса
2 комментария
Кстати, и когда Вагнер возвращался из Бразилии, я не верил, что это даст эффект. Вот так.

Одно слово богохульник, этот Антон, да похоже, что все Антоны они такие
Ответить
rasuvaeff
3 февраля 2014, в 22:49
-1
@rasuvaeff, что есть, то есть
Ответить
flash
4 февраля 2014, в 9:54
0
Сейчас обсуждают